Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 58

 

  Главная      Учебники - Разные     Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - 1904 год

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

 

содержание   ..  56  57  58  59   ..

 

 

Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 58

 

 

природы,  а  с  другой—что  бывало  частью  еще  хуже—с  суеверием  масс  и  со 

слепою ненавистью светских и духовных владыкъ?

 

В  первый  раз  мы  постарались  изобразить  в  предыдущих  главах  исто- 

рию  изследований, открытий и практического применения сил природы вне зави- 

симости  от  истории  государств  и  народов.  Она  богата  страданиями,  пораже- 

ниями  и  вынужденными  отступлениями  культурных  бойцов.  Но  она  указала,  что 

никаким  образом  нельзя  подавить  результаты  гениальной  научной  деятельности 

на  продолжителыюе  время,  и  что,  подобно  всем,  вообще,  живым  существам, 

человек  в  особонности  склонен  неудержимо  развиваться.  Мы  узнали  также, 

что  отдельные    ступени  ведущого  кверху  пути  отделены  друг  от  друга  не  перио- 

дом  жизни  человека,  а  тысячами  и  даже  сотнями  тысяч  солнечных  годов. 

Редко  удается  без  перерыва  создать  ряд  вещественных  доказательств,  часто 

пеизмеримо  долго  спокойно  лежавших  в  недрах  земли.  Тем  не  менее,  по- 

вид«иому,  мы  сумели  так  хорошо  отделить  мякину  гипотез  от  зерен  неоспо- 

римой  истины,  что  будущия  поколения  могут  спокойно  сооружать  далее  на  техъ 

фундаментах,  которые  заложены  долголетним  трудом.  Материал,  собранный 

в  пяти  томах  настоящого  сочинения,  должен  поставить  на  вид  современни- 

кам  и  потомству,  что  бшю  известно  на  пороге  дваддатого  столетия  относи- 

тельно  истории  культуры,  что  мы  считаем  своим  знанием  прошлого  хода  раз- 

вития вселенноя, землж и земных обитателей.

 

Первые  зачатки  человеческой  кулътуры  теряются  в  глубоком,  навеки  не- 

разгаданном  мраке.  Это  сочтет  вполне  естественным  всякий,  кто  верит  въ 

постепенное  происхождение  человека  из  ряда  уже  высоко  развитых  млекопитаю- 

щихся  животных.  Мышление  само  по  себе  еще  не  возвышает  человека  надъ 

животным  миром,  мысли  низших  человеческих  рас  направлены  преимуще- 

ственно  —  как  у  зверей  —  на  утоление  голода  и  половых  потребностей,  а 

также  на  защиту  от  нападения  более  сильных.  Умственная  деятельность  перво- 

бытного  человека  доисторической  эпохи  посвящена  лишь  заботе  о  собственномъ 

теле,  и  как,  у  ребенка,  она  знала  лишь  одно  сегодня,  пикогда  вчера,  никогда 

завтра.  Как  дошел  первобытный  человек  до  мысли  о  происхождении  всего, 

что  было  перед  его  глазами!  Он  обращал  внимание  на  то,  что  видел  вокругъ 

себя  на  небе  и  на  земле,  толыю  ради  применения  к  своим  скромцым  потреб- 

ностям.  На  низнией  ступени  культуры  —  теперь  и  десятки  тысяч  лет  тому 

назад,  —  человек  удовлетворял  свой  голод,  прежде  всего,  тем,  что  он  могъ 

непосредственно  достать  своими  руками,  что  могли  размельчать  его  зубы.  Онъ 

не  обращал  внимания,  растительного  или  животного  происхождения  его пища, онъ 

пользовался  ею  без  всякого  лриготовления,  в  сыром  виде,  питался,  как  зверь, 

от которого отличался, прежде всего, своей всегда прямой походкой.

 

Он  не  считал  нужным 

с

берегать  на  черный  день  часть  щедрых  даровъ 

матери-природы  и  так  же  мало  задумывался  над  происхождением  пищевых  ве- 

ществ,  без  труда  доставлявших  ему  пропитание.  Но  число  голов  увеличи- 

лось,  население  стало  плотным,  и  картина  изменилась.  Все  члены  происшедшаго 

от  одной  семьи  поколения  не  могли  быть  удовлетворены  одним  лишь  непосред- 

ственно  окружающимъ;  что  легко  можно  было  достать  руками,  вскоре  было  уни- 

чтожено; пришлось или переселяться, или создавать инструменты, охотиться съ

 

ними  за  быстроногим  зверем,  за  проворною  птицей;  пришлось  какъ-нибудь  де- 

лать  пригодною  в  пищу  мясную  тушу  добычи,  защищенной  большею  частыо 

плотною шкурой.

 

Человек  стал  пользоваться  кусками  дерева  и  камня,  сначала  в  необра- 

ботанном  виде,  впоследствии  в  обделанном  согласно  требованиям  охоты.  На- 

чиная  с  этого  момента,  наши  предки  оставляют  после  себя  следы  своей  описан- 

ной  позднее  истории;  первые  инструменты  из  кремня  являются  первыми  доку- 

ментами  культуры;  онж  разсказывают,  быть  может,  даже  о  тех  ранних  перио- 

дах,  когда  человек  еще  не  знал  своего  наиболее  ценного  союзника,  огня,  или 

еиде  не  умел  им  пользоваться.  Куски  кремня  и  остатки  обожженных  и  разби- 

тых  костей  составляют  несомненные  признаки  его  возрастающей  культуры, 

и  должны  были  пройти  еще  десятки  тысяч  лет,  прежде  чем  человекъ 

оставил  своему  потомству  дока

3

ательства  своего  существования  —  еще  задолго 

до  изобретения  письма  —  в  виде  безыскуственных  рисунков  знакомых  ему 

зверей.

 

Сознательно  стремящийся  возвыситься  над  будничной  обстановкой  —  у  м  , 

ищущий  разум,  дремал  еще  в  течение  тысячелетий,  до  порога  эпохи,  которую 

мы привыкли называть „историческою".

 

Кто  стал  бы  оспаривать,  что  пробуждение  человечества  коренилось  непо- 

средственно  в  открытии  сил  природы!  Изобретение  инструментов  и  применение 

огня,  получение  и  первое  применение  которого  подробнее  описаны  в  другомъ 

месте,  резче,  чем  прямая  походка,  отделили  человека  от  животиаго,  не  сумев- 

шого  ни  создать  орудий,  ни  искусственно  получить  огня.  Лишь  с  помощью  ин- 

струментов  и  огня  человеческий  мозг  получил  возможность  развернуть  свои 

силы,  дремавшия  в  его  таинственных  извилинах.  От  каменной  палицы  до 

гигантского  парового  молота  ведет  хотя  длинная,  но  непрерывыая  тропинка  раз- 

вития культуры.

 

Иногда  предполагали,  что  огонь  нашел  себе  применение  прежде  всего,  какъ 

средство  защиты  от  холода  широко  распространяющагося  по  земле  обледвнения. 

Это  мало  вероятно,  так  как  теплые  меха  убитых  животных  —  по  примеру 

современных  полярных  народов  —  защищают  от  леденящого  мороза  лучше, 

чем  слабая  теплота  открытого  костра.  Гораздо  вероятнее,  что  человек  доисто- 

рической  эпохи  добывал  себе  огонь,  чтобы  воспользоваться  его  скоро  давшимъ 

себя  знать  световым  действием  для  ночной  охоты,  а  его  жаром  для  пригото- 

вления  и  сохранения  убитой  дичи.  Слабо  светящаяся  мигающим  пламенем  сос- 

новая  лучина  стала  новым  культурным  фактором.  Начиная  с  этого  момента, 

жизнь  в  таборе  или  в  хижине  не  затихала  неизбежно  после  захода  дневного 

светила,—часть  ночи,  служившая  прежде  только  для  сна,  была  отвоевана  для  дея- 

тельности  стремящагося  вперед  человека;  он  получил  возможность  посвятить 

на  улучшение  и  дальнейшее  изобретение  своих  инструментов  часы,  которые 

прежде  он  без  пользы  проводил  во  сне;  а  вскоре  проявилось  стремление  дока- 

зать  свои  техническия  способности  перед  товарищем  посредством  „искусства" 

украшать  оружие,  изображая  с  помощью  кремня  на  кусках  рога  или  кос^и 

незамысловатые    фигуры.  К  потребностям  обыденнон  жизни  присоединились 

первые  признаки  нового  значительного  культурного  фактора,  „роскоши",  кото- 

рая  стала  одной  из  важнейших  и  могущественных  причин,  дающих  толчекъ 

человеческому развитию.

 

Посмотрим  ли  мы  вокруг  себя,  будем  ли  следить  за  ходом  многих  вели- 

Ишх  открытий  и  изобретений  —  повсюду  одна  и  та  же  картина:  миллионы  людей, 

начиная  с  детского  возраста  до  гроба,  без  отдыха  и  без  остановки  работаютъ 

не  для  того,  чтобы  удовлетворить  простым  жизненным  потребностям,  утолить 

голод  и  жажду,  а  для  того,  чтобы  услужить  все  возрастающей  роскоши.  Блестя- 

щее  золото  увлекло  смелых  мореплавателей  за  океан  и  привело  к  богатому  по 

своим  последствиям  открытию  новых  стран  света;  поиски  за  золотом  выров- 

няли цля химии нжть к ея современному расцвету.

 

Вместе  с  зачатками  искусства  и  роскоши  мы  уже  значительно  шагнули 

вперед  в  истории  развития  человеческой  культуры.  Но  еще  далекий  путь 

пришлось  пройти  до  изобретения  средства  оставить  потомству  сведения  о  делахъ 

и  событиях,  до  открытия  и  распространения  способности  передавать  рисунками  и 

шрифтом  возникшую  из  естественных  звуков  речь.  Вместо  применявшейся  до 

сих  пор  устной  передачи  от  отца  к  сыну,  от  сына  к  внуку,  появилась 

з а п и с ь  наблюдений — „знание".

 

Человечество  получило,  наконец,  письменность,  которая  дала  возможность 

обезпечить  для  будущих  поколений  жизненные  опыты  и  мысли  мудрецов.  По- 

нятно,  что  не  повседневные    вещи,  изменявшияся  мало  и  медленно,  считались 

достойными  записывания,  а  подвиги  полководцев  и  героев,  память  которыхъ 

должна  была  жить  для  чести  мертвых,  для  подражания  живущих.  До  границы 

нового  времени  редко  считали  необходимым  оставлять  потомкам  картину  быв- 

шого  культурного  состояния;  перед  описанием  великих  государственныхъ 

событий,  войн  и  побед,  все,  что  касалось  внутренней  жизни  народов,  отступало 

на  задний  план.  И  в  настоящее  время  считается  более  трудным  проследить 

умственное  развитие  даже  народов  западного  культурого  круга,  чем  возстановить 

точные    родословные    ассирийских  или  древне-египетских  поколений  властителей. 

Часто  дельный  изследователь  принужден  отказатъся  от  выяснения  причин, 

ведущих  одну  нацию  к  быстрому  культурному  подъему,  а  другую  к  ускорен- 

ному  падению.  С  другой  стороны,  нет  недостатка  в  примерах,  как  произве- 

денные    за  тысячи  лет  открытия,  уже  часто  применявшияся  на  практике,  впо- 

следствии  были  настолько  забыты,  что  в  историческое  время  они  опять  явились 

„открытиями";  некоторые    отрасли  техники  у  древнейших  культурных  народовъ 

Востока  находились  уже  в  полном  расцвете  в  то  время,  когда  восточная 

Европа,  например,  стояла  на  одной  из  низших  ступеней  каменного  века. 

Проходило  гораздо  более  времени,  чем,  вообще,  Виблия  указывает  для  суще- 

ствования  всего  мира,  пока  одна  группа  народов  переходила  от  камня  к  при- 

менению бронзы, от бронзы к железу.

 

Безконечно  медленными  шагами  шла  культура.  В  высшей  степени  тесно 

ограничены  области  земли,  на  которых  она  развивалась,  например,  в  эпоху 

Рождества Христова, или во время правления великого императора Карла, если 

измерять на современный масштаб. На основании причин, оставгаихся для насъ

 

 

Подводная лодка, как орудие морской войны

 

Капитана-лейтенанта в отставке Георга Вислиценуса 

«^  Подводная  лодка,  коварнейшее  вз  всеи  орудий  морской  войны,  бмла  изобретена  в  Америке  Робертъ 

Фультвн  воображал,  что  своим  „КаиииИизЧшъ",  который  делых  4  часа  мог  оставаться  под  водою,  онъ 

создал  нечто  гораздо'  более  важвое,  чеы  паровое  судно.  Но  человечество  того*времеяи  не  было  достаточно 

пракгичным,  чтебы  оценить  это  сатанинское  изобретение  Романтически  и  рыцарски  настроенные  ацмиралы 

оставили  в  преяебреженш  эту  адскую  машину.  Современное  чежовечество,  ка^ется,  совершенно  потеряло  чувство 

страха.  Если  бы  в  настоящее  время  явился  человек,  который  взялся  бы  потопнть  воздушвой  миной,  или 

какъ-нибудь икаче, целую эскадру броненосцев, ов был бы наверно радостно принят любой морской державой.

 

Подводная  лодка  —  орудие  слабевшаго;  100  лет  тому  назад  Франщя  на  море  почти  моЛаа  раввяться  съ 

аскадрами Нельсона Но та же Франция, ияженеры которой удиввтельво усовершенствовали „Каииииаз" Фультона, 

в  настоящее  время  ищет  свое  спасение  вт>  подводных  лодках,  потому  что  в  рыцарском  бою,  в  открытомъ 

море,  она  не  может  более  выступать  против  броненосных  великановь  аиглийского  воеввого  флота.  Это 

обозначает  отступление  от  моря,  огравичение  защитой  морских  гаваней,  позволительное  Фравции  потому,  что 

ея  морская  торговля  совсем  ве  значительна.  Для  защиты  глубоквх  и  узквх  форватеров,  как  вапр,  фравцузсвихъ 

военвых  гаваней  Шербурга,  Бреста,  Лориена,  Тулона  илв  м$жду  отвесными  скалистыми  берегами  островов, 

как в Адриатическом море, теперь уже в большом количестве польэуются подводными лодкамн.

 

Однако,  от  подводных  лодок  нельзя  ожидать  многаго;  фультов  серьеэно  думал,  что  его  подводная 

яодка  обеэпвчить  „свободу  моря".  Подводная  лодка  в  том  ввде,  в  каком  она  является  в  настоящее  время 

и  который,  можво  предвидеть,  не  изменится  существенно,  благодаря  физвческим  условиям  ея  деятельяости,  есть 

орудие  случая;  она  можеть  разсчитыьать  на  успех  —  произвестн  удачную атаку, как изображено яа иавшхъ 

трех  рисунках,  только  при  очень  благоприятвых  обстоятельофваиъ:  в  ясную  погоду,  при  тихом  море  и  близко 

от  своей  базы.  Ближайшее  разсмотрение  свойств  подводной  додкв  пояснит  это  в  достаточной  степенл;  и 

не  специалист  в  большой  области  воевно-морского  дела,  вмеа  некоторые    техвическия  позвания,  хорошо  знает, 

что  мехавизм,  построенвый  и  унравляемый  рукой  человека,  тем  легче  портится,  чем  он  чувствительней  и 

сложяей. 

— ^

 

Фультон  не  был  первым  изобретателем  подводвой  лодки.  Еще  Корвелий  Дреббель,  известны*  своимн- 

трудами  нидерлавдсшй  хвмик  и  техник,  изучал  адское  искусство  увнчтожать  корабли  в  одно  мгновение;  его 

шестовые    в  плавучия  мины,  без  успеха  олнако,  упбтр°блялвсь  в  1628  году  при  осаде  Ларошели  английскимъ 

вспомогательным  флотомь.  Авгличаве  первые  восаользовалвсь  мняами  на  море  вместо  старых  бравдеров  к 

взрывных  судов,  но  так  как  этям  орудием  тогда  плохо  управляли  —  ово  скоро  было  забыто.  Та  жа  участь 

постигла  и  подводную  лодку  Дреббедя,  на  которой-последний  в  1622  году  2  часа  оставался  под  водой  съ 

двеяаддатьго  гребцами  и  весколькими  зрителямв,  рааъевжая  по  Темзе.  Весла  были  проведевы  виутрь  судна  при 

помощн  водонепроницаемых  кожаных  рукавов.  Миной,  находившейся  ва  шесте  ва  в  су,  нужво  было  ударить 

о  корпусе  вражеского  корабля  Вероятно  Дреббель  польвовался  сжатым  воздухом  для  подъема  лодки  и,  дла 

свабжеяия  экипажа  ея,  веобходимым  количеством  кисдорода  Герметнчески  закрытое  судво  могло  погружаться 

на  глубину  до  15  футов.  Друпя  морскил  державы  не  питали  доверш  к  втим  изобретениям,  так  как  ввдво 

было,  что  и  автличане  не  могли  извлечь  нз  яих  дальвейшей  пользы.  В  1773  году  была  сделана  безусаешяая 

попытка  прикрепи+ь  мину  к  неприятвльскому  судву  при  помощи  подводной  лодки  амервкавца  Вуснеля  Лодка 

Фультгова  была,  кажется,  самою  ~лучшею  из*  всех,  с  которымв  провзводшшсь  опытьи  в  середвне  првшлага 

столетия  В  пятидесятых  годах  в  Гермавии  лодка  Вауера  викого  не  заинтересовала  задачей  дальнейшаг» 

разввтия  подввдвого  плавашя,  обходящагТОИ  чгав  дорого.  Первые    годвые    для  употр>блевия,  во  еще  ачевь 

неуклюжия,  более  новые    подводные    лодки  были  построены  Норденфельдтом  в  Пералем  Во  Фравцш  увлечение 

этим,  до  того  времеви  безполезным,  орудием,  по  странной  случайяости,  стало  распространяться  как  раз  въ> 

то  время,  вогда  французский  флот  был  самым  грозным  из  флотов  всех  морбвих  держав  В  то  в^«мя 

англячане,  опасаясь  превосходства  Францин  ва  море,  приступили  к  устроещю  сцсгих  броненосных  эскадр  — 

французы,  с  легкомыслием  детей  и  с  пламеняым  рвЪнием  обратвлцсь  к  вопросам,  относящимся  к  подводньшъ 

лодкам,  н,  в  ушерб  своему  положевию  морокой  державы,  перестали  заботиться  об  увеличеяии  в  постровке. 

поствпенво стареющого броненосвого флота

 

Так  как  мнопе  дельвые  техиики,  как  напр,  Вирцу  йе  Ьбте,  ОоиЪеи,  Онвиате  2ёиё,  Еощаггоии,  Маа^агС 

Вегйп в др, посвящали все свои сияы решевГю этой задачи, вовейшш фравцузсшя подводяые  лодки, без сомнения

г 

достигли  высокой  степени  совершенства;-  действительно,  можво  скавать,  что,  при  затрате  нескольких  миллюнов, 

искусство  подводвого  плававия  вастолько  развилось,  васЕольковообщедопускаетъсовременноесостояяИвтехничейких. 

вспомогательных  средств  Несмотря  ва  это,  даже  во  Фравции,  где  все  восторгаются  этим  необыкновеннымъ 

орудием, оильво сомневаются, дейотвиителеяо ля эти подводвые  лодки пригодны для морсвой войны Очень. 

серьезные французскЦ специалисты прямо говорят, что в новейшия лодкы очевь хрупки и плохо управляемы и 

являются лншь вспомогательвым орудием войвы, которое, однако, викогда ве может иыеть решающого значения.

 

Строить  подводные    додки,  которые    былв  бы  в  состоявш  ва  любой  глубиве  под  водой  проходить  любое 

разстоявие и доставлять команде достаточное колнчество воздуха для дыхания, едва ли представляет затруднеяия 

современной  техвике,  которая  пробуравливает  горы,  стршит  маяки  ва  зыбучих  песках  н  с  паровозом. 

взбирается  на  исполяяские  ледвики  Уже  яесколысо  трудвее  устроить  лодку  *с  возможно  болыпей  быстротой 

погружения.  Йоевая  способвость  подводвой-лодки  заввсят  огь  того,  что  ова почти моментально исчезает взъ 

ввду,  как  толъко  вепрштель  заввдит  ея  вадводвую  -часть  в  вачвет  ее  заеыпать  градом  снарядовъ;  саыый 

маленький  осколокь  граяаты,  повредивший  вя  товкую  оболочку,  прпвосвт  ей  вервую  гибель  Водьшинство- 

фравдузских  выряющях  и  погружающпхся  лодок  на  поверхности  воды  приводятгя  в  дввжевие  керосиновым. 

вли  газодввовым  моторомъ;  для  переключевиа  кашия,  гашения  керосявового  отоплевия  и герметяческого зйкрытия 

трубы  требуется  оходо  получаса  временв  —  тогда  только  лодки  могут  погрузйться  в  воду  и  дввжутся  пря 

помощи  алектрвчества.  У  вовейшихи  подводвых  лодок  ато  время  будто  бы  сокращево  до  десяти  мвнут,  яо> 

даже в такое проыедление достаточво для того, чтобы быстроходвый мввовосец мог вапасть яа лодку. -

 

Веелюнм н челввечеетво   V.

 

Большое  затрудневие  состонт  далее  в  том,  чтобы  сообщить  лодкам  достаточвую  скорость  под  водой; 

самые    быетроходные    лодки,  относительно  которых  имеются  надежвые    даввыя,  делают  под  водой  ровно  8  узлов  — 

значит  имеютъ/половинную  скорость  всех  новейших  броненосвых  судов  и  только  треть  скорости  крейсеровъ 

н  ииновосцев,  так  что,  действительно,  „прихраыываютъ"  в  сравнении  с  последнимй.  Над  водой  самыа 

быстроходные    французокш  лодки  дедают  приблизительно  12  уздов,  что  тоже  очень  немного.  Увелвченаое 

сопротивление  воды  можно  преоделеть  более  сильвыми  машннами.  Но  при  этом  является  еще  другое  препятствие. 

Сил?>вые    ыашины  обладают  большим  весом,  следовательно  увеличивают  корпус  лодки  и  именно  в  дливу, 

потому  что  увеличение  в  ширину  повышает,  с  своей  стороны,  сопротивление  воды.  Но,  чем  длиннее  подводная 

лодка  •*-  тем  труднее  давать  ей  постоянное  вертикальное  направлеше.  Длннныа  и  узкия  лодки  очень  чувстввтелны, 

даасе  по  отношенш  к  весьма  незначительным  перемещешям  их  нагрузки;  напр.,  когда  человек.в  лодке 

переходит  с  места  на  место,  оаа  уже  значательно  изменяет  глубнну  своего  хода.  Эти,  чаото  неизбежныя, 

изменешя  глубицы  хода  относйтелъно  поверхности  воды,  имеют  тем  более  роковые    последехвш,  —  вак  напр, 

удар  обо  дно  или  ошибочный  шшвы$  выстрел,  —  ч$м  скорее  движется  лодка  Уже  ;гвперь,  на  сравввтелъво 

тихоходкых  лодках  необходимо  вквилибристическое  обучение  всей  команды,  чтобы  под  водой  дойти  при-близительно 

до  того  места,  откуда  бЫло  бы  возможно,  с  некоторым  вероя^ием,  метко  выстрелить  по  неприятелю.  Изменение 

глубины  хода  лодок  по  "йтношенш  к  поверхйости  воды  можно  уменьшить  приспособлешем  горизонтальных, 

автоыатически  действующих  весел,  похожих  на  плавникообразные    приепособления  у  ыинъ;  во  и  мина 

яе  изменякщая  вр  время  хода  положения  равновесия,  достягает  своей  цели  не  по  прямой  лввив»  а  по  вривой  — 

поэтому  такия  горизонтальньш  весла  не  в  состоянии  совершенно  уничтожить  вертикальнато  отклонения  во  время 

хода подводной лодки, управляемой человеком.

 

Самое  важное  и  непреодолимое  затруднение  при  подводном  плаванш  представляет  собой  непрозрачность 

воды,  которая  почти  что  делает  нодводную  лодку  слепым  кротом.  Разумеется,  новейшия  подводные    лодки 

снабжены  оптическими  приспособленшми:  полая  трубй,,  на  подобие  телескопа,  приблизительно  на  1  метр  выдающаяся 

над  поверхностью  додки,  при  помопш  соответствующого  пйдбора  стеклянных  приэм  дает  возможность,  прн 

гладком  море,  видеть  довольно  ясно  находящияся  по  близости  лодки  суда.  Но  при  малейшем  волвевш  круглое 

отверстие,  тага.  наз.  перисхоп,  забрызгивавтся  водой  и  пер^тает  пропуекать  свет.  Чем  Луриее  ставовитса 

море,  тем  труднее  капитану  подводной  лодки  следить  за  тем,  что  происходнт  на  поверхности.  Длинные    трубы 

не  только  предали  бы  подводную  лодку  неприятелю,  но  и  дали  бы  возиожность  пвследнему  обоати  ее;  вместе  съ 

тем  во  время  волнения~"длшнная  труба  очень  сильно  колебалась  бы  вме«те  с  лодкой  в  внизу  ва  пластинке  сатега 

ИисЫа  (2  на  втором  рисувке)  отраждла  бы  дико  танцующую  картину.  При  таких  условшх  невозможно  было  бы 

уследить  за  неррштельским  еудном,  чтобы  удачно  атаковать  его.  Слльно  ограниченная  возможность  наблюдения 

зд  веприятелем  заставляе^  подводныя^лодки  чаото  поДниматься  на  поверхвость.  Трудно  себе  нредставить 

чтобы  подводная  лодка,  с  такнми  несовершеняымн  мореходяьши  качествами,  могла  иметь  более,  чем  случайяый 

успех против быстро двяжушейоя цели, какую в сущности представляет каждое военвое судво.

 

Все  современные    подводные    лодки  в  качестве  оружш  онабжены,  находящимся  на  восу,  одним  нли 

несколькими  минными  аппаратами  (3  ва  втором  рисунке),  из  которых  мины  выбрасываются  сжатым  вйздухоыъ 

или  слабым  зарядом  пороха  как  раз  в  тот  моМент,  когда  лодка,  ваправляясь  прямо  к  целн,  ваходится 

аа  разстоянии  около  500  метров  от  нея.  Как  только  мина  выпущена,  наружный  клапан  минного  аппарата 

закрывается,  а  затем,  после  открытия  внутренЕлго  клапана  в  освобождения  от  воды,  аппарат  снова  заряжается. 

ВходяИЦая  ИИри  зтом  вода  весит  приблизительно  столько  же,  сколько  выпушенная  мина  —  таким  обрааомъ 

равновесие  лодки  нв  нарушается.  Устройотво  машины  (1  ва  втлром  рисунке)  очень  различио,  омотря  по  величине 

и  роду  подйодаой  лодки.  Так  вазывавные    исключительно  водводвые    лодки  снабжены  только  эдектрическими 

машинаыи,  пнтаемыши  токЪм  от  аккумуляторов  —  следовательно  оне  ве  допускают  длннных  переходовъ 

без  цополяения  электрической  энергщ;  все  более  старые    подводные    лодкн  н  современные    налого  типа, 

предназначенные    для  обороны  гаваней,  иыеют  такое  устройство.  Уже  упомявутые    выряюшдя  в  погружающияся 

лодки  приводатся  в  движевие  паром  йли  газолином.  Бслв  ове  достаточво  веллки,  чтобы  вметь  при  себе 

достаточное  колиичество  топлива,  оне  имеют  болыпую  сферу  действий,  несмотря  ва  то  что  под  водой,  будучи 

приводимы  в  движение  током  аккумуляторов,  проходят  короткия  разстоянИя^Но,  двигаясь  вад  водой,  ати  лодки 

всегда  имеют  воэможность  снова  зарядвть  аккумуляторн,  при  помощи  паровой  машины  и  динамоыашинйГ.  Самыя 

большия  французския  подводные    лодки,  заложенные    ва  верфи  в  конце  ои^тября  1903  г.,  етроются  по  плавамъ 

главного  шшенера;  оне  должн>И  -иметь  422  тонны  водоизмещения,  длину  44,7  ыетра,  ширнну  3,9  метра.  Ове  будутъ 

снабжены  электричеекими  машинами,  питаемыми  аккуыуляторами,  в  бензиновыми  моторами;  ыашивы,  мощвостыо 

в  600  шлоадийых  сил,  дадут  лодке,  с  двойнымгь  винтом,  скорость  в  12  морсквх  мвль  в  час  (вероятно 

под  водой).  На  каждой  лодке  ^будет  по  шеств  миввых  аппаратов.  Сколько  будуть  отовть  н  что  будут  въ 

состоянии  оделать  эти  большш  суда,  еще  вевзвество.  В  Англии,  из  опасенга  французских  подводных  лодок, 

воторые    дейотвительно  легко  могут  неожиданно  напасть  ва  английския  гавави,  общественное  мневю  добилось 

того,  что  адмиралтейство  тоже  построило  несколько  подводных  лодок  по  обрав*»у  лодки  амервЕавца  Но11апсИ'а; 

одаакв  ети  лодки  до  сих  пор  не  оправдали  возложенных  ва  них  надежд.  Для  флота  Соедик^нцыхд»  Штатов, 

тоже  производившого  ряд  опытов  с  малеаькими  лодками  Но11апй'а,  инженеръ-кораблестронтель  Виг^ег^построилъ 

полуподводную  лодку,  которой,  кажется,  предназначйно  выработатьоя  в  новый  тип  цолуподв  дя^в  -лодки, 

приближающейся к обыкновеввому миноносцу. Ло Ива Виг§ег'а имеет всегда находящуюся надв водой часть

 

-^которая  служвт  поплавком  для  подводной  части  а  дает  последней  свет  и  воздух.  Надводная  часть  лодкв 

напол^ена  целлулоидом,  чтобы  даже  при  поврежденш  быть  в  состоянш  держаться  на  поверхности.  Маленькая 

броввроваввая  башвя  служат  для  безопасного  управления  лодкой.  Двухвивтовая  ыашина  приводится  в  действие 

газоливдм  в  должва  развить  16-тв  увловую  скороеть.  ^Но  результаты  вспытаний  этой  лодкв  еще  неизвес вы,  что 

приводит к заключению, что она в морской войве будет уступать хорошим миноносцам.

 

Успехв  отдельвых  французскнх  подводных  лодок  отнюдь  не  дают  вервого  представлевия  о  пригодностп 

этого  хрупкого  орудш  во  время  войны,  врв  продолжительных  блокадах  в  ври  переменной  погоде.  Над  водводвой 

лодкой  можво  укрепить  рйбачью  лодйу,  пуотой  ящик,  корзпны  вли  тоиу  подобные  обломки  корабля,  так  что 

сама  лодка  и  ея  зрительвая  труба  будут  соверженно  замаскировавы.  Только  тогда,  под  нввзрачной  маской, 

может  быть-удасися  находчивому  капитаву  везаметво  подойти  к  нлчего  ве  июдозревающему  военному  оудву  и 

неожндаяво  наяести  ему  смертельвый  удар.  Но  при  должвой  осторожвости  дн^ем,  даже  под  водой,  подводныя 

лодки  будуть  во  время  заиечены  или  с  мареа  корабля,  илв  е  воздушвого  шара  в  будут  высланы  мияоносцы 

для  их  истребления.  Даже  темные    вочи  дають  самые    слабые    вадежды  ва  успех  водводных  лодок,  если 

конечно,  неприятель  на  так  легкомыслен,  чтобы  етоять  ва  якоре  где-нибудь  ва  звакоыом  меете,  куда  лодки 

могут  быть  сопровождаемы  большимн  охраныымн  судами.  Конечио,  нр&вствевное  влияыие  водводвыхъ'лодок  весьма 

значительно.  Пока  точво  ве  уставовлены  их  боевыа  качества,  Олокирующия  Эскадрьс  будут  держаться  на 

почтительыом  разстоянш  от  тех  гававей,  когорые    защищены  также  в  подводными  лодками.  Все-таки 

подводные    лодки  всегда  оставутся  без  влшвш  ва  борьбу  из>-»а  господотва  ва  море,  главвои  цели  морской  войны 

ыежду равныыи по силе ИИротиваикамн; только в береговой обороне ове могут и^йеть отдельдые уовехв,

 

- подобао плавучим мввам.

 

неизвестными,  несмотря  на  усердные    изследования  последних  десятилетий, 

умствепная  жизн  народов  развивалась  далеко  не  равномерно,  не  из  одного 

ц е н т р а   или  родины  кулътуры;  уже  в  настоящее  время  мы  знаем  почти  пол- 

дюжиыы  таких  центров,  возникпгих  самостоятельно  и  независимо  один  оть 

другого.  Нельзя  далш  с  достоверностью  указать  отношений  мелсду  ними,  хотя 

почти  повсюду  следы  первобытной  человеческой  деятельности  принимали  сходныя 

черты  и  должны  были  принимать,  так  как  пробудившийся  ум  человека,  где 

бы  он  ни  был,  развивался  почти  в  одном  и  том  же  направлении,  раз  при- 

рода предоставляла в его распоряжение одинаковые сьтрые материалы.

 

Влияние  кочевого  образа  ншзни,  вызваиного  поисками  за  новыми  ЖИЗНРН- 

ными  средствами,  для  самого  человека  и  для  прирученных  лшвотвых,  не  могло 

быть  значителыю.  У  первобытного  человека,  вообще,  не  было  средств  переме- 

щаться  со  всеы  своим  добром  с  одного  места  на  другое  быстрее,  чемъ 

позволяли  быстрота,  сила  и  выносливость  ног.  Улш  средней  ширины  пст  к, 

непроходимые    горы,  лесная  глушь  или  степная пустыня—останавливали путь тех, 

кто,  быть  может,  принес  бы  нюке  стоятим  по  рапвятию  соседям  зачатки  бплее 

высокой  культуры.  В  этом  случае  дело  могло  принять  другой  оборот  лишь 

после  подчинения  сил  природы;  человек  должеп  был  сначала  заставить  слу- 

жить  себе  огонь  и  воду,  прежде  чем  он  мог  решиться  проходить  далеишграз- 

стояния, чтобы научиться и учить другия племена и расы.

 

Все  это  теперь  обстоит  иначе.  История  развития  техники  сооб

г

цения  ука- 

зала  нам,  с  какою  быстротой  мы  подвинулись  вперед  в  течение  одного  сто- 

летия  после  медленнаго,  как  движения  улитки,  прогресса  тысячелетий.  Теперь 

пар  и  электричество  везут  нас  в  один  день  далыпе,  чем  раныне  молгао 

было  добраться  в  год,  а  новые    приобретения  человечества  распространяются  по 

культурному  миру  с  помощью  быстраго,  как  молнии,  полета  электрической 

искры  в  столько  же  минут,  сколько  столетий  нужно  было  для  этого  в  прежнее 

время.  Но  в  то  время,  как  мы,  дети  высоко  развитой  культуры,  считаемъ 

себя  уже  владыками  над  пространствоы  и  временем,  широкия  площади  земной 

поверхности  все  еще  населены  миллионами  людей  едва  возвышающимися  надъ 

самым первобытньш состоянием.

 

Вселенная  и  земля  постоянно  развиваются  с  неуклонностью,  предписанной 

им  вечными  законами  природы;  культура  же  подвигается  прыжками  вперед  и 

назад,  не  сознавая  цели,  осыпая  одних  слишком  богатыми  дарами,  отказывая 

другим  в  течение  целых  тысячелетий  в  самом  необходимом,  принося  пользу 

и вред, созидая и разрушая, без устали и неумолимо.

 

Неумолимо...  Понятие  „культура"  объединяет  все  результаты  стремления 

человеческого  ума  вперед,  и  не  следует  удивляться,  что  рядом  с  яркими 

светочами  человеческого  разума  встречаются  мрачные    тени,  обяаруживающия 

неистребимые    низшия  побуждения  земных  обитателей.  Мы  сумели  заста- 

вить  служить  себе  землю  со  всеми  ея  обитателями,  природу  с  ея  лучшими  и 

наиболее  ценными  силами,  сами  же  себя  еще  не  можем  освободить  от  остат- 

ков  животного  происхолодения:  мы  все  еще  пускаем  в  ход  право  более  силь- 

наго, где только представится случай. Мы только заменили грубую силу, когда-

 

Вселеппая ц человечество   V 

55

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  56  57  58  59   ..