Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 9

 

  Главная      Учебники - Разные     Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - 1904 год

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

 

содержание   ..  7  8  9  10   ..

 

 

Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 9

 

 

вое убежище человека в груду пепла; жертвою ея становится даже чудный, вели- 

чественный  лес.  Из  той  же  тучн  лъется  потоками  дождь,  хотя  и  гасящий 

пожар,  но  зато  наводняющий  местность  на  далеком  протяжении  и довершающий 

раззорение,  начатое  огнем.  Но  вот  опять  выглянуло  солнце  и  своими  горячими 

лучами высушило залитую водою землю. Благоговейно склоняет свои колени

 

 

первобытный  человек  пред  этой  стихиею,  которую  он  любит,  сознавая,  сколько 

благ  она  ему  доставляет,  но  которой  он  ,вместе  с  тем,  страшится,  зная  ея 

разрушительную  силу.  Вполне  естественяо,  если  он  видел  в  ней  божество  и 

совершал в честь ея жертвоприношения.

 

Первым  огнем,  которым  человек  пользовался  для  своих  нужд,  былъ 

небесный  огонь;  на  это  указывают  саги  и  миеы  почти  всех  народовъ:  Гефестъ 

греков,  Прометей,  феникс  древних  римлян,  индский  бог  Агни,  жаръ-птица 

индейцев.  во  всех  этих  созданиях  народной  фантазии  ярко  отражается  взглддъ 

на огонь, какъ-на элемент небесного происхождения. Молния низвела огонь на

 

землю,  хотя  возможно,  что  кое-где  человека  познакомили  с  огнем  и  его  при- 

менением  вулканическия  извержения.  Возникновение  огня  в  частях  растения, 

подвергающихся  тлению,  возможно  лишь  при  наличности  совершенно  исключителъ- 

ных условий и Питому едва ли может быть принято здесь в разсчет.

 

Применение  огня  несомненно  датирует  с  очень  древняго  времени.  Разъ 

мы  видим,  что  в  настоящее  время  нет  на  земном  шаре  ни  одного  народа, 

который,  при  всей  простоте  своих  привычек  и  обстаыовки,  обходился  бы  безъ 

огня,  ыы  имеем  полное  основание  предположить,  что  и  наши  прародители,  самые 

ранние, сумели подчинить себе этот небесный дар.

 

Так  как,  однако,  небо  не  всегда  иредоставляло  в  распоряжение  человека 

свой  огонь,  то  он  задумал  вызвать  его  сам.  И  здесь  опять-таки  наставницею 

явилась  природа  —  к а к и м   о б р а з о м ,   этого  мы  не  знаем,  да  и  едва  ли 

узнаем  когда-нибудь.  Как  бы  то  ни  было,  человек  различными  путями  на- 

учился добывать себе этот благодетельный дар.

 

Возможно,  что  толчок  к  изобретению  первато  огневища,  какое  мы  встре- 

чаем  и  теперь  еще  у  диких  народов,  стоящих  на  низшей  ступени  культуры, 

дало  наблюдение,  показавшее,  что  некоторые  камни  при  ударе  об  известные 

предметы  высекают  огонь.  Живущие  на  Огненной  Земле  пешересы  добываютъ 

огон,  пользуясь  в  качестве  огнива  пиритом,  т.  е.  серным  колчеданом,  о 

который  они  высекают  искры,  воспринимаемые    затем  в  траву  или  в  трут. 

Таким  образом,  здесь  огонь  получается  ударами,  а  не  трением  (Руд.  Вир- 

х  о  в  ъ).  Патагонды  извлекали  огонь  таищм  же  способом,  каким  это  делали 

древние  греки  и  римляне, из коих первые называли свое огневище пиритомъ— 

именем,  перенесепным  на  применяемыи  для  высекания  огня  серный  колчедан. 

По  верованию  индейского  племени  тлинкитинов,  огонь  содержится  в  камняхъ 

вследствие  того,  что  ворон,  похитивший  его  от  неба  и  несший  его  в  клюве, 

уронил  его  на  скалу,  почувствовав,  что  он  жжет  его,  Мы  видим  из  этой 

легенды, что и эти индейцы, как и некоторые  другия индейския племена Север- 

ной  Америки,  пользовались  для  получения  огня  ударами.  Алеуты  и  их  соседи 

на  Аляске  ударяли  друг  о  друга  два  камня,  в  которые  предварательно  втира- 

лась сера, и таким образом высекали искры, воспринимавшияся в сухой мох.

 

Для  добывания  огня  высеканием  имелись  в  доисторическое  время  много- 

численные снаряды, болъше того — мы имеем основание предположить, что они 

были  широко  распространены  уже  в  каменную  эпоху,  так  как  мы  находили 

в  жшшщах  и  гробницах  новейшей  каменной  эпохи,  рядом  с  кусками  вы- 

ветрившагося  серного  колчедана,  приготовленные  из  толстых  призматическихъ 

ножей  кремни  своеобразной  формы,  которые  и  представляли  собою  не  что  иное, 

как древния огневища.

 

Но  мы  в  праве  отнести  этот  вид  добывания  огня  к  еще  гораздо  более 

отдаленному  времени,  в  виду  того,  что  в  различных  пещерах  с  остатками 

мамонта  открыты  были,  вместе  с  другими  следами  присутствия  человека,  угли  и 

кремни,  похожие  на  те,  какие  мы  только-что  описали.  Совершенно  такие  же 

кремни,  даже  с  приставшим  к  ним  серным  колчеданом,  нашли  в  могиль- 

ных  холмах  бронзовой  эпохи  на  голштинском  прибережье,  в  Англии  и  въ 

других местах.

 

Ударным  камнем  для  этих  огневищ  служили  толстые  призматические 

ножи, края которых умышленно делались шероховатыми. В одной руке дер-

 

жали  кусок  серного  колчедана,  а  в  другой  —  кремень,  продольною  стороною 

которого  и  ударяли  по  колчедану,  как  впоследствии  по  стальному  огнпву.  Ше- 

роховатые  продольные  края  кремня  отрывали  от  серного  колчедана  мельчайшия 

частички,  которыя,  нагретые    уже  ударом,  совершенно  накаливались  под  влия- 

нием  трения  при  быстром  прохождении  через  воздух,  воспламенялись  и  про- 

должали гореть, благодаря содержавшейся в них сере.

 

На  материке  Австралии,  вместо  кремня,  употребляют  завернутый  в  по- 

лоску  луба  кварцит,  ударяя  его  продольною  стороною  по  отбитому  от  теле- 

графного  столба  куску  железа,  стало  быть,  поступая 

совершенно  аналогично  тому,  как  это  делали  люди 

каменной  и  бронзовой  эпох  с  кремнем  и  пирц- 

том.  Телеграфная  сеть,  прорезывающая  австралий- 

ский  материк,  явилась  и  является  еиде  и  теперь 

для  туземцев  весьма  желанным  и  ценным  даром, 

правда,  применяемым  совсем  для  иных  целей, 

чем  те,  для  каких  она  предназначена;  они  обры- 

вают  телеграфные  провода  и  делают  из  прово- 

лок  одно  или  многозубчатые  наконечники,  желез- 

ными  же  столбами  пользуются  для  изготовления  топо- 

ров  и  других  орудий.  Берлинский  музей  народове- 

дения  хранит  целый  ряд  образчиков  подобнаго 

мастерства.

 

В  позднейших  огневищах  огон  получается 

таким  образом,  что  кремень,  покоющийся  в  одной 

руке,  отрывает  от  скользящого  по  нем  продоль- 

ным  краем  стального  огнива  мелъчайшия  частички, 

которыя,  окисляясь,  при  своем  прохождении  в  воз- 

духе,  накаливаются  и  воспламеняют  подставлен- 

ный трут.

 

Итак,  при  обоих  способах  добывания  огня  вы- 

секанием,  кремень  играет  лишь  косвенную  роль,  отрывая  частицы  серного  колчедана 

или  стали,  но  положение  его  изменилось,  поскольку  в  прежних  огневищах  кремень 

ударяли  продольным  краем  по  куску  колчедана,  тогда  как  в  новейших  прибо- 

рах  сталь  скользит  своим  продольным  краем  по  кремню.  В  эпоху  римской 

империи  огневище,  в  особенности  на  севере,  принимает  новую  форму.  Камень 

в  форме  оливы,  ДЛБНОЮ  в  10—15  стм.—обыкновеяно  очень  крепкий  и  совсемъ 

мелкозернистый  кварцит  или  кварцовый  песчаник  —  снабжен  по  периферии 

желобом,  на  который  надет  шнур,  прикрепляющийся  при  помощи  отверстия 

к  поясу.  На  поясе  же,  рядом  с  ножом  и  различными  металлическими  укра- 

шениями,  висит  на  ремне  стальное  огниво.  Поверхность  камня  обнаруживает, 

большею  частью,  косо-направляющияся  бороздки  —  следы  частого  употребления. 

Впоследствии  форма  огнива  мало-по-малу  приближается  к  той,  какая  общеупо- 

требительна  ныяе,  при  чем  камнем  служит  опять-таки  кусочек  кремня,  какъ 

это  практнкуется  в  огневищах  современных  охотников,  поселян  ж  др.,  не 

имеющих возможности при силыюм ветре пользоваться спичками.

 

Другим способом добывания огня   служило   в   древния времена трение. 

Для объяснения этого открытия прибегают   к   доволъно  своеобразному  предпо-

 

 

ложению,  указывая  на  то,  что  сухия  ветки  деревьев,  вследствие  продолжитель- 

ного  взаимного  трения,  обусловленного  ветром,  могут  воспламеняться,  давая 

искры,  и  что  это  явление  было  подсмотрено  первобытными  людьми,  в  осо- 

бенности  в  Австралии,  где  масса  сухого  леса.  Такая  гипотеза  очень  соблаз- 

нительна,  но  ни  малейше  не  отвечает  истине  по  следующей,  весьма  веской, 

причине:  чем  ветер  сильнее,  тем  болыпе  он  охлаждает,  по  крайней  мере, 

до  тех  ИИор,  пока  искр  еще  нет.  Будь  это  иначе,  уже  одни  лесные  пожары, 

вызванные  ветром,  не  оставили  бы  нам  ни  единого  дерева.  Таким  образом, 

на  добывание  огня  должны были навести человека другия наблюдения, быть мо- 

жетъ—сверление  или  пиление  дер  ва.  Не  входя  в  дальнейший  разбор  этого 

вопроса,  ограничимся  установлением  того  факта,  что  уже  в  очень  древния  вре- 

мена  человек  умел  добывать  огонь  трением.  Современные  дикие  народы  и 

по-сейчас  еще  прибегают  к  этому  способу,  свидетельствуя  тем  самым,  что 

и  древнейшие  наши  прародители,  вероятно,  поступаля  таким  же  образом.  Самый 

способ  обнаруживает  некоторые    различия  в  зависимости  от  рода  материала. 

Наиболее  прост  способ,  практикуемый  обитателями  тропиков,  пользующимися 

бамбуком.  Это  дерево,  служащее  в  высшей  степени  ценным  и  пригоднымъ 

материалом  для  многочисленных  целей,  является  в  то  же  время  тем  источ- 

ником,  который  дает  яркий  огонь  скорее  всех  других  огневищ,  действую- 

щих  трением,  за  единственным  изъятием  наших  химически  нзготовляемыхъ 

спичек.  В  раоколотом  бамбуке  делают  нарезку  и,  словно  пилою,  проводятъ 

по  ней  взад  и  вперед  куском  бамбука;  образующаяся  при  трении  древесная, 

а  позднее  угольная  пыль  понадает  на  легко  воспламеняемое  волокнистое  веще- 

ство,  которым  заткнуто  отверстие  бамбука;  трение  продолжают  до  тех  пор, 

пока,  примерно,  через  ыинуту  угольная  пыль  не  начнет  тлеть,  после  чего 

чуть-чуть  видный  огонек  раздуванием  превращают  в  яркое  пламя.  Этотъ 

вид  добывания  огня  производится  довольно  легко  и  в  болыпом  ходу  еще  и 

Июныне  под  тропиками,  в  особенности  в  южной  Азии  (Я  г  о  р  ъ).  Другие  на- 

роды,  как,  напр.,  в  Новой  Каледонии,  трут  друг  о  друта  два  сухих  куска 

дерева,  один  —  твердый,  другой  —  мягкий,  но  при  этом  способе  огонь  вспыхи- 

вает через более продолжительное время (6—10 минутъ).

 

Несколько  более  кропотливый  способ  применяется  многими  народами  Аф- 

рики,  особенно  зулусами,  а  равно  Южной  и  Северной  Америки.  Они  добываютъ 

огонь  вращательным  трением,  для  чего  поступают  следующим  образом.  На 

земле  укрепляют  палку,  в  которой  сделана  чашечкообразная  вырезка  с  боко- 

вым  каналомъ;  в  эту  вырезку  вставляется  отвесно  другая  палка,  которая 

затем  и  приводится  в  движение  на  подобие  мутовки.  Так  как  безусловно 

обязательно  непрерывное  быстрое  вращение,  а  между  тем  руки  постоянно  сколь- 

зят  внжз,  оно  производится  обыкновенно  двумя  человеками,  сменяющими  другъ 

друга,  так  что,  когда  рука  одного  спускается  вниз,  другой  начинает  вертеть 

палку  вверху.  Образующаяся  вследствие  трения  древесвая  мука  начинает  ды- 

миться  и  обугливаться,  давая  искры,  которые    воспринимаются  в  сухую  траву  и 

раздуваются  в  яркое  пламя.  Северо-американские  индейцы  пользуются  для  этого 

древесньш углем.

 

Более  разработанным  является  этот  способ  у  эсишмосов,  еще  до  недав- 

няго  времени  живших,  а  отчасти  и  теперь  живущих  жизнью  каменной  эпохи, 

ИИ у сибирских народов, Место горизонтальной палки у них занимает до-

 

щечка,  в  которой  подле  края  опять-таки  сделана  чашечковидная  вырезка  съ 

боковым  каналом.  Нижний  конец  вертикальной  палки  вставляется  в  эту  вы- 

резку,  а  верхний,  слегка  заостренный,  входит  в  чашечкообразное  углубление 

деревянного  мундштука,  в  средиые  которого  вложен  камень  и  который  при- 

держивается  ртом  или  коленом.  Вертикальная  палка  приводится  в  враща- 

тельное  движение  не  руками,  а  луком,  снабженаым  сухожилием,  на  Июдобие 

нашего  лучного  сверла;  лук  обыкновенно  украшается  резными  рисунками.  Къ 

югу  от  Юкона  вместо  лука  применяют  кожаные  ремни  с  двумя  болышши 

колышками  для  обеих  рук.  В  Сибири  практикуется  только  этот  вид  бу- 

рава. Огонь и здесь равным образом нолучается раздуванием тлеющей уголь-

 

 

ной  пыли,  приведснной  в  соприкосновение  с  легко  воспламеняющеюся  сухою 

травою,  трутом  или  тому  подобным  веществом,  всего  лучше  с  сухим  дре- 

весным углем. Вся процедура длится около 2

Й

 мннут.

 

Совершенно  аналогичный  способ  применяли,  очевидно,  и  наши  предки  въ 

позднейшую  эпоху  Римской  империи  и  в  эпоху  переселения  народов,  ибо  съ 

костями  сожженяых  труппов  находили  повторно  части  буравов  для  добывания 

огня.  Такие  остатки  буравов  из  урн  в  Борстеле  (в  Альтмарке)  храиятся 

в Берлинском музее народоведения.

 

У  древних  индусов  бог  Агни  при  вращателыюм  тренш  двух  кусковъ 

дерева  сходил  на  землю  в  образе  священного  огня  и  принимал  жертву, 

именно,  масло,  чтобы  в  качестве  посредника  благочестивых  и  друга  боговъ 

иередать  этим  последиим  их  моления.  Это  почитание  огня  проходит  черезъ 

миеы  почти  всех  индогерманских  народов,  но  и  позднейшее  время  знакомо 

с  ним.  Повсюду  на  земном  шаре,  в  Индии,  в  Германии  и  Галлии,  в  Гре- 

ции  и  Риме,  в  Мексике  и  Перу,  священный  огонь  алтаря  не  мог  быть  заим- 

ствован  от  другого  пламени,  но  в  качестве  девственнаго,  первородного  огня 

должен  был  вызываться  вращательным  трением  сухого  дерева,  в  Гредии  и 

Риме—также  зажигательными  стеклами,  и  уход  за  ним  обязательно  поручался 

целомудренным рукам, в Риме, напр., весталкам, которым зато воздавался

 

чуть  не  царственный  почет.  Нам,  однако,  незачем  восходить  к  столь  отда- 

ленным  временам,  чтобы  найти  эту  форму  огнепочитания.  Еще  в  начале 

прошлого  столетия  существовал  обычай  зажигать  при  падеже  скота  так  назыв. 

„живой  огонь",  т.  е.  огонь,  получаемый  трением  двух  кусков  дерева,  а  въ 

католической  церкви  мы  встречаем  огнепочитание  и  ныне  в  совершаемом  въ 

страстную  субботу  обряде  освящения  огня,  когда  вне  церковного  здания  воспла- 

меняют  лучинку  о  высеченный  огнивом  огонь  и  зажигают  ею  трехконечную 

свечу, и уже от этой последней—свечи, находящияся в самом костеле.

 

*         * 

Исключителъно  важное  значение  для  изследования  доисторического  человека 

принадлежит  также  гончарному  промыслу,  и  его  произведения,  именно.  и  позво- 

ляют  нам  придти  к  наиболее  точным  выводам  относительно  доисториче- 

ских  находок.  Форма,  масса  и  орнаментика  глиняных  изделий  в  разныя 

эпохи  быля  совершенно  различны,  и,  таким  образом,  в  них  мы  располагаемъ 

наиболее  надежными  путеводными  нитями  для  определения  возраста  находок. 

Искусство  выделывать  и  обжигать  гордпш,  по  сравнению  с  возрастом  челове- 

ческого  рода  на  земле,  представляется  относительно  юным,  ибо  до  настоящаго 

времени  нам  неизвестны  горшки  старее  периода  кьёккенмеддингеров  (кучи 

обломковъ),  а  древняя  палеолитическая  и  теаи  более  эолитическая  эпохи  не 

знали, что такое глиняные  изделия.

 

Первый  горшок  представлял,  очевидно,  не  что  иное,  как  мятый  кусокъ 

глины  с  вдавлеяным  вверху  чашечковидным  углублением.  Из  наблюдения, 

показавшаго,  что  он  является  превосходным  сосудом  для  жидкостей,  и  развилось 

постепенно  все  дальнейшее  гончарное  искусство,  вплоть  до  художественных  терра- 

коты и майолики и дивных по красоте фарфора и фаянса новейшого времени.

 

Вначале  техника  изготовления  горшков  была  очень  несложна.  Делали 

чашечкообразное  углубление,  выглаживали  глину  изнутри  и  снаружи  и  комокъ 

глины  превращался  в  настоящий  горшок.  Весьма  возможно,  что  первые  гор- 

шки  только  высушивались  на  воздухе,  но  не  обжигалис.  Можно  -предположить, 

что  позднее  желание  обсупшть  горшок  скорее  и  полнее  побудило  поставить  его 

у  огня,  который  и  вызвал  обжиг  обращенной  к  нему  стороны.  Этим  путемъ 

обнаружено  было  свойство  глиняной  посуды  приобретать  под  влиянием  огня 

большую прочность и пригодность—и открыто обжигание глины.

 

Глиняные    изделия  в  Германии,  да,  по  всей  вероятности,  и  во  всей  средней 

и  северной  Европе  очень  долгое  время  выделывались  исключительно  от  руки, 

пока,  наконец,  распространение  римского  владычества  до  Рейна  (около  времени 

Рождества  Христова)  и  вторжение  славян  (примерно,  в  7—8  веке  нашего  лето- 

исчисления)  не  познакомили,  первое  —  запада,  а  второе—востока,  с  гончарнымъ 

колесом  или  станком.  Тем  не  менее,  несмотря  на  римское  влияние,  старая 

техника  еще  долго  удерживала  первенствующее  положение,  особенно  в  восточной 

частц  Германии,  так  что  те  сработанные    на  гончарном  колесе  глиня- 

ные    изделия,  которые    найдены  были  здесь  и  относятся  к  означенному  времени, 

несомненно  должны  быть  признаны  вывезенными  с  запада,  туземные  же  гор- 

шки попрежнему были еще ручной работы.

 

Изследуя  историю  доисторического  гончарного  промысла,  как  и,  вообще, 

первых зачатков всякого человеческого труда, мы не можем исходить изъ

 

вершин  нашей  современной  техники,  но  должны  спуститься  к  первобытней- 

шим  способам  работы  так  называемых  диких  народов,  живущих  еще  въ 

условиях,  аналогичных  условиям  наших  доисторических  прародителей;  только 

эти  способы  могут  приподнять  таинственную  завесу,  прикрывающую  жизнь  пер- 

вобытной эпохи.

 

Выше  мы  уже  говорили  о  том,  что  первым  горшком  был  кусок  глины, 

выдолбленный  и  выглаженный  без  содействия  гончарного  станка.  Такой  видъ 

изготовления  глиняной  посуды  пользуется  еще  широким  распространением. 

Наиболее  простым  является  способ,  принятый  у  японцев,  которые  изгото- 

вляют  сосуды  для  жертвоприношения  в  храмах  следующим  образомъ:  берутъ 

ком  глины  в  левую  руку,  погружают  в  него 

правый 

локоть 

и 

двигают 

имъ 

в  разные    стороны  до  тех  пор,  пока 

не  получится  углубление,  раздвигая  локоть 

то  болыпе,  то  меныпе,  смотря  по  тому,  же- 

лают  ли  иметь  сосуд  более  плоский  или 

более  глубокий;  одновременно  с  этимъ 

пальцы  левой  руки  помогают  формовать 

сосуд  извне;  окончательная  формовка  про- 

изводится  обеими  руками  (по  фонъ-Зи- 

больду).

 

Точно  также  весьма  примитивно  по- 

ступали  раныпе  при  изготовлении  горшковъ 

обитатели  Андаманских  островов,  расикь 

ложенных  у  западного  побережья  Задней 

Индии.  Они  тщательно  разминаили  руками 

глину  и,  приготовив  из  нея  комок,  вы- 

далбливали  раковинною  скорлупою  углубление  и  выглаживали  изнутри  и  снаружи, 

после  чего  давали  горшку  сушиться  два  дня  и  на  третий  день  обжигали  обложен- 

ным  кругом  него  и  зажжеишым  деревом.  Такой  удобный  способ  выделки 

глиняной  посуды,  быть  может,  практиковался  всегда.  За  это  говорят  знаком- 

ство  с  процессом  обжигания  и  болъшое  число  глиняных  черепков  в  кьёккен- 

мёддингерах (кучи обломковъ).

 

Изготовляемая  ручным  способом  глиняная  посуда  андаманцев  ограничи- 

вается,  повидимому,  глубокими  чашковидными  сосудами;  на  ней  видны  единич- 

ные    мелкия  белые    зернышки.  Сосуды,  как  это  обыкновенно  практикуется  лв> 

цами,  живущими  под  открытым  небом,  имеют  круглое  дно,  для  того,  чтобы 

их  можно  было  вдавливать  в  ыягкую  землю,  и  носятся  в  шютеной  корзинке 

(Портманъ).  На  Андаманских  оотровах  применяется  еще  и  теперь  также 

другой  способ  выделки  глиняных  сосудов,  хотя  гончарный  промысел  тамъ 

до  такой  степени  впал  в  забвение,  что  производится  лишь  в  одном  или 

двух  местах,  в  виде  хранимого  в  тайне  искусства,  и  притом  исключительно 

женщинами.  Подвергнув  глину  предварительной  обработке,  делают  в  земле 

отверстие,  отвечающее  форме  будущого  сосуда,  и  заполюшт  его  слоем  глиныи 

Когда  последняя  высохнет,  сосуд  вынимают,  выглаживают  изнутри  и  снаружи 

куском  раковины  или  ножом,  покрывают  украшениями  и  слабо  обжигают. 

Впрочем,  это  единственный  известный  мне  случай  применения  своего  рода  фор- 

мовки; нигде у диких народов нельзя встретять ничего подобнаго, и потому

 

 

мы  имеем  все  основания  утверждать,  что  и  в  доисторическия  времена  формами 

для изготовления глиняных сосудов не пользовалжсь.

 

В  Нубиж,  в  деревнях  ниже  Калабаше,  производство  горшков  предоста- 

влено  жеключительно  женщинам  (Шлиманнъ).  Материалом  служит  аллю- 

виальная  почва  улиц,  трехтысячелетний  нильский  ил,  так  как  после  прорыва 

водопадов  в  древнее  время  высший  уровень  воды  при  периодических  разливахъ 

лежит  ныне  на  8—9  метров  ниже.  Овлажнив  и  размяв  землю,  нубиянка 

от  руки  изготовляет  сосуд  почти  с  такою  же  скоростью,  с  какою  работалъ 

бы  гончарный  станок,  при  чем  он,  правда,  несколько  толст,  но  довольно 

изящен.

 

Совсем  иной  способ  выделки  горшков  представляет  изготовление  ихъ 

из  комка  глины  при  помощи  валъка  и  своего  рода  наковалъни.  В  подробпой 

статье,  посвященной  гончарному  искусству,  д-р  Я г о р   сообщает  нам  объ 

окуривании  дымом  сосудов  в  Ордизане  (ГИиренеи)  и  аналогичных  способахъ 

в  Ютландии,  Индии  и  др.  и  упоминает  о  принятом  во  всей  Индии  способе 

изготовления  глиняной  посуды  посредством  поколачивания.  Б р о н ъ я р   предста- 

вил  в  своем  труде  изображение  валька  и  ручной  наковальни.  Судя  по  рисунку, 

зажм.ствованному  из  одной  китайской  книги,  в  Китае  даже  фарфоровые  сосуды 

выделываются  этим  способом.  На  Ютландии  горшки,  так  назыв.  „ТаиегрШе" 

(по  Месторфъ),  равным  образом  работаются  поколачиванием,  после  того, 

как  предваржтельно  приготовляются  руками  отверстие  и  верхняя  часть  сосуда. 

Эти  черные  горшки  выделывает  любая  крестьянка.  Помимо  рук,  работница 

пользуется  только  гладким  плоским  камнем,  на  котором  она  вращает  буду- 

щий  сосуд,  и  затем  круглым  камешком,  которым  она  несколько  выглажи- 

вает  просушенный  на  воздухе  горшок.  После  этого  сосуд  обжигается  не  въ 

печж,  а  на  земле,  в  торфе.  Сине-черноватый  цвет  горшков  зависжт  отъ 

горючого вещества, сообщающого эту окраску железным частжчкам глжны.

 

Подкладываемый  под  глжну  плоский  тсамень  жлж  кусок  доскж  пржвел  по- 

стеженно  к  гончарному  станку  горшечнжков  Орджзажа,  ожжсанному  д-м  Яго- 

ром,  хотя  другие  жзследователж  категоржчески  утверждают,  что  при 

изготовлениж  горшков  нжкакого  вращения  не  прожзводится,  и,  тем  не  менее, 

сосуды обнаружжвают чуть не ждеально круглую форму.

 

Заслуженный,  точный  и  надежный  изследователь  д-р  0.  Финш  сообщаетъ 

нам  следующее.  Распространение  гончарного  искусства  на  всем  Тихом  океане 

носжт  довольно  спорадический  характер.  Главная  причжна  тому  —  отсутствие 

глины  на  островах,  состоящих  жз  кораллов.  Изготовление  горшков  сосре- 

доточжвается  преимущественно,  а  быть  может,  даже  ж  жсключжтельно,  в  рукахъ 

черпой  расы,  жменно,  обитателей  Новой  Гвинеж,  Адмжралтейских  островов, 

несколькжх  Новогебридскжх  островов  и  островов  Фиджи.  В  Новой  Гвинее 

горшечный  промысел  локализуется  в  известных  тесных  .  областях,  зачастую 

даже только в еджничных деревнях.

 

Гончарные    орудия  отличаются  крайнею  цростотою,  состоя,  главным  обра- 

зом,  из  плоскаго,  по  болыпей  частя,  отшлжфованного  в  воде  камня  —  „нади", 

ж  плоского  валька  жлж  колотушки  —  „япату".  Подставкою,  на  которой  покоются 

во  время  работы  горшки  более  значительных  размеров,  служжт  отбитая, 

полушаровидная  верхняя  половжна  болыпого  сосуда.  Горшечница  жмеет  сбоку 

чашку с водою ж горсть неску, а перед собою ком влажной глины. Смешавъ

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  7  8  9  10   ..