Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 18

 

  Главная      Учебники - Разные     Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - 1904 год

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

 

содержание   ..  16  17  18  19   ..

 

 

Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 18

 

 

 

 

дения,  что  движение  солнца  дает  простейший  способ  делить  время,  вавилоняне 

устроили  солнечные  часы  или  гномен.  Солнечные  часы  представляли  собою 

вертикальные    колонны,  поставленные    на ровном грунте; по длине тени и по ея 

направлению  определялось  время.  На  основании  различных  соображений  можно 

сказать  наверное,  что  вавшювдне  замечали  с  помощью  солнечных  часовъ 

только  время  полудня.  Финикийцам  при  их  широко  развитом  мореплавании 

необходимо было знать и другие часы, и при том солнечные часы отказывались 

служить  после  захода  солища.  Вследствие  таких  обстоятельств  устроены  были 

водяные  часы,  которые  оказались  в  руках  финикийцев,  а  также  и  ассирий- 

цев  за  60  лет  до  Р.  X.  Древне-финикийские  и  древне-ассирийские  часы  состояли 

из  полого  сосуда  в  форме  опрокинутого  конуса  и  были  подвешены  на  под- 

ставке  острым  коецем  книзу.  В  остром  конце  имелось  тонкое  отверстие. 

Открытый  вверху  конус  наполнялся  до  определенной  отметки  водою,  вытекавшей 

медленно  из  тонкого  острия  (см.  том  III).  Вместимость  конуса  была  расчи- 

тана  таким  образом,  что  спустя  определенное  время  необходямо  было  вновь 

наполнять  его,  и  вто  время  было  совершенно  точною  частью  24-х  часо- 

вого дня.

 

Нам  неизвестно,  через  сколько  часов  конус  становился  пустым.  У  гре- 

ков,  заимствовавших  позднее  устройство  водяных  часов  от  ассирийцев,  ко- 

нус  был  такой  величины,  что  два  часа  держал  в  себе  воду.  Когда  послед- 

няя  вытекала,  особый,  предназначенный  для  этой  цели,  глашатай  громко  выкрики- 

вал  часы,  и  конус  сейчас  же  снова  наполнялся.  Физическим  знаниям  егип- 

тян  древний  мир  был  обязан  приспособлением,  значение  которого  для  всей 

вообще  государственной  и  яародной  жизни  нам  нет  нужды  выяснять  блюке  и 

которое  народам  того  времени  в  течение  многих  столетий  служило  средствомъ 

для  исчисления  времени.  Химическия  познания  наверное  не  уступали  знанию  въ 

области  физики,  и  мы  можем  с  достоверностью  Ииринять,  что  финикийцы  при- 

своили  себе  лучшее  от  всех  народов,  с  Июторыми  они  соприкасались,  вос- 

пользовавшись  им  для  своей  культуры.  Именно  они  умели  выплавлять  олово 

из  его  руд  и  вывозили  этот  металл  во  все  концы  мира  до  берегов  Британнии 

и  Балтийского  моря.  Они  обладали  болыишм  искусством  в  красильном  деле 

и, кажется, собрали со всего света ве только красящия вещества, но и химиче- 

скио  методы  фиксации  отсраски  на  животных  и  растительных  волокнахъ;  окра- 

шенные  предметы  они  опять  пускали  в  продажу,  так  что  химия  представляла 

техническую  основу  их  торговых  сношений  и  причину  благосостояния  и  богат- 

ства  прежняго  фнникийского  государства.  Согласно  одному  очень  распространен- 

ному  преданию  фияикийцы  будто  бы  были  изобретателями  стекла.  Это  предание 

повествует,  что  финикийские  купцы  сделали  свое  открытие  случайно;  они  раз- 

вели  костер  на  кремпевой  почве,  чтобы  сварить  себе  пищу,  а  при  этом  слу- 

чайно  находились  и  все  другия  составные    части  стекла.  Такой  разсказ  навер- 

ное  неправдоподобен  и,  с  технической  точки  зрения,  лишеп  смысла,  так  какъ 

огонь  на  воздухе  никогда  не  может  достигнуть  столь  высокой температуры, чтобы 

получился  стеклянный  сплав.  Из  наших  прежних  разсуждений  мы  знаем, 

что  египтяне  были  знакомы  с  искусством  приготовления  стекла  еще  ранее  фи- 

никийцевъ;  последние,  вероятно,  узнали  это  искусство  через  торговлю  с  Егип- 

том  и  распространили  его  среди  других  народов,  а  также  пустили  в  про- 

дажу произведения собственных стеклянных заводов.

 

 

 

Если  нашп  сведения  о  физических  и  химических  знаниях  приведенныхъ 

до  сих  пор  народов  довольно  незначительны,  то  по  отпошению  к  другим  на- 

родам  берегов  Средиземного  моря  и  Малой  Азии  они  еще  более  недостаточны, 

за  исключением  греков  и  римлян,  которыми  мы  подробнее  займемся  далее. 

Почти  единственным  имеющимся  в  наших  руках  источником  остаются  раз- 

сказы  Геродота.  От  него  мы  узпаем  о  персах,  что  последние  уже  сделали 

вполне  правильное  наблюдение  над  тем,  как  молния  ударяет  всегда  в  са- 

мые  болыпия здания и высокия деревъя; персам было неизвестно приготовление 

вина,  они  пили  лишь  воду  п,  наконец,  они  умели  добывать  из  руд  железо, 

золото  и  серебро,  а  также  выделывали  из  шкур  кожу.  Уже  в  очень  древния 

времена  они  окрашиваля  свои  хлопчатобумажные    одежды,  каковое  искусство  они 

переняли  от  индусов.  В  стране  последних,  повидимому,  уже  в  древния 

времена процветало печатание тканей, и Индия была даже в точение тысячеле- 

тий  единственной  страной,  где  печатание  тканой  было  в  употреблении.  Лишь 

после открытия морского пути в Индию в 15 столетии по Р. X. означенный ые- 

тод проишк в Европу.

 

0  физнке  индусов  мы  теперь  не  ыожем  составить  никакого  представления, 

по  зато  достаточпо  подробно  осведомлены  относительно  жолезоделательной  про- 

мышлепности.  Индия,  без  соыпения,  была  родишой  означенной  промышленности; 

оттуда  последняя  распростраиилась  в  других  странах.  Санскритское  слово 

„Аиаз"  песомнеыно  пмеет  связь  с  древнеготским  „Аиз",  из  которого  позднее 

получилось  „Еизеп",  а  это  обстоятельство  подтверждает  предположение,  что  индо- 

германския племена еще до их отделения (1500 л. до Р. X.) должны были знать 

железо.  Суперинтендант  железоделательной  промышленности  британско-индий- 

ского  правительства,  Сесиль  Р.  ф.  Шварц  открыл  в  центральной  Индии  въ 

штате  Рева  громадные    кучи  шлаков  на  пространстве  многих  квадратных  миль; 

оне  свидетельствуют  о  том,  какой  высокой  степенн  процветания  достигла  тогда 

в  Индии  железоделателыиая  промышленеость.  Но  всего  замечателыиее  в  этой 

древней  промышленности  то  обстоятельство,  что  были  найдены  куски  кованнаго 

железа  таких  чудовищных,  изумительных  размеров,  что  теперь  в  векъ 

пара  они  могли  бы  быть  изготовлены  только  в  самых  болыпих  мастерскихъ 

и  с  помощъю  колоссалъных  паровых  молотов.  Величайшим  из  уцелев- 

ших  до  нашего  времени  остатков  древне-индийской  железоделательной  промыш- 

ленности  является  Кутубская  колонна  вблизи  Дели.  Она  весит  более  6,000  ки- 

лограммов  и,  по  результатам  анализов,  состоит  из  почти  химически  чистаго 

железа,  т.  е.  из  сорта  железа,  который  мы  теперь не можем добыть заводскимъ 

способом,  несмотря  на  все  наши  химическия  знания.  Когда  теииерь  нам  нужно 

получить  железо,  совершенно  свободное  от  обычных  химичееких  примесей, 

а  именно,  от  угля,  кремневой  и  фосфорной  кислоты,  нам  остается  толъко  одинъ 

путь получения осадка из раствора железной соли при действии электрическаго 

тока.  Доказано,  что  подобного  рода  абсолютно  химически  чистое  железо  всего 

лучше  противостоит  вредному  вдияпию  составных  частей  воздуха  и  прежде  всего 

никогда  не  ржавеет.  Согласно  с  этим  лишь  в  самое  последнее  время  про- 

изведенным  Еаблюдениеы,  нет  ни  малейшого  следа  ржавчины  на  означенной 

древней  колонне,  которая,  судя  по  выбитой  па  ней  надписи,  была  приготовлена 

в  9  веке  до  Р.  X.  Дальнейшее  завоевапие  крупной  химической  промышленно- 

стп, стальной сплав, играющий тепорь большую роль при выделке орудий, былъ

 

также  известен  в  Индии  еще  за  3,000  лет,  и  в  гробницах  того  времени  на- 

ходится  много  орудий  из  означенного  материала.  Железоделательная  промыш- 

ленность  древней  Индии  продветала  вилоть  до  средних  веков  и  затем  лишь 

пришла  в  упадокъ;  в  настоящее  время  она  совершенно  пала.  Луки  и  тростни- 

ковые    стрелы,  оружие  древних  ивдийцев,  как  сообщает  Геродот,  были  снаб- 

жены железным острием.

 

Мало  оседлые  арабы,  стоявшие  в  тесных  отношениях  с  египтянами,  не 

оставили  никаких  следов  когда  то  существовавшей  у  них  культуры.  Но  можно 

предположить,  что  их  знания  теснейшим  образом  примыкали  к  знаниям  егип- 

тян,  и  вообще  все  описанные  досих  пор  народы  —  индусы,  вавилоняне,  ассирийцът, 

египтяне  и  арабы  относителъно  их  химического  и  физического  знания  были  свя- 

заны друг с другом. Доказательством является тысячелетнее существование

 

 

магип  у  этих  народов.  Еще  теперь  волшебишя  зеркала  и  пругия  магическия 

искусства  восточных  народов  приводят  нас  в  изумление;  многия  относящия- 

ся  сюда  загадки  еще  до  сих  пор  не  разрешены.  Мы  не  имеем  намерения 

заняться  здесь  самвми  магическими  искусствами,  но  они  ннтересуют  нас  по- 

стольку,  поскольку  в  основании  их  лежат  болылею  частью  химическия  и  физи- 

ческия знания. Недавпия научные  изследования Пикте и Фр. Ленормана доказали, 

что  этн  магическия  искусства  существуют  тысячи  лет  и  без  сомнения  все  сво- 

дятся к одному источнику.

 

И  древние  изследователи  не  могли  отделаться  от  чар  востока;  мы  видим, 

что  болыпое  число  греческих  изследователей  и  писателей  старалось  проникнуть 

в  тайны  древних  восточных  народовъ;  они  посвящали  свое  внимание  прежде 

всего  химическим  и  физическим  познапиям.  В  силу  таких  причин  куль- 

тура  востока  оказала глубокое влияние на культуру греков и римлянъ; мы могли 

бы  даже  утверждать,  что  знание  и  уменье  у  греков  в  химической  и  физиче- 

ской  областях  были,  вообще  говоря,  отблеском  восточных  знаний  вплоть  до  того 

времени,  когда  в  Греции  возникло  самостоятельное  изучение  (около  600  л.  до 

Р.  X.).  В  те  времена,  когда  составлялись  безсмертные    произведения  Гомера, 

мы  находим  упоминание  лишь  о  таких  фактах  и  химических  продуктах,  ко- 

торые  уже  были  известны  егнптянам  и  фивикийцам.  Относительно  химии  ме- 

таллов  греки  со  своими  познаниями  очень  отстали  от  мпогих  народов  Вос- 

тока; во времена Гомера железо было им совершеяно неизвестно, и даже куз-

 

нец  Гефест  должен    был    упражняться  в  своем  искусстве  на  других  ме 

таллах более благородного характера (Илиада, 18.  ст. 468 и далее).

 

Читая  другия  места  у  Гомера,  мы  встречаем  в  его  стихах  упоминания 

лишь  немногих  металлов  и  притом  болынею  частью  благородныхъ;  даже  ванш 

Менелая  была  из  серебра!  Но  самая  обработка  металлов  у  древних  грекови 

достигла  высокой  степепи  совершенства;  они  уже  знали,  как  улучшать  ме 

таллы.  Особенно  процветало  применение  свинца,  как  одного  из  наиболее  быв 

ших  в  ходу  неблагородных  металловъ;  Геродот  сообщает,  что  уже  тогд; 

корабли  снаружи  окрашивались  суриком  (кислородным  соединением  свинца)  изи 

применения  которого  можно  заключжть,  что  греки,  подобно  египтянам,  были  зна 

комы  с  химическим  процессом  окисления  металлов.  Подобно  египтянамъ 

они  умели  покрывать  неблагородные  металлы  более  благородными  —  Геродссп 

сообщает  о  способе  фальсификации  монет,  которую  применил  Поликрат  Са 

мосский, приказавший отчеканить массу монет из свинца и позолотить ихт

 

Зато  искусство  дубления  с  помощъю  растительных  веществ,  которое  был' 

в  применении  у  египтян,  грекам  оставалось  неизвестным.  Кожаные  мепш 

и  пояса,  упоминаемые  Гомером,  приготовлялис,  по  словам  последняго,  втира 

нием  в  шкуры  жира.  Точно  также  физика,  высокое  развитие  которой  впослед 

ствии  получило  свое  начало  именно  в  Греции,  приблизительно  до  600-го  год 

до  Р.  X.,  находилась,  повидимому,  не  в  блестящем  положеши;  еще  в  627-ом

г 

году  до  Р.  X.,  у  тирана  Периандера  возникла  мысль,  прорезать  Коринфский  пе 

решеек  каналом,  но  в  силу  недостаточных  физических  знаний  его  строителе 

он  принужден  был  оставить  это  сравнительно  простое  сооружение  неокончеи: 

ным.  Красильное  искусство  ушло  уже  далеко  во  времена  Гомера,  что  известн 

всякому  из  превосходных  описаний  женских  одежд,  которые    дает  этот 

поэтъ;  мы  могли  бы  даже  утверждать,  что  Греция  в  своих  химических  позш 

ниях  относительно  техники  красок  значительно  опередила  все  другие  народ: 

древности.  Во  времена  Александра  Великого  не  толыш  умели  красить  шерси 

пурпуром  и  другими  красками,  но  и  владели  уже  трудным  искусством  придг 

вать  льняным  волокнам,  вообще  трудным  для  обработки,  несмываемые    чернук 

желтую, темноголубую и—смешанную из голубого и желтаго—зеленую окраски

 

Повидимому,  вскоре  после  эпохи  Гомера  (около  1000  л.  до  Р.  X.),  —  грекам 

стало  известно  железо,  но  еще  как  очен  редкий  и  дорогой  металлъ;  последне 

обнаруживается  из  некоторых  мест  Илиады  и  Одиссеи,  без  сомнения  приб; 

вленных  при  более  поздних  записях  этих  поэм.  Благодаря  торговым  сн< 

шениям,  преимущественно  с  финикийцами,  Греция  усвоила  себе  культуру  В< 

стока,  его  химическия  и  физическия  познания;  на  такой  хорошо  подготовленнс 

почве  развилос  несколько  физических  теорий,  предназначенных  впоследстви 

стать  исходным  пунктом  всякого  физического  знания.  Теории  при  их  практи 

ческом  применении  доставили  греческому  народу  в  позднейшия  эпохи  духо: 

ное  превосходство  над  своими  современниками,  и  даже  в  настоящее  время  из 

практическое  применение  является  ощутимым.  Об  указанном  подъеме  ф] 

зики,  корни  которого  нужно  искать  в  Греции,  мы  еще  раз  поговории  

подробнее.

 

Мы  многое  знаем  относительно  римской  империи  и  ея  истории,  точно  такя 

о  стране,  нравах  и  обычаях  римлян  во  времена  республики  и,  наоборот 

мало относительно их естественпо-исторических знаний в первые  времена б

 

дущей  всемирной  римской  империи.  Можно  говорить  о  сведениях  древних  рим- 

лян  в  области  естествознания  лишь  с  того  времени,  как  греки  подпали  подъ 

римское  владычество  и  познакомили  завоевателей  с  своими  научнымж  приобре- 

тениями.  Но,  начиная  с  этого  момента,  знания  росли,  и  быстро  развивалось  ихъ 

практическое  применение.  Среди  римлян  не  появилось  ни  одного  выдающагося 

химика  или  физика,  но  при  тех  размерах,  которые  приобрела  римская  всемир- 

ная  империя  с  течением  времени,  Рим  не  мог  не  представлять  собою  центра 

для  знаний  и  уменья  самых  разнообразных  покоренных  народов.  Римский  ученый 

считал  свою  задачею  собирать  эти  знания  и  уменье,  записывать  и  перерабаты- 

вать.  Именно  о  физических  и  химических  познаниях  римлян  мы  осведом- 

лены так хорошо, как ни о каком другом народе древности.

 

Самым  выдающимся  из  писателей-натуралистов  был  Диоскорид.  Его 

„Маеегиа  тесииса"  сохранялась тысячелетия, как едипственный источник хими- 

ческого  и  физического  зиания;  его  влиявие  было  так  значителыю,  что  у  турец- 

ких  врачей  означеыное  сочинение  и  в  наше  время  пользуется  большим  вни- 

манием.  Из  оставленпых  им  сочинений  мы  видим,  что  в  то  время  (въ 

1  веке  по  Р.  X.)  химия  в  Риме  начала  выростать  из  состояния  эмпирическаго 

знания.  Диоскорид  дает  уже  руководство  для  различных  простых  химическихъ 

процессов  и  для  приготовления  различных  химических  препаратов,  какъ 

известковая  вода,  медный  купорос  и  белила.  Ему  даже  был  знаком  способъ 

перегонки.

 

Менее  влиятельным  на умственное направление своего времени, чем Дио- 

скорид,  но  зато  еще  более  обстоятельным  и  внимательным  в  своих  описа- 

ниях  был  Кай  Плиний  Старший,  погибший  в  79  г.  по  Р.  X.  (ор.  том  I,  стр.  78) 

при  извержении  Везувия.  В  своей  „Естественной  истории",  состоящей  из  37  то- 

мов,  он  дал  энциклопедию  знания  и  опытности  своего  времени,  изложенную 

с  такими  подробностями,  что  мы  теперь  можем  составить  себе  превосходную  кар- 

тину  влияния  означенного  знания  на  культуру  в  римской  империи.  Плиний 

во  всяком  случае  не  был  изследователем  в  нашем  смысле;  и  вообще  во 

всех  наших  сообщеыиях  о  познаниях  древних  народов  читатель  должен  по- 

стоянно  иметь  в  виду,  что  дело  идет  об  эпохе  эмпирического  знания  и  умения; 

лишь  в  более  поздния  времена  был  пробит  путь  к  чистому  естествознанию,  и 

эпоха  опытного  знания  превратилась  в  эпоху  эксперимента  и  чистого  изследо- 

вания.  Плиний  был  исключительно  эмпирикъ;  комбинируя  в  кратких  словахъ 

все,  что  он  нам  сообщил  в  своих  сочпнениях,  мы  должны  сознатъся,  что 

его  значение  можно  признать  высоким  лишь  в  области  зпания,  приобретеннаго 

простым  опытом.  Оеобешю  подробно  сообщает  Плиний  в  своих  сочиненияхъ 

о  происхождении  металлов  и  о  путях,  по  которым  они  доставлялись  в  Рим. 

Напротив,  имеются  очень  скудные    сведения  по  поводу  получения  их  из  руд. 

Очень  интересньши  в  смысле  коммерческого  знапия  являются  его  указания 

цены  многих  металлов.  Оказывается,  что  некоторые  ценные  в  настоящее 

время  металлы,  например,  серебро,  в  древнем  Риме  были  дешевы,  а  другие, 

как  железо,  вследствие  своей  высокой  цепьт,  применялись  на  практике  в  зна- 

чительно  меньшем  размере,  чем  можно  -было  предполагать  до  высокому  со- 

стоянию  культуры  римлян.  Из  известных  Плинию  химических  процессовъ 

прежде  всего  нужно  уломянуть  амальгамирование.  Тогда  уже  умели  растворять 

золото в ртути; приготовленная таким образом амальгама применялась при

 

золочении.  Точно  также-  производили  различного  рода  сплавы;  точки  плавления 

различных  металловъ-  были  точно  определены,  и  плавильноз  искусство  процве- 

тало  в  высокой  степени.  Мы  в  праве  принять,  что  Рим  болъшею  частью 

своих,  успехов  обязан  именно  жеталлургически-химическйм  знаниямъ;  они 

подняли  на  высокую  ступень  оружейную  технику  древняго  Рима,  а  прекрасно 

вооруженный  солдат,  в  превосходном  панцыре,  легко  мог  вестй  войну  съ 

плохо  вооруженными,  в  болышшстве  олучаев,  народами  своего  временй.  Боль- 

шинство известных Плинию химических веществ, в особенности медь, сви-

 

 

нед,  далее,  железная  ржавчина,  также  киноварь  и  другия  применялись  в  ме- 

дицине,  и  в  Риме  впервые  обнаружилась  тесная  связь  химических  знаний  съ 

успехами  медицины.  Уже  в  те  времена  химия  служила,  как  вспомогательное 

знание,  медицине,  и  древний  врач  в  своей  практике  не  мог  обойтись  безъ 

химии  или  без  приготовленных  химическим  путем  препаратов.  В  древнемъ 

Риме существовала также и химическая промышленность; были особые  мастерския, 

в  которых  по  секретному  способу  превращали  железо  в  сталь;  существовали 

также  белильни,  в  которых  с  помощью  паров  горящей  серы  белили  шерсть. 

Умели  добывать  уксус,  служивший  приправой  к  кушаньям.  Известен  разсказ  о 

царице  Клеопатре,  которая  распустила  в  уксусе  драгоценную  жемчулшну  и  выпила 

раствор.  В  особенности  выдающееся  место  занимало  производство  красок.  Не 

только  было  известно  очень  большое  количество  красящих  веществ,  но  с  помощью 

прибавки  соды  умели  то  ослаблять,  то  усиливать  их  действие.  Точно  также  умели 

соединять  различные    красящия  вещества  с  определенными  щелочными  солями 

и  такжм  способом  пол чали  красящие  лаки.  Из  териентина  добывали  пере- 

гонкой скипидар, жз киноварж—ртуть. Многочисленные  военные  машины даютъ

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  16  17  18  19   ..