Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 54

 

  Главная      Учебники - Разные     Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - 1904 год

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

 

содержание   ..  52  53  54  55   ..

 

 

Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 54

 

 

попарно  работающих  мышцъ;  среди  них  различаются  наружная  и  внутренняя 

прямые    мышцы,  верхняя  и  нижняя  прямые    мышцы,  верхняя  и  нижняя  косыя 

мышцы.  Посредством  движения  первой  пары  мышц  (наружной  и  внутренней 

прямых  мышцъ)  глазное  яблоко  вращается  внутрь  или  наружу,  и  в  то  же 

время  горизонт  сетчатки  (ея  горизонтальный  меридианъ)  сохраняет  свое  го- 

ризонтальное  направление.  От  движения  второй  пары  мышц  (верхней  и  ниж- 

ней  прямых  мьтшцъ)  горизонт  сетчатки  перемещается  относительно  горизон- 

тальной  плоскости  на  30°  и  получается  так  называемое  истинное  вращательное 

движение  глаза,  при  чем  линия  зрения  представляет  собою  неподвижную  ось. 

При  движении  третьей  пары  мышц  (верхней  и  нижней  косой  мышцы)  главное 

яблоко  поднимается  и  опускается  вместе  с  соответствующим  вращением  гори- 

зонта  сетчатки.  Совместное  действие  отдельных  мышц  при  движениях  глаза 

в  такой  же  степенж  целесообразно,  насколько  оно  сложно.  Цель  движений  глаза 

заключается,  прежде  всего,  в  перемещении  зрителыюй  оси,  соединяющей  фикси- 

рованную  точку  с  местом  наиболее  отчетливого  зрения;  ею  обусловливаются 

как  произвольныя,  так  и  непроизвольные    движения  глазного  яблока  ири  дей- 

ствии центральных сил, лежащих в сознании.

 

Особенное значение приобретают движения глаз при измерении поля зрения, 

которое  кажется  нам,  вообще  говоря,  в  виде  сферы.  Небесное  пространство 

имеет  для  нас  вид  сферического  свода,  и  таким  мы  считали  его  в  детстве. 

Означенное  сферическое  представление  поля  зрения  основывается  на  двжженияхъ 

глаза,  при  которых  фиксируемая  глазом  точка  все  время  описывает  болыпие 

круги,  принадлежащие  поверхности  полой  сферы,  центром  которой  является 

центр вращения глаза.

 

Не  только  общая  форма  поля  зрения,  но  и  положение  в  нем  предмета, 

то есть полное пространственное зрительное.представление, вызывается движениями 

глаза.  Это  удается  решительным  образом  доказать  посредством  известныхъ 

патологических  явлений,  при  параличах  отдельных  глазных  мышц.  Можно, 

вообще, доказать, что наше представление о положении предмета в пространстве 

определяется  весьма  существенным  образом  при  помощи  так  называемаго 

иннервационного  ощущения,  которым  сопровождается  каждое  стремление  к  движе- 

нию.  Тем  же  принципом  можно  объяснить  многочисленные    явления  нормаль- 

ных  обманов  чувств,  принадлежащих  к  классу  геометрически-оптическихъ 

ошибок.  Вообще,  существует  две  группы  явлений,  на  которые    при  этрм  не- 

обходимо  обратить  внимание,  прежде  всего—неточности  в  изследовании  по  пря- 

мому  направлению,  зависящия  от  положения  последняго,  и,  во-вторых,  опшбки 

глазомера  в  зависжмости  от  способа  наполеения  поля  зрения.  Что  касается 

первой  группы  явлений,  то  мы  можем  с  известною  точностью  сравнивать  участки 

разстояния  в  поле  зрения  лишь  в  том  случае,  когда  они  имеют  одно  и  то  же 

направление,  и  отделяющие  их  объекты  одинаково  удалены  от  нашего  глаза. 

При  желании  определить  остроту  глазомера  на  основании  указанных  условий, 

можно  применять  общеупотребительные  психофизические  методы  измерения. 

Во-первых,  можно  определить  разницу  разстоянии  между  двумя  линиями 

или  точками,  прж  которой  замечается  разница  их  величинъ;  во  -  вторых, 

можно  попробовать  одно  разстояние  ИИриравнять  к  другому  и  на  осно- 

вании  болыного  числа  таких  определений  вывести  среднюю  ошибку;  въ- 

третьих,, можно было бы так избрать разстояния, что их разница не

 

была  бы  заметной,  и  из  ряда  наблюдений  определить  число  правильных  и 

ложных случаев.

 

Из  подобного  рода  опытов  Фолькмана  и  Фехнера  обнаружилось,  что  от- 

носителъный  порог  различительной  способности  глазомера  имеет  определен- 

ную  величину  лишь  для  средних  разстояний,  особенно  доступных  нашему  су- 

ждению,  а  для  мелких  и  крупных  разстояний  он  значительно  увеличивается. 

Это  характерное  явление  находится  в  зависимости  от  движений  глаз  и,  во 

всяком  елучае,  интересно  указать,  что  с  ним  приходится  считаться  при  ис- 

полнении  астрономических  измерений  над  направлениями  двойных  звезд  или 

позиционных  углов.  Сюда  же  относится  своеобразная  ошибка,  встречающаяся 

при  монокулярном  определении  направления  вертикального  разстояния.  Если 

на  горизонталъной  линии  поставлена  совершенно  перпендикулярная  к  ней  пря- 

мая,  то  при  разсматривании  ея  одним  глазом  она  кажется  не  вполне  верти- 

кальной,  а  наклоненной  верхним  концом  влево  для  правого  глаза  и  вправо 

для  левого  глаза.  Такое  различие  в  оценке  наружного  и  внутренняго  угла 

варьирует в нормальных глазах можду 1 и 3 угловыми градусами.

 

Второй  класс  ошибок  глазомера  основан,  как  упомянуто  ранее,  на 

способе  наполнения  зрительного  поля.  Такия  ошибки  обнаруживаются  на  опыте: 

разстояния, которые  могут при Итзмерении быть фиксированы вращающимся гла- 

зом  кажутся  длинее,  чем  так  называемые    пустые    разстояния.  Самое  про- 

стое,  относящееся  сюда  явление  представляет  собою  следующее:  рисуют  линию 

и  рядом  с  ней,  как  непосредственн.ое  ея  продолжение,  отмечают  точкой  такое 

же разстояние; последнее всегда кажется менъше, чем линия.

 

При измерении разстояний нужно обращать внимание не только на то, име- 

ются  ли,  вообще,  фиксируемые    точки,  по  которым  скользит  взор,  но  и  на  рас- 

положение  точек,  которое  такжэ  играет  существенную  роль.  Следующий  опытъ 

дает  очень  рельефное  доказателъство  этому:  пространство  квадрата  заполняютъ 

параллельными  горизонтальными  или  вертикальными  линиями;  в  первом  случае 

кажется  больше  вертикальный  размер,  во  втором  —  горизонтальный;  кроме 

того,  косая  линия,  проходящая  через  квадрат,  кажется  в  точках  пересечения 

несколько надломленной.

 

Сюда  относятся  многочисленные    другия  оптическия  ошибки,  как,  например, 

Целлнеровский  рисунок.  Во  всех  таких  ошибках  необходимо  строго  иметь 

в  виду,  что  зависимость  глазомера  от  заполнения  разстояний  фиксир-уемыми 

точками и линиями всего проще объясняется ощущениями движения глаза.

 

До  сих  пор  мы  принимали,  что  объекты  остаются  в  поко.е,  тепер  же 

мы  разсмотрим  образование  зрительного  представления  о  движущемся  предмете. 

В  таком  случае,  естественно,  для  образования  представления  наступают  даль- 

нейшия  усложнения,  так  как  глаз  следит  за  движущимися  предметами,  фик- 

сируя  их.  При  одновременном  движении  глаза  и  объекта  наружное  движение 

только  тогда  воспринимается  правильным  образом,  когда  мы  все  время  отдаемъ 

себе  отчет  в  быстроте  движений  нашего  глаза.  Если  этого  нет,  происходятъ 

ошибки,  как  известно,  всего  чаще  встречающияся  при  пассивных  двилсенияхъ 

тела.  С  перемещением  всего  тела  перемещается  и  глаз,  но  мы  не  имеемъ 

ощущений  мускульного  напряжения  для  вращения  глаз  и  вследствие  этого  легко 

принимаем  перемещение  изображений  сетчатки  за  действительные    движения 

внешних предметов. Относящияся сюда кажущияся движения безчисленны и

 

все  основаны  на  относительности  представлений  дчижения.  Я  напомню  только  о 

поездках  в  железнодорожном  поезде,  о  игре  волн,  когда  за  нею  следятъ 

с  берега,  с  места,  омываемого  водой;  далее,  о  происхождении  облаков  передъ 

луной и т. под.

 

На  основании  всех  означенных  явлений  оказывается,  что  движение  глаза 

является  в  высшей  степени  ненадежною  мерою  для  суждения  о  движенияхъ 

внешних  предметов,  а,  между  тем,  для  неподвижных  предметов,  именно,  эти 

движения  глаз  играют  очень  важную  роль  при  измерении  поля  зрения  и  пони- 

мания  пространственных  отношений.  Еогда  необходимо  бывает  правильно 

узнать  движение  предметов,  то  требуется  или  указать  ориентировочные    точки,  или 

же  объективные    явления  движений  должиы  про- 

исходит  быстро,  при  чем  сопутствующия  имъ 

зрительные    движения  должны  отличаться  отъ 

обычных  нерезких  движений  при  разсма- 

тривании неподвижных предметов.

 

Кроме  того,  в  суждении  о  внешяих  дви- 

жениях  болыдое  значение  принадлежит  нара- 

станию  раздражения  и  сопутствующему  действию 

раздражений  сетчатки  (так  называемому  со- 

путствующему  изображению).  Когда  предметъ 

движется  от  а  к    и  его  движение  мы  должны 

признать  непрерывным,  то  необходимо  должно 

возиикнуть  еще  представление,  что  данное  про- 

странство  между  а  и  Ь,  действительно,  прой- 

дено.  Отдельные    фазы  очень  быстрого  дви- 

жения  не  могут  даже  быть  отчетливо  воспри- 

няты;  при  очеиь  модленном  движении,  пред- 

ставление  о  нем  может  быть  нарушено  отъ 

смешения  новых  впечатлений  с  оставшимся 

действием 

предшествовавших.  0  влиянии 

всех  таких  условий  убеждаются  всего  яспее 

при помощи волшебного волчка или тахископа.

 

Независимо  от  упомянутых  причин,  заключающихся  в  условиях  пери- 

ферического  зрения,  централышя  влияния  тоже  могут  вызывать  зрительные    пред- 

ставдения.  Сюда  относится  головокружение  с  его  Июдразделениями,  головокру- 

жением  после  вращения  и  прикосновения.  Они  относятся  к  области  обмана 

чувств,  и  все  такия  патологическия  явления  основываются  на  мнимых  движе- 

ниях, которые  можно объяснить безсознательными движениями глаза.

 

До  сих  пор  мы  разсматривали  процесс  зрения  при  неподвижном  и  дви- 

жущемся  глазе  лишь  в  монокулярном  смысле.  В  действительности  оба 

глаза  составляют  одно  физиологическое  целое  и  всегда  их  двигательные  аппа- 

раты  функционально  связаны  между  собою.  Нам  необходимо  дополнить  изсле- 

дование  зрительыых  представлений  и  разсмотреть  еще  бинокулярные    движения 

глаз  и  зрительные    восприятия.  Три  рода  движений  основывающихся  на  одно- 

временной  центральной  иннервации  обоих  зрительных  органов  характери- 

зуют  бинокулярное  зреыие:  поднимание  и  опускание,  вращение  вправо  и  влево, 

внутрь и кнаружи. Оба последних движения могут отчасти действовать другъ

 

 

против  друга;  первое  происходит  всегда  одновременно  в  том  и  другомъ 

глазе  и  в  одинаковом  направлении.  Это  неизбежно,  так  как  при  двойномъ 

зрении  обе  глазных  оси  должны  останавливаться  на  одной  и  той  же  точке. 

Как  известно,  наш  взор  в  высшей  степени  подвижен  и  повинуется  такимъ 

ничтожным  волевым  импульсам,  чтб  последние  едва  достигают  нашего  совнания. 

Двойной  взгляд  измеряет  преимущественно  контуры  и  линии  зрительного  поля, 

при чем для обоих глаз сохраняется одинаковое состояние аккоммодации.

 

Возникшее  благодаря  зрительным  движениям  и  ощущениям  зрительное 

поле  называется,  по  Вундту,  субъективным  зрительным  полем.  В  отличие  отъ 

него  действительную  форму  поверхностей  окружающих  нас  предметов  назы- 

вают  объективным  полем.  Для  образования  зрительных  восприятий  при  двой- 

ном зрении можно принять следующий, весьма важный законъ:

 

При  совпадении  объективного  поля  зрения  с  субъективным,  получается 

одиночное  впечатление,  те  же  точки  объективного  поля,  которые    не  помещаются 

в  субъективном  поле,  кажутся  двойными.  На  таком  правиле  основываетоя 

перспективное  зрение  и  понимание  рельефа.  Оба  момента  усиливаются  и  сохра- 

няются  при  бинокулярном  'зрении  посредством  „стереоскопа"  и  других  вторич- 

ных  вспомогательных  средств  для  представления  о  глубине  пространства; 

означенными  средствами  можно  считать  контуры,  тени,  углы  зрения,  однимъ 

словом, так называемые элементы перспективы.

 

Стереоскоп  до  известной  степени  воспроизводиг  естественные    условия 

персиективного  зрения,  вызывая  изображения,  получающияся  от  какого-нибудь 

предмета  в  том  и  другом  глазе.  Но  стереоскоп  дает  еще  бОлыпе.  Онъ 

дает  возможность  создавать  для  далеких  предметов  те  условия,  которые    при 

естественном  зрении  имеются  лишь  по  отлошению  к  близлежащим  предме- 

там.  Можно  сказат,  что  стереоскопическое  изображение  соответствует  не 

действительному ландшафту, а разсматриваемой с близкого разстояния его модели.

 

Чтобы  достичь  стереоскопического  эффекта при разсматривании действитель- 

ного  ландшафта,  Гельмгольц  устроил  телестереоскоп,  с  помощью  котораго 

изображения  ландшафта  разсматриваются  обоими  глазами  через  зеркала,  нахо- 

дящияся  под  углом  друг  к  другу.  Недавно  Пульфриш  в  Иене  изобрелъ 

так  называемый  стереокомпаратор.  Он  основывается  также  на  стереоскопи- 

ческих  эффектах  и  представляет  собою  один  из  самых  значительныхъ 

инструментов  в  астрономическом  и  физическом  измерительном  дскусстве. 

Сопоставляя  все,  что  здесь  вкратце  сообщено  о  бинокулярных  зрительныхъ 

восприятиях,  нельзя  лучше  иллюстрировать  значение  бинокулярного  зрения,  какъ 

сравнив  глаза  двух  наблюдателей  на  внешний  мир,  с  разных  мест  сооб- 

щающих друг друг свои наблюдения.

 

Зрительные    представления  разсмотрены  нами  достаточно  подробно  ради  ихъ 

большого  значения  для  точных  измерений.  В  заключение  мы  опишем  еще 

психическое  развитие  зрительных  представлений,  имеющее  общий  интерес  для 

критики  чувственных  восприятий.  Мы  можем  быть  здесь  совершенно  кратки> 

так  как  имеем  дело  скоре  с  областью  фшюсофии,  которую  интересно  затро- 

нуть,  но  особой  необходимости  в  ней  нет.  Как  известно,  для  объяснения 

образования  зрительных  представлений  имеются  два  взаимно  противоположныхъ 

воззрения—нативистическая  и  генетическая  теории.  Главными  представителями 

первой можно считать Лока и Канта, а второй — Веркли и Стюарта Милля.

 

Нативистическое  воззрение  считает  распределение  зрительных  представлений 

в  пространстве,  оденку  разстояния  и  размеров  прирожденными,  а  сторонники  ге- 

нетического направления—приобретаемыми путем опыта. Истина, действительное 

соответствие  фактам,  как  часто  бывает  в  подобных  случаях,  лежит  какъ 

раз по середине между обеими теориями.

 

В  предыдущем  изложении  мы  имели  дело  с  функциями  и  значениемъ 

наших  чувств,  поскольку  они  важны  при  выполнении  точных  измерений- 

Можно  считать  инструменты  в  качестве  искусственного  добавления  к  нашимъ 

конечностям,  и  точно  также  точные  инструменты,  по  взглядам  Герберта  Спенсера, 

расширяют  область  применения  наших  чувств.  На  помощь  естественному 

глазу,  едва  обнимающему  собою  две  световые    октавы,  выступают  телескоп, 

микроскоп, спектроскоп, фотографический аппарат и т. д.

 

Уху,  которое  уже  способно  охватить  почти  11  октав,  вюмогают  телефоны 

и микротелефоны. Чувство осязания или, специально, чувство давления развито 

относительно  слабо;  при  оценке  давления  рукою  с  нагрузкою  в  1,000  граммов, 

ыы  замечаем  ясыую  разницу,  лишь  начиная  с  прибавки,  по  крайней  мере, 

200  граммъ;  ему  помогают  точные  весы,  из  которых  самые  совершенные 

могут  при  нагрузке  в  1  килограмм  указывать  разницу,  начиная  от 

2

/юо  мил- 

лиграмма.  Вот  достойное  изумления  расширение  наших  чувств,  которымъ 

может гордиться гений человеческого ума!

 

Как  же  обстоит  дело  с  гранидами  сознания,  к  описанию  которого  мы 

теперь  переходимъ?  Здесь  кончается  остроумие  и  искусство  человека;  мы  не 

знаем  искусственного  расширения  сознания;  его  границы,  повидимому,  всегда 

будут функцией дарования и гениального предрасположения.

 

С о з н а н и е  и х о д   представлений

 

Нельзя достигнуть действителъного определения сознания,—приходится лишь 

дать  себе  отчет  о  тех  условиях,  при  которых  оно  протекает  и  выяснить 

себе  его  границы.  Сознание  связаяо  с  условиями  отчасти  психической,  отчасти 

физической  природы  или,  как  можно  выразиться,  принадлежащих  внутреннему 

или  внешнему  опыту.  Среди'  психических  процессов,  отчасти  составляющихъ 

сознание, особенно выдающееся положение принадлежит образованию представлений 

и  чувственных  впечатлений,  а  также  ходу  представлений.  В  психическомъ 

отношении  соответствующая  определенным  законам  связь  представлений  явля- 

ется,  именно,  тем  условием,  дри  котором  на  опыте  обыкновенно  проявляется 

сознание.

 

Относительно  физической  организации  имеются  также  определенные    условия, 

от  которых  зависят  ощущения  и  соединение  представлений.  Соединение  чув- 

ственных  выечатлений  всегда  связано  с  известною  степенью  сознания.  Это 

видно,  например,  по  низшим  организмам  животного  мира,  где  часто  доста- 

точно  очень  простых  соединений  нервных  элементов,  чтобы  создать  возмож- 

ность для проявления сознания.

 

В  этом  заключается  непосредственный  переход  к  границам  сознания; 

строго говоря, мы принуждены расширить его область настолько, насколько, вообще, 

нервная  система  оказывается  центральным  пунктом  для  чувствительных  и  дви- 

гательных аппаратов. У человека и, вероятно, у всех позвоночных лшвот-

 

51

*

 

ных  кора  болыпого  мозга  является  собственно  органом  сознания,  но,  конечно, 

необходимо  иметь  в  виду,  что  все  части  нервной  оистемы  находятся  в  непре- 

рывной  связи  друг  с  другом.  Уже  означенные    психическия  и  физическия 

условия  сознания  дают  пошггь,  что  область  сознательной  жизни  может  обнимать 

собою  различные    ступени.  Не  только  для  человека,  но  и  для  других  высоко- 

организованных  существ  способность  ириводить  представления  в  известную 

связь считается масштабом для ступени созыания.

 

В  рамках  сознания  обращают  на  себя  внимание  две  особенно  отчетливо 

выдающияся  стороны  внутреиней  деятельности,  внимание  и  воля;  обе  оне  имеютъ 

решающее  значение  в  точных  измерениях.  Внимание  отличается  тем,  что 

сознание  оказывается  более  склонно  к  одним  какимъ-либо  представлениям, 

чем  к  другимъ:  его  вполне  целесообразно  сравнивали  с  Июлем  зрения  глаза^ 

в  то  время  как  сознание  до  известной  степени  разсматривалось  в  качестве 

внутренняго  зрения.  Если  известное  представление  в  данный  момент  находится, 

например,  в  зрительном  поле  сознания,  то  можно,  конечно,  обозначить  какъ 

центр  зрения  ту  часть  представления,  на  которую  обращено  внимание.  По  пред- 

ложению  Вундта, на основании сказаннаго, следует называть перцепцией появле- 

ние  представления  во  внутреннем  зрительном  поле  и  апперцеищией—появление 

его  в  центре  зрения.  Опыт  указывает,  что  внимание  приспособляется  къ 

впечатлению  как  по  отношению  к  качеству,  так  и  к  интенсивности  раздра- 

жения.  От  точности  приспособления  зависит  острота  апперцепции.  Последняя, 

как  легко  можно  убедит^ся,  совпадает  еще  с  другой  функцией  сознания,  назы- 

ваемой,  принимая  во  внимание  внешния  действия,  волею.  Воля,  как  известно, 

действует  на  ход  наших  представлений,  и,  безспорно,  лица,  особеныо  одарен- 

ные    способностями  к  исполнению  самых  тончайших  точиых  измерений,  въ 

этом отношении развивают значительную силу воли.

 

Согласно  опыту,  влияние  воли  на  ИИредставление  или  на  сознание  идет, 

вообще, 

значительно  далее.  Мы  знаем,  что  посредством  произвольных  усилий  удается 

вызывать  воспоминания  или  фантастические  образы  и  усиливать  их,  концентри- 

руя  на  них  свое  внимание.  Эта  способность  в  высокой  степени  индивидуальна 

и  у  некоторых  лиц  достягает  таких  размеров,  что  для  них  фантастиче- 

ския  картины  приобретают  живость  галлюцинаций.  Без  всякого  сомыения  напра- 

вление  внимания  на  восприятия  и  воспоминания,  вообще,  основано  на  волевыхъ 

нервных  возбужденияхъ;  вследствие  этого  одновременно  получают  возбуждение 

мышцы,  принадлежащия  к  одной  оиределенной  области  чувств,  и  ироявляются 

соответствующия мышцам ощущения.

 

Для  критики  точных  измерений  большое  значение  приобретает  наше  знание 

объема сознания и колебаний внимания. Но вопрос, сколыю представлений можетъ 

заключаться  одновременно  в  нашем  сознании,  можно  разрешить  не  по  внутрен- 

Ишм  восприятиям,  а  исключительно  експериментальииым  путем.  Есть  два 

пути  для  решения  этого  вопроса:  во-первых,  вызывают  одновременно  и,  по 

возможности,  внезапно  большое  количество  различных  представлений  и  оиреде- 

ляют,  сколько  их  удерживается  за  один  разъ;  во-вторых,  вызывая  одно  за 

другим  целый  ряд  одинаковых  чувственных  раздражений,  определяют,  сколько 

новых  впечатлений  должно  присоединиться  к  первому  данному,  пока  оно  не 

будет вытеснено из сознания.

 

ИИервый из только что упомянутых методов позволяет определить лишь

 

объем  аишерцепцш,  а  не  сознания;  с  ея  помощью  возможно  лиш  определить, 

сколько  впечатлений  воспринимается  в  один  момент,  но  не  указывается, 

сколько  их  остается  еще  вне  центра  сознания.  Подобного  рода  опыты  указали, 

что  возможно  одновременно  апперципировать  4—5  не  связанных  между  собою 

зрительных  ощущений;  чтобы  получить  понятие  об  объеме  сознания,  необходимо 

пользоватъся  последовательными  впечатлениями  и  определять,  какия  из  ряда 

данных  представлений  уже  достигли  до  границы  сознания,  как  толыш  воспри- 

нимается  новое  представление.  По  предложению  Вундта,  для  этого  всего  более 

пригодны  опыты  с  ударами  маятника,  замыкаемые  другими  звуковыми  впечат- 

лениями,  например,  ударами  колокола.  В  таком  случае  удается  удерживать 

в  сознании  сразу  около  16  отдельных  или  8  двойных  ударов  среднимъ 

числом.

 

Сказанного  вполне  достаточно  для  понимания  сознания,  его  свойств  и  гра- 

ниц,  насколыю  оне  интересны  для  нашей  практической  критииш  чувственныхъ 

представлений.  Теперь  я  обращаюсь  к  апперцепции  и  ходу  представлений. 

Прежде  всего,  необходимо  составить  понятие  о  простой  реакции  на  чувствеыныя 

впечатления.  Она  проявляется  в  том  случае,  когда  мы  олшдаем  впечатления, 

которое  возвысится  до  представления, и когда означенное впечатление обладаетъ 

простыми,  знакомыми  нам  свойствами,  например,  световое,  звуковое  или  осяза- 

тельное  раздражение  определенного  качества  и  силы.  Промежуток  времени 

между  перцепцией  и  апперцепцией,  конечно,  обозначает  простую  продолжитель- 

ность  апперцеищш.  Существуетъ'  вполне  целесообразный  метод  измерять  озна- 

ченный  промежуток  времени:  ОБ  заключается  в  особенном  приспособлении, 

указывающем  время,  дающем  возможность  точно  определить  момент  аппер- 

цепции  впечатления.  Промежуток  времени  между  перцепдией  и  апперцепцией 

обратил  на  себя  внимание,  прежде  всего,  астрономов  вследствие  своего  влияния 

на  объективность  определений  времени  и  получил  у  них  название  физиологи- 

ческого  времени;  проще  и  целесообразнее  назвать  его  временем  реакции  и,  въ 

отличие  от  подлежащих  дальнейшему  разсмотрению  более  сложных  процессов, 

как время простой реакции.

 

Весь процесс, соответствующий времени простой реакции, составляется изъ 

следующжх почти отделъных процессовъ:

 

1. проведение от органов чувств в мозге;

 

2. появление в области созыания или перцепция;

 

3. появление в центре внимания, или апперцепция;

 

4.  волевое  возбуждение,  появляющееся  в  мозге,  регистрирующее  движение 

и, наконец,

 

5.  проведение  возникшого  таким  образом  двигательного  возбуждения  къ 

выполняющим движение мышцам.

 

Первый  и  последний  процессы  (прямой  и  обратный  путь  по  нервамъ)  по 

природе чисто физиологические; каждый занимает относительно короткий проме- 

жуток  времени,  необходимый  для  ирохождения  впечатления  по  периферическимъ 

нервам  и  еще  наверное  несколько  более  продолжительные    срок  для  распро- 

странения  в  центральной  нервной  системе  (головном  мозге).  В  противополож- 

ность  им  три  средние  процесса  (ИИерцепция,  апперцепция  ИИ  волевое 

возбуждение) 

называются  психо-физическими,  вследствие  того,  что  они  обладают  психологяче- 

ским и физиологическим характером.

 

Как  уже  упомянуто  выше,  вся  в  высокой  степени  интересная  область 

психо-физического  измерения  времени  возникла  из  астрономических  наблюдеыий, 

полученных  с  помощью  регистрирующих  методовъ;  первые  применявшиеся 

аппараты  были  конструированы,  главным  образом,  по  образцу  астрономическихъ 

регистрирующих  инструментовъ;  но  физиологически-психологические  инструменты 

необходимо было приспособить для точного определения момента реакции на него. 

Старейшим  такого  рода  инструментом  является  хроноскоп  Гиппа,  которыи  въ 

ходу  и  в  настоящее  время;  его  преимущество  заключается  в  быстроте  испол- 

нения измерений времени.

 

Хроноскоп  Гиппа  представляет  собою  особого  рода  часы,  приводимые  въ 

движение  грузом  и  снабженные  двумя  циферблатами;  по  ним  можно  отсчиты- 

вать промежутки времени до  И,ооо 8=1<7. Колесо, сообщающее движение стрелке, 

может  моментально  останавливаться  при  помощи  электромагнита,  а  при  замы- 

кании  и  прерывании  электрического  тока  так  же  моментально  возвращается  къ 

действию.

 

Расположение  опыта  для  оииределения  физиологического времени, например, 

звукового  впечатления,  будет  таково:  рядом  с  хроноскопом  помещается  аппа- 

рат,  гальванический  элемент,  реостат  и  прерыватель  с  кнопкой.  Опуская  пру- 

жпну  в  роняющем  приборе,  роняют  шарикъ:  он  ударяет  в  доску  на  полу 

и  в  то  же  время  автоматически  от  приостановки  тока  начинает  двпгаться 

стрелка  хроноскопа.  В  момент,  когда  наблюдатель  воспржнимает  впечатление 

звука,  он  нажимает  находящуюся  в  его  руке  кнопку  и,  замыкая  ток,  оста- 

навливает  стрелку  хроноскопа.  Отсчитываемый  по  циферблатам  угол  враще- 

ния  указывает,  именно,  физиологическое  время,  протекшее  между  действительно 

преисшедшим  событием  и  его  восприятием.  Конечно,  рекомендуется  для  устра- 

нения  субъективных  влияний  располагать  опыты  таким  образом,  чтобы  экспе- 

риментатор,  работающий  с  хроноскопом,  был  за  стеной  от  ыодвергающагося 

опыту лица, снабженного прерывателем.

 

Дучший  и  более  утонченнмй  физиологически  -  психологический  измеритель- 

ный  аппарат  указан  Вундтом  и  конструирован  Крилле  под  названиемъ 

„хроноскоп  для  измерения  кратчайших  ИИромежутков  времени".  Он  отме- 

чает  впечатления  на  вращающемся  цилиндрическом  валике.  Его  записываю- 

щий  аппарат  состоит  из  тонкого  камертона,  дающого  точно  500  двойныхъ 

колебаний в секунду.

 

Таким  образом,  применяя  еще  особые,  в  высокой  степени  остроумные 

контрольные  аппараты,  удается  с  помощью  Вундъ-Криллевского  хроноскопа  достиг- 

нуть  почти  в  десять  раз  большей  точности,  чем  с  Гипповским  инструмен- 

том.  Вероятная  ошибка  в  результате  опытов  с  новым  аппаратом  равня- 

ется только ± 0,ИИ а (а =  И,ооо секунды).

 

Все  опыты  с  такими  аппаратами,  определяющие  время  простой  реакции, 

которое  сводится  к  указанным  ранее  величинам  для  различных  чувствен- 

ных воспрштий, основаны, конечно, на весьма сложных законах.

 

Уже  распространение  возбуждения  по  чувствительным  и  двигательным  нер- 

вам  представляет  собою  очень  сложный  процесс.  Каждый  нервный  путь,  по 

новейшим  изследованиям,  состоит  из  двух  отдельных,  лишь  соприкасаю- 

щихся  между  собою,  участков.  Для  периферических  нервныхъ_стволов  перерывъ 

существует в так называемых рогах спинного мозга; зрительные нервы

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  52  53  54  55   ..