Поэтический словарь (А.П. Квятковский) - часть 11

 

  Главная      Учебники - Разные     Поэтический словарь (А.П. Квятковский)

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

содержание   ..  9  10  11  12   ..

 

 

Поэтический словарь (А.П. Квятковский) - часть 11

 

 


Прозаическая структура этой фразы была бы такой: «И я долго твердил нежное имя милой Мариулы».

Арагвы светлой он счастливо Достиг зеленых берегов.

(М. Лермонтов)

Прозаическая структура — «Он счастливо достиг зеленых берегов светлой Арагвы» — придает всей фразе слишком обыденный вид.

Лишь музы девственную душу

В пророческих тревожат боги снах. (Ф. Тютчев)


Прозаическая структура фразы: «Боги тревожат в пророческих снах лишь девственную душу Музы».

И курганов зеленеет Убегающая цепь. (А. Фет)


Почти ничего не вносит в стих инверсированное расположение слов во фразе, которая в любой грамматической структуре звучит, как необычайное речение, потому что сущность его

— необычайный образ: Вижу —

взрезанной рукой помешкав, собственных

костей

качаете мешок.

(В. Маяковский, «Сергею Есенину»)


И в нормальной конструкции эта фраза сохраняет свою драматическую интонацию:

«Вижу — помешкав взрезанной рукой, качаете мешок собственных костей».


Применение И. с. требует от поэта большой осторожности. Даже у больших мастеров стиха встречаются ошибки. Так, во второй строке следующего примера, при соблюдении необходимой цезуры, возникает ложно акцентированная интонация, нарушающая смысл стиха:

Цветок шиповника в расселине. Меж туч луны прозрачный челн... (В. Брюсов)


Получается: «меж туч луны», а не «прозрачный челн луны».

ИНОСКАЗА’НИЕ см. Аллегория .

ИНСТРУМЕНТО’ВКА (франц. instrumentation verbae) — термин, введенный в поэтику французским теоретиком литературы Рене Гилем. Это — фонетико-стилистический подбор в стихе слов, в которых чередование определенных звуков придает стихотворению или части его определенный звуковой тембр, а отсюда и эмоциональную окраску. К И. относятся все виды аллитераций, ассонансов, звуковых повторов, звукоподражаний, звукописи и т.п.

ИНТОНАЦИО’ННО-ЛОГИ’ЧЕСКИЕ ПА’УЗЫ в стихе — см. Пауза в стихе .

ИНТОНАЦИО’ННО-ФРА’ЗОВЫЙ СТИХ см. Фразовик .

ИНТОНА’ЦИЯ (от лат. intonoe — произношу громко) — смысловая мелодия, заключенная в самом строе речи. И. выражается определенным тембром, высотой и силой голоса. Особую роль играет И. в стихе, благодаря чему раскрывается фонетико-мелодическое

и смысловое богатство поэтического текста.


Теория интонации в стихе (ее роль в формообразовании стиха, ее отношение к ритму и фразостроению) еще не разработана, хотя многие советские исследователи уделяли внимание этой проблеме. Помимо определенного мелодического качества, И. включает такие компоненты, как смысловые и ритмические паузы, фразовые и логические ударения, а также темп. Первая попытка наметить в стихе конструктивные интонационные различия принадлежит В. Жирмунскому (книга «Композиция лирических стихотворений», 1921). Более обстоятельно исследовал этот вопрос Б. Эйхенбаум в книге «Мелодика русского лирического стиха» (1922); он предложил различать три интонационных типа лирического стиха: напевный стих, декламативный (риторический) и говорной. В стиховедческих работах Л. Тимофеева отводится определенное место стиховой И.; по его наблюдениям в «Медном всаднике» А. Пушкина заметно проступают два типа говорной И. соответственно двум центральным образам поэмы — Петра I и Евгения. В специальной работе «Типы интонации русского классического стиха» (сб. «Слово и образ», М., 1964) В. Холшевников сводит стиховые интонации к двум типам — напевному, включающему два вида (песенный и романсный), и говорному, разделенному также на два вида (ораторский и разговорный).


Вот пример игры И. — повествовательной, затем вопросительной и восклицательной — в стихотворении А. Прокофьева «Дед», написанном сказовым говорком:

Дед мой Прокофий Был ростом мал, Мал, да удал,

Да фамилию дал. Дал на деревню, На весь уезд, Дал для сынов

И еще для невест; Дал, как поставил Печать с гербом! А что на печати? Да дед с горбом!


А где о нем вести? Вдали, вдали!

А где его песни Да с ним легли!


А где его слезы? В морской волне. А где его думы? По всей стране!


А где его доля? В руках бойцов. А где его сердце? В земле отцов.


Весьма эффектна многозначная И. одного и того же выражения, в зависимости от содержания предшествующих строк, в стихотворении В. Маяковского «101 %» (разнообразное интонирование любимого американцами выражения «ол райт» — «все в

порядке»):

...Родила сына одна из жен.

Отвернув пеленочный край,

акушер демонстрирует: Джон, как Джон.

Ол райт! Девять фунтов. Глаза — пятачки.

Ощерив зубовный ряд, отец

протер роговые очки: Ол райт!

Очень прост воспитанья вопрос. Ползет,

лапы марает. Лоб расквасил — ол райт!

Нос — Ол райт!

Отец говорит: «Бездельник Джон. Ни цента не заработал,

а гуляет!» Мальчишка Джон выходит вон. Ол райт!

Техас, Калифорния, Массачузет.

Ходит

из края в край. Есть хлеб — ол райт!

Нет — Ол райт!


Огромную роль для правильной И. играет точная пунктуация в тексте художественного произведения. Например, прижизненная редакция текста из стихотворения В. Маяковского

«Юбилейное» была следующая (Маяковский обращается к Пушкину): Я люблю вас,

но живого, а не мумию: навели

хрестоматийный глянец.

Вы

по моему при жизни

— думаю — тоже бушевали. Африканец!


В ряде же посмертных изданий третья стихотворная строка, разбитая автором на четыре подстрочки, выглядит так:

Вы,

по-моему, при жизни

— думаю —...


Маяковский употребил выражение «по моему» как местоимение с предлогом в значении «вы подобно мне... тоже бушевали». В посмертных же изданиях это выражение, написанное через дефис и в запятых, приняло форму наречия со значением «по моему мнению»; в этом случае следующее слово «думаю» является ненужной тавтологией. Неправильная пунктуация исказила интонацию стиха и замысел поэта.


Другой пример неправильной И. тоже из-за неудачной пунктуации. В статье

«Расширение словесной базы» Маяковский писал, что артист В. Качалов, читая стихи поэта из «Необычайного приключения» —

Слеза из глаз у самого — жара с ума сводила,

но я ему — на самовар:

«Ну что ж,

садись, светило!», —


произносил: «На́ самовар! Дескать, бери самовар (из моего «Солнца»). А я читаю:

Но я ему —

на самова́р...


(указывая на самовар). Слово «указываю» пропущено для установки на разговорную речь».


На И. целиком построено стихотворение Н. Некрасова «Калистрат», полное горькой усмешки:

Надо мной певала матушка, Колыбель мою качаючи:

«Будешь счастлив, Калистратушка! Будешь жить ты припеваючи!»


И сбылось, по воле божией, Предсказанье моей матушки: Нет богаче, нет пригожее, Нет нарядней Калистратушки!

В ключевой воде купаюся, Пятерней чешу волосыньки, Урожаю дожидаюся

С непосеянной полосыньки!

А хозяйка занимается

На нагих детишек стиркою, Пуще мужа наряжается — Носит лапти с подковыркою.

ИРРАЦИОНА’ЛЬНАЯ СТОПА’


(лат.


irrationalis


— неразумный;


здесь:

неправильный) — в античной метрике такая стопа среди стоп данного размера, которая по своему долевому объему или больше объема стопы этого размера, или меньше его. В соответствии с этим долгота слогов в такой стопе неопределима и слоги в И. с. считаются иррациональными. Так, например, иррациональной стопой будет античная спондеическая стопа ◡‾◡‾◡‾◡‾ среди ямбических стоп ◡◡‾◡‾ или

хореическая ◡‾◡‾◡ среди дактилических ◡‾◡‾◡◡.

ИСТОРИ’ЧЕСКИЕ ПЕ’СНИ — эпические русские народные песни (поэмы), содержанием которых служат исторические события, своеобразно преломленные в фольклорной передаче. Первые записи И. п. были сделаны Киршей Даниловым в 18 в. Много труда по отысканию, записям и изданию И. п. было положено П. Киреевским, П. Рыбниковым, А. Гильфердингом и другими исследователями 19 в. Полный сборник исторических песен московского периода (16—17 вв. ) был приготовлен В. Миллером и издан Академией наук в Петрограде (1915). Наибольшее количество И. п. записано на Севере России — в Архангельской и Олонецкой губерниях. Большинство И. п. сложено о царе Иване Грозном, далее идут песни о завоевателе Сибири Ермаке Тимофеевиче, о народном вожде Степане Разине, о стрелецком бунте, о терских казаках и пр. Показательно отношение простого русского народа к Ивану Грозному: он осуждает в царе его страсти, многоженство, женитьбу на Марье Темрюковне. Общий характер всех И. п. — ярко выраженный патриотизм, любовь к России.


И. п. представляют истинный клад для исследователя национальных форм русского народного стиха. Здесь можно встретить интонационно-фразовый стих (фразовик ), акцентный стих (ударник ) и несколько видов своеобразного метрического стиха (тактовик ). Бытование этих форм стиха (судя по датам записей) в разных губерниях России говорит о многовековой поэтической традиции и преемственности народных самобытных форм стиха. Ниже приводится ряд примеров И. п.:


Фразовик с двухсложной клаузулой: Жил-был государь-царь,

Алексей сударь Михайлович Московский А выходит от ранней заутрени христосской, И становится на лобное место,

И на все стороны государь поклонился, Испроговори́л надежа государь-царь:

«Ай же вы, князи и бояра! Пособите государю думу думать, Думу думать, а и не продумать бы, Что наступает король литовский,

Наступает-то на город на Смоленец». («Оборона Смоленска»)


Трехударник с трехсложной клаузулой (кроме первого стиха): Ты, бо́же, бо́же, спас ми́лостивый!

К чему ра́но над на́ми прогне́вался — Посла́л нам, бо́же, преле́стника, Злого расстри́гу Гри́шку Отре́пьева? Уже́ли он, расстри́га, на ца́рство сел? Называ́ется расстри́га прямы́м царем, Царем Дми́трием Ива́новичем У’глицким... («Про Гришку-расстрижку»)


Трехударник, построенный на широкой интонационной волне, строфической формы (очень редкий образец):

{

Собира́ется наш правосла́вный царь Да он ко зау́трени,

{

Ко тому́ ли свету, свету-све́тику Ивану Вели́кому.

{

Как стано́вился наш правосла́вный царь Да на свое́ место,

{

Как стано́вился наш правосла́вный царь У правого кли́роса.

{

Уж как мо́лится наш правосла́вный царь Ивану Вели́кому,

{

Уж он мо́лится наш правосла́вный царь, Да он низко кла́няется.

{

Как поза́дь-то его всё боя́ре-князья, Они останови́лися.

{

Уж проме́ж-то себя ухмыльну́лися, Князья усмехну́лися.

(«Грозный в церкви после убийства сына»)


Четырехударник с трехсложной клаузулой:

Ай да на сла́вной бы́ло, бра́тцы, на ре́чушке, Да на сла́вной бы́ло, бра́тцы, на Камы́шинке, Собира́лися там ∧́ лю́ди во́льные — Все донски́е, гребе́нские, каза́ки я́ицкие.

Собира́лись они́, бра́тцы, во еди́ный круг. Во кругу́-то стоя́т они, ду́му ду́мают:

«Ну кому́-то из на́с, бра́тцы, ата́маном быть?» Ай, старику́ Ермаку́, сы́ну Тимофе́евичу! («Ермак зовет казаков в поход»)


Среди И. п. встречаются произведения, составленные популярным в русском народе пятидольным размером, например двукратным пятидольником:

Не спа|ла млада, || не дре|мала, ∧| Ниче|го во сне || не ви|дала. ∧| Только | видела — ||спови|дала: ∧| Со вос|точную|| со сто|ронку ∧| Поды|малася || туча | грозна, ∧|

Со гро| мами ∧|| со дож|дями, ∧|

Со круп|ными ∧|| со гра|да́ми. ∧| («Девушка в полоне»)


Или трехкратный пятидольник:

Уж не | травушка || во чи|стом поле || заша|талась, ∧|| Не му|равая || ко сы|рой земле || прикло|нялась — ∧||

Поды|мается ||∧ с Моск|вы большой ||∧ бо|ярин, ∧||

Он на | Тихий Дон || на И|ванович ||∧гу|ляти. ∧|| Не до|ехавши || он Ти|ха́ Дону || стано|вился. ∧|| Похва|лялся он || каза|ков всех там || пере|вешать. ∧|| («Убийство князя Карамышевского»)


Вполне законченный четырехдольный тактовик:

Вы по|слушайте, ре|бята, что мы | станем гово|рить, ∧ А мы | старые ста|рушки станем | ска-азыва|ти ∧

Про гроз|на́ царя И|вана про Ва|си-ильеви|ча. ∧

А как | царь ∧ госу|дарь ∧ под Ка|зань ∧ подсту|пал, ∧ Он под | речку, под Ка|за-анку под|коп ∧ подко|пал, ∧

∧ Что | с тем ли ярым |зельем, черным | по-оро-о|хом, ∧ А на | бочки стано|вили воску | ярова све|чи. ∧

(«Былевые песни» П. В. Шейна)


Эти примеры показывают, какие огромные ритмологические резервы таятся в И. п. русского народа.


см. также Былины , Народный стих , Частушки .

КА’БИ — народный поэт-сказитель в Индии. Как и повсюду на Востоке, в Индии организуются состязания народных сказителей — К. Два певца усаживаются на заранее приготовленном месте, окруженные помощниками. После выбора темы для поэтического соревнования один из К. по жребию последовательно начинает импровизировать песню, а его соперник отвечать ему. Состязания К. длятся по нескольку часов. Собравшиеся решают, кто победил.

КАЗЫКЧИ’ — юмористический жанр народной поэзии в Узбекистане. К. называются также и исполнители этого жанра, которых можно сравнить с русскими скоморохами.

КАЛАМБУ’РНЫЕ РИ’ФМЫ (франц. calembour — игра слов) — рифмы, построенные на омонимических словах или на сочетаниях, представляющих игру слов. Как правильно заметил Ю. Тынянов, комизм К. р. заключается в звуковой точности составных рифм. Например:

«Вы, щенки! За мной ступайте! Будет вам по калачу,

Да смотрите ж, не болтайте, А не то поколочу».

(А. Пушкин)

Область рифм — моя стихия, И легко пишу стихи я,

Без раздумья, без отсрочки Я бегу к строке от строчки,

Даже к финским скалам бурым Обращаюсь с каламбуром.

(Д. Минаев)

Он двадцать лет был нерадив, Единой строчки не родив. (Он же)

Милкой мне в подарок бурка и носки подарены.

Мчит Юденич с Петербурга, как наскипидаренный.

(В. Маяковский)

Он скажет слово «за» И кается...

Он постоянно За-икается! (Эм. Кроткий)


Из примеров видно, что К. р., как добавочная стилистическая деталь, употребляется почти исключительно в юмористических и сатирических стихах.

КА’ЛЬКА (франц. calque — снимок, копия) — лингвистический термин, обозначающий слово или выражение, скопированное с другого языка; например, «co- гласность» есть К. латинского «consonans», «дательный» (падеж) — К. латинского «dativus»,

«co-весть» — К. латинского «con-scientia» и т.д. Вообще К. играют большую роль при переводе текста с одного языка на другой, в частности при передаче ритма стихов оригинала; пунктуальное калькирование ритма, звукописи или игры слов ведет к обеднению и даже искажению смысла переводимых стихов.

КАНТА’ТА (итал. cantata, от лат. canto — пою) — 1) — жанр торжественной лирики, бытовавшей в России в 18 — начале 19 вв. К., как и канты , писались на определенные торжественные случаи (В. Тредиаковский, Г. Державин). Молодой Пушкин написал К. «Леда» на мифологическую тему в подражание французскому поэту Жану- Батисту Руссо. 2) Стихотворный текст к большому музыкальному произведению того же названия, с оркестром, хором и солистами. Русские композиторы создали ряд К. на слова отечественных поэтов. Так, П. Чайковский написал К. «Москва» на слова А. Майкова, Н. Римский-Корсаков — К. «Песнь о вещем Олеге» на стихи А. Пушкина. Из советских К. известны: «Александр Невский», музыка С. Прокофьева, стихи В. Луговского; «На поле Куликовом», музыка Ю. Шапорина на стихи А. Блока; «Москва», музыка В. Шебалина на стихи Б. Липаева.

КАНТИЛЕ’НА (итал. cantilena, от лат. cantilena — пение) — в средневековой западноевропейской поэзии небольшое лиро-эпическое стихотворение, предназначенное для пения в сопровождении музыкального инструмента.

КА’НТЫ (от лат. cantus — пение, песня) — жанр старой одической поэзии, стихотворное произведение, сочиненное по поводу какого-нибудь торжества или празднества. В России в 16—18 вв. К. сочинялись на русском или латинском языке и пелись на известную или вновь сочиненную мелодию. Кантами назывались в старой России полудуховные, полусветские стихи, распевавшиеся паломниками, нищими и бродягами для получения подаяния.

КАНЦО’НА , или кансо́на (итал. canzone — песня), — лирический жанр средневековой поэзии трубадуров , воспевавших рыцарскую любовь. К. — небольшое стихотворение в 3—5—7 строф; рифмы первой строфы обязательны и для остальных строф;

заключительная строфа К. — укороченная (наподобие «посылки» во французской балладе), где поэт обращается к жонглеру, исполняющему эту К., или же к тому лицу, которому она адресована. В Италии блестящие образцы К. дали Данте, Ф. Петрарка и Дж. Боккаччо. В Германии подражательные К. писали в 18 и начале 19 вв. А. Шлегель, Ф. Рюккерт, И. Цедлиц. В России К. не могла привиться, как форма, не подходящая к социальным условиям русской жизни. Стилизованные К. писали Вяч. Иванов и В. Брюсов. Вот первая строфа из трехстрофной канцоны В. Брюсова «К даме»:

Судил мне бог пылать любовью, Я взором дамы взят в полон.

Ей в дар несу и явь и сон,

Ей честь воздам стихом и кровью. Ее эмблему чтить я рад,

Как чтит присягу верный ленник. И пусть мой взгляд вовеки пленник: Ловя другую даму — он изменник.


Небольшая К. носит название канцонетты.

КАРМАНЬО’ЛА (франц. carmagnole — вероятно, от названия итальянского города Карманьола, где было много рабочей бедноты) — французская революционная песня, вышедшая из народа в эпоху французской революции конца 18 в. К. была очень популярной формой художественной агитации. Вот первые куплеты К.:

Мадам Вето1 грозилась вишь, (2 раза) Что передушит весь Париж. (2 раза) Но черт ее дери, —

Не дремлют пушкари! Припев:


Эй, спляшем Карманьолу!

И пушек гром, и пушек гром! Эй, спляшем Карманьолу!

Раздастся пусть кругом!


А сам Вето божился как, (2 раза) Что он де Франции не враг, (2 раза) Но не сдержал обет, —

Ему пощады нет. Припев.

(пер. В. Василенко)


1 Вето — народное прозвище Людовика XVI; мадам Вето — королева Антуанетта.

КАСЫ’ДА , или касида (араб. ), — жанр восточной одической поэзии, длинное моноримическое стихотворение, в котором рифмуются первые две строки, а дальше — через строку. По системе рифмовки К. похожа на газель , но газель — короткое стихотворение.

КАТАЛЕ’КТИКА (от греч.

καταλήγω — прекращаю, оканчиваю) — в античной просодии совпадение или несовпадение конца стиха со стопой. Стих, в котором последняя стопа не заполняется целиком слогами, назывался каталектическим; стих, в котором последняя стопа полносложная, именовался акаталектическим; стих, в котором имеются слоги сверх стопы, носил название гиперкаталектического. Кроме того, античная просодия различала брахикаталектический стих, укороченный на одну или несколько стоп по сравнению с остальными стихами. Термин К. порожден стопной теорией.

В русской поэтике окончания стиха именуются проще: односложное (ударение на последнем слоге слова) называется мужским, двусложное (ударение на предпоследнем слоге)

— женским, трехсложное (ударение на третьем от конца слоге) — дактилическим и четырехсложное окончание (ударение на четвертом от конца слоге) называется гипердактилическим.


Увлечение К., как эффектным приемом в стихе, характерно для декадентской поэзии. Один из основоположников французского символизма С. Малларме культивировал в своих стихах гиперболические К., смысл которых был настолько темен, что, как говорят сами французы, прежде чем понять Малларме, его нужно перевести на французский язык. Русские символисты и футуристы увлекались К., но более умеренно. Пользование К. требует от поэта большого такта и тонкого чувства метафоры. В этом отношении образцом являются русские народные К., построенные на применении «цветовых» эпитетов: «малиновый звон»,

«зеленый шум»; например, у Н. Некрасова: Идет-гудет Зеленый шум,

Зеленый шум, весенний шум! Играючи расходится

Вдруг ветер верховой.


см. Оксиморон .

КАТРЕ’Н (франц. quatrain, от лат. quattuor — четыре) — четырехстишная строфа, заключающая в себе законченную мысль. Наиболее распространенная форма рифмовки в К.

— авва. К. называются также четверостишия в первой половине сонета, в отличие от двух трехстиший в конце его, называемых терцетами.

КА’ЧЕСТВЕННОЕ СТИХОСЛОЖЕ’НИЕ см. Квалитативное стихосложение .

КВАЛИТАТИ’ВНОЕ СТИХОСЛОЖЕ’НИЕ (от лат. qualitas — качество) — термин традиционной поэтики, относимый к общеевропейской (или русской классической) системе равносложного, силлабо-тонического стиха, в котором нет различия слогов долгих и кратких, но имеется качественное различие ударных и безударных слогов. Квалитативному, или качественному, стихосложению противопоставляется т.н. квантитативное стихосложение .

КВАНТИТАТИ’ВНОЕ СТИХОСЛОЖЕ’НИЕ (от лат. quantitas — количество) — термин традиционной поэтики, относимый к системе античного стиха. Под количественностью (квантитативностью) стиха разумеется система долготы и краткости

слогов. Определенное закономерное чередование долгих и кратких слогов в стопе и составляло, согласно этому взгляду, количественный ритм античного стиха.

КВИНТИ’ЛЛА (исп. quintilla, от лат. quintus — пятый) — пятистрочная строфа в испанской лирической поэзии.

КЕНОТА’ФИЯ (греч.

κενοτάφιον,

от κενός — пустой и τάφος —

могила) — надпись на надгробии, сооруженном не на месте погребения умершего, а в другом месте, так или иначе связанном с его памятью (например, К. морякам, погибшим в море или пропавшим без вести). К. может быть составлена в прозе или в стихах; иногда К. служит цитата, содержание которой применимо к облику или судьбе умершего. Вот образец античной К., написанной философом Платоном в память эретрийцев, похороненных в Персии:

Мы — эретрийцы, с Евбеи, зарыты ж, увы, на чужбине,

Около Суз, от родной так далеко стороны. (пер. Л. Блуменау)


Или К. поэта александрийской плеяды Феодорида: В бурных волнах я погиб: но ты плыви без боязни! Море, меня поглотив, в пристань других принесло. (пер. В. Печерина)

КЛА’УЗУЛА (лат. clausula — заключение, концовка) — 1) в риторике заключительная часть речи оратора или определенный отрезок этой части, где должен быть сосредоточен основной пафос оратора. 2) В стихосложении — группа заключительных слогов в стихе, начиная с последнего, ударного слога. Таким образом, в стихе могут быть:


Односложная, мужская К.: Немного лет тому назад, Там, где сливаяся, шумят,

Обнявшись, будто две сестры, Струи Арагвы и Куры,

Был монастырь... (М. Лермонтов)


Двусложная, женская К.: Не остывшая от зною, Ночь июльская блистала, И над тусклою землею Небо, полное грозою, От зарниц все трепетало. (Ф. Тютчев)

Жил старик со своею старухой У самого синего моря;

Они жили в ветхой землянке Ровно тридцать лет и три года. (А. Пушкин)


Трехсложная, дактилическая К.:

Чуть живые, в ночь осеннюю Мы с дороги возвращаемся, До ночлега прошлогоднего, Слава богу, добираемся.

(Н. Некрасов)

На заре то было, братцы, на утренней, На восходе красного солнышка,

На закате светлого месяца.

Не сокол летал по поднебесью — Есаул гулял по посадику;

Он гулял, гулял, погуливал, Добрых молодцев побуживал.

(Народная песня о казни Степана Разина)


Четырехсложная, гипердактилическая К.:

Уж и знать, что мне по сеничкам не хаживати, Мне мила дружка за рученьку не важивати. (Русская народная песня)

КЛИ’МАКС (греч. κλῖμαξ — лестница) — один из видов градации , стилистическая фигура, расположение в фразе слов и выражений в порядке их возрастающего значения. Общеизвестен древний климакс Цезаря: «Пришел, увидел, победил». Эта фигура очень популярна в русской поэзии. Примеры К.:

И мысли в голове волнуются в отваге, И рифмы легкие навстречу им бегут,

И пальцы просятся к перу, перо к бумаге, Минута — и стихи свободно потекут. (А. Пушкин)

Не жалею, не зову, не плачу,

Все пройдет, как с белых яблонь дым. (С. Есенин)

Не думай бежать!

Это я вызвал. Найду. Загоню. Доконаю. Замучу!

(В. Маяковский)

Два бешеных винта, два трепета земли, Два грозных грохота, две ярости, две бури, Сливая лопасти с блистанием лазури, Влекли меня вперед. Гремели и влекли. (Н. Заболоцкий)


Интересное явление представляет К. как прием строфической композиции стихотворения, например у Ф. Тютчева:

Восток белел... Ладья катилась, Ветрило весело звучало!

Как опрокинутое небо, Под нами море трепетало.

Восток алел... Она молилась, С кудрей откинув покрывало; Дышала на устах молитва, Во взорах небо ликовало...

Восток пылал... Она склонилась, Блестящая поникла выя

И по младенческим ланитам Струились капли огневые...


«Сказка о рыбаке и рыбке» А. Пушкина построена на развернутом К. — реализация желаний старухи: вместо разбитого — новое корыто, вместо землянки — светелка, вместо светелки — высокий терем, вместо терема — царские палаты... Тот же прием и при описании ловли стариком рыбы: невод пришел с тиной, невод пришел с травой морской, невод пришел с золотой рыбкой. И, наконец, возрастающая градация в состоянии моря — как знак недовольства золотой рыбки просьбами старика: «Море слегка разыгралось», «Помутилося синее море», «Не спокойно синее море», «Почернело синее море», «На море черная буря».

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  9  10  11  12   ..