Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 55

 

  Главная      Учебники - Разные     Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - 1904 год

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

 

содержание   ..  53  54  55  56   ..

 

 

Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 55

 

 

прерываются  во  внутреннем  и  в  наружном  слое  сетчатки,  а  слуховые  —  въ 

пластинке так называемого кортиева органа.

 

Вследствие  этого  необходимо,  определяя  время  реакции,  принимать  въ 

разсчет,  кроме  простого  физиологического  распространения,  еще  переход  черезъ 

место  перерывов  пути,  выражаясь  по  аналогии  с  электрическими  процессами. 

Кроме  того,  имеются  еще  другия  замедляющия  причины,  в  роде  необходимаго 

времени  для  аккоммодации  глаза  или  уха.  Новейшими  изследованиями  устано- 

влено,  вне  сомнения,  что  под  влиянием  света  содержащийся  в  палочкахъ 

зрительный  пигмент  бледнеет,  и  что  такое  превращение  находится  в  тесномъ 

отношении  к  ощущению  света.  Наконец,  очевидно,  что  иннервируемая  (полу- 

чающая  раздражение)  мышца  отвечает  на  раздражение  не  тотчас,  а  после 

известнаго,  конечно,  очень  короткого  так  называемого  скрытого  времени  (какъ 

электромагнитъ).

 

Конечно,  все  упомянутые    замедления  времени  реакции  очень  незначителыш, 

если  принять  в  разсчет,  что  быстрота  распространения  раздражения  хотя  бы  въ 

двигательных  нервах  достигает  35  метров  в  секунду,  а  в  чувствительныхъ 

нервах  наверное  още  вдвое  болыие.  Случайно,  могут  произойти  весьма  значи- 

тельные    опоздания  апперцепции,  особенно  при  патологических  условиях.  При  су- 

хотке  спинного  мозга  такое  замедление  составляет  около  10  з,  и  даже  в  состоя- 

нии психической подавленности наступает заметное удлинение времени реакции.

 

Само  собою  разумеется,  что  вследствие  внутренних  и  внешних  причинъ 

время реакции подлежит весьма значительным колебаниям. Средния величияы

 

6ГО ДЛЯ  ЗВуКОВ   СОСТаВЛЯЮТ   ОКОЛО   0,148  ДО   0,178,   ДЛЯ   ОСЯЗаНИЯ   0,138  ДО   0,208   И

 

для света 0,158 до 0,228. При утомлении время реакции удлиняется, что замечаютъ 

даже  опытные  наблюдатели  при  астрономических  изследованиях.  Далее,  холодъ 

весьма  существенеым  образом  замедляет  быстроту  распространения  по 

нервам.

 

Особенный  интерес  представляет  действие  на  время  реакции  токсическихъ 

веществ.  По  новейшим  изследованиям  означенное  действие  группируется  въ 

четыре ряда:

 

1—время  реакции  сначала  укорачивается,  затем  замедляется  (алкоголь  и 

морфий в неболыишх дозахъ);

 

2—сначала  удлиняется,  затем  укорачивается  (эфир  и  хлороформ  въ 

умеренных дозахъ);

 

3—время  реакции  остается  удлиненным  (алкоголь,  эфир  и  хлороформ  въ 

силъных дозахъ);

 

4—остается укороченным (чай и кофе).

 

Для  наблюдателя  выясняются  интересные    указания  для  его  поведения  при 

исполнении  астрономических  вычислений.  Употребление  алкоголя,  который  перво- 

начально  действует  подкрепляющим  образом,  в  течение  ряда  наблюдений 

изменяет,  в  конце-концов,  время  реакции,  и  даже  употребление  кофе  или  чая 

при  измерениях  не  остается  без  влияния  на  ход  последних.  Но  независимо 

от  таких  преходящих  влияний  и  упомянутых  патологических  жзменений 

нервов,  а  также  какихъ-либо  физических  недостатков,  у  вполне  нормальныхъ 

лиц  замечаются  весьма  значительные    колебания  времени  реакции,  существование 

которых  играет  важную  роль  в  критике  точных  измерений.  В  высокой 

степени замечательно иногда появляющееся так называемое негативное время

 

реакции,  когда  явление  замечается  еще  ранее,  чем  оно  действителъно  произошло. 

Это  олучается  при  внезапных  явлениях  вследствие  мышечных  раздражений; 

при  специальных  явлениях  затмений,  например,  при  прохождении  Венеры, 

когда  приходится  наблюдать  совпадения,  означенный  факт  играет  большую 

роль.

 

В  полнейшем  соответствии  с  предыдущим  беглым  очерком  времени 

простой  реакции  разсмотрим  мы  сложные  процессы  реакции.  Им  в  точныхъ 

измерениях  принадлежит  важная  роль,  так  как,  обыкновенно,  приходится 

иметь  дело  с  колебаниями  различных  стороы  нервной  деятельности.  Мы  не 

будем  входить  в  подробности  сложных  процессов  деятельности  нашихъ 

чувств  и  отправлений  мыслителышго  аппарата;  но  здесь,  после  всех  преды- 

дущих  разсуждений,  нельзя  не  высказать  мысли,  которая  напрашивается 

сама  собою  и  с  течением  времегш  все  сильнее  и  сильнее  тяготит  человече- 

скую  совесть.  Куда  еще  приведет  нервную  систему  и  границы  сознания  чело- 

века  столь  быстрый  прогресс  техники  и  знания,  все  сильнее  расширяющий 

область  применения  наших  чувств,  которые    проникают  даже  в  мир  не- 

видимаго,  как  показывают  многие  недавно  открытые  особые  лучи,  —  куд

а

 

еИ

Д

е 

приведут  эти  постояпныя,  неожиданныя,  как  взрывы,  открытия?  -С  биологжче- 

ской  точки  зрения,  вследствие  возрастающих  требований  от  первной  системы 

человека, возникает также возрастающий отборный контингент нервных сил.

 

Мы  кончили  весь  наш  предположенный  обзор  ошибок  чувственныхъ 

восприятий  при  точных  измерениях.  В  этой  области  в  течение  последнихъ 

десятилетий произошел замечательный прогресс человеческих познаыий.

 

.Еще  75  лет  тому  назад  великий  кенигсбергский  астроном  Бессель, 

впервые  коснувшийся  вопроса  с  научной  точки  зрения,  мог  выразиться  следую- 

щиж  образомъ:  „Было  бы  желательно  найти  средство  исчерпывающим  обра- 

зом  изследовать  загадочное  явление  индивидуальных  ошибок  человеческаго 

восприятия—я  же  с  своей  стороны  считаю  это  почти  невозмолшым,  так  какъ 

действия,  вызывающия  индивидуальные    различия  восприятия,  происходят  вне  на- 

шего сознания".

 

Теперь можпо уже уверенно утверждать, что упомянутые  явления, благодаря 

общему прогрессу физиологии и астроиюмии, как изложено выше, потеряли харак- 

тер  загадочнаго.  Границы  знания  относительны,  а  вовсе  не  абсолютны;  обез- 

кураживающая  и  безнадежная  точка  зрения  „и^погаЫИИшй"  не  имеет  зиачения, 

более  ободряющим  образом  звучит  „ирюгатнз".  В  борьбе  со  сфинксомъ 

вселенной  человечество  постоянно  шагает  вперед  и  все  далыне  отодвигаетъ 

границы неизвестнаго.

 

 

Влияние культуры на здоровье 

человека

 

огласно предисловию к настоящему сочинению, его задача заключалась 

в  том,  чтобы  проследить  ретроспективно  победонооное  шествие  чоло- 

вечества  в  течение  тысячелетий.  У  мпогих  читателей,  внимательно 

следивших  за  исполнением  означенного  плана  при  изучении  лредъ- 

идущих  отделов,  воспоминания  о  прочитанном  окончательно  укре- 

пят  чувство  благородной  гордости,  составляющее  духовную  принадлежность  со- 

временного  культурного  человека.  Это  чувство  говорит  нам,  что,  несмотря  на 

все  несовершенство  человеческой  мысли  и  работы,  мы  все-таки  уже  безконечно 

ушлк далеко в использовании и- обладании силами природы.

 

Но  к  радости  относительно  той  гигантской  умственной  работы,  которую 

все  человечество  в  его  целом  исполнило  в  течение  тысячелетий,  всегда, 

конечно,  примешивается  меланхоличная  мысль,  что  отдельный  человеческий 

индивидуум  лишь  короткое  время  может  следовать  за  означенным  победонос- 

ным  шествием.  Каждый  отделъный  мозг,  как  бы  он  ни  выдавался  средж 

других современников, вследствие ограняченного временем поля своего дей-

 

Вееленная и человечество   V 

52

 

 

 

ствия,  мог  с  своей  стороны  лишь  очеиь  номного  прибавить  для  общого  культур- 

ного  развития.  Мелаттхолическое  настроение  приводит  нас  к

г

ь  вопросу,  не  вино- 

вата  ли  сама,  культура,  которая  требует  от  человека  особых  физыческих  и 

умственных  усилий  и  уменьшает  лшзнеспособность  и  продолжительность  суще- 

ствования.  Сама  же  она  ке  дает  оружия,  чтобы  бороться  с  ея  уничтожающимъ 

влиянием.

 

Мне  выпала  задача  дать  в  конде  настоящей  книги  ответ  на  означенный 

вопрос.  Я  попытаюсь.  разрешить  свою  задачу  сначала  историческим  путем. 

Но  я  не  могу  скрывать,  что  в  этом  отношспии  можтто  дать  лишь  очень 

беглый  взгляд,  так  как  одинаково  тесио  ограничены  и  предоставленное  мне 

место  в  книге,  и  исторический  материал  по  данному  вопросу,  и  личиые    мои 

сиды, с которыми я могу в нем разобраться . . .

 

Мы  проследим  известные    в  настоящее  время  болезни  и  ненормальныя 

состояния  на  Иючве  ИИсторического  материала.  Хотя  мы  не  можем  признать, 

что  все  болезни  существуют  с  начала  исторической  эпохи,  тем  не  менее 

этим еще далеко но сказано, что их тогда, вообще, не существовало.

 

Одно  мы  можем  считать  достоверным,  а  Ишешго,  что  различные    болезни 

в  различные    эпохи  появлялись  не  одинаково  часто  и  отличались  различною 

Иштенсивиостью.  Находится  ли  усиление  или  ослабленю  отдельных  формъ 

болезней  в  связи  с  культурлым  развитием,  мы  еще  не  в  состоянии  раз- 

смотреть  сколько-нибудь  достаточно  исчерпывающим  образои.  Во  всякомъ 

случае,  в  какую  угодно  эпоху  культуриое  состояиие  народа  виесте  с  другими 

проблемами  всегда  имело  в  виду  защитить  каким  бы  то  ни  было  способомъ 

здоровье  и  ИИродолжительность  жизни  от  вредных  влияний.  Пренебрежение 

культурными  приобретепиями,  как  указывают  вполне  достоверные  исторические 

примеры,  благоприятствует  появлению  особенно  опасных,  эпидемическихъ 

заболеваний.

 

Уже  самые  древние  народы  систематическим  образом  охраняли  народное 

здоровье.  СИода  прияадлежат  египтяне  и  евреи.  Их  многочисленные    прсд- 

иисания  закоыов  относительно  одежды,  иищи,  ванн,  омовений  и  чистоты  жилищъ 

имеют  в  виду,  прежде  всего,  борьбу  с  эпидемиями  и  с  половыми  заразными 

болезнями,  а  затем  защиту  от  вредных  условий  клнмата  и,  вообще,  от  различ- 

ных  опасных  для  здоровья  факторов.  У  египтян  суицествовал  даже 

официальный надзор за мясыой торговлей.

 

У  греков  точно  также  имелись  общественные    предписания  относительно 

охраны  здоровъя,  сначала  в  связи  с  религиозными  предписапиями.  Впо- 

следствии  философския  школы  выработали  гигиеииическия  правила,  и  благодаря 

Гиипократу  охрана  здоровья  достигла  в  эту  культурную  эпоху  высокого  состоя- 

ния.  Гиппократ  высказал  так  много  вполне  правилыиого  относительного  влия- 

ния на здоровье воздуха, воды, почвы, лшлнщ и занятий, что гимназии и обще- 

ственные    бани  превратились  в  школы  гигиены,  н  снабжение  городов  хорошей 

питьевой водой было определеыо законом.

 

Римская гигиена возникла на гючве изследований греков. Величественыыя 

развалины  древних  водопроводов  свидетельствуют,  насколько  римляне  Июяи- 

мали  необходимость  здоровой  воды  для  питья.  Доставляемая  вода  слулшла  также 

для  очищения  заполненных  человеческими  отбросами  каналов.  Общественныя 

бани, в громадном количестве и великолепно устроенныя, слулшли для ухода

 

за  кожей.  В  эпоху  императоров  в  столице  сущеотвовал  полицейский  над- 

зор  за  Ишщевыми  продуктами  и  особый  строительный  устав.  Для  борьбы  съ 

малярией  методичесишпроизводились  посадки  деревьсв.  Было  заирещено  хоронить 

мертвецов внутри городов.

 

Христианство  оказалось  благодетельно  для  гигиены  в  том  отношении,  что 

ояо  обязывало  заботиться  о  низших  классах,  о  бедных  и  несчастных.  Но, 

с  другой  стороны,  черезчур  развилось  аскетическое  направление,  вредноо  для 

научного  и  практнческого  прогресса  всех  естественных  наук,  следовательно 

и  гигиены.  Считали  тело  злополучною  темницею  души  и  всякую  заботу  о  немъ 

излипшею,  даже  грешною;  таким  образом,  утратилось  понимание  необходимости 

чистоты как отдельного лица, так и жилищ.

 

Возникли  средневековые  города  с  их  узкими,  извилистыми  улидами  и 

площадями,  с  их  темными,  плохо  освелсаемыми  жилищами.  Сор  оставался  на 

немощенных  улицах,  загрязнял  почву,  из  которой  потом  получали  колодез- 

ную воду. Древния водопроводные  сооружения разрушались, пошшание их смысла 

было утрачено.

 

Вследртвие  этого  понятно,  что  в  те  эпохи в ужаснейшей форме свирепство- 

вали  народные    эишдемии.  Своого  крайнлго  -развития  оне  достигли  в  14  столетии 

в  виде  ужасной  эпидемии  чумы,  которая  стала  известна  под  названием  „чер- 

ной  смерти".  Разсчитывают,  что  в  Европе  погибло  около  четверти  всехъ 

лшвших  в  то  время  людей.  Одна  Англия  потеряла  болыпе  половины  своихъ 

обитателей.

 

Липиь  с  началом  ренессанса  возникли  попытки  ограпичить  посредствомъ 

общественных  гигиенических  мер  распространение  эпидемий.  Начало  было 

пололиено  в  Италии,  затем  то  лсе  было  сделано  в  немецисих  имиерскихъ 

городах и государствах, и мало-по-малу в остальных культурных странах.

 

Необычанно  высокого  развития  достигла  гигиена  в  19-ом  веке,  отмечен- 

ном  особою  печатью  успехов  естествознания  и  его  практического  при- 

менения  во  всех  отраслях  человеческой  деятельности.  Особенно  во  второй 

половине  века  во  всех  культурных  странах  были  сделаны  в  гигиеническомъ 

отношении шаги, имевшие важные  последствия.

 

ИИрежде, чем взвесить взаимные  отношения культуры и болезней, мы еще 

раз  должны  бросить  взгляд  назад  и  задать  себе  вопрос,  что  сообщает  намъ 

исторический  материал  о  болезнях,  которыя,  казалось  бы,  бросают  густую  тень 

на  нашу  культурную  эпоху,  так  богатую  солнцем  и  светом.  Мы  разумеем  ду- 

шевные    болезни.  Оказывается,  что  и  оне  существуют  давно,  яасколько  возмолшо 

проследить назад письменные  историческия данные  до седины предания.

 

Мы  встречаем  в  Библии  душевиобольного  короля  Саула,  от  которого  от- 

стуиился  Господь  и  которого  злой  дух  сделал  безпокойным,  и  параноика  На- 

вуходоносора,  который  вообразил  себя  зверем.  В  греческой  саге  мы  находимъ 

Аякса;  он  в  припадке  бешеыства  бросился  на  свой  меч.  Эдип  был  одер- 

жим  мапиой  преследования,  а  по  поэтическому  воззрению  того  времени,  его  му- 

чили Эвмениды.

 

Однако,  в  аетичном  культурном  мире  склонны  были  считать  подобнаго 

рода душевные  состояния болезнями гораздо менее, чем ненормальные  состояния 

тела.  Лишь  один  Гишюкрат,  о  заслугах  которого  по  отношению  к  медицине  МРЛ 

уже упоминали, проник, благодаря своей гениальности, в сущность душевного раз-

 

стройства.  Его  учение  основывалось  на  признании  головного  мозга  местом  ду- 

шевной  деятелъности;  душевные    болезни  он  считал  болезнями  мозга.  Он  уви- 

дел,  что  означенный  орган,  как  всякий  другой,  подчинен  болезнеяным  фак- 

торам,  он  признал  влияние  наследственеости,  он  создал  медидияские  и  диэ- 

тические  методы  лечения,  которые  до  известной  степени  похожи  на  наши.  Въ 

этом  отношении  его  учение  было  заимствовано  римскими  врачами,  особенно  Га- 

леном  и  Цэлием  Аврелианом.  Последний  настойчиво  отвергает  насилие  въ 

обращении с душевноболъными.

 

После гибели древне-римской империи означенная сторона культурного раз- 

вития  была  забыта.  Сумасшедший  не  считался  больньтмъ;  в  глазих  современни- 

ков  он  был  орудием  злого  духа,  одержимый  дьяволом.  Мы  еще  теперь 

встречаем,  что  многие  душевнобольные  в  своих  представлениях  отражаютъ 

взгляды  своего  времени,  так  было  и  прежде.  Существовал  целый  ряд  боль- 

ных,  для  которых  пунктом  помешательства  была  как  раз  идея,  что  они 

одержимы  дьяволом.  И,  без  сомнения,  непонимание  душевного  разстройства 

было  главным  поводом  широкого  распространения  веры  в  ведьм  и  процессовъ 

ведьм.  Сколько  тысяч  душевноболъйых  было,  вероятно,  среди  тех,  которые 

после  пыток  окончили  свою  жизнь  на  эшафоте  только  потому,  что  в  помраче- 

нии  сознания  или  под  влиянием  болезненного  душевного  настроения  сами  при- 

знавались в связи своей с чертомъ!

 

Приблизительно  во  времена  реформации  опять  стали  возвращаться  к  воз- 

зрению,  что  сумасшествие  является  болезиыо.  Но  и  тогда  еще  душевнобольные 

не  пользовались  таким  обращением,  как  обычные  больные.  Сумасшествие  счи- 

талось  неизлечимым,  а  безнадежные  больные—как  бы  мертвыми,  отягощениемъ 

остального  человеческого  общества.  Еще  в  1573  году  решение  английского  пар- 

ламента  позволяло  крестьянам  охотиться  за  теми,  кого  называли  бешеными  вол- 

ками,  так  как  они  в  своем  безумии  воображали  себя  превращенными  в  ди- 

ких зверей и блуждали в лесах.

 

Наглядным  образом  изобразил  существование  душевнобольного  той  эпохи 

несравненный  знаток  человека,  Шекспир,  создав  образ  Эдгара  в  короле 

Лире.  Эдгар  —  бЬдный,  мерзнущий  бродяга,  которого  гошдат  плетью  изъ 

одного  прихода  в  другой,  заковывают  в  кандалы  и  бросают  в  тюрьму, 

который  пьет  зеленый  гюкров  стоячого  пруда,  ест  коровий  помет  вместо  са- 

лата,  поедает  околевшую  крысу  и  павшую  курицу.  Если  подобного  'рода  не- 

очастные  были  не  совсем  добродушны,  их,  действительно,  гноили  в  тюрьмах, 

в  грязи  и  помете;  сумасшедшие  дома  прежняго  времени,  наглядное  изображение 

которых  находится,  между  прочим,  у  Гогарта,  соединяли  вместе  с  исправителъ- 

ными  и  ткацкими  домами.  Такое  состояние  продоля-алось,  мало  изменяясь,  до 

конца  18-го  столетия.  Лишь  расцвет  естествознания  и  его  практическое  приме- 

нение  во  всех  отраслях  человеческого  знания  порвало  цепи  сумасшедших,  воз- 

высило  лечение  душевных  болезней  до  особой  науки  и  напомнило  обществу  его 

обязанности по отношению к душевнобольным.

 

Прежде,  чем  проститься  с  прошедшим,  мы  должны  еще  вспомнить  о  бо- 

лезненном  явлении  в  душе  народа  прошедших  эпох,  так  как  оно  оказы- 

вается  в  высокой  степени  поучительным  для  оценки  современных  отношение. 

Дело идет об эпидеяических душевных болезнях.

 

Уже   сага  дает нам  соответствующее  указание  в   разсказе о скпфахъ

 

вообразивших  себя  превращенными  в  женщин,  носивших  женское  платье  и 

исполишвших  женския  работы.  Всего  резче  эпидемическия  заболевания  проявля- 

лись  в  средние  века,  не  в  те  эпохи,  когда  умственная  деятелыюсть  народовъ 

работала  над  приобретением  новых  культурных  благ,  а  именно  —  в  эпохи 

душевных  потрясений  после  силышх  впечатлений  воодушевления,  гнева,  горя  и 

отчаяния.

 

Первая такая эпидемия  обнаружилась   в  западном   культурном   мире  к   . 

концу   крестовых  походов.    Единственным   общим  идеальным  достояниемъ

 

 

была  религия,  а  для  последней  в  течение  столетии было единственным желаниемъ 

овладеть  Святой  Землей.  Но  крестоносцы  только  на  короткое  время  достигли 

своей  цели,  Святая  Земля  вскоре  опять  стала  добычей  сарацинов,  а  одушевление 

превратилось  в  горе  и  неутолимое  стремление  вновь  завладеть  драгоценнымъ 

сокровищем.  При  таком  состоянии  умов  у  целого  класса  было  нарушено 

душевное  равновесие,  именно,  у  детей,  у  которых  величайшая  мягкость  душц 

соединяется с наименыпею способностью сопротивления; онж очутились во власти 

навязчивой  идеи,  которую  история  передает  под  именем  детских  крестовыхъ 

походов.

 

Означенная первая душевная эпидемия средневековья возникла в 1212 году 

во Франции,   где   первый толчек дал   мальчикъ-пастух.    Он вообразил себя

 

Божыим  послашшком,  проповедывал  о  знамениях,  которые    видел,  о  чу- 

десах,  которые    он  делал,  и  убеждал  своих  сворстников  идти  с  иим  въ 

поход  и  завоевать  Святую  Землю.  При  попытках  удержать  детей,  последния 

плакали  депь  и  Иючь,  у  Ишх  начипалась  дрожь  во  всех  членах  и  они  гибли 

от  горя.  Поход  состоялся;  первою  целью  был  Марсель,  и  хотя  уже  много 

детей  погибло  на  пути—воодушевление  не  уменыпалос.  В  Марсоли  поглощенная 

сиюим  экстазом  толпа  попала  вт^  руки  двух  негодяев,  уверявших,  что  они 

ради  спасения  душп  перевезут  всех  в  Палестину;  нагрузив  детьми  сеыь 

болыпих  кораблоп,  онп  паправились  в  Александрию  и  продали  всех  в  раб- 

ство сарацинам.

 

В  Германии  и  в  Реишских  провинциях  также  появились  дети-пророки, 

даже  пе  имея  никакого  -представления  о  происходящем  во  Франции.  Войско  ма- 

ленькнх  фанатиков  перешло  Ию  труднейшим  алыиийским  перевалам  в  Ита- 

лию,  разсеялось  в  Генуе,  ИИ  его  участники  нашли  себе  большею  частью  жалкий 

конец в чужой земле.

 

Я  укажу  ещо  специалыио  на  один  детский  поход,  особенно  интересоый  въ 

том  отношении,  что  при  описаииии  его  древние  летописцы  упоминают  об  извест- 

ных  физических  болезненных  признаках,  сопровождавших  психическую  воз- 

бужденность.  Мы  знакомы  с  означенными  признаками,  как  с  частыми  спут- 

никами  душевных  разстройств.  Без  всякого  предварительного  уговора,  ко- 

торый  можно  было  бы  предполагать,  15  июля  1237  года  в  Эрфурте  собра- 

лось  около  1,000  детей  и  с  танцами  и  прыжками  они  переправились  черезъ 

Штейгервальд  в  Арнштадт.  Родители  ничего  Ию  подозревали,  когда  же 

на  следующий  день  опи  забрали  детей,  у  ИИоследних  долгое  время  обнаружи- 

валась  физическая  слабость,  дрожь  и  припадки  судорог.  Несмотря  на  слиш- 

ком  скудное  сообщепие,  оставлешюе  нам  старинными  летоиинсями,  ИИеред  нами 

имеется  ясная  картииа  эпидемии  одной  формы  душевного  заболевания,  которую 

мы  называом  манией.  Более  Иштепсивные    ея  проявлеиия  называются  бЬшен- 

ством,  которое  характсризуется  тем,  что  оно  почти  или  совершенно  не  осно- 

вано  И-Ии  на  каких  внешних  причииах,  —  легкая  возбудимость  соедшшется 

с  неудержимым  стремлением  к  телесным  движениям.  Это  стремление  заста- 

вляет  больного  делать  так  называемые  Ишстинктивные  поступки,  основания  для 

которых  ему  самому  неизвестны,  и  часто,  как  в  нашем  случае,  сопрово- 

ждается  явленияиии  краиииюй  болезпонной  раздражителыиости  нервной  системы  ИИ 

судорожными припадками.

 

Вторая  форма  умственного  разстройства,  принимающая  размеры  эпиде- 

мии,  принадлежит  таюте  средневековъю  и  развилась,  как  болезненное  по- 

следствие  черной  смерти,  об  ужасах  которой  мы  улие  дали  понятие.  И 

в  этом  случае  громадпая  тяжесть  горя  вызвала  душевное  возбуждение, 

которое  привело  народ  к  религиозной  мечтательности.  Ояа  вместе  с  физи- 

ческим  вырождением  вызвала  форму  душевной  эиидемии,  о  которой  я  здесь 

упомяну.  Это  так  пазываемая  иванова  или  виттова  нляска,  которая  посещала 

в  течение  почти  двух  столетий  Германию  и  смежные    страны.  В  первый  разъ 

она  была  замечена,  согласно  письмеишым  свидетельствам,  в  Ахене.  Въ 

1374  году  туда  собралие  с  верховьев  Рейна  толпы  мужчин  и  жешдин,  и, 

будучи,  повидимому,  вне  себя,  держась  за  руки,  целыми  часами  открыто  и  безъ 

всякого стыда неистово танцввали, пока не падали в Июлном истощении. Ихъ

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  53  54  55  56   ..