Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 26

 

  Главная      Учебники - Разные     Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - 1904 год

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

 

содержание   ..  24  25  26  27   ..

 

 

Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 26

 

 

ная  всеми  опытами  упругость  воздуха  привела  Герике  к  мысли,  что  в  ниж- 

них  слоях  атмосферы  воздух  плотнее,  чем  в  верхних.  Чтобы  доказать 

это,  он  внес  на  вершину  горы  стеклянный  шар,  в  который  был  впугценъ 

воздух  у  подошвы  горы,  и  там,  наверху,  открыл  кранъ:  воздух  со  свистомъ 

вырывался  из  шара.  После  этого  он  впустил  в  шар  воздух  на  верпшне- 

горы  и,  спустивдгась  вниз,  открыл  кранъ:  воздух  устремился  в  шар. 

Чтобы  измерить  плотность  воздуха,  он  устроил  первый  дазиметр  (манометръ). 

Этот  прибор  состоял  из  медного  безвоздушного  шара;  Герике  повесил  его 

на  одно  плечо  коромысла  и  уравновесил  соответствующей  гирей  на  другомъ 

плече.  —  Так  как  шар  терял  в  своем  весе  столько,  сколъко  весил  воз- 

дух,  взятый  в  объеме  шара,  то  Герике  было  не  трудно  установить  плотность 

воздуха  в  данпом  месте.  Далее  Герике  определил  также  и  абсолютный  весъ 

воздуха  и  опять  таки  при  помощи  весовъ:  он  дважды  взвесил  один  и  тот  же 

шар,  один  раз  с  воздухом,  другой  раз  без  воздуха.  Из  полученных  такимъ 

образом  двух  различных  величин  он  вычислил  вес  воздуха.  При  зтом  опыте 

Герике  точпо  установил,  что  вес  воздуха  меняется  вместе  с  его  плотностью. 

Кроме  того,  Герике  доказал  следующим  образом,  что  звук  распространяется 

посредством  воздуха.  Он  поместил  в  свои  полушария  звонок,  причем  заведен- 

ный  при  помощи  часового  механизма  по  мере  того,  как  воздух  выкачивался  из  по- 

лушарий,  звук  звонка  слабел  и.  наконец,  когда  разрежение  воздуха  достигло  изве- 

стнон  степени,  звонка  совсем  не  стало  слышно.  В  дальнейших  опытах  он  дока- 

зал,  что  и  горение  поддерживается  воздухомъ:  зажженная  свеча,  помещепная  подъ 

стеклянный  колпак  потухла,  лишь  только  из  него  выкачали  воздух.  Эти  опыты 

Герике считаются классическими. Нельзя было все разнообразные  свойстиа воздуха 

объяснить  проще  ИИ  яснее,  чем  это  сделал  Герике,  и  каждый  из  приведенных  выше 

опытов заставляет нас удивляться его экспериментаторским талантам.

 

Кроме  воздушного  насоса,  мы  обязаны  Герике  еще  изобретением  следую- 

щих  важных  приборовъ:  барометра,  термометра  и  электрической  машины.  Не- 

зависимо  от  Торричелли  и  Паскаля,  мы  вправе  считать  Герике  изобретателемъ 

барометра.  Хотя  такой  прибор  был  изготовлен  Торричелли,  а  Паскаль 

уже  производил  с  ним  измерения,  но  Герике  ничего  не  знал  об  этихъ 

опытах.  Кроме  того,  он  построил  свой  барометр  не  с  целью  производить 

опыты  над  пустым  пространством,  а  для  того,  чтобы  предпринять  универ- 

сальное  взвешпвание  воздуха.  Прежде  всего  Герике  пожелал  узнать,  какой  вы. 

соты  столб  воды  может  поднять  воздух  своим  давлением.  Барометръ 

Гержке  был  очень  болыпим  и  громоздким  прибором.  Он  провел  по  стене 

своего  дома  до  самого  верхняго  этажа  латунную  трубу,  верхний  конец  которой 

был  соединен  при  помощи  крапа  с  толстостенным  стеклянным  сосудом. 

Из  этого  сосуда  выкачивался  воздушным  насосом  воздухъ;  нилший  конецъ 

трубы,  также  сиабженный  краном,  был  погружен  в  сосуд  с  водой. 

Наполнив  предваржтельно  всю  трубу  водой,  Герике  открыл  нижнш  кран,  и 

вода  поднялась  вверх  на  высоту  18—20  локтей,  так  что  наполнила  часть  на- 

ходившагося  наверху  безвоздушного  стеклянного  сосуда.  Вода  достигала  такимъ 

путем  верхняго  этажа  его  дома.  Чтобы  следить  за  тем,  всегда  ли  одина- 

кова  высота  воды,  Герике  поставил  возле  стеклянного  сосуда  шкалу,  а  в  со- 

суд  поместнл  деревянную  фигурку,  протянутый  палец  которой  указывал  на 

деления шкалы. Как стеклянный сосуд, так и шкала находилксь у самаго

 

окна,  из  которого  удобно  было  наблюдать  их.  Из  этих  наблюдений  Герик 

установил,  что  водяной  столб  не  остается  всегда  на  одинаковой  высоте,  а  т 

опускается,  то  поднимается,  и  очень  верно  связал  эти  колебания  высоты  столб 

с  изменяющимся  давлением  воздуха.  Затем  он  убедился,  что  существует' 

тесная  зависимость  между  изменением  давления  воздуха  и  переменой  погодъ: 

Продолжая  свои  наблюдения  далее,  Герике  научился  определять  вперед  погод 

по  колебаниям  своего  барометра.  Так,  9  декабря  1660  года,  заметив  быстро 

иадение  барометра,  он  предсказал  бурю,  которая,  действительно,  и  произошл 

несколько  часов  спустя.  Итак,  в  лице  Герике  мы  имеем  не  только  изобре 

тателя чрезвычайно важного для метеорологии ИИрибора, — для нас он в тож 

время и первый метеоролог, производивший научные  изследования и старавипийс, 

на  основании  этих  изследований  и  наблюдений  создать  ясную  картину  будущаг 

состояния  погоды.  Он  называл  фигурку  в  своем,  барометре  „зеипрег  и шп" 

или иногда „регреилшт тоЫИе", и величину давления атмосферы вычислил впер 

вые  по  колебаниям  этой  фпгурки.  Когда  в  1658  году  Герике  в  первый  раз': 

узнал  про  опыт  Перье  (см.  стр.  187),  то  задумал  повторить  этот  опыт  ни 

горе  Броккен.  Но  прн  перевозке  на  гору  его  приборы  разбились  и  он  дол 

жен был вернуться ни с чем.

 

Метеорология  обязана  Герике  изобретением  не  только  барометра,  но  ] 

термометра.  Первый  изготовленный  им  термометр  был  воздушный  термо 

метр.  Еще  до  него  Галилей  пользовался  прибором  в  роде  термометра;  н< 

этот  прибор  не  мог  служить  для  научных  целей.  Заслуга  Герике  в  томъ 

что  он  не  только  нзобрел  термометр,  годный  для  практических  измерений 

но  вместе  с  тем  первый  указал,  что  термометр  только  тогда  годится  дл^ 

сравнительных  наблюдений,  когда  на  шкале  термометра  установлена  известиш 

точка,  как  исходный  пункт.  Лишь  в  том  случае  становится  возможнымл 

сравнивать  показания  различных  термометров,  находящихся  в  разных  местахъ 

когда  раз  навсегда  определен  этот  основной  пункт.  Этим  Герике  устано 

вил  и  ясно  и  отчетливо  выразил  принции,  который  теперь  всеми  призыавл 

и  в  наше  время  вошел  уже  в  плоть  и  кровь.  Его  воздушный  термометри 

состоял  из  наполненного  воздухом  медного  шара,  к  нижней  части  которагс 

была  прикреплена  трубка,  изогнутая  в  форме  II;  трубка  эта  наполовину  былЕ 

наполнена  винным  спиртом.  В  ея  свободном  колеие  помещался  поплавок  ви 

форме  маленькой  латунной  капсюли,  от  которой  шла  нитка,  перекинутая  черези 

блокъ;  к  концу  нитки  была  прикреплена  точно  такая  же  фигурка,  как  и  ви 

барометре,  при  чем,  как  и  там,  она  делала  указания  на  шкале.  Этот  при- 

бор,  подобно  барометру,  висел  на  наружной  стене  дома  изобретателя.  На  кра- 

сиво  разрисованном  шаре.  было  написано  большими  буквами:  „регреииит  тоЫИе". 

Чтобы  найти  постоянную  нулевую  точку  для  этого  термометра,  Герике  при  по- 

мощи  остроумного  приспособления  приладил  фигурку  так,  чтобы,  с  наступле- 

нием  заморозков,  она  указывала  на  середину  шкалы,  где  было  написано:  „аёи 

Иетрегаеиз".  Эта  нулевая  точка  была  определена  очень  неточно,  и  термометр, 

чтобы  стать  годным  для  научных  измерений,  требовал  еще  значительнаго 

усовершенствования.  Но  несовершенство  изобретеннаг^Герике  термометра  не 

может  уменьшить  его  заслуги,  заключавшейся  в  том,  что  он  правильно  ука- 

зал на безусловную необходимость постоянной нулевой точки.

 

Изучением магнетизма, который в то время так усердно разрабатывался,

 

Герийе  мало  занимался.  Однако,  магнитные    явления  не  могли  не  заинтересо- 

вать  этот  великий  ум.  Герике  произвел  несколько  наблюдений  над  свой- 

ствами магнита, но они не имели особенного значения. Гораздо ббльшее значение 

имели  его  изыскания  в  области  электричества;  эта  область  физики  в  то  время 

была  очень  мало  известна  и  ей  придавали  мало  значения.  Внимание  его  привле- 

кали  опыты  английского  физика  Гильберта  (см.  стр.  179).  Чтобы  воспроизвести 

их  в  лучшем  виде  и  в  болыпем  масштабе,  Герике  изобрел  аппарат,  при 

помощн  которого  мог  получать  электричество  легче  и  в  болынем  количестве, 

чем  Гильберт.  Таким  образом,  он  сделался  изобретателем  электрической 

машины.  Вот  как  описывается  им  машина,  которой  он  вользовался  для 

своих  многочисленных  опытовъ:  „Если  кто  хочет,  возьми  стекляный  шар, 

так  называемый  „фиола",  величиной  с  детскую  голову  и,  бросив  внутрь  ея 

истолченную  в  ступе  серу,  положи  все  на  огон,  пока  вся  сера  не  расплавится. 

Затем  дай  всему  этому  остыть  и  разбей  шаръ;  таким  образом  получится 

шар из серы, который сохраняй в сухом месте".

 

Этот  шар  из  серы  Герике  укрепил  на  железной  оси  и  с  помощью 

такого  примитивного  прибора  производил  многочисленные  опыты,  которые  зна- 

чителъно  способствовали  выяснению  сущности  электричества.  Так,  он  впервые 

произвел  наблюдение  над  электрическим  отталкиванием,  при  чем  заметил, 

что  обрезки  золота,  серебра,  бумаги,  маленькие  бобы  и  другия  мелкия  тела  не 

только  притягиваются  натертым  шаром,  но  также  через  некоторое  время  от- 

талкиваются  от  него.  Герике  очень  детально  произвел  следующее  наблюдение 

над  пушинкой:  он  заметил,  что  раз  только  шар  однажды  оттолкнулъ 

ее,  она  начинает  притягиваться  другими  телами.  Но  после  того,  какъ 

он  прикоснулся  к  пушинке  льняной  ниткой,  шар  вновь  стал  притягивать  ее 

к  себе.  Таким  образом,  Герике  установил  в  самом  примитивном  виде 

законы  электрического  притяжения  и  отталкивания.  Он  же  первый  наблюдалъ 

истечение  электричества  и  электрическую  искру.  При  помощи  измерений  Герике 

точно  установил,  что  электрическая  сила  (или,  как  он  называл  ее—„экспуль- 

сивная  сила")  распространяется  Ию  льпяной  нитке  на  длину  одного  локтя.  При- 

близив  ухо  при  трении  шара,  он  слышал  легкое  потрескивание  и  видел  въ 

темноте первые  слабые  искры, сверкавшия подобно сахару, когда его колют.

 

Герике  написал  лишь  одно  сочипение,  но  в  нем  описал  все  свои 

наблюдения  и  опыты.  Его  книга,  снабженная  прекрасными  гравюрами,  появилась 

в  1672  году;  благодаря  широкому  распространению  ея,  изследования  Герике 

стали  известнч  самым  широким  кругам.  Кроме  вышеописанных  чисто  фи- 

зических  опытов,  эта  книга  содержит  также  обстоятельные    разсуждения  о 

системе миросозерцания, о брояшнии и на другия темы.

 

Еще  при  жизни  Герпке  его  опытами  заинтересовался  весь  ученый  мир  того 

времени.  Его  влияние  быстро  распространилось  повсюду,  и  все  изобретенные  имъ 

приборы  тогда  же  получили  самое  широкое  применение  в  научных  изследо- 

ваниях.

 

Итак,  с  Герике  начинается  новая  эпоха  в  истории  физики.  Воздушный 

насос  стал  важным  вспомогательным  средством  для  развития  этой  науки. 

Благодаря  ему  были  открыты  новые    области  и  вместе  с  тем  сфера  его  применения 

становится  все  шире  и  шире.  В  настоящее  время  усовершенствованный  воздушный 

цасос уже не является только физическим прибором,—он стал важньщ вспо-

 

могательным  средством  для  техники.  На  его  применении  осиювывается  вся  наша 

современная  техника  охлаждеиия;  благодаря  ему  стали  возможны  подводиые    ра- 

боты;  он  служит  в  болыпих  городах  для  Ишевматической  почты;  важныя 

отрасли  крупной  химической  промышленности,  как,  например,  сахарозаводство, 

пользуются  им,  как  необходимым  вспомогательным  средством,  и  в  силу 

этого  можно  совершенно  справедливо  утверждать,  что  благодаря  Герике  мы 

приобрели  один  из  наших  самых  замечательных  научных  и  техническихъ 

приборов.  На  широкое  употребление  барометра  и  термомотра  здесь  нет  на- 

добности  особенео  указыват,  так  как  значение  их  для  повседневной  жизня  и 

науки всем известно, и потому следует лишь отметить, что, благодаря изобре-

 

 

тению  Герике  этих  двух  .приборов,  была  основана  новая  отрасль  физики—ме- 

теорология.  С  открытием  же  электрической  машины  начинается  повсюду  обширная 

деятельность  по  изследованиям  в  области  учония  об  электричестве,  и  если 

теперь  мы  останавливаемся  с  удивлением  перед  чудесами  нашей  современной 

электротехнжки,  то  опять-таки  должыы  прежде  всего  быть  благодарны  за  это  ве- 

ликому  изследователю  Герике,  который  предоставил  к  услугам  науиш  вспомо- 

гательное  средство,  давшее  возможность  изследовать  тайны  электрическихъ 

явлений.

 

Если  принять  во  внимание,  что  опыты  Герике  производились  на  глазах  у 

всех  ученых  его  времени,  то  станет  шшятно,  что  вскоре  позднейшие  изсле- 

дователи стали заниматься дальше изучением явлений давления возмха и элек- 

тричества.  Меледу  последними,  главным  образом,  выделяется  богослов  Робертъ 

Бойль  (1627—1691),  который  продолжал  изыскания  Герике  над  давлением  воз- 

духа,  познакомившись  предварительно  с  ними  по  описанию  Гаспара  Шотта. 

Прежде  всего  он  улучшил  воздупшый  насос  и  расширил  своими  опытами  съ 

последним наши знания о свойствах воздуха. Оы установил, что точка ки-

 

пения  жидкостей  находптся  в  связи  с  давлением  воздуха,  и  что  Ишпение  ихъ 

происходит  при  тем  более  Ишзкой  температуре,  чем  незначительнее  давле- 

ние  воздуха.  Это  соотношение  между  давлением  воздуха  и  точгсой  кипения 

Бойл  сделал  предметом  обстоятельного  научного  труда.  Действие  сифона  онъ 

также  объяснил,  как  следствие  давления  воздуха,  при  чем  констатировал, 

что  в  безвоздушном  пространстве  сифон  перестает  действовать.  Но  важ- 

нейшим  результатом  изследований  Бойля  является  установление  соотношения, 

существующого  между  давлением  воздуха  и  его  объемом.  Это  взаимоотношение, 

открытое  впервые  им  и  его  учеником  Ричардом  Тоунлеем,  позднее  было 

развито  Мариоттом  и  Гей-Люссаком,  при  чем  еще  и  теперь  оно  служит  осно- 

ванием  для  многих  научных  и  технических  вычислений,  особепно  же  по  отно- 

шению  к  давлению  пара.  Ниже,  при  изучении  трудов  этих  естествоиспытате- 

лей,  мы  познакомимся  с  этим  более  обстоятельно.  Равным  образом,  были 

продолжены  Бойлем  и  изследования  Герике  по  электричеству,  но  в  этомъ 

Бойль  не  пришел  к  сколько-нибудь  ценнымь  резулътатам.  Напротив  того, 

он  выдвинулся  в  другой  области,  —  объясыив  процесс  замерзания  в  са- 

мых  существениых  его  частях.  Сначала  им  было  установлено,  что  вода 

всегда  содержит  воздух.  Далее,  он  указал,  что  замерзшая  вода  имеетъ 

меньший  удельный  вес,  чем  находясь  в  жидком  состоянии,  и  что  именно 

этому  обстоятелъству  надо  приписать  то,  что  лед  плавает  в  воде.  Наступаю- 

щее  при  замерзании  воды  расшжрение  он  доказал,  поместив  для  замораживания 

воду  в  железную  трубку,  которая  была  плотно  запаяна  с  обоих  концовъ; 

когда  вода  замерзла,  трубку  разорвало.  Бойль  изследовал  также  свойство 

как  льда,  так  и  воды  испаряться  и  составил  таблицу  жидкостей,  которыя 

нельзя  было  довести  до  замерзания.  Ему  же,  наконец,  мы  обязаны  знаниемъ 

многочисленных  охлаждающих  смесей.  Таким  образом,  мы  можем  смот- 

реть  на  Бойля,  как  на  одного  из  физиков,  который  первый  изследовалъ 

область  отношения  тел  к  холоду,  область,  которая  в  настоящее  время,  съ 

открытием  жидкого  воздуха,  достигла  величайшого  торжества  и  служит  осно- 

ванием значительной холодильной промышленности.

 

Не  малую  заслугу  физиков  того  времени,  в  особенности  Герике,  составля- 

ет  то,  что  они  сумели  заинтересоват  наукой  князей.  ИИоследствия  этого должны 

были  скоро  сказаться  ко  благу  науки  и  сделать  известными  самих  ученых. 

Помимо  матерьяльной  поддержки,  которую  оказывали  государи  изследователям, 

и  учреждения  университетов,  пробудившийся  у  киязей  интерес  к  науке  вы- 

разился,  главным  образом,  в  основании  научных  обществ  и  академий  наук. 

Так,  мы  видим,  преимущественно  в  XVII  столетии,  возникновение  большого 

числа  подобных  обществ,  которые    вскоре,  благодаря  взаимным  сношениямъ 

ученых,  а  также  «изданию  трактатов  и  докладов  и  предложению  тем  на  со- 

искание  наград,  оказали  на  науку  вообще  и  на  физику  в  частности  благо- 

творное  влияние.  Но  основанию  академий  наук  особенно  способствовало  наступле- 

ние  в  конце XVII столетия благоприятного мирного политического момента. Изъ 

ученых  обществ,  которые    возникли  в  то  время,  прежде  всего  мы  должны 

отметить  французскую  академию  наук,  которая  была  учреждена  королем  Людо- 

виком  XIV  в  1666  году.  Деятельность  академии  дала  весьма  выдающиеся  ре- 

зультаты,  а  именно:  в  области  физики  французской  академии  принадлежитъ 

инидиатива научного градусного измерения, точнее говоря — инициатива работ,

 

которыя,  в  конце  концов,  привели  к  созданию  нашей  теперешней  нормальной 

меры  —  метра  и  выведенного  отсюда  килограмма.  Созданием  этой  единицы 

французская  академия  оставила  у  всех  народов  неизгладимую  память,  и  благо- 

даря  продолжавшимся  десятилетиями  улучшениям  необходимых  для  этого  при- 

боров  и  инструментов,  восьма  значительным  образом  была  двинута  какъ 

физика,  так  и  стоящая  с  ней  в  теснейшей  связи  точная  механика,  а  въ 

особенности  —  оптика.  Почти  в  то  же  самое  время,  а  имешю,  в  1657  году, 

в  Италии  великий  герцог  Фердинанд  II  Тосканский  основал  „Ассасиетиа  (иеи 

ситевио",  главная  заслуга  которой  заключается  в  области  физики:  в  издан- 

ных  ею  в  1667  году  трактатах  она  обсуждает  исключительно  лншь  физиче- 

ския  проблемы.  Среди  работ,  изложенных  в  этих  трактатах,  прежде 

всего  нулшо  указать  на  изобретение  гигрометра,  прибора,  служащого  для  изме- 

рения  влажности  воздуха  и  играющого  еще  и  доныне  выдающуюся  роль  въ 

метеорологии.  Изобретателем  этого  прибора  был  не  кто  иной,  как  сам  ве- 

ликий  герцог  Тосканский  Фердинанд  II.  Далее,  следует  отметить,  что  въ 

этом  трактате  в  первый  раз  идет  речь  о  нулевой  точке  шкалы  наших  те- 

перешних  термометров.  Ученые  этой  академии  были  первыми,  установившими, 

тот  важный  факт,  что  при  температуре  таяния  льда  термометр  не  подни- 

мается  и  не  падает,  но  останавливается  на  одной  и  той  же,  и  притом  всегда 

одинаковой,  точке  на  все  время,  пока  последний  кусок  льда  не  обратится 

в  воду.  Практического  применения  это  открытие  тогда  еще  не  нмело,  и  лишъ 

позднее  оно  получило  громадное  значение  для  всей  физики,  когда  этим  свой- 

ством  восполъзовались  для  определения  нулевой  точки  термометра.  Первой  не- 

мецкой  академией  была  существующая  сще  и  доныне  Леопольдино  -  Каролинская 

академия  естествоиспытателей,  которая  была  основана  1  января  1652  года  город- 

ским  физиком  Иоганом  Лоренцом  Баушем  в  Швейнфурте  под  названиемъ 

„Асайетиа  паилигае  сдгиозогит".  Она  меняет  свое  местопребывание  сообразно 

с  местом  жительства  президента,  библиотека  же  ея  находится  с  1862  года  по- 

стоянно  в  Дрездене.  Первая  прусская  академия  по  предложению  умноИИ  жены 

короля  Фридриха  I,  Софии-ПИарлотты,  была  учреждена  этим  королем,  по  плану 

Лейбница,  в  1770  г.  Первым  ея  президентом  был  Лейбниц.  Теперь  по- 

всюду  стали  возникать  ученые    общества,  влияние  которых  вскоре  сказалось  на 

развитии  физики.  Прежде  всего  тесное  взаимное  единение  ученых  и  распро- 

странение  познаний  путем  трактатов  существенно  содействовало  тому,  чтобы 

сломить  влияние  церкви  на  научные    изследования  и  соЕершеыно  лишить  почвы 

делавшихся  все  более  и  более  малочисленными  схоластиков.  Кроме  того,  въ 

тех  странах,  где  римская  церковь  не  имела  решительно  никакого  виияния, 

тоже  стали  возникать  академии.  В  этом  отношении  в  первую  очередь  нужно 

упомянуть  о  „Коуаи  Восиееу"  —  Королевском  обществе,  основанном  в  Англии 

в  правлениэ  короля  Карла  II,  который  декретом  от  18  октября  1662  г.  пре- 

доставил  право  предпринимать  изследования  каких  угодно  фнзических  и  хи- 

мичесишх  явлений.  Благодаря  обмену  письменными  трудами  между  академиями 

других  стран  и  указанной  английской  академией,  которая  могла  развиваться  не- 

зависимо  от  церкви,  и  на  контжнент  также  провик  более  свободный  духъ 

изследования,  который  вскоре  принес  обильные  плоды.  Благодаря  основанию 

академий  между  учеными  завязалась  теснейшая  связь  с  целью  свэбоднаго,  неза- 

висимого от кого бы то ни было изследования. Путем взаимных сношений

 

между  учеными,  наука  сделалась  интернациональной,  вследствие  чего  вскоре  на- 

ступила  та  эииоха,  которая,  как  мы  увидим  ниже,  в  своем  развитин  будетъ 

находиться  под  влиянием  совершенно  иных  факторов,  чем  это  было 

ранъше.

 

Особенно в Англии, благодаря основанию „Королевского общества" пробуди- 

лась  живая  научная  деятельность.  К  первым  и  наиболее  выдающимся  его 

членамъ-корреспондентам  надо  причислить  голландского  физика  Христиана 

Гюйгенса  (1629—1695).  Гюйгенс  существенно  улучшил  телескоп  и  ему 

удалось  с  помощью  своего  превосходного  инструмента  открыть  одного  спутника 

Сатурна.  Однако,  заслуга  его,  главным  образом,  заключается  не  в  этом,  а  въ 

усовершенствовании  часов,  при  чем  в  виду  того,  что  часы  представляют  изъ 

себя  не  только  физический  прибор,  но  и  приспособление,  которое  покоится  на 

познаниях  физики  и  замысловатых  применениях  их,  и  имеют  громадное  зна- 

чение  для  всего  человечества,  то  мы  и  помещаем  здесь  историю  их  развития 

(см. том III).

 

Мы  имели  уже  не  раз  случай  в  предыдущем  обзоре  упоминать  о  спо- 

собах  измерения  времепи  и,  вместе  сь  тем,  об  отдельных  моментахъ 

из  истории  часов.  Так,  упоминалось  о  часах  финикийцев  и  вавилошш, 

а  также  о  гномонах  и  водяных  часах,  и,  наконец,  о  часах,  которые 

Гарунъ-аль-Рашид  послал  Карлу  Великому  и  т.  д.  (см.  стр.  159).  Водяные 

часы  употреблялись  еще  в  течение  долгого  времени,  несмотря  на  все  их  не- 

совершенства, и еще до XIV столетия они изготовлялись особыми мастерами-спе- 

циалистами.  Песочные  часы,  которые  были  уже  известны  до  Рождества  Христова, 

служили  еще  в  XVП  столетии  при  астрономических  наблюдениях.  Какъ 

мы  уже  упоминали,  папа  Сильвестр  П  изобрел  колесные  часы,  которые  скоро 

получили право гражданства в Германии. Они показывали часы от 1 до 24.

 

Первые    точные    еведения  о  колесных  часах  в  Германии  относятся 

к  1232  году,  когда  такие  часы  получил  в  подарок  король  Фридрих  II  отъ 

султана  Саладина.  С  этого  времени  они  сталп  быотро  распространяться.  Данте 

(1265—1321)  упоминает  о  них  в  десятой  песне  „Рая".  Вскоре  колес- 

ные  часы  начинают  сооружаться  и  на  городских  башня-х.  Одним  изъ 

знаменитейших  немецких  часовых  дел  мастеров  был  Генрих  фонъ-Вик, 

который  в  1364  году  был  призван  королем  Карлом  V  в  Париж  для  того, 

чтобы  построить  колесные  часы  с  механизмом  для  боя  на  тамошнем  здании 

парламента.  Однако,  эти  часы  не  были  приспособлены  для  астрономических  на- 

блюдений,  так  как  для  этого  они  были  слишком  неточны,  и  Тихо  Браге,  кото- 

рый  хотел  воспользоваться  ими  для  своих  наблюдений,  жаловался  на  их  не- 

точность и снова вернулся к песочным часам.

 

В  XV  столетии  были  изобретены  карманные  часы.  Первый  такой  приборъ 

был  сделан  нюрнбергским  слесарем  Петром  Генлейном.  Так  как  эти 

часы  имели  яйцевидную  форму,  то  скоро  они  стали  повсюду  известны  под  на- 

званием  —  „нюрнбергския  яйца".  Для  приведения  в  движение  указанные  часы 

были  снабжены  пружинами,  между  тем  как  в  башенных  часах  приводящей 

в  движение  силой  были  гири.  Позднее  для  регулирования  хода  стали  употреб- 

лять  так  называемые  балансы,  —  о  чем  будет  речь  впереди—изобретение  ко- 

торых  хотел  присвоить  себе  английский  физик  Рук.  Но,  по  всей  вероятно- 

сти, он повинен в плагиате, и Гюйгенс еще до него заказал соорудить часы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  24  25  26  27   ..