Поэтический словарь (А.П. Квятковский) - часть 30

 

  Главная      Учебники - Разные     Поэтический словарь (А.П. Квятковский)

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

содержание   ..  28  29  30  31   ..

 

 

Поэтический словарь (А.П. Квятковский) - часть 30

 

 


Многие русские народные частушки — экспромты.

ЭЛЕГИ’ЧЕСКИЙ ДИ’СТИХ (греч.

δίστιχον

ἐλεγειακόν — элегическое

двустишие) — античное двустишие, состоящее изгекзаметра и пентаметра . Элегическим его называют потому, что, как правило, античный Э. д. содержит в себе глубокую житейско- философскую мысль, вызывающую на размышления. Классическим образцом античного Э. д. может служить следующее двустишие Платона:

Небом желал бы я быть, звездным всевидящим небом, Чтобы тебя созерцать всеми очами его.

(пер. А. Майкова)


В русской поэзии имеется ряд оригинальных Э. д., в частности у А. Пушкина — двустишие по поводу перевода Н. Гнедичем на русский язык «Илиады» Гомера:

Слышу умолкнувший звук божественной эллинской речи; Старца великого тень чую смущенной душой.

ЭЛЕ’ГИЯ (греч. ἐλεγεία) — лирический жанр античной поэзии, стихотворение, проникнутое смешанным чувством радости и печали или только грустью, раздумьем, размышлением, с оттенком поэтической интимности. В Древней Греции Э. писали Архилох, Каллимах, из латинских поэтов — Овидий, Катулл. Форма античных Э. — ряд элегических дистихов . В русской поэзии первую Э. написал В. Тредиаковский; как жанр Э. развилась в конце 18 и особенно в начале 19 вв. Э. писали К. Батюшков, В. Жуковский, А. Пушкин, М. Лермонтов, Н. Языков, Н. Некрасов, А. Фет, а в 20 в. — В. Брюсов, К. Фофанов, И. Анненский, А. Блок и др. Стихотворный размер русских Э. преимущественно ямбический.


Вот «Осенняя элегия» молодого А. Блока:

I


Медлительной чредой нисходит день осенний,

Медлительно крутится желтый лист,

И день прозрачно свеж, и воздух дивно чист — Душа не избежит невидимого тленья.

Так каждый день стареется она,

И каждый год, как желтый лист, кружится, Все кажется, и помнится, и мнится,

Что осень прошлых лет была не так грустна.

II

Как мимолетна тень осенних ранних дней, Как хочется сдержать их раннюю тревогу, И этот темный лист, упавший на дорогу,

И этот чистый день, исполненный теней, —


Затем, что тени дня — избытки красоты, Затем, что эти дни спокойного волненья Несут, дарят последним вдохновеньям Избыток отлетающей мечты.


Интересную по лаконизму и лирической сдержанности «Элегию» написал Г. Санников: Снилось мне:

Ты живешь на луне, На далекой луне, Недоступная мне.

Это ты, это ты

По ночам с высоты, И грустна, и нема, Меня сводишь с ума Полнолунной своей Наготою страстей. Я один на земле, Словно искра в золе, Постигаю, светясь,

Двустороннюю связь. Но нам рук не скрестить, Обречен я грустить,

Как и ты обо мне На далекой луне.

ЭЛЁН (казах. ) — четырехстишная строфа в казахской поэзии с рифмовкой по типу aaba; в каждом стихе 11 слогов, большая постоянная цезура после шестого слога. Строй Э. близок к строю русского силлабического одиннадцатисложника.

ЭЛИ’ЗИЯ (от лат. elisio — выталкивание, выпадение) — термин античной поэтики, ритмико-фонетическое явление в стихе, заключающееся в том, что при наличии двух соседних гласных, принадлежащих к двум смежным словам, одна из них сокращается в произношении настолько, что теряет определенную метрическую меру и почти выпадает. Явление Э. наблюдается в современном французском и итальянском стихе. В русском стихе Э. нет.


ср. Синкопа .

Э’ЛЛИПС , эллипсис (греч.

ἔλλειψις — выпадение, опущение), — лингвистический термин, пропуск во фразе какого-либо слова, легко подразумевающегося. Э.

— явление, широко распространенное в бытовой и поэтической речи. Примеры Э. в русской поэзии:

Не тут то (было). Море не горит. (И. Крылов)

Пороша. Мы встаем, и тотчас (садимся) на коня, И рысью (скачем) по полю при первом свете дня. (А. Пушкин)

Богаты мы, едва (вышли) из колыбели, Ошибками отцов и поздним их умом. (М. Лермонтов)

В истории он ни бельмеса (не понимает). (А. К. Толстой)

Возьми и пиши ему ВЦИК циркуляры!

Пойди — эту правильность с эрфуртской (программой) сверь! (В. Маяковский «Про это»)

Кто за рукав, Кто за полу — Ведут Никиту В дом, к столу.

Ввели и — чарку — стук ему! И не дыши — до дна!

Гуляй на свадьбе, потому — Последняя она...

(А. Твардовский)


К эллиптическим относятся и такие синтаксические построения, в которых сказуемое выражено междометием, например:

Мартышка, в зеркале увидя образ свой, Тихохонько медведя толк ногой.

(И. Крылов)

Но вдруг сугроб зашевелился, И кто ж из под него явился?

Большой взъерошенный медведь. Татьяна ах! — а он реветь...

(А. Пушкин)


ср. Апокопа .

ЭМФА’ЗА (греч. ἔμφασις — указание;

выразительность) — эмоциональное, взволнованное построение ораторской и лирической речи; эмфатическая речь сопровождается соответствующими интонационными приемами. Э. характерна для лирики и почти не встречается в эпических произведениях. Многие стихотворения А. Фета, С. Есенина, В. Маяковского, М. Алигер, В. Тушновой эмфатичны. Вот несколько примеров:

Пой же, пой. На проклятой гитаре Пальцы пляшут твои в полукруг. Захлебнуться бы в этом угаре,

Мой последний, единственный друг.


Не гляди на ее запястья

И с плечей ее льющийся шелк.

Я искал в этой женщине счастья, А нечаянно гибель нашел.

Я не знал, что любовь — зараза, Я не знал, что любовь — чума. Подошла и прищуренным глазом Хулигана свела с ума.


Пой, мой друг. Навевай мне снова Нашу прежнюю буйную рань.

Пусть целует она другова, Молодая, красивая дрянь.


Ах, постой, Я ее не ругаю. Ах, постой. Я ее не кляну. Дай тебе про себя я сыграю Под басовую эту струну... (С. Есенин)

Знаешь ли ты, что такое горе,

когда тугою петлей на горле?

Когда на сердце глыбою в тонну, когда нельзя

ни слезы, ни стона? Чтоб никто не увидел, избави боже, покрасневших глаз, потускневшей кожи, чтоб никто не заметил, как я устала,

какая больная, старая стала...

Знаешь ли ты, что такое горе?

Его переплыть

все равно что море, его перейти

все равно что пустыню, а о нем говорят словами пустыми, говорят:

«Вы знаете, он ее бросил...»

А я без тебя

как лодка без весел, как птица без крыльев, как растенье без корня...

Знаешь ли ты, что такое горе? Я тебе не все еще рассказала, —

Знаешь, как я хожу по вокзалам? Как расписания изучаю?

Как поезда по ночам встречаю?

Как на каждом почтамте молю я чуда:

хоть строки, хоть слова оттуда... оттуда...

(В. Тушнова)


человек —

борец, каратель, мститель!

(В. Маяковский)

Какими же словами

утишишь бо́ль ту,

На тысячах

мглистых миль,

Которая мчится,

как мчится по́ льду

Гонимая

ветром пыль?

(Н. Асеев)

Над родной Москвою вдоль Москва́-реки

Самолеты вражеские шли.

И тогда карманные фонарики

На ночных дежурствах мы зажгли.

(М. Светлов)

ЭПИГРА’ММА

(греч.

ἐπίγραμμα —

надпись)

— 1) в

античной литературе стихотворная (редко прозаическая) надпись на храмах, зданиях, постаментах к статуям, на посуде и т.п. , содержащая прославление богов или героев. Позже Э. приобрели самостоятельное значение как малый жанр лирической поэзии — обращение к какому-либо лицу, нравоучительное высказывание, пожелание, восхваление, порицание и пр.


В древнегреческой литературе известно свыше ста авторов Э., среди них Платон, Анакреонт, Сафо, Эзоп, Эсхил, Менандр, Асклепиад, Феокрит, Алкей, Мелеагр, Автомедонт, Лукиан, Диоген Лаэртский и многие другие поэты. Культура античной Э. достигла высокого развития, сочетая в себе лаконизм, меткость характеристики, острую мысль, юмор (или сатиру). Вот образцы античной Э.:

Жизнь, как без смерти уйти от тебя? Ты приносишь повсюду Тысячи бед. Избежать трудно их, трудно нести.

Что по природе прекрасно, лишь то в тебе радует: солнце, Месяца круговорот, звезды, земля и моря.

Все остальное — страданья и страхи. И если случится Радость кому испытать, — следом Отмщенье идет. (Эзоп, 6 в. до н.э. , пер. В. Вересаева)

По вечерам, за вином, мы бываем людьми, но как только Утро настанет, опять звери друг другу мы все. (Автомедонт, 1 в. н.э. , пер. М. Грабарь-Пассек)

Не мудрено и упасть, если смочен Вакхом и Зевсом. Как устоять против двух, смертному против богов? (Дионисий Софист, 1—2 в. н.э. , «Пьянице, упавшему


под дождем», пер. Л. Блуменау)

Если ты думаешь, что с бородой вырастает ученость, То бородатый козел есть настоящий Платон. (Лукиан, 2 в. н.э. , пер. Ю. Шульца)

Если бранишь за глаза, ты этим меня не обидишь; Если же хвалишь в глаза, не забывай свою брань. (Аполинарий, 5 в. н.э. , пер. Ю. Шульца)

В латинской литературе эпиграммистами были такие поэты, как Катулл, Марциал, Тибул, Проперций. Вот латинская Э.:

Милая мне говорит: лишь твоею хочу быть женою, Даже Юпитер желать стал бы напрасно меня.

Так говорит. Но что женщина в страсти любовнику шепчет, В воздухе и на воде быстротекущей пиши.

(Катулл, 1 в. до н.э. , пер. А. Пиотровского)


2) В европейской поэзии Э. приобрела характер сатирического жанра, чаще в виде монострофы. Во Франции своими Э. славились Ф. Вольтер, Ж.-Б. Руссо и Э. Лебрен. В России первые сатирические Э. написаны В. Тредиаковским, А. Кантемиром и М. Ломоносовым. Русские Э. первоначально писались александрийским стихом с острой концовкой (пуант). У многих поэтов Э. была не просто остроумной игрушкой, но формой литературной полемики или средством политической борьбы; таковы эпиграммы А. Пушкина, Н. Некрасова, поэтов 60-х годов В. Курочкина, Д. Минаева идр. Пушкин писал:

«Благоговею перед создателем Фауста, но люблю эпиграммы».


Среди советских поэтов как эпиграммисты известны Д. Бедный, В. Маяковский, А. Безыменский, А. Архангельский, С. Маршак, А. Арго, Н. Адуев, С. Васильев, С. Швецов.


Примеры русских Э.: Воспитанный под барабаном, Наш царь лихим был капитаном: Под Австерлицом он бежал,

В двенадцатом году дрожал,

За то был фрунтовой профессор; Но фрунт герою надоел:

Теперь коллежский он асессор По части иностранных дел.

(А. Пушкин, «На Александра I»)

Толстой, ты доказал с терпеньем и талантом, Что женщине не следует «гулять»

Ни с камер-юнкером, ни с флигель-адъютантом, Когда она жена и мать.

(Н. Некрасов, «Автору „Анны Карениной“») Здесь над статьями совершают

Вдвойне убийственный обряд: Как православных — их крестят, И как евреев — обрезают.

(Д. Минаев, «В кабинете цензора») Все изменяется под нашим зодиаком, Но Пастернак остался Пастернаком. (А. Архангельский)


Свою книгу «Лирические эпиграммы» С. Маршак написал в духе античных Э.; сатирические миниатюры чередуются в ней с краткими медитациями, например:

Дорого во́время время. Времени много и мало.

Долгое время — не время, Если оно миновало.

ср. Надпись .

ЭПИ’ГРАФ (греч. ἐπιγραφή —

надпись) — 1) в античное время надпись на памятнике, на здании. 2) В общеевропейской литературе под Э. разумеется изречение или цитата, поставленные перед текстом целого литературного произведения или отдельных глав его. В Э. содержится основная мысль, развиваемая автором в повествовании.


см. Анакруза , там же примеры.

ЭПИЛО’Г (греч. ἐπίλογος —

послесловие, подытоживание) — 1) в античной трагедии и комедии — обращение к зрителям в конце пьесы, разъясняющее замысел автора. 2) В современной литературе — заключительная часть произведения, кратко сообщающая читателю о судьбе героев, описанию жизни которых было посвящено все произведение. Противоположное — пролог .

ЭПИ’СТОЛА (лат. epistola — письмо) — литературное произведение, обычно стихотворное в форме письма, где излагаются суждения автора по поводу определенного предмета; как литературный жанр Э. в России существовала в 18 в. Первая русская Э. написана В. Тредиаковским. Известны «Две эпистолы» А. Сумарокова, первая посвящена рассуждениям о русском языке, вторая — о стихотворстве. К Э. относится знаменитое

«Письмо о пользе стекла» М. Ломоносова.

ЭПИСТОЛЯ’РНАЯ ФО’РМА — композиционная форма художественных произведений, построенных в виде писем одного лица либо в виде переписки двух или нескольких лиц; таковы «Письма русского путешественника» Н. Карамзина, неоконченный

«Роман в письмах» А. Пушкина, написанный блистательным языком, повесть Ф. Достоевского «Бедные люди» и др. Э. ф. — редкое явление в литературе, в последнее время она почти вышла из употребления. К Э. ф. относятся послания и письма .

ЭПИСТРОФА’ (греч.

ἐπιστροφή, букв. — вращение) —

стилистическая фигура, заключающаяся в повторении одного и того же слова или выражения в длинной фразе или периоде; в поэзии — словесные повторы в начале и конце строфы или только в конце строф.


Например:

Свеж и душист твой роскошный венок, Всех в нем цветов благовония слышны, Кудри твои так обильны и пышны, Свеж и душист твой роскошный венок.

Свеж и душист твой роскошный венок, Ясного взора губительна сила, —

Нет, я не верю, чтоб ты не любила: Свеж и душист твой роскошный венок.


Свеж и душист твой роскошный венок, Счастию сердце легко предается:

Мне близ тебя хорошо и поется.

Свеж и душист твой роскошный венок. (А. Фет)

Свет вечерний шафранного края, Тихо розы бегут по полям.

Спой мне песню, моя дорогая, Ту, которую пел Хаям.

Тихо розы бегут по полям.


Лунным светом Шираз осиянен. Кружит звезд мотыльковый рой. Мне не нравится, что персияне Держат женщин и дев под чадрой. Лунным светом Шираз осиянен...


...Тихо розы бегут по полям. Сердцу снится страна другая. Я спою тебе сам, дорогая, То, что сроду не пел Хаям... Тихо розы бегут по полям. (С. Есенин)

ЭПИТАЛА’МА (от греч.

ἐπιθαλάμιος —

свадебный) — в античной поэтике свадебная лирическая песня, выражающая приветствие новобрачным. Э. оставили после себя Анакреонт и Сафо. В русской поэзии этот жанр встречается чрезвычайно редко. Можно отметить эпиталаму В. Тредиаковского «Стихи эпиталаматические на брак его сиятельства Александра Борисовича Куракина и княгини Александры Ивановны». Среди поэтов 20 в. Э. имеется у И. Северянина; вот первая строфа:

Пою в помпезной эпиталаме

— О, Златолира, воспламеней! — Пою безумье твое и пламя,

Бог новобрачных, бог Гименей.

ЭПИТА’ФИЯ (от греч.

ἐπιτάφιος — надгробный) —

надгробная надпись, часто в стихотворной форме. Вот, например, латинская Э., написанная Полицианом и вырезанная на плите над могилой знаменитого итальянского художника Филиппо Липпи:

Здесь я покоюсь, Филипп, живописец навеки бессмертный, Дивная прелесть моей кисти — у всех на устах.

Душу умел я вдохнуть искусными пальцами в краски, Набожных души умел — голосом бога смутить.

Даже природа сама, на мои заглядевшись созданья, Принуждена меня звать мастером равным себе.

В мраморном этом гробу меня успокоил Лаврентий Медичи, прежде чем я в низменный прах обращусь.

(пер. А. Блока)


Из русских поэтов Э. писали Симеон Полоцкий, И. Дмитриев, К. Батюшков, П. Вяземский, Ф. Глинка и др. Чаще в русской поэзии можно встретить эпиграмматические Э. в шуточной или сатирической форме, например:

Не нужны надписи для камня моего, Пишите просто здесь: он был, и нет его! (К. Батюшков)

Я пыль в глаза пускал: Теперь я пылью стал.

(Н. Карамзин, «Надгробие шарлатана») С увесистой супружницей своей

Он в бане парился и объедался сыто. О, сколько им обмануто людей,

И сколько чаю перепито!

(Н. Щербина, «Эпитафия русскому купцу») Склонясь у гробового входа,

— О смерть! — воскликнула природа.— Когда удастся мне опять

Такого олуха создать! (С. Маршак, из Р. Бернса)


Примеры Э. у Пушкина: Сияньем тощим фонаря

Глухие своды озаря, Идут...


В тщеславном тлении кругом Почиют непробудным сном Высокородные бароны...


А ночью слушать буду я Не яркий голос соловья...


Э. у других поэтов:

Вдруг животрепетным сияньем Коснувшись персей молодых, Румяным, громким восклицаньем Раскрыло шелк ресниц твоих. (Ф. Тютчев)

И серебром облиты лунным, Деревья мимо нас летят,

Под нами с грохотом чугунным Мосты мгновенные гремят. (А. Фет)

От весел к берегу кудрявый след бежал. (Он же)

Я из твоих соблазнов затаю

Не влажный блеск малиновых улыбок, — Страдания холодную змею.

(И. Анненский)

И на севрском фарфоре ржаные Сухари и глазастый ландрин. (С. Поделков)


Иногда роль Э. играют эпитетные местоимения, выражающие превосходную степень какого-либо состояния:

Она Тарквинию с размаха Дает пощечину, да, да!

Пощечину, да ведь какую! (А. Пушкин, «Граф Нулин») Ведь были схватки боевые, Да, говорят, еще какие!

(М. Лермонтов)

В непостижимом этом взоре Жизнь обнажающем до дна, Такое слышалося горе, Такая страсти глубина.

(Ф. Тютчев)

Звенела музыка в саду Таким невыразимым горем. (А. Ахматова)

И такой на небе месяц, Хоть иголки подбирай.

(М. Исаковский)

Царь взглянул с такой меланхолией, Что присел заграничный гость, Будто вбитый по шляпку гвоздь. (А. Вознесенский)


В нижеследующем отрывке эпитетные прилагательные выделены, их следует отличать от обычных определительных прилагательных, которые в тексте не подчеркнуты:

И там, когда вечерняя заря Бледнеющим румянцем одевает Вершины гор, — пустынная змея Из-под камней, резвяся, выползает; На ней рябая блещет чешуя Серебряным отливом, как блистает Разбитый меч, оставленный бойцом В густой траве на поле роковом. (М. Лермонтов)


см. Постоянный эпитет .

ЭПИТРИ’Т (греч.

ἐπίτριτος — содержащий целое с третью) — семидольная античная стопа, в которой три слога долгие и один краткий. Различаются четыре вида Э. в зависимости от местоположения краткого слога среди долгих: Э.

первый ◡◡‾◡‾◡‾◡‾◡&

#8254;◡‾, Э.

второй ◡‾◡‾◡◡‾◡‾◡&# 8254;◡‾, Э.

третий ◡‾◡‾◡‾◡‾◡◡&# 8254;◡‾, Э.

четвертый ◡‾◡‾◡‾◡‾◡&#8254

;◡‾◡. Э. противоположен пэану .

ЭПИ’ФОРА (греч. ἐπιφορά — повторение)

— стилистическая фигура, противоположная более часто встречающейся в поэзии анафоре ; повторение в конце стихотворных строк слова или словосочетания, например:

Милый друг, и в этом тихом доме Лихорадка бьет меня.

Не найти мне места в тихом доме Возле мирного огня!

(А. Блок)

Ну, а я... Иду дорогой,

Не тяжел привычный труд: Есть кой-где, что верят в бога. Нет попа,

А я и тут.

Там жених с невестой ждут, — Нет попа,

А я и тут.

Там младенца берегут, — Нет попа,

а я и тут.

(А. Твардовский, «Страна Муравия»)

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  28  29  30  31   ..