Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 11

 

  Главная      Учебники - Разные     Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - 1904 год

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

 

содержание   ..  9  10  11  12   ..

 

 

Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 11

 

 

 

 

могут  быть  разсматриваемы,  как  смесь  троякого  рода  веществ  —  кварцоваго 

порошка,  невыветрившихся  остатков  полевого  шпата  и  собственпо  самого  веще- 

ства  глины.  От  рода  и  количества  этих  веществ,  равно  как  и  от  весьма 

сильно  колеблющагося  взаимоотношения между главными составными элементами 

каждой  глины—кремневою  кислотою  и  глиноземом,  зависит  различие  качествъ 

глины,  сплошь  и  рядом  очень  значительное.  Случайные    посторонния  примеси, 

встречающияся  в  низших  сортах  глины,  суть:  песок  (частью  в  виде  ыастоя- 

щого  кварцевого  песчаника,'  растворимой  в  едком  кали  кремневой  кислоты,  частью 

в  виде  обломков  неразложившихся  минераловъ),  углекислые  магний  и  калъций, 

соединения барита, окись железа, серный колчедан и органические остатки.

 

Обратимся  теперь  прежде  всего  к  современному  гончарному  производству, 

чтобы  узнать,  как  обстоит  здесь  дело  с  умышленными  примесями  различныхъ 

твердых  тел  в  виде  то  более  грубаго,  то  более  мелкого  порошка.  В  этомъ 

отношении  много  указаний  дает  нам  крайне  поучительная  книжка  X.  Ф  р  е  д  а 

Г а р т т а  „Коиез оп Йие шашИГасилИге ои роииегу атоп^ за а^е гасез", Рио-де-

Жа- 

нейро,  1875.  Мы  читаем  в  ней:  „Горшечное  искусство  неизвестно  многимъ 

диким  народам,  напр.,  эскимосам,  оеверо-американским  инд^йцам,  ботоку- 

дам  и  кайяпосам  в  Вразилия,  индейским  племенам  пампасов,  огнеземель- 

цам,  веддасам  на  Цейлоне,  австралийцам  и  полинезийцамъ".  Пржчин,  по 

которым  у  этих  народов  нет  горшечного  промысла,  несколько,  и  оамая 

главная  для  большинства  из  них,  это—отсутствие  подходящей  глины  на  поверх- 

ности обитаемой ими земли.

 

„Материалом,  из  которого  делаются  гончарные    изделия,—говорит  дальше 

Гартт,—является  глина.  Это—масса,  не  обнаруживающая  точно  определеннаго 

химического  состава,  но  крайне  непостоянная  по  образующим  ее  веществам. 

Обыкновенно  глина  состоит  из  тонких  частид  более  или  менее  разложив- 

шагося  полевого  шпата,  к  которому  примешано  болыпее  или  меныпее  продент- 

ное  содержание  свободной  кремневой  кислоты,  в  виде  либо  мелъчайпиого  по- 

рошка,  либо  более  или  менее  грубого  песку.  Чистая  глина  не  пригодна  для 

гончарных  изделий  по  причине  своей  наклонности  ссыхаться  и  трескаться  при 

высушивании  и  обжигании.  Поэтоиу  необходимо  к  ней  прибавлять  вещество, 

которое  противодействовало  бы  этой  наклонности.  Приготовляя  свои  кирпичи, 

высушивавшиеся  лишь  дейстием  воздуха  и  солнца,  египтяне  нашли  необходимымъ 

смешивать глину с соломою".

 

Для  выделки  ютландских  горшков,  так  назыв.  „Таиегибрие",  к  глине 

прибавляется  песок  (Месторфъ).  Песок,  т.  е.  порошкообразная  кремневая 

кислота,  действительно,  является  одним  из  лучших  материалов  для  приме- 

шивания  к  глине,  в  особенности  в  том  случае,  когда  гончарная  посуда  должна 

обжигаться  при  высокой  температуре.  Датская  археология  показала,  что  к  глине, 

из  которой  делались  гончарные    изделия  кьёккешиёддингеров,  примешивался 

измельченный  в  порошок  гранит,  для  чего  камень  накаливали  и  затем  по- 

гружали  в  воду.  Г-жа  проф.  Месторф  пишет  по  поводу  этого:  „Что 

истолченный  гранит,  кварц  или  грубый  песок  примешивался  к  глине,  пред- 

ставляется  безспорным.  Менее  практичною  была  примесь  размельченных  ра- 

ковинных  скорлуц.  Мне  случалось  находить  в  глиняной  массе  также  руб- 

ленную  солому".  В  Чилоэ  (на  Чилийском  прибрежьи)  туземцы  прибавляют  и 

поыыне еще к глине расколотый действием жара и превращенный в порошокъ

 

гранит  (Гарттъ).  Для  некоторых  видов  глиняных  изделиж,  изготоВляемыхъ 

в  Англии  и  на  материке,  к  глине  примешивают  жстолченный  в  порошокъ 

кремень;  для  этой  цели  камень  накаливается  до  красного  каления  и  затем  опу- 

скается  в  воду.  При  производстве  известных  сортов  современных  глиня- 

ных  изделий  практикуется  часто  как  культурными,  так  и  дикими  народами 

прибавление  к  глине  связующого  вещества  из  измельченных  в  порошокъ 

глиняных  обломков  или  терракоты.  При  приготовлении  титлей,  которые  при- 

меняются  для  металлургических  целей  и  должны  выдерживать  сильный  жар  и 

внезапные    перемены  температуры,  грубую  глину,  для  предотвращения  от  растре- 

скжвания,  подмешивают  жженною  глиною  в  виде  истолченных  старых  плавиль- 

ных  горшков  (Фонкъ).  Совершенно  таишм  же  образом,  как  при  приго- 

товлениж  тиглей,  поступают  и  при  производстве  огнеупорных  киришчей-шамот- 

тов,  когда  к  огнеупорной  глине  ирибавляют,  в  качестве  примесж,  превращен- 

ные  в  грубый  порошок  старые  шамотты,  особливо  шамоттовые    капсулы,  при- 

меняемые    при  обжигании  фарфора.  Нж  одна  шамоттовая  фабрика  не  выбрасы- 

вает  получающагося  всегда  при  производстве  товара  лома  или  брака,  но  прибе- 

регает его для будущих изделий.

 

Но  этим  еще  не  исчерпываются  искусственные    подмеси  глины.  На  Андама- 

ских  островах,  даже  там,  где  ныне  гончарный  промысел  уже  больше  не 

практжкуется,  находили  в  старых  кьёккенмёдингерах  черепки,  сходные  съ 

теми,  какие  встречают  в  свайных  постройках  и  на  замковых  валах.  Че- 

репки  эти  состоят  из  грубой  глины  с  примеоью  кусков  кварца,  слабо  обо- 

жжены,  черновато-сераго,  в  изломе  черного  цвета.  Снаружи  они  шороховаты  и 

матовы,  но  орнаментированы;  орнаменты  походят  на  те,  какимж  украшены  че- 

репиш,  находимые  в  наших  замковых  валах.  Говоря  о  прцмесж  к  глине, 

мы  уиютребили  выраженио  „куски  кварца",  ибо  это  не  был  песок,  а,  по  всей 

вероятности,  расколотый  нагреванием  и  последующжм  охлаждением  гранитъ 

или тому подобный материал. .~--И*. 

.

 

Древние  индейцы  в  Каповале,  на  о-ве  Марайо,  примешивали  обыкновенно 

к  глине  измельченные    в  порошок  глиняные    изделия,  а  в  массе,  которую 

Г а р т т   получил  из  Ст.  Феррейры  ИИенны  и  которая  образует  там  настоящие 

валы  черепков,  он  нашел  очень  болыпой  величины  отломкж,  на  поверхности 

коих  еще  обнаруживались  ржсункж.  Как  в  Севорной,  так  и  в  Южной  Аме- 

рике,  где  жндейские  глиняные  товары  редко  подвергаются  полному  обжжганию, 

глжну  часто  жодмешжвают  обломкамж  раковин.  В  Юкатане,  в  качестве  прж- 

месж,  жользуются  жногда  даже  жромывными  жескамж.  Золото,  примешанное  къ 

глжняным  жзделиям,  найдено  было  также  в  Палембанге,  в  Остъ-Индиж 

(Гарттъ).  В  Сжриж,  по  словам  Ветцштейжа,  к  глжне  прж  пржготовлеыиж 

посуды  жржбавляют  жстолченную  в  порошок  лаву  (Ьезз),  Примесь  мелкаго 

песку  жлж  толченных  черепков  обоягженной  каменной  жосуды  пржменяется 

обычно  прж  выделке  обыкновенной  каменной  жосуды  с  соляною  глазурью 

(Р.  фонъ-Вагнеръ).  Измельченные  в  жорошок  кокс,  графит,  асбест  ж 

даже  опилки  употребляются  как  пржмесь  для  некоторых  вждов  европейскихъ 

глиняных  товаров,  а  в  тех  случаях,  когда  обжигание  производится  жрж  не 

очень  высокой  температуре,  прибавляют  ииогда  к  глине  превращенный  в  по- 

рошок  известняк.  Прж  более  высоком  жаре  последний  действует  в  качестве 

плавня жлж вспучжвает сосуд, ыортя, таким образом, его форму, как мы

 

можем  в  том  убЬджться  па  разлжчных  доисторических  экземплярах  глиня- 

ной  посуды.  Нажодшю  также  о  губчатом  строениж  камней  ошлакованного  вала 

у  Верхне-Укерского  озера.  В  Южной  Америке  весьма  распространен  обычай 

примешивать  к  глине  золу,  получаемую  из  коры  определенных  деревьев,  по 

большей  части,  таких,  которые    очень  богаты  содержанием  кремнезема;  приба- 

вление  золы  сообщает  горшкам  бблыпую  сопротжвляемость  действию  жара.  На 

реке  Амазонке  к  глине  примешивают  золу,  полученную  от  сжигания  пресно- 

водной губки „Саих" и содержащую в изобилия кремнезем (Гарттъ).

 

Весьма  излюбленною  примесью  служит  кремнезем,  превращаемый  въ 

более  или  менее  мелкий  порошок  накаливанием  и  последующим  погружениемъ 

в  воду  камня  и,  в  случае  надобности,  подвергающийся  еще  дальнейшему  из- 

мельчению.  Производство  глиняных  изделий  в  Англии  получило  более  широ- 

кое  развитие  лишь  после  того,  как  в  1725  г.  А с т б у р г   ввел  прибавление 

измельченного  кремня  в  глиняной  массе,  состоявшей  до  того  только  из  одной 

пластической  глины,  а  I.  Веджвуд  (1730—1795)  несколышми  годами  позже 

усовершенствовал  глжняный  промысел.  Веджвудская  посуда,  столь  нежная  по 

виду  и  цвету  и  пользующаяся  таким  болыпим  распространением,  пригото- 

вляется  из  массы,  состоящей  из  пластической  менес  огнеупорной  глины,  као- 

лина,  кремня  и  корнистона.  Аналогичный  состав  обнаруживает  ж  тонкий 

фаянс,  масса  которого  образуется  преимущественно  пластжческою  глиною  с  при- 

месью  толченного  кварца  жлж  Еремня  и  каолина  жлж  пегматита,  стало  быть,  по- 

левого шпата (Р. фонъ-Вагнеръ).

 

Только  что  приведенные  примеры  знакомят  нас  с  целым  рядом  при- 

меняемых  подмесей  к  глине,  главным  образом,  кусков  кварца,  толченаго 

кремня  и  употребляемого  в  особенности  в  Чилоэ  —  ИИодчеркиваем  настоятелъно 

это  обстоятелъство  —  измельченного  гранита,  который  приводится  в  такое  со- 

стояние  накаливанием  и  последующим  погружением  в  воду.  Раз  такой  спо- 

соб  практикуется  еще  и  в  настоящее  время  простыми  индейцами,  нет  ника- 

ких оснований не допускать его применения и нашими дожсторжческжмж горшеч- 

никами,  изделия  коих  в  безчисленных  случаях  содержат  жримесж,  уже  на 

первый  взгляд  несомненно  оказывающияся  то  крупными,  то  мелкими  острогран- 

нымж  обломками  гранита.  Что  в  глиняных  изделиях  могут  встречаться  и 

слюдяные    частицы,  даже  при  отсутствии  примеси  расколотого  гранита,  предста- 

вляется  вполже  естественныы.  Глина  есть  продукт  разложения  горных  по- 

род,  богатых  полевым  шпатом  и  слюдою,  следовательно,  и  гранитом,  ибо 

последний  состоит  по  существу  из  полевого  шпата,  кварца  и  слюды.  Из  этихъ 

трех  составных  частей  слюда  как  раз  разлагается  очень  трудно,  и  потому 

нечего  удивляться,  если  мы  во  многих  сортах  глины  находим  мельчайшия,  а 

подчас  даже  и  более  крупные    частицы  слюды.  Вывают  и  весьма  богатые    со- 

держанием  слюды  глины,  и  оне  очень  ценятся  в  гончарном  производстве,  такъ 

как  жзготовленная  из  них  посуда  обнаруживает  на  поверхности  красивый

з 

сверкающий  блеск.  Во  многих  местах,  в  особенности  в  Индии,  даже  подра- 

жают  этому  блеску,  умышленно  нанося  слюдовую  пыль  на  еще  влажную  массу 

готового  сосуда.  Возможно,  что  и  в  наших  странах  сосуды  древней  эпохи 

снабжались  охотно  этижи  слюдяными  блесткамж,  в  виду  чего  там,  где  глжна 

была  бедна  слюдою,  последнюю,  быть  может,  пржмешивалж  к  массе  ж  жржтомъ 

в тож форме, в какой она здесь часто жредоставляется жриродою, жменжо въ

 

виде  выветрившагося  гранита.  Выветрившийся  гранит  еще  поныне  нередко 

встречается  на  наших  полях  и  в  почве,  при  чем  сплошь  и  рядом  отдельные 

куски  гранита  выветриваются  настолько  сильно,  что  их  легко  можно  растереть 

пальцами.  В  этом  граните  содержится  выветрившаяся  слюда,  которая,  в  за- 

висимости  от  того,  была  ли  она  прежде  черного  или  белого  цвета,  сверкаетъ 

золотистым  (кошачье  золото)  или  серебристым  (кошачье  серебро)  блеском. 

Именно,  в  глине  и  яаходят  часто  естественную  примесь  подобного  выветрив- 

шагося  гранита,  нередко  даже  в  виде  расположенной  гнездами  или  тонкими 

слоями порошкообразной массы.

 

Такая  предусмотрительность  природы  являлась,  конечно,  желанною  для  гор- 

шечника,  избавляя  его  от  лишняго  труда;  если  же  выветрившийся  г.ранят  отсут- 

ствовал,  то  его  приводили  в  такое  состояние,  измельчая  накаливанием  и  по- 

гружением  в  воду.  К  этому  отнюдь  не  простому  открытию  привело,  как  я 

предполагаю,  поваренное  искусство.  Насколько  можно  заключить  по  многочи- 

сленным  наблюдениям  у  диких  народов,  горшечным  промыслом  в  древнео 

время  занималжсь  и  у  нас  женщины.  Что  это  было  так,  свждетельствуется  и 

тем  фактом,  что  в  Ютландии  и  теперь  еще  изготовление  посуды  находится 

в  руках  женщин,  как  равно  и  изследованиями  проф.  I.  К о л л ь м а н н а ,   обра- 

тившого  внимание  на  малую  величину  и  форму  отпечатков  пальцев,  сохранив- 

шихся  па  доисторических  сосудах  из  Корселетта,  в  Швейцарии.  Укажу,  на- 

конец,  еще  на  одно  доказательство  из  доисторической  эпохи,  на  уже  упомя- 

нутый  выше  чорепок  глиняной  подставки  с  отпечатлевшеюся  на  поверхности 

матою  и  со  следами  концов  женских  пальцев  на  краях.  С  другой  стороны, 

известно,  что  и  наши  доисторические  предки,  как  и  теперь  еще  многие  дикие 

народы,  готовили  себе  пищу  в  ямах  при  помощи  горячих  камней;  и  ямы  эти, 

и  камни  со  следами  накаливания  сохранились  во  многих  местах  еще  и  до 

нашего  времешг.  Так  как  кухня  поручалась  женщинам,  то  вполне  естественно 

првдположит,  что  оне  подметили  действие  огня  и  воды  на  камни  и  применили 

это  наблюдение  к  горшечному  производству.  Мы  видим  здесь,  таким  обра- 

зом,  ясно,  почему  в  качестве  примеси  к  глине  употребляли  расколотын  гра- 

нит.  Но,  кроме  этой  причины,  имеются  еще  и  другия.  Упомянутый  уже  выше 

горшечник  из  Мошина  говоритъ:  „В  массе,  служащей  для  изготовлония  по- 

суды,  нужно  различать  обыкновенную  глину  и  шлуфф.  Изделия  из  последняго 

можно  узнать  сразу  по  их  большей  легкости.  Говорят,  что  и  в  Стрцельно, 

например,  имеется  очень  шероховатый  гравий,  напоминающий  тот,  которымъ 

охотно,  в  виду  его  блеска,  пользуются  для  песочницъ;  примесь  его  могла  бы 

придать  сосудам  большую  прочность.  Такой  гравий  —  прибавление  чего-либо  въ 

этом  роде  всегда  уместно,  так  как  масса  сплошь  и  рядом  бывает  до  такой 

степени  мягка,  что  прилипает  к  пальцам  —  может  быть  заменен  также 

железными  опилками".  Итак,  в  природе  существуют  тощия  глины,  которыя 

можно  прямо  применять  к  делу,  и  черезчур  жирные    глины,  которые    безъ 

известной  примеси  не  поддаются,  вообще,  какой  бы  то  ни  было  обработке.  Оче- 

видно,  точно  также  обстояло  дело  и  в  доисторическую  эпоху.  И  здесь  мы  на- 

ходим  множество  сосудов,  особливо  меньшого  размера,  которые  приготовлены 

из  тонкой  глины  без  всякой  грубой  примеси;  уже  самая  тонкость  их  стенокъ 

указывает  на  то,  что  выделка  этих  сосудов  из  более  грубого  материала  была  бы 

невозможна. На ряду с этлм встречаются безчисленные, более крупные толсто-

 

Вселенная и человечество    V 

1 •

 

степные  горшки  и  урны,  сделанпые  из  глины  с  примесью  толченого  гранита. 

Стало  быть  эта  подмесь,  в  особешюсти  при  толстостенных  сосудах,  имела 

задачею облегчить обработку массы и предотвратить черезчур силыиое ея ссыхапие 

или  растрескивание  при  высушивании  и  обжигании  горшков,  в  полном  со- 

гласии  с  ролью,  какую  играет  в  настоящее  время  прнбавление  толчепых  ста- 

рых шамоттов при производстве новых.

 

В  заключение  приведем  еще  одно  основание  для  подмеси,  на  которое  ука- 

зывает  нам  Семперъ:  „Эти  крупнозернистыя,  часто  своеобразныя,  огнеупорныя 

примеси  к  тестоватой  глине,  уничтожая  местами  ея  однородность,  тем  самымъ 

уыеныпают  ея  хрупкост,  обусловливаемую  обжиганием,  и  опасность  растрески- 

вания  под  влиянием  перемены  температуры  или  сотрясения,  так  как  более 

грубые  элемепты,  расиределешше  в  массе,  прерывают  правильные    колебания, 

лучеобразно  распрострапяемые    начинающеюся  трещиною.  Оне  оказывают  здесь 

ту  же  услугу,  как  и  отверстия,  высверливаемые    в  зеркалыюм  кружке  въ 

конце треициньи, с целью предотвратить дальнейшее ея увеличение".

 

Итак,  примесь  толченого  грапита  практикуется  по  следуюищш  четыремъ 

основаниямъ:

 

1)  ради  эстетических  соображений,  т.  е.  подчиняясь  требованиям  вкуса  и 

привычиш;

 

2) ради возможности легчайшей обработки шатериала;

 

3)  ради  предотвращения  ссыхания  и  растрсскиваиия  при  высушивании  и 

обжигании сосудовъ;

 

4)  ради  достижения  большей  сопротивляемости  при  употреблении  готоваго 

сосуда.

 

Очонь  миогие  из  доисторических  глиняных  сосудов  отличаются  не  только 

красивою, изящною формою, но и богатыми украшевиями, при чет и нужно отме- 

тить  то  удивительное  явление,  что  наиболее  украшенными  явлнются  как  разъ 

изделия старейшия, именно, новештшй камениюй эпохи (см. стр. 77).

 

Украшения  эти  в  древнейпиее  время  вырезывались  или  начертывались 

острием  на  полуобожжспной  глипе,  либо  вытесшились  отрезашшми  стебельками, 

стволами  перьев  или  маленькими  трубчатыми  костями;  в  других  случаяхъ 

опять  вдавливали  шнурами  горизонталыщя  или  вертикальные    линии  (пшуровые 

орнаменты).  Углубления  сосудов  каменной  и  позднейших  эпох  часто  заиюл- 

нялись  белою  массою  (углекислая  известь,  гипс  или  также  фосфорнокислая 

известь).  Многие  из  отих  древнейших  сосудов  снабжались  ручками,  числомъ 

до восьми на одпом сосуде; ручки имели обыкновенно поперечные  отверстия, а 

пекоторые    просверливалис  отвесно.  Впоследствия  сосуды  украшались  при  по- 

мощи  дерввянных  или  костяных  модельыых  палочекъ;  применяли  равнымъ 

образом  моделирование  руками  и  модельными  палочками,  или  же  украшения  вда- 

вливались  ногтями  пальцев,  Иптемпелями  и  другими  модельньши  приспособле- 

ниями.  В  эпоху  Римской  империи  поверхность  сосудов,  особливо  сделанныхъ 

из  иегга  ви^иииаиа,  снабжались  при  помощи  вогпутых  ИптемИИелей  рсльефными 

украшениями,  нередко  таи;же  фигурньши  изображсниями.  В  позднейшие  периоды 

этой  эпохи  и  в  эпоху  переселения  народов  встречаются  так  называемые    окон- 

ные    урны,  на  дне  которых  в  центре  вставлен  кусочек  римского  стекла,  съ 

какою  целыо  —  неизвестно.  В  Шлиманновской  коллекции  имеется  несколъко 

глиняных чашек с такими вставленными на дне кусочками стекла. Некото-

 

рые    из  окоыных  урн  имеют  стекляный  глазок  также  вблизи  края.  Сохра- 

шились  из  различных  эпох  также  хорошо  отполированные  черные  сосуды; 

окраска  в  черный  цвет  производилась  действием  дыма  или  графитомъ;  въ 

иных  случаях  оиа,  быть  может,  обусловлена  содержащимися  в  глине  соеди- 

нениями железа.

 

Глазурованные  сосуды,  на  востоке  (по  Ветцштейну)  известные  уже 

много  тысячелетий  тому  назад,  у  нас  в  доисторическую  эпоху  не  встречаются, 

и  только  средние  века  впервые  зиакомят  с  ними.  Это  представляется  темъ 

удивительнее,  что  как  раз  эмаль,  стало  быть,  непрозрачное  стекло,  знали  улю 

задолго  до  римской  эпохи.  Она  обнаруживает  часто  такой  красивый  цвет, 

какого  в  настоящее  время  не  в  состоянии  достигнуть  хотя  бы  приблизительно 

наилучший  эмальеръ;  в  особенности  относится  это  к  чудному  Ьаетаиипоп,  цвета 

алой  крови,  который  поэтому  цеиился  древними,  по  меньшей  мере,  наравне  съ 

золотом.  Греки  и  римляне  усовершеиствовали  стекляное  производство  до  весьма 

высокой  степеди;  напомним  только  о  чудесных  стекляных  сосудах  в  на- 

ших  музеях  и  о  прелестном  стекле  пгиПеиюги,  способ  изготовления  котораго 

затеряп  был  в  продолжение  многих  веков  и  найден  или  открыт  вновь 

лишь  в  недавнее  врсмя.  Производилось  ли  стекло  когда-либо  в  наипих  стра- 

нах,  или  же  все  стекляные    находки  представляются  ввезенными  туда  из  дру- 

гих  мест,  этого  мы  не  знаом.  Во  всяком  случае,  мы  не  расиюлагаем  дока- 

зательствами  туземного  изготовления  стекла,  хотя  в  могшгах  различных  вре- 

мен  находили  нередко  одноцветные    и  пестрые    стекляные    бусы,  в  периоде 

Ла-Тэн  и  в  эпоху  Римской  имнерии  —  эмалевые    накладки  на  бронзе  и  железе, 

а  в  последнюю  эпоху  вплоть  до  эпохи  пореселения  народов  —  также  красивые 

стаканы.

 

Древнейшие, надежно установленные следы прядения относятся к новейгасй 

камонной  эпохе.  Швейцарския  свайные    постройки  этого  временж  дали  намъ 

целые  клубки  пряжи  и,  на  ряду  с  этим,  ткани,  сети  и прядшгьные  кольца, т. е. 

маховики  для  веретен.  Дело  в  том,  что  вплоть  до  средних  веков  и  даже 

много  позже  пряли  но  на  прялках,  тогда  еще  не  открытых,  но  при  помощи 

простых  веретен,  какия  мы  видим  на  египетской  стеишой  живописи.  Лъняныя, 

поньковые    и  т.  п.  нити  фиксировались  снизу  кольцом  из  камня  или  обожжеы- 

ной  глины,  шерстяные    —  кольцом  из  дерева  или  коры,  при  чем  кольцо  это 

вместе  с  тем,  служило  и  маховиком  для  приводимого  в  движение  рукою 

веретена.  Этот  простой  способ  прядепия  пользуется  весьма  широкнм  распро- 

странениом  и  в  настоящее  время.  Все  дикие  народы  прядут,  так,  напр.,  эски- 

мосы,  а  равно  веддасы,  у  которых  плетение  цыновок  распадается  на  два  акта, 

выполняемых  каждый  отдельным  лицом  —  на  пряжу  волокон  для  основы 

цыновки  ж  на  собственпо  самое  плетение.  Но  веретено  пользуется  правом  гра- 

жданства  не  у  одних  диких  народов.  Улсе  древние  греки  и  римляне  знакомы 

были  с  ним,  как  то  иоказывают  нам  не  только  нахсждение  многочислен- 

ных  прядильных  колец,  по  и  древния  фигурные    изображения  прях  (ср.  киигу 

Шлиманна:  „Тго^а").  В  Италии,  особливо  в  горах,  а  также  несомненно  и 

в  других  странах,  оио  находится  еще  во  всеобщем  употреблонии.  Я  лшво 

иомню с вромен своего детства пастухов на лугах и старых крестьянокъ

?

 

ИИ*

 

прявших  веретеном.  Веретено  особенно  удобно  в  том  отношении,  что  его 

можпо  всюду  брать  с  собою.  Конечно,  деревянные    веретена  доисторической 

эпохи  по  бренности  материала  не  дошли  до  нас,  но  зато  сохранились  прядилыиыя 

колъца,  во  множестве  найденные    на  различнейших  могильных  полях  и  ме- 

стах  поселений.  Шлиманн  нашел  в  Трое  болыпе  18,000  глишшых  пря- 

дильных колец.

 

Имея в своем распоряжении нити какого бы то ни было рода, легко уже 

было придти к мысли соединит их  плетением, которое и явилось, так ска-

 

зать,  предварительною  стадиею  тканья.  Что  уже 

в  древнее  время  известно  было  плетепие  цыновокъ 

или  мат,  мояшо  считать  надежно  установленнымъ 

в  виду  всеобщого  распространения  этого  искус- 

ства  у  диких  народов,  поучительный  образецъ 

которого  мы  видим  на  нашем  рисунке,  изобра- 

жающем  тамулов,  плетущих  маты  (см.  стр.  86). 

Но  мы  раснолагаем  еще  и  непосредственными 

доказателъствами  в  плетеных  изделиях  изъ 

швейцарских  свайных  построек  каменной  эпохи, 

затем  также  в  оттиске  цыновки  на  глиняномъ 

черепке  из  Шпигельберга  (близ  Гальберштадта), 

принадлежащем приблизительно бронзовому или галь- 

штадтскому 

периоду 

и 

обнаруживающем 

вьтипеупомянутыо 

отпечатки  пальцев.  Наш  рисунок  воспроизводитъ 

слепок  черепка,  стало  быт,  форму  самой  цыновки, 

на 

которой  много  тысячелетий  тому  назад  разминалась 

глина.  Этот  черепок  доказывает  нам,  к  тому  же, 

еще  лишний  раз,  что  нри  изследовании 

доисторической 

эпохи  нельзя  пренебрегать  даже  самою  маленькою, 

пови- 

димому, 

не 

имеющею 

никакого 

значения 

вещъю, 

так 

какъ 

она 

сплошь 

и 

рядом 

в 

состоянии 

дать 

гтам 

в 

высо- 

кой 

степени 

ценные 

 

указания. 

Мы 

только 

что 

сказали, 

что  плетение  явилось  предварителыюю  стуииенью  ткацкого  искусства.  Тамул, 

плетущий  свою  цыновку,  доказывает  нам  это  наглядно.  Он  набрал  основу 

совершенно  так,  как  это  делается  при  тканье,  но  затем,  вместо  попе- 

речных  нитей,  вкладывает  палочки,  иначе  говоря  —  он  ткет  палочками. 

О  зачатках  ткацкого  промысла  подробно  сообщает  нам  I.  Гейерли  въ 

„Апгеи^ег  йг  зсишеигег  Аииегиишяишпсие"  за  1887  г.  Он  приводит  там  про- 

стейшие  виды  тканей,  равно  как  и  ткацкие  станки,  на  которых  оне  изготовля- 

лись,  между  прочим,  и  известное  „тканье  тесемокъ",  столь  распространенное 

еще  и  в  настоящее  время  в  восточной  и  западной  Пруссии,  равно  как  и  въ 

других  местах.  В  швейцарских  свайных  постройках  мы  находим  не 

только  ткацкие  весы  и  другия  принадлежности  ткацких  станков,  но  часто  даже 

и  остатки  тканей,  позволяющие  в  точности  установить  способ  их  изготовления. 

Костяныя, медныя, бронзовые  и железные  иголки, а также швы ясно указываютъ 

на  то,  что  шитье  практиковалос  уже  в  очень  древния  времена.  Составныя 

части  тканей  —  шерсть  и  лен  —  дают  право  заключить,  что  уже  в  эту  эпоху 

обитателж Швейцарии занимались скотоводством и земледелием, следовательно,

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  9  10  11  12   ..