Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 37

 

  Главная      Учебники - Разные     Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - 1904 год

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

 

содержание   ..  35  36  37  38   ..

 

 

Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 37

 

 

в  области  фармацевтической  химии.  Прежде  всего  он  указал,  что  не  растение, 

употребляемое  в  качестве  лекарства,  действует  как  таковое,  но  что  в  немъ 

должно  заключаться  вещество,  тсоторому  принадлежит  целительное  действие. 

Вместо  всегорастения,  или,  как  егоназывал  Парацелъс,  вместо  „супнойнриправы", 

он  рекомендует  употреблять  только  это  вещество.  Самые    болезни  Парацельс  сво- 

дил  на  химическое  изменение  содержащихся  в  теле  соков  и  задачей  терапии  ста- 

вил  возстановление  правильных  химических  соединений.  Таким  образом,  въ 

своих  многочисленных  трудах,  которых  имеется  более  трехсот,  Парацельсъ 

всегда  и  во  всех  случаях  подчеркивал  значение  химии  для  медицины.  Посто- 

яено  онъуказывал  на  то,  что  медицина  без  химических  оснований  ничто,  и  широ- 

ким  применением  химических  средств  для  медицинских  целей  служил  оди- 

наково  обеим  нау-кам.  Так  как  химическия  средства  состояли,  по  большей 

части,  из  препаратов  металлов,  в  особенности  из  соединения  свинца,  сурьмы, 

меди,  железа  и  ртути,  которые  до  этого  времени.,  вообще,  не  употреблялись 

в  медицине,  то  скоро  подобные  препараты  стали  приготовлять  повсеместно,  поль- 

зуясь  указаниями  Парацельса  и,  благодаря  этим  занятиям,  были  приобретены 

основательные    знания  солей  металлов,  изучено  их  образование,  свойства  и,  на- 

конец,  даже  доказано  их  присутствие  путем  анализа.  Таким  образом,  область 

химии  расширялась  все  более  и  болео  и  вследствие  того,  чго  теперь  ею  стали 

заниматься  иатрохимики,  люди,  получившие  медицинскоо  образование;  она  перо- 

шла  из  рук  чистых  алхимиков,  вербуемых  из  людей  всех  слоев,  в  руки 

лиц  с  основательной  научной  подготовкоии.  Последствия  этого  кореиного  изме- 

нения проявились скоро весьма разнообразно.

 

После  смерти  Парацельса  между  его  приверженцаши  и  врагами  возникли 

горячие  споры.  Долгое  время  кипела  эта  борьба,  которая  кончилась,  в  копце- 

копцов,  блестящей  победой  последователей  Парацельса,  так  что  в  позднейшее 

время,  еще  в  течение  целого  столетия,  все  направление  химии  и  медицины  нахо- 

дилось  под  влиянием  этого  вьтдающагося  ума.  Вначале  влияние  учений  Пара- 

цельса  расиространялось  только  в  Германии;  однако,  постеиенно  оно  перешло  и 

в  другия  страны  и,  наконец,  влияния  общепризнанных  основных  положений 

ИИарацельса  не  могла  избегпуть  даже  Испания,  где  Маймонид  своими  сочине- 

ниями доставил учениям Галена безспорное уважение.

 

Одним  из  ревностнейших  защитников  этих  основных  положений  былъ 

Леонтард  Турнейсер  (1530—1596).  ИИравда,  Турнейсер  принадлежал  къ 

тому  классу  алхимиков,  которые,  прибегая  к  мошенничеству,  выдавали  себя 

за  обладателей  философского  камня  —  к  тому  классу,  который  был  так  много- 

числен  и  так  тиишчен  для  всего  векаалхимии  и  оказывал  такое,  ощущаемос 

в  самых  широких  слоях,  влияние  на  всю,  без  исишочения,  культурную  жизнт. 

многих  столетий,  что  познш  нам  придется  остановиться  на  этом  более  подробно. 

Как  все  алхимики  этого  рода,  Туряейсер  старался  приобрестивлияниепри  дворахъ 

великих  и  силышх  мира  сего,  и  во  время  своих  странствований  он  оставался 

долгое  время  при  дворе  эрцгерцога  австрийского  Фердинанда,  а  с  1569  г.  до 

1584  г.  был  преимущественно  при  дворе  курфюрста  Бранденбургскаго.  В  по- 

следнем  году  он  должен  был  тайно  бежать  из  Берлина.  Благодаря,  именно, 

этим  знакомствам,  Турнейсер  имел  возможность  более,  чем  кто-либо 

другой,  содействовать  усилению  значения  и  влияния  идей  Парацельса.  Но,  не- 

смотря на свою безнравственную деятельность, сам Турнейеер был, тем не

 

 

 

менее,  выдающимся  и  обладающим  богатыми  знаниями  алхимиком,  и  то  обстоя- 

телъство,  что  он  следовал  учениям  Парацельса,  привело  его  к  одному  важному 

открытию  в  области  химии.  Исходя  из  изложенного  уже  выше  взгляда  своего учи- 

теля,  что  в  каждом  растении  содержится  вещество,  имеющее  хнмическое  действиё, 

Турнейсер заключал, что подобное явление должно иметь место и по отношению 

к  минеральным  водам.  Поэтому  оя  принялся  за  изследования  болъшого  числа 

подобных  вод  и  результаты  этих  изследований  изложил  в  появившемся  въ 

1572  году  сочинении:  „Ризоп,  или  о  холодных,  теплых,  минеральных  и  метал- 

лических  водахъ".  Здесь,  прежде  всего,  он  учил,  как  посредством  выпаривания 

воды  можно  получить  в  виде  остатка  растворенные    в  воде  твердые    составныя 

части.  Равным  образом,  им  были  предложены  примитивные  методы  анализа  со- 

ставных  частей  этого  остатка.  В  Турнейсере  мы  видим  основателя  анализа  ми 

неральных  вод,  который,  развиваясь  все  более  и  более,  наконец,  в  XIX  сто- 

летии  нашел  выдающагося  представителя  в  лице  Ремигия  Фрезениуса  (1819— 

1897);  последний  изследовал  точнейшим  и  обстоятельнейшим  образом  почти 

все известные  минеральные  воды и труды его были весьма денны для бальнеоте- 

рапии, хотя теперь их превзошли выводы учения о диссоциации.

 

Об  отношении  медицияской  школы  того  времени  к  учениям  Парацелъса 

лучше  всего  можно  судить  по  тому,  что  в  1566  году  парижский  парламентъ 

запретил  употребление  большинства  предложенных  Парацельсом  лекарств, 

а  врачам  воспретил,  под  угрозою  тягчайшого  наказания,  прописывать  их. 

Когда  же  в  1603  г.  .один  ревностный  приверженец  Парацельса,  Теодор  Турке 

де  Майенр  все-таки  применил  препарат  сурьмы,  то  его  объявили  недостойнымъ 

заниматься  медициной  и  всем  врачам  запретили  советоваться  с  ним.  Не- 

смотря  на  такия  и  подобные    им  преследования,  идеи  Парацельса  все-таки 

со  временем  распространялись  победоносно,  так  как  выдающиеся  люди  очень 

скоро  сумели  отличить  ложные    учения,  которые    выставил  учитель,  от  истин- 

ныхъ';  опровергая  первые    и  разрабатывая  далее  последния,  они  сами  приобретали 

с течением времени все большее влияние.

 

Средж  этих  выдающихся  последователей  Парацельса  прежде  всего  следуетъ 

назвать  Андреаса  Либау  или,  как  он  сам  себя  называл,  Либавиуса  (умер  въ 

1616  году).  Несмотря  на  все  свои  познания,  он,  тем  не  менее,  был  все  еще 

ревностным  поборником  веры  в  облагораживание  металлов,  но  в  остальномъ 

его  взгляды  отличаются  ясностью  и  правильностыо.  Горячо  взялся  он  за  приме- 

нение  лекарств,  приготовляемых  химическим  путем,  при  чем,  стараясь  умно- 

жить  способы  приготовления,  а  также  количество  лекарств,  он  сделал  много  важ- 

ных  химических  открытий.  Так,  он  был  изобретателем  того  способа,  по  кото- 

рому  еще  и  доныне  добывается  серная  кислота  из  паров  аигидрита  сершистой  ки- 

слоты  в  присутствии  азотной  кислоты.  Его  способ  был  так  хорошо  разработан, 

что  из  него  могло  бы  развиться фабричное добывание серной кислоты — но объ 

этом  в  то  время  еще  никто  не  думал.  Наоборот,  Либавиус  тогда  уже  могъ 

доказать  с  точностью,  что  кислота,  получаемая  его  способом,  тождественна  съ 

той,  которую  можно  было  бы  получить  из  купороса  или  квасдов.  Далее,  онъ 

был  изобретателем  различных  окрашенных  стекляных  сплавов  и  авторомъ 

первой  учебной  книги  по  химии,  которая  вышла  в  свет  в  1595  году,  пережила 

много изданий и оеталась на долгое время лучшим произведением по химии.

 

Но значительнейшим из всех представителей медицинской эпохи алхимии,

 

 

 

есля  не  считать  Парацельса,  был  Иоганн  Баптист  ванъ-Гельмонт  (род.  въ 

1577  г.  в  Брюсселе,  умер  в  1644  г.  там  же).  Изучение  трудов  Парацельса 

сделало  его  таким  ревностным  приверженцем  последняго,  что  в  позднейшее 

время  он  поставил  задачей  своей  жизни  развивать  далее  учение  Парацельса  и 

вести  борьбу  с  приверженцами  Галена.  Ван  -  Гельмонт  был  убежденнымъ 

адептомъ:  он  утверждал,  что  обладает  неболыпим  количеством  философскаго 

камня  и  этим  достиг  величапших  результатов.  Он  твердо  верил  также 

в  существование  вещества,  в  котором  растворяются  все  тела,  так  называемаго— 

„алькагеста".  Среди  своих  последователей  он  был  известен  своими  взгля- 

дами  на  роль,  которую  играет  в  природе  вода.  Несмотря  на  то,  что  взгляды 

эти  были,  по  болъшей  части,  неправильны,  все  же  благодаря  им  медицинское  на- 

правление  алхимии  приобрело  многочисленных  последователей.  Ван  Гельмонтъ 

думал,  что  вода  содержится  во  всех  горючих  веществах  и  что  зажиганиемъ 

или  сожиганием  последних  можно  получить  ее  в  чистом  состоянии.  Один  изъ 

„опытовъ"  ванъ-Гельмонта  проливает  свет  на  способы  изследований  того  вре- 

мени.  Чтобы  решить  вопрос,  „откуда  произошли  мыши",  ванъ-Гельмовт  про- 

извел  целый  ряд  опытов  и  в  виде  резулътата  своих  изследований,  в  конце- 

концов,  объявил,  что  их  можно  получить,  если  положить  в  один  сосуд  гряз- 

ную  рубашку  и  пшеничную  муку!..  Этот  опыт  —  картинка  культурного  состоя- 

ния,  которая  лучше  всяких  книг  рисует  ученых  того  времени  и  ихъ 

умственный  уровень!  Однако,  несмотря  на  это  и  многия  подобные    заблужде- 

ния  ван  -  Гельмонт  все-таки  был,  как  мы  уже  говорили,  выдающимся  ал- 

химиком,  и  химия  обязана  ему  очень  многим.  В  нем  мы  должны  видеть 

основателя  всех  наших  сведений  о  газах,  а  также  он  первый  употребилъ 

слово  газ,  чтобы  охарактеризовать  известныи  вид  воздуха.  В  одном  из  его 

сочинений  имеется  следующее  место:  „Ншис  вригииит  ипсо^пииит  Ьасеепиз  по о  по- 

типе  ^аз  осо"  т.  е.  этот  до  сих  пор  неизвестный  вид  воздуха  я  называю 

новым  словом  „газъ"  (образованньш  от  греческого  слова  „сЬаоз").  Хотя  онъ 

и  не  достаточно  хорошо  умел  отличать  друг  от  друга  различные  виды  га- 

зов,  так  как  тогда  не  было  еще  никаких  средств  собирать  их  отдЬльно 

друг  от  друга,  но  ему  все  же  прияадлежит  заслуга,  что  он  первый  указалъ 

на  то,  что  существуют  воздухообразные    вещества,  которые    имеют  другия 

свойства,  чем  воздух.  Равным  образом,  ванъ-Гельмонт  очень  хорошо 

умел  отличать  газы  от  паров.  Данные    им  определения  свойств  газов  и 

паров  удержались  делое  столетие,  почти  до  новейших  времен,  и  лишь  Ишшей 

сильно  развившейся  научной  технике  было  суждено  создать,  благодаря  новымъ 

опытам,  и  новые  взгляды  в  этой  области.  Особенно  обстоятельны  и  очень 

правильны  сделанные    ваиъ-Гельмонтом  изследования  углекислого  газа.  Онъ 

указал,  что  этот  газ  развивается  при  броикении  вина  и  пива  и  при  пище- 

варении  в  желудке,  а  затем  находится  еще  в  минеральных  водах  и  выде- 

ляется  в  Собачьей  пещере  близ  Неаполя.  Он  дал  также  способ  добы- 

вания  углекислого  газа  из  извести  и  уксуса  и  изучил  его  физиологическия  свой- 

ства.  Далее,  ванъ-Гельмонт  был  изобретателем  одного,  употребляющагося  и 

поныне,  химического  соединения

}

  а  именно  —  жидкого  стекла,  которое  он  полу- 

чал  сплавляя  кремнезем  с  большим  количеством  щелочи.  Благодаря  своимъ 

обстоятельным  изследовавиям,  ванъ-Гельмонт  приобрел  сведения  о  процессе 

брожения, и слово „ферментъ", означающее возбудителя брожения, ведет свое

 

начало  от  него.  Соответственно  умственному  направлению  его  века,  когда  смо- 

трели  на  химию,  как  на  главную  опору  медицины,  ванъ-Гельмонт  старался  из- 

следовать  отношение  между  брожением  и  человеческим  организмом  и,  не- 

смотря  на  то,  что  он  пришел  к  несколько  нелепым  взглядам,  это  не  по- 

мешало  ему  знать  и  ценить  щелочи,  как  великолеишое  лекарство  во  всех  техъ 

случаях,  когда,  по  его  убеждению,  в  человеческом  теле,  вследствие  очень  силь- 

ного  брожения,  развивалось  слишком  много  кислоты.  Таким  образом  он  лечилъ 

вполне  правильно  изжогу,  ломоту  и  т.  д.  употреблением  щелочных  средств,— 

способом,  который  сохранился  и  до  наших  дней.  Среди  открытых  им  хи- 

мичесишх 

соединений, 

следуст 

отметить 

угле- 

кислый 

амоний(сольолень- 

яго рога).

 

Из 

современиковъ 

ванъ-Гельмонта  был  ра- 

вен  ему  по  значению 

один толыш Иоганн Ру-

 

последователем  учения  о  превращеиии  металлов  и  об  алкагесте,  при  чом  имъ 

было  открыто  много  новых  химических  средств,  более  чем  кемъ-либо 

из  иатрохимиковъ;  в  нем  мы  видим  скорее  первого  представителя  тохниче- 

ской  химии,  чем  иатрохимика.  Из  этих  средств  упомянем  только  серно- 

кислый  натрий,  называющийся  в  честь  его  еще  и  теперь  „глауберовой  солью", 

которая,  как  „заи  гаигаЪиИе  ОгИаИИЪеги",  составляет  одно  из  важнейших  ле- 

карств  школы  иатрохимиков.  Кроме  медицины,  глауберова  соль  уиютребляется 

в  настоящее  время  еще  во  многих  техно-химических  производствах,  в  осо- 

бенности  при  фабрикации  соды,  в  стекляной  промышленности,  при  окраске 

шерсти  и  т.  д.  Главным  образом  техника  обязана  Глауберу  открытием  мно- 

гих  методов,  как,  например,  метода  получения  соляной  кислоты,  также  до- 

бываеия  сулемы  и  т.  под.  Много  способов  предложил  Глаубер  для  приго- 

товления  селитры,  а  в  области  красильного  дела  он  проложил  новый  путь 

разработкой  таких  способов,  с  помощыо  которых  была  достигнута  возможность 

варьировать оттенки красящого вещества. Равным образом, Глаубер былъ

 

 

первым,  кто  занялся  обстоятельным  изучением  тогдашней  химической  промы- 

шленности  в  государстве.  В  своем,  появившемся  в  1656—1661  годах, 

шеститомном сочинении „ТеиивсЫапсИз Д оИИИагйИ" („Блого Германии") он ука- 

зывает,  как  посредством  развития  техники  и  установления  правильного  отно- 

шения  между  ввозом  и  вывозом  сырых  материалов  и  продуктов  технжки 

может  быть  поднято  народное  благосостояние.  Таким  образом,  Глаубер  былъ 

химиком,  который,  кроме  основательных  знаний,  обладал  еще  широкой  дально- 

видностыо.

 

Кроме  упомянутых  здесь  главных  представителев  иатрохимии,  в  XVI  и 

XVII  столетиях  была  еще  целая  масса  других  химиков,  которые  сознательно 

держались  вне  всякого  определенного  направления  и  жили,  без  всякой  предвзя- 

той  идеи,  исключительно  своой  собственной  работой.  Из  них  никто  не  ока- 

зал  никакого  влияния  на  развитие  химии,  за  исключением  только  одного,  кото- 

рый  опять-таки  достиг  значения  лиипь  в  одной  строго  отграниченной  области. 

Таким,  занимавшим  во  всех  отношениях  обособленное  положение,  челове- 

ком  был  Георг  Агрикола  (род.  в  1494  г.  в  Глаухау,  близ  Мейссена,  ум.  въ 

1555  г.).  Хотя  он  был  врачем,  но  темъ'  не  менее  держался  почти  так  же 

далеко  от  деятельности  по  иатрохимии,  как  и  от  занятий  своен  профессией. 

Напротив  того,  он  работал  с  величайшим  рвением  в  области  металлур. 

гии  и  горно-заводского  дела  и  сделался  выдающимся  представителем  послед- 

няго  как  в  научном,  так  и  в  техническом  отношениях.  В  своем  две- 

надцатитомном  сочинении  по  металлургии  он  собрал  все,  что  в  то  время 

было  известно  в  этой  области  химической  техники,  вследствие  чего  его  письмен- 

нын  труд  представляет  из  себя  полную  энциклопедию  тогдашних  знаний  по 

металлургии.  Но  и  им  самим  было  придумано  много  способов  и  методов  об- 

работки  руды.  Прежде  всего  он  показал,  как  можно  собирать  улетавшие  безъ 

всякой  пользы  ИИары,  возникаюидие  при  прожигании  руды  и  каким  путем  изъ 

них  можно  выделить  серу.  При  этом  он  дал  и  способ  очищения  самой 

серы.  Далео,  он  выработал  очень  практичный  сиособ  добывания  меди  и 

усовершенствовал  метод  получения  серебра,  ртути,  суръмы  и  висмута  из  ихъ 

руд.  Равным  образом,  в  его  сочинениях  описаны  техиические  приемы  для 

рационалъного  добывания  и  очистки  поваренной  соли,  селитры,  квасцов  и  же- 

:лезного  купороса.  Агрикола  усовершенствовал  все  приспособления  и  инстру- 

менты,  служащие  для  металлургического  и  заводского  производств,  как,  на- 

пример,  муфеля,  тигеля,  горнозаводския  печи  и  т.  д.  Для  пробных  испытаний 

руды  он  выработал  новые  способы  и,  благодаря  своим  трудам  по  ме- 

таллургии  и  горнозаводству,  которым  посвятил  всю  свою  жизнь,  он  стал  вы- 

дающимся  реформатором  в  этой  области.  С  появлением  Агриколы  горно- 

заводство,  равно  как  и  разработка  руды,  по  существу  своему  и  во  всехъ 

отношениях,  были  направлены  по  новому  пути.  С  этих  пор  пользуются  новыми, 

предложенными  им,  аппаратами  и  методами  и,  благодаря  этому,  добывают  мно- 

жество  новых  продуктов.  До  начала  XIX  столетия,  т.  е.  до  момента,  когда 

открыли  свое  победоносное  шествие  паровые    машины,  в  горных  и  заводскихъ 

производствах работали исключителыю по его указаниям.

 

При  совершенно  односторонном  направлении  иатрохимш,  конечно,  не  могъ 

не  наступить  ея  упадок.  Прежде,  чем  приступить  к  разсмотрению  этого 

упадка и вызвавших его причин, необходимо здесь же дать общую оценку

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  35  36  37  38   ..