Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 7

 

  Главная      Учебники - Разные     Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - 1904 год

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

 

содержание   ..  5  6  7  8   ..

 

 

Вселенная и человечество. том 5 (Г. Кремер) - часть 7

 

 

обыкновепно  просверлены,  как  это  мы  видим  часто  у  нагаих  дровосеков, 

которые  Июльзуются  для  раскалывания  дерева  крепкими  дсровянными  клиньями, 

сиабженными рукояткою и защищепными на ударной поверхности железнымъ

 

кольцом.    Аналогичные   клинья  с  верхним концом, 

защищепнъш обмоткою, употребляются индейцами северо-

 

 

западного  побережья  Америки.  Той  же  цели,  очевидно, 

служили  и  многия  каменные    орудия,  отличавшияся  своеоб- 

разною  формою.  Оии,  по  болыпой  части,  доволыю  длинны; 

отверстие  для  рукоятки  расположено  совсем  близко  отъ 

ударной  поверхности,  так  что  орудием  едва  ли  пользо- 

вались  в  качестве  топора,  ибо  значителъиая  длина  и 

тяжесть  инструмента  затрудняли  бы  управлепие  им  и 

делала-бы  удар  неверным.  К  тому  же  ударная  по- 

верхность  не  обнаруживает  признаков  обработки,  но 

оставлена  в  своем  естественном,  неровном  виде  и 

часто  носит  следы  повреждений  Характер  повреждения 

одного такого орудия, найденного на могильпом поле въ

 

 

Рёссене,  близ  Мерзебурга,  представляется,  по  моему  мне- 

нию,  особешю  доказательным  для  выбказанного  предпо- 

_ ложепия;  по причине раскола, происшедшого на ударной 

поверхности  вследствие  ударов  и  захватившого  отверстие 

для 

рукоятки, 

орудио 

высверлено вповь в поперечном направлении к последнему, 

очевидно, 

потому, 

что для клина положение рукоятки не имеет особенного значения.

 

Эти  каменные  клинъя,  как  и,  быть  может,  клинья  из  различных  рогов, 

вгоняли  деревянными  колотушками,  а  равно  и  болыпими  каменными  молотками, 

похожими  на  те,  какие  примешготся  для  той  же  цели  па  северо  западном  по- 

бережье Америки. 0 применении дерева для всевозможных орудий свидетель-

 

 

ствуют  находки  в  свайных  могилах  и  постройках.  Из  этого  материала 

вырезывали ложки, ножи, чашки, рукоятки для каменных орудий и оружия, для 

серпов,  ножей  и  топоров  из  бронзы  и  т.  п.,  часто  в  чрезвычайно  красивой  и 

удобной  форме,  как  показывает,  напр.,  изображенная  на  стр.  49  рукоятка  серпа. 

•  Впоследствии  выделывали  из  дерева  также  ящики,  затем  гробы  из  рас- 

колотых  стволов,  выдалбливавшиеся  топором,  а  то  и  накаленным  камнем, 

как  это  видно  из  покрывающих  всю  внутреннюю  поверхность  обуглеппыхъ 

углублений.  В  позднейшее  время  появились  токарные    изделия,  изготовлявшияся, 

несомненно,  на  столь  же  простых  станках,  какие  употребляются  еще  и  ньше 

остъ-иыдскими  токарями  и  шлифовальщиками  драгоденных  камней,  и  на  котсг 

рых,  между  тем,  выделывались  прямо  превосходные    вещи.  доказательство  тому 

представленная нами на стр. 49 кровать алеманского певца и героя, послужившая 

местом  его  вечного  покоя  и  датирующая  примерно  от  5—7  века  нашего  лето- 

счислеяия. Усопший, благородного происхождения, как молшо судить по харак-

 

 

теру  и  обстановке  погребеыия,  положен  в  кровать  вместе  со  своим  оружием, 

украшениями,  гребнем  и  лютнею.  Сбоку  помещается  копье,  в  руках  находится 

шестиструнный  инструментъ—первая  настоящая  лютня  германского  происхождения, 

у  ножного  конда  стоит  стул  со  спинкой,  а  на  нем  чашки,  бутылка,  кубки  и 

подсвечник  из  дерева,  бронзовая  чашка  и  глиияный  жбан.  Кровать  снаб- 

жена  сделанною  после  смерти  героя  крышкою  и  окружена  болыишм  ящикомъ 

из  трехдюймовых  дубовых  досок,  поверх  которых  насыпан  толстый  слой 

глины. Этот последний вместе с почвенною водою и сохранил весь гроб и

 

находившиеся в нем предметы до наших дней.

 

*         * 

Кость  представляет  для  многих  орудий  превосходнейший  материал,  такъ 

как  значительная  сопротивляемость  ея  Июзволяет  относительно  легко  пользо- 

ваться  ею  для  изготовления  различнейших  колющих  инструментов.  Вот  по- 

чему  мы  встречаем  всевозможнейшие  предметы  из  кости  у  всех  народов  во 

все  времена,  начиная  с  древнейшей  каменной  эпохи  и  вплоть  до  наших  дней. 

Из  животных  костей  одно  из  старейших  по  вромени  применений  нашли  себе 

челюстные    кости  пещерного  медведя,  которые    в  палеолитическую  эпоху,  какъ 

доказал  Оскар  Фрааз,  служили  своего  рода  острым  топором  для  вскрытия 

трубчатых  костей  с  целью  извлечения  лакомого  костного  мозга.  Чего  только 

не  выделывают  из  кости  для  потребноетей  современного  человека,  начиная  съ 

булавок,  вязальных  игол,  зубных  щеточек  и  других  туалетных  принад- 

лежностей и украшений и кончая фруктовыми ножами, рукоятками ножей, пугов- 

ками и мыогими другими цредметами! Точно также мы уже в самую раннюю

 

эпоху  встречаемся  с  разнообразнейшим  применепием  кости  —  с  костяными 

кинжалами,  шилами,  иглами  для  шитья,  булавками,  кольцами,  пуговицами,  аму- 

летами  и  т.  п.  В  скелетных  гробницах  каменной  эпохи  (см.  стр.  50)  нахо- 

дили костяные кинжалы, булавки ж запястъя, а в детских урнах периодовъ

 

Ла-Тэн  (домовая  урна  яз  Вельслебена)  и  великаго 

переселения  народов  (урна  из  Борстеля,  в  Альт- 

марке)  —  кольца,  совершенно  похожия  на  те  кольца 

из  слоновой  кости,  какия  мы  вешаем  на  шею  на- 

ших  грудных  детей  с  целью  легчайшого  проре- 

зывания зубов.

 

Олений рог часто употреблялся для изготовле- 

ния наконечников гарпунов, шил и других ору- 

дий. Для отделения концов рога пользовались крем- 

,   ыевыми пилами (см. рис. 50). В гробницах всехъ 

'   времен мы находим также просверленные в корие 

зубы животных — быть может, охотничъи трофеи, 

далее, когти хищных птиц (коллекция Шлимана 

и могильный холм близ Сёддина, в Пригнитце), 

затем нередко двойные  пуговки, изготовленные  изъ 

зубов вепря и похожия на нашж костяные  запонки 

для ворота рубахи, а в скелетных гробницах ка- 

менной эпохи в Рессене, близ Мерзебурга, открыты 

были даже костяные  палочки, ничем не отличавшияся 

от   тех,   какия   эскимосы нродевают  себе  черезъ

 

ЕИЖНЮЮ  Губу.

 

Пещерные    находки  (см.  том  II,  стр.  304  и  та- 

блицу)  свждетельствуют  нам  далее  о  том,  что  ору- 

дия  уже  в  древнейшия  времена  снабжались  фигур- 

ными изображениями на кости.

 

Но  главнейшим  объектом  применения  кости 

служили  уже  в  палеолитическую  эпоху  охотничьи  и 

рыболовные  снаряды.  Охота  и  рыбная  ловля  принад- 

лежат  к  первобытным  занятиям  человека,  что 

доказывают  не  только  громадные    количества  освобо- 

жденных  от  костного  мозга  костей  и  остатков  рыбы, 

найденные    в  местах  поселения  всех  доисторжческихъ 

эпох, но и многочисленные  костяные  орудия и утварь, 

не  говоря  уже  о  кремневых  наконечниках  ЕОПИЙ  и 

стрел.  Маленьких  животных  просто  подстерегали 

и  умерщвляли  рукой,  дубинкою,  пращею,  кинжалом,  копьем  или  стрелою,  дру- 

гих  животных  ловили  сетями,  петлями  и  ловушками,  более  крупныхъ—капка- 

нами.  Охотничьи  орудия  часто  изготовлялись,  как  упомянуто  было,  из  кости, 

напр., наконечники копий и стрел.

 

Воспроизведенная  во  II  томе  картина  Васнецова:  „Охота  на  мамонта  въ 

России  в  доисторическую  эпоху"—дает  захватывающее  изображение  гибели  могу- 

чого  исполина,  попавшого  в  капкан  и  пытающагося  защитить  свою  жизнь  от  вра- 

гов. Такие капканы, хотя именыпей величины, действительно, находили неоднократно.

 

 

 

 

Близ  Ферневердера,  в  Гавеле,  при  выкапывании  торфа  и  глины  наткну- 

лис  на  24  распланированных  капкана,  принадлежащих  древнейшей  каменной 

эпохе; позже нашли их еще гораздо болыпе. Капканы были расположены

 

тремя  концетрическими  кругами,  такъ 

что  звер  едва  ли  мог  бы  ускользнуть 

от  западни.  В  этих  ямах,  имев- 

I  ших  в  ширину  около  1—И

1

/^  метра 

и  в  глубину  2—^

1

/^  метра,  наВдены 

были  ОЕОЛО  дна  охотничъи  орудия  и 

утварь  из  кости  и  рога,  совершенно  тож- 

дественные    с  теми,  какия  употребляются 

народами  крайняго  севера  Америки  и  Азии. 

Там  же  открыты  были  и  метательные 

камни,  величиною  в  кулак  (см.  стр.  52). 

Немало  споров  возбуждено  было  въ 

свое  время  деревянною  захлопывающеюся 

ловушкою,  найденною  в  болыпом  числе 

в  болотах  Германии,  Австрии,  Италии  и 

Великобритании.  Их  называют  обыкно- 

венно  ловушками  для  выдр  или  бобров, 

без  .всякаго,  однако,  основания,  ибо  оне 

не  в  состоянии  были  бы  удержать  такое 

сильное  животное,  как  выдра  или  бобер. 

Очень  вероятным  представляется  пред- 

положение,  что  ловушки  эти  предназнача- 

лись  для  птиц,  напр.,  диких  уток  или 

гусей,  тем  более,  что  в  Италии  найдены 

были  западни  с  отверстием,  закрываю 

щимся  решеткой  из  поперечных  пере- 

кладин,  промежутки  между  которыми 

могли  пропустить  голову  утЕи  или  гуся, 

но  ни  в  каком  случае  не  более  круп- 

ного  животнаго.  ЛовушЕИ  лежали  боль- 

шею  частью  на  ИИоверхности  торфа,  а  въ 

ЛайбахсЕих  болотахъ—на  границе  между, 

старым  и  новым  торфом.  Такимъ 

образом  это  и  не  ловушки  для  рыб,  за 

которых  их  также  принимали.  Всего 

ближе  Е  истине  предполоягение,  что  оне 

служили  для  ловли  утоЕ,  в  особенности 

во 

время 

перелета 

этих 

птиц. 

Первый  человек  может  быть  назван  первым 

охотником 

и 

рыболовомъ 

с  таким  же  правом,  с  ЕаЕим  мы  его  называем  первым  ТЕХНИЕОМ.  Во 

ВСЯЕОМ  случае,  рыбная  ловля  практиковалас  уже  в  палеолитическую  зпоху,  Е^ЕЪ 

о  том  свидетельствуют  находЕИ  в  пещерах  и  озерах.  Так  Е^Е  она  про- 

исходит  в  стихии,  не  служащей  обычным  местопребыванием  человека  и  срод- 

ной ему не в таЕОЙ степени, Еав постоянно обитающим в ней живот-

 

 

 

ным,  и  так  как  человек  не  мог  следовать  за  ними,  когда  они  ускользали  отъ 

него,  то  он  создал  себе  помощника  в  образе  лодки.  Первою  лодкою,  какъ 

это  мы  видим  и  теперь  еще  в  некоторых  местностях  Новой  Гвинеи,  служилъ 

ствол  или  болыпой  корень  дерева,  на  котором  человек  передвигался  по  воде 

сперва  с  помощью  рукъ

?

  а  потом  с  помощью  коротких  весел.  Впоследствии 

он  связывал  вместе  несколько  древесных  стволов,  пучки  камыша  или  раз- 

дутые    воздухом  шкуры  животных,  устроив,  таким  образом,  плот  (см.  томъ 

III). Выдолбив затем древесный ствол, он получил судно и более

 

 

устойчивое,  и  легче  направляемое  человеческою  рукою.  К  тому  же  такой  челнъ 

позволял  ему  брать  с  собою  спутника,  что,  конечно,  представляло  для  него  боль- 

шую  свободу  движений:  в  то  время,  как  тот  управлял  челном,  он  могъ 

отдаться всецело охоте за рыбою, при посредстве остроги или лука со стрелами. 

Дальнейшею  стадиею  развития  лодки  является  ея  приспособление  к  перевозке 

груза.  Выдалбливание  древесного  ствола  производилось  каменным  топором,  но 

затем  ради  облегчения  работы  стали  пользоваться  для  этого  еще  огнем,  какъ 

это  показывают  нам  древние  челноки  -  лодкж,  сработанные    из  цельного  вы- 

долбленного  ствола.  Углубление  выжигали  раскаленным  камнем  при  одновремен- 

ном  содействии  топора,  или  же  прибегали  к  непосредственному  действию  огня, 

подобно  тому,  как  это  практикуется  часто  еще  и  в  настоящее  время  среди  ди- 

ких  народов  Америки  и  на  островах  Тихого  океана  (см.  стр.  53).  Повидимому, 

первобытный  человек  вскоре  ознакомился  и  с  парусным  плаванием,  судя  по 

косым  отверстиям  борта  одного  из  мпогих  челнов  в  Берлинском  музее 

народоведения,  найденного  на  старом  'Одере  близ  Полленцига;  через  эти  от- 

верстия, очевидно, продевался конец прикреплявшагося к мачте иаруса.

 

Наши  прародители  любили  воду.  Они  селились  на  берегах  или  на  остро- 

вах,  а  то  даже  создавали  при  помощи  свай  искусственные  острова  или  строили 

свайные    деревни.  Выбор  берега  для  жилья,  по  всей  вероятности,  обусловли- 

вался  удобствами,  доставляемыми  близостью  густых  лесовъ;  при  выборе  остро- 

вов  и  свайных  построек  руководящим  мотивом  являлось,  очевидно,  чувство 

самосохранения.  Так  как  мясная  пища  искони  представляла  для  человека 

потребност, то нет ничего удивительнаго, если он при тогдашней богатой

 

 

населенности  водного  царства  охотно  прибегал  к  легко  доступному  рыбному 

питанию;  доказательство  тому—безчисленные    рыболовные    снасти,  находимые    на 

дне  озер  и  болот,  равно  как  и  скопления  чешуи  и  костей  рыб,  встречаемыя 

нами  на  местах  поселения,  в  особенности  там,  где  готовилась  пища.  Назна- 

чение  многих  из  этих  орудий,  особенно  костяных,  впервые  стало  для  насъ 

ясным  лишь  из  сравнения  с  рыболовными  снарядами  современпых  народовъ 

каменной  эпохи,  эскимосов,  огнеземельцев  и  обитателей  северной  Азии  и  тихо- 

океанских  островов,  обнаруживающими  прямо  разительное  сходство  с  ними. 

Пред  нами,  таким  образом,  налицо  удивительный  факт,  что  уже  в  древ- 

нейшия времена—костяные  орудия и утварь болыпею своею частью принадлежатъ 

несомненно  палеолитической  эпохе,  так  как  кремяевые  наконечники  гарпуновъ 

и  стрел  найдены  были  не  вместе  с  ними—формы  этих  орудий  почти  не  раз. 

нились  от  тех,  какия  употребительны  еще  ныне.  Я  не  могу  останавливаться 

подробнее  на  этом  вопросе,  так  как  это  завело  бы  меня  слишком  далеко 

(сошлюсь на свою книгу: „ ог^езсИпсИШисИИе РизсИИегеи^егаиЬе ипй пеиеге  ег-

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  5  6  7  8   ..