Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 53

 

  Главная      Учебники - Разные     Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - 1904 год

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

 

содержание   ..  51  52  53  54   ..

 

 

Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 53

 

 

ражено,  а  пространственное  распределение  ощущений  отходит  на  задний  план  и 

ограничивается,  как  известно,  лишь  более  или  менее  несовершенной  локализа- 

цией  ощущений.  Резкую  противоположность  составляют  зрительные    представле- 

пия,  которым  принадлежит  выдающееся  значение  для  пространственного  пони- 

мания.

 

Таким  образом,  глаз  и  ухо  делят  формы,  в  которых  отражается  въ 

нашем  созыании  вненшш  мир,  на  формы  времени  и  пространства;  в  третьей, 

главной  группе  наших  представлений,  чувстве  осязания,  обе  формы  представлений— 

пространство  и  время,  —  гармонично  соединены.  В  представлениях  осязания, 

движения,  чередование  во  времеяи  и  пройденные  в  те  же  промежутки  времени 

участки  пространства  комбинируются  и  образуют  основу  для  всех  других  чув- 

ственньтх  ИИредставлений.  Что  в  них  дремлет  еще  без  всякого  разделения,  то, 

так  сказать,  пробуждается  в  двух  высших  чувствах,  зрении  и  слухе,  в  двухъ 

разных  направлениях.  Соответственно  такому  генетическому  развитию,  необхо- 

димо  начать  спедиальный  разбор  с  осязательных  и  двигательных  представле- 

ний, а к ним уже примкнет анализ слуховых и зрительных представлений.

 

Вполне  естественно  с  нашей  стороны  оставить  без  внимания  другия  два 

чувства,  дающия  основу  обонятельным  и  вкусовым  представлеыиям.  Они  тесно 

связаны  с  осязательными  и  зрительными  представлениями,  э.о,  во-первых,  а  во- 

вторыхъ—ни  то  ни  другое  не  имеют  никакого  значения  Иири  точных  измере- 

ниях.  Связь  вкуса  с  осязательными  и  зрятельными-  восприятиями  доказывается 

простым  экспериментом,  часто  применяемым  и  в  кругах  неспециалистовъ: 

лицо  с  завязаняыми  глазамж  не  вгожет  отличить  Ию  вкусу  красное  вино  отъ 

белаго.  Что  же  касается  совершенно  неподходящого  для  точных  измерений  обо- 

нятельного  представления,  то  не  следует  забывать,  что  в  известных  исключи- 

тельных  случаях  нормальный  обонятельный  орган  представляет  собою,  быть 

может,  самый  тонкий  измерительный  инструмент,  по  крайней  мере,  для  каче- 

ственного  анализа,  например,  для  узнавания  самых  минимальных  количествъ 

светящагося  газа  или  запаха  мускуса.  Существует  даже  открытое  недавно  Э. 

Фишером  пахучее  вещество  „меркаптанъ",  которое  узнается  чувством  обоняния 

в неизмеримо малой дозе, в количестве одной миллионной миллиграмма.

 

а)  Осязательные  и двигательные  представления

 

Ощущения давления и температуры, испытываемые  нашей кожей, мы всегда 

относим  к  затронутому  раздражением  месту  и  поступаем  точно  также  съ 

родственными  чувству  осязания  ощущениями  внутренних  оргаыов.  При  этомъ 

происходит  так  называемая  локализация;  ея  точность  в  выспией  степени  не  по- 

стоянна  и  стоит  в  зависимости  от  места  колш.  Всего  лучше  определяютъ 

остроту локализации, заставляя действовать одновременно два раздражения в двухъ 

соседних  местах  кожи  и  находя  минимальное  разстояние,  на  котором  оба 

раздражения  воспринимаются,  как  отделенные    друг  от  друга  пространством. 

Вообще,  при  всех  измерениях  ощущений  и  представлений  величину  предела  ми- 

нимального  промежутка  пространства  или  времени,  на  котором  два  ощущения 

еще  не  сливаются  в  одно,  обозначают  порогом  раздражения.  Изследования 

порога  раздражения  для  чувс  ва  осязания  указали,  что  величина  порога,  смотря 

по месту на коже, варьирует между 1 и почти 70 миллиметрами. Всего тоньше

 

осязание  на  кончике  языка  (порог  =  1  милл.)  и  на  поверхностях  кончиковъ 

пальцев  рук  (2  милл.),  оно  значительно  грубее  на  других  местах  кисти,  на 

лице  (щека  11  милл.),  на  палъцах  ног  и  особенно  неточно  на  груди,  животе, 

спине, верхней части руки и на бедре (порог = 68 милл.)-

 

Таковы  средние  размеры  для  порогов  осязательных  раздражений;  они  съ 

помощью  интенеивного  упражнения  и  продолжителъных  осязательных  движений 

могут  быть  понижены  в  2  или  в  3  раза.  В  особенности  убедительные    дока- 

зательства  представляют  собою  слепые  от  рождения  или  ослепшие  в  ранние 

годы  жизни;  у  них  пространственное  мышление  вполне  сведено  на  осязательныя 

и двигательные  представления. Очевидно, что на упомянутой локализации осяза- 

тельного  ощущения  основывается  непосредственно  способность  осязательного органа 

сообщать  просгранственные    представления  о  форме  осязаемых  предметов. 

Чувство  осязания,  как  известно,  не  отличается  особенною  тонкостью;  последняя 

может  быть  повышена,  если  передвигать  осязаеыую  вещ.  Для  более  тонкихъ 

измерений,  например,  неровности  плоскостей,  необходимо  применять  искусствен- 

ные  вспомогательные  средства, которые  измеряют, так сказать, микрометрически 

осязая, как сферометр.

 

Ъ) Слуховые  представления

 

Ощущения  в  органе  слуха  вызываются  исключителыио  тонами  и  шумами; 

другия  чувственные    впечатления  или  совершенно  не  действуют,  или  влияют  только 

косвенным  путем.  Несмотря  на  ограниченност  в  количественном  отношении, 

слуховые    представления  качественно  в  высокой  степени  разнообразны.  Они 

приспособляются,  с  одной  стороны,  к  чередованию  внешних  представлевий  во 

времени,  а  с  другой  стороны—их  задача  состоит  в  возможности  анализа  про- 

стых  и  смешанных  звуков  и  размещении  в  определенные  ряды  тонов. 

Способность  находить  родство  звуков  касается  одинаково  естественных  и  искус- 

ственных  форм  тонов  и  шумов.  К  первому  классу  относятся  звуки  грома, 

ветра,  текучей  воды,  голосов  зверей,  пенья  птиц,  гуденья  насекомых  и,  пре- 

жде  всего,  звуки  человеческого  голоса.  Согласно  Гелъмгольцу,  гласные    получа- 

ются  чисто  акустическим  путем,  а  согласные    представляют  собою  собственно 

не  звуки,  а  шумы.  Искусственно  воспроизводимые    формы  тонов  и  шумов  от- 

носятся  к  классу  музыкально  родственных  звуковъ:  характерными  для  нихъ 

являются  числа  колебаний,  интервалы,  верхние  тоны,  созвучия,  гармония  и  дис- 

сонанс.  Существенное  значение  при  переработке  звуковых  ощущений  в  пред- 

ставления  имеет  порядок  впечатлений.  От  повышения  и  понижеыия  звука,  изме- 

нения  хараихтера  звука,  ритма  и  пауз  возникает  мелодия;  в  ней  для  слуховыхъ 

представлений,  кроме  эстетических  чувств,  опять  приобретает  полное  значение 

характерная мера времени.

 

Самый  процесс  слушанья  основывается,  без  сомнения,  на  так  называе- 

мых  „вынужденных  колебанияхъ";  воздушные    волны  приходят  через  на- 

ружный  слуховой  проход  к  „барабанной  перепонке"  и  заставляют  ее  коле- 

баться.  Ея  колебания  передаются  воздуху  „средняго  уха",  а  кроме  того,  носред- 

ством  системы  слуховых  косточек  примыкающей  оболочке  так  называемаго 

„овального  отверстия"  сообщаются  внутреннему  уху.  Строение  внутренняго  уха 

в  высшей  степени  сложно:  оно  состоит,  между  прочим,  из  трех  полукруж- 

ных каналов и улитки, в которую несомненно проникают звуковые  волны.

 

В  улитке  помещается  жидкость,  в  нее  нроходит  слуховой  нерв  и  оканчи- 

вается  в  особом,  в  высокой  степени  оригинальном  образовании,  подобномъ 

арфе,  кортиевом  органе.  Проходя  в  жидкости,  звуковые    волны  встречаютъ 

кортиев  орган  и,  раздражая  его,  вызывают  звуковые    ощущения.  Само  ощущение 

Ииочти  совершенно  независимо  от  формы  раздражения;  в  ухе  —  все  звук  или 

тон,  в  глазе  —  все  свет,  каковы  бы  ни  были  раздражения,  задевающия  слу- 

ховые  или  зрительные  нервы.  Здесь  приходится  иметь  дело  со  специфическими 

чувственными ощущениями.

 

Сдуховые    представления  человека,  конечно,  имеют  свои  пределы,  верхний 

и  нижний.  Самые  низкие  тоны, 

которые  мы  еще  можем  раз- 

личать,  как  таковые,  соответ- 

ствуют  30-тж  колебаниям  въ 

секунду,  т.  е.  воздушной  волне 

длиною  в  11  метровъ;  самые 

высокие  и  доступные  для  слуха 

тоны  достигают  около  40,000 

колебаний,  а  длина  их  волны 

в  воздухе  равняется  около  8 

миллиметров.  Но  для  музыки 

пригодны  лишь  7  октав,  тоны 

с  30  до  4,000  колебаний  въ 

секунду,  хотя  ухо,  в  общем, 

может  различать  около  11 

октав.  Глаз  может  охватить 

среди  красок  лишь  немного 

более,  чем  2

х

/2  октавы,  и 

сравнительно  с  ним  ухо 

господствует  над  несравнен- 

но  более  обширною  областью. 

Его  строение  гораздо  сложнее, 

чем  строение  глаза;  даже  теиерь  фиаиологическм  нам  не  виолне  понятны  все 

частности функций слухового органа.

 

с) З р и т е л ь н ы е     п р е д с т а в л е н и я

 

Для  лучшого  понимания  физиологии  зрительных  представлений  пусть  послу- 

жит,  прежде  всего,  краткий  очерк  оптических  приспособлений  глаза.  Так  назы- 

ваемое  глазное  яблоко  имеет  форму  шара  и  состоит  из  плотной  оболочки 

склеры  (зсиегоеиса);  передняя  ея  часть  прозрачна  и  носит  название  роговой  обо- 

лочки,  согпеа.  За  роговой  оболочкой,  следовательно,  в  передней  части  глаза, 

помещается  наполненная  водянистою  жидкостью,  Ъшпог  адиеиш,  камера,  прости- 

рающаяся  назад  до  радужной  оболочки.  Радулсная  оболочка  представляет  собою 

кольцо  с  отверстием,  называемым  зрачком,  за  которым  лежит  прозрачный, 

плотный  хрусталик,  Иепз  сгузиаииипа,  ограниченный  двумя  шаровыми  поверх- 

ностями.  За  ним  следует  студенистое  стекловидное  тело,  Иштог  иигеиз,  веще- 

ство,  выполняющее  весь  глаз.  Внутри  полость  глаза  выстлана  различными 

оболочками; важнейшими из них являются сосудистая оболочка, в которой

 

 

расположены кровеносные сосуды, и сетчатка, снабженная тонким нервным спле- 

тением. Нервные  волокна оканчиваются в сетчатке и находятся в связи съ 

оригинальными образованиями, палочками и колбочками, из которых первые  ле- 

жат кнаружи, а вторые  (колбочки) разсеяны между первыми (палочками). В этои 

сетчатой оболочке, или ретине, имеется так называемый зрительный пурпур, 

особое вещество, чувствительное к свету, как фотографическая пластинка; его 

функция, однако, еще не вполне выяснена. Нервы сетчатки собираются на зад- 

нем полюсе глаза в толстый тяж, зрителышй нерв, пег из ориисиз, или про- 

сто ореисиз, пронизывающий глазное яблоко и направляющийся к мозгу. Самый 

глаз может вращаться с помощью многих мыипц, прикрепляющихся к его 

наружной поверхности и идущих к окружающим костям.

 

Для ориентировки мы даем здесь схематичный рисунок (см. также рис. на 

стр. 386). Оба глаза устроены одинаково; их нервные тяжи перекрещиваются, 

так что правый зрителышй нерв проникает в мозг слева, а левый справа.

 

Все части глаза, отъ 

роговицы до сетчатки, 

ограничены 

ИИЛОСЕОСТЯ- 

ми шара и прозрачны. 

Условия преломляемо- 

сти роговицы, жидко- 

сти передней камеры 

глаза, хрусталика и 

стекловидного тела 

находятся в таком соотношении, что лучи света, проникающие в глаз огъ 

различных точек внешняго мира, собираются в нем или немного сзади отъ 

него опять в виде точек, соответствующих картинам внешняго мира.

 

Вращение глаза зависит или от вращения его самого, или от вращения 

головы; в большинстве случаев комбинируются и то и другое движение та- 

ким, именно, образом, что падающие в тот и другой глаз лучи направля- 

ются прямо в зрачек и проходят по осям глаза. Посредством движения 

известных мышц устройство глаза приспособляется к степени отдаленностж 

предмета так, что изображения в обоих глазах падают как раз на опре- 

деленное место сетчатки, желтое пятно, около входа зрительного нерва. 

Характерно, что самое место входа зрительного нерва, называемое слепымъ 

пятном, не воспринимает падающий на нее свет. Но как только изображение 

предмета упадет на желтое пятно, получается отчетливое восприятие, такъ 

как нервы сетчатки возбуждаются, и возбуждения по зрительному нерву пере- 

даются в мозг.

 

Понятно, что глаз может утомиться, как исякий другой орган, и утомле- 

ние наступает тем скорее, чем чаще глаз применяется к делу и чем ярче 

разсматриваемый объект. Далее, глаз может оказаться ослепленным и видеть 

негативное изображение предмета; оно часто появляется в закрытом глазе и даже 

может быть ярко окрашенным. Это так называемые  субъективные  картины; 

энтоптическия же изображения обязаны своим возникновением непрерывному 

действию на глаз движения крови и мускульного давления, от которых полу- 

чаются раздражения, вызывающия в закрытом глазе впечатление проносящихся 

световых масс, до известной степени представляющих собою зависящий отъ

 

раздражений зрителъного нерва собственный свет глаза. В известном смысле 

с ним находится в близком соотношении в высокой степени важное для 

определения ошибок чувственных восприятий явление иррадиации, вследствие 

которого светлые предметы кажутся нам крупнее черных такой же ве- 

личины; возникает оно благодаря тому, что раздражаемые нервяые эле- 

менты передают раздражение соседним с ними, не раздраженным элемен- 

там. На основании простого разсуждения, изображения внутри глаза обратны и, 

сравнительно с предметами, очень мелки. Нормальное положение, увеличение 

и перенесение картины во внешний мир, получаются в сознании при помощи 

особого психического процесса; изображение дает раздражение, ощущение пред- 

ставляет собою зрение, а в представлении возникает предмет.

 

Уже ранее была речь о приспособлении глаза или об его аккоммодации; 

последняя стремится получить резкое изображение недостаточно ясно видимаго 

предмета и всегда связана с известным напряжением. 

Разстояние, на кото- 

ром ясяо можво различать предметы без заметнаго 

напряжения, равняется 25 сантиметрам и называется 

нормальным или естественным разстоянием яснаго 

зрения. Без изменения формы глаза (без аккоммода- 

ции) изображеиие более отдаленных предметов возни- 

кает впереди сетчатки, а более близких — позади пос- 

ледней. Каждая точка предмета дает конус световыхъ 

лучей; внутри глаза он, преломляяс, дает новый конусъ 

лучей, верхушка которого будет изображением данной 

точки. Если конус встречает сетчатку ранее, чем его 

лучж успели нересечься в точке изображения, или уже после того, как это про- 

изошло, конус освещает сетчатку не в одной точке, а в плоскости, возникаютъ 

так называемые круги разсеяния, а вследствие того, что они налегают друг на 

друга, получается неясное, расплывчатое изображение. В таком случае помогаетъ 

аккоммодация; при действии последней все световые конусы преломляются та- 

ким образом, что их верхушки падают как раз на сетчатку. При действии 

аккоммодационных мышц хрусталик может сжиматься в вертикальном и 

в горизонтальном направлеыии. Границы аккоммодации зависят от разсто 

яния предмета и от свойства глаза. Вообще, глаз аккоммодируег легче для 

объектов более удаленных от естественного разстояния ясного • зрения, чемъ 

более близкихъ; в очень многих глазах с неправильными поверхностями 

хрусталика, аккоммодация, вообще, оказывается безсильною для помещения изобра- 

жения точно на сетчатке.

 

Если изображения получаются слишком далеко впереди сетчатки, то глазъ 

близорук, а когда изображение смещается далеко позади сетчатки, то такой глазъ 

дальнозорок. Этот недостаток, к сожалению, часто встречается у культур- 

ных людей, и для устранения его, как известно, служат очки; стекла очковъ 

берутся различной кривизны, в зависимости от свойства глаза, и отбрасываютъ 

изображения предметов на такое разстояние, чтобы глаз мог аккоммодировать. 

Очки до известной степени снабжают ненормальный глаз еще одною преломля- 

ющею средой и дополняют его, превращая в оптически действующий аппарат.

 

В связи с разстоянием предмета находится угол зрения, под которымъ 

пересекаются в зрачке лучи света, исходящие от двух раздичных точек.

 

 

Угол  зрения  тем  меныпе,  чем  незначительнее  разстояние  между  обеими  точ- 

ками  и  чем  более  оне  удалены  от  глаза.  На  основании  опытов  известно,  что 

глаз  только  в  том  случае  воспринимает  лучи  отдельно  друг  от  друга,  когда 

угол  зрения  между  ними  не  менее  определенной  предельной  величины,  прибли- 

зительно  одной  дуговой  минуты;  ниже  означенного  предела  глаз  не  отличаетъ 

лучей друг от друга и не может воспринимать отдельных точек. Между

 

 

тем,  узнавание  предмета  зависит  от  различения  отдельных  точек,  вследствие 

чего  необходимо  как  можно  более  приближать  к  глазу  тот  предмет,  струк- 

туру которого мы должны разсмотреть. При ограниченной аккоммодационной спо- 

собности  нашего  оптического  аппарата  приближение  предмета  возможно  лишь  до 

известного  предела,  иначе  изображение  становится  неясным  и  расплывчатым. 

Кроме того, не все предметы внешняго мира можно схватить и ИИриблизить. Су- 

ществуют,  наконец,  такия  мелкия,  микрокосмическия  образования,  что  даже  на 

с

амйм  близком  разстоянии  от  глаза  нельзя  было  бы  различить  лучей,  исходя- 

щих от различных точек предмета. В таких случаях приходят на

 

помощ  искусственные  оптические  аппараты,  лупы,  телескопы  и  микроскопы, 

сущность и действие которых общеизвестны.

 

После  данных  общого  характера  мы  обратимся  к  обзору  самих  зри- 

тельных  представлений.  Появление  изображения  па  сетчатке  составляет  основ- 

ное  условие  для  получаемого  при  помощж  глаза  пространственного  понимания 

мира.  Каждая  отдельная  точка  сетчатки  ощущает  силу  и  длину  волны  падаю- 

щих  на  нее  световых  колебаний  по  известным  законам,  как  интенсив- 

ность  и  качество  света.  Пространственное  распределение  таких  ощущений  встре- 

чается  при  всех  формах  раздражения  сетчатки,  как  в  энтоптических  кар- 

тинах,  так  и  в  субъективных  изображеншхъ;  мы  всегда  относим  изобра- 

жения  на  сетчатке  во  внешнее,  окружающее  нас  пространство.  Если  мы  же- 

лаем  точнее  проследить  образование  представлений,  по  которым  до  известной 

степени  воспроизводим  внешнш  мир,  то  должны  обратить  внимание  на  три 

момента,  разделяемые  друг  от  друга,  конечно,  лишь  для  лучшого  обзора:  во- 

первых,  изображение  на  сетчатке  и  зрительное  представление  неподвижнаго 

глаза,  во-вторых,  те  же  явления  в  двигающемся  глазе,  следовательно,  в  зави- 

симости  от  движений  глаза,  и,  наконец,  въ-третьих,  зрительные    представления, 

получающияся  в  обоих  зрительных  органах,  функционирующих  п  двжгаю- 

щихся совместно друг с другом.

 

В  недвигающемся  глазе  изображение  на  сетчатке  может  изменяться  лишь 

вследствие  того,  что  сам  предмет  движется  или  перед  наблюдаемым  предме- 

том  появляется  другой,  закрываюиций  первый  отчасти  или  вполне.  Положение  и 

величина  изображения  на  сетчатке  определяются  световыми  лучами,  которые  мы 

можем  представить  себе  проходящими  от  всех  точек  предмета  через  центръ 

глаза на сетчатку, где будет соответствующая точка изображения. Если отдельная 

светящаяся  точка  объекта  перемещается  во  внешнем  пространстве,  то  соответ- 

ствующая  ей  точка  на  сетчатке  перемещается  в  противоположную  сторону. 

Световое  впечатление,  начиная  с  середины  сетчатки,  с  так  называемого  жел- 

того  пятна  или  централъной  ямки,  по  направлению  во  все  стороны  ослабевает  и 

соответственно  с  этим  уменыиается  чувствительность  и  острота  простран- 

ственного  определения.  Вследствие  сказанного  объекты,  изображение  которыхъ 

падает  на  желтое  пятно  называют  прямо  видимыми,  а  все  боковые    изображе- 

ния  —  видимыми  не  прямо.  Линия,  проходящая  через  центр  вращенин  глаза  и 

точку в середине желтого пятна, называется осью зрения. . >

 

Различительная  способность  глаза  при  прямом  и  при  иепрямом  зрении 

обнаруживает  значительную  разницу.  Для  опытного  глаза  две  линии,  отстоящия 

одна  от  другой  на  1  миллиметр,  при  прямом  зрении  сливаются  лишь  с  раз- 

стояния  около  3  метров,  что  соответствует  углу  зрения  около  75",  или  величине 

изображения  в  5  [л-  ПР

И

 

неирямом  зрении,  напротив,  промежуточное  разсто- 

яние  изображений  должно  быть  больше,  чтобы  они  воспринимались  отдельно 

друг  от  друга,  и  возрастает,  кроме  того,  очень  значительно  вместе  с  увели- 

чивающимся  разстоянием  изображений  от  середины  сетчатки,  как  указываетъ 

следующая таблица:

 

разстояние изображения от середиеы сетчатки    .   2,5°   3,5°     5°       7°       8,5° 

разстояние между изображениями   . . . . . . .    3,5'    1'     17У   34/5   69'

 

Еще  быстрее  падает  различительная  способность  сетчатки,  когда  изобра- 

жения перемещаются в ея периферическия части; например, в разстоянии 35°

 

от  желтого  пятна  она  уменыпается  уже  на 

1

/ш-ю  силы  прямого  зрения.  Заме- 

чательно  еще,  что  различительная  способность  на  различных  меридианах,  ко- 

торые  мы  можем  провести  через  середину  сетчатки,  обнаруживает  различ- 

ные    особеняости,  и  даже  глаза  одного  и  того  же  яаблюдателя  в  этом  отноше- 

нии  не  похожи  друг  на  друга.  Вообще,  горизонтальный  меридиан  сетчатки, 

повидимому,  более  резко  различает  предметы,  чем  вертикальный;  на  это  об- 

стоятелъство  приходится  обращать  особое  внимание  при  микрометрических  изме- 

рениях  в  микроскопе  и  телескопе.  Возможно,  что  более  острое  зрение  в  го- 

ризонтальном  меридиане  находится  в  связи  с  упражнением,  которое  испол- 

няют  глаза  при  чтении  и  письме.  С  этой  точки  зрения  было  бы  интересно 

изследовать  хотя  бы  глаза  китайцев  или  японцев,  у  Еоторых,  быть  может, 

вертикальный  меридиан  сетчатки  более  способен  к  острому  зрению,  чем  гори- 

зонтальный.

 

Вполне  допустимо  привести  эти  различия  восприятия  изображения  в  раз- 

личных  местах  сетчатки  в  связь  с  различиями  в  строении  последней.  Около 

центра  сетчатки,  т.  е.  в  желтом  пятяе,  в  восприятии  участвует  почти  сплош- 

ной  слой  колбочек,  а  в  периферических  участках  сетчатки  колоочки  умень- 

шаются  в  числе—их  место  занимают  палочки.  С  каждой  колбочкой  связано 

несколько нервных волокон, а с палочкой только одно.

 

Диаметр  поперечного  сечения  колбочки,  по  точным  измерениям,  равняется 

И а  до  2

х

/2  [л  (I  [л  —  0,юо  милл.),  а  человеческий  глаз  при  микрометрическихъ 

измерениях  с  помощью  тончайших  искусственных  приборов  должен  вос- 

принимать  различия  размеров,  соответствующия  величине  изображения  на  сет- 

чатке  в  0,7//,,  т.  е.  только  трети  диаметра  колбочки.  Следовательно,  даже  въ 

пределах одной колбочки происходит определение пространства.

 

Кроме  того,  что  в  стороны  от  желтого  пятна  острота  восприятия  значительно 

уменыпается,  при  чем  упомянутое  выше  „слепое  пятно"  представляет  собою 

пробел  в  поле  зрения  диаметром  в  1

х

/2  миллиметра:  в  нем  отсутствуютъ 

палочки  и  колбочки,  а  имеются  только  волокна  зрительного  нерва.  Означенное 

диесто  помещается  на  разстоянии  около  15°  кнутри  от  центра  желтого  пятна; 

так  как  на  сетчатке  изображения  располагаются  в  обратном  порядке,  то 

объекты,  находящиеся  на  соответствующем  разстоянии  от  центра  сетчатки,  не 

воспринимаются, как только они поииадают в область слепого пятна.

 

Описанные    свойства  неподвижного  глаза  содержат  в  себе  существенные 

элементы  зрительного  представления,  но  сами  по  себе  они  еще  далеко  не  опре- 

деляют  его  вполне.  Мозаика  световых  ощущений,  возникающая  от  раздра- 

жения  отдельных  возбудимых  элементов  сетчатки  и  называемая  ощущаемымъ 

изображением,  совершенно  отлична  от  того  образа,  который  мы  в  нашемъ 

представлении  относим  к  внешнему  миру.  Представление,  так  сказать,  запол- 

няет  пробелы  ощущаемого  изображения  и  сглаживает  неточности,  возникшия  въ 

периферических  частях  сетчатки;  для  такой  работы  наше  представление  ну- 

ждается  в  особенных  вспомогательных  средствах,  среди  которых,  прежде 

всего, мы разсмотрим вкратце движения глаза.

 

Движения  глаза,  вообще,  при  нормальных  условиях  состоят  из  вращения 

вокруг  определенной  и  постоянной  точки  глазной  полости.  Означенная  точка, 

или  центр  вращения,  помещается  приблизительно  на  разстоянии  ИЗ а  миллимет- 

ров за полюсом роговицы, и все вращения производятся при помощи шести

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  51  52  53  54   ..