Допинги в собаководстве Фармакофизиологическая коррекция экстерьера и продуктивности (Э.Г. Гурман) - часть 4

 

  Главная      Учебники - Разные     Допинги в собаководстве Фармакофизиологическая коррекция экстерьера и продуктивности (Э.Г. Гурман)

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

содержание   ..  2  3  4  5   ..

 

 

Допинги в собаководстве Фармакофизиологическая коррекция экстерьера и продуктивности (Э.Г. Гурман) - часть 4

 

 

устраняют   вегетативные   нарушения.   Однако   в   стадии   развернутого   невроза   их   действие
может   быть   кратковременным   и   сменяться   ухудшениями   показателей   высшей   нервной
деятельности.   В   лабораторных   условиях   использовали   сочетание   транквилизаторов   с
психостимуляторами и антидепрессантами, что в ряде случаев давало хорошие результаты.
Мы предостерегаем, однако, собаководов от самостоятельного назначения этих препаратов.
Их   выбор   и   дозировка   могут   быть   определены   только   специалистом,   который   в   своих
решениях будет руководствоваться многими критериями.

3.11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Решение проблем высшей нервной деятельности успешно развивается и, надо полагать,

мы   еще   будем   свидетелями   новых   открытий   в   этой   достаточно   сложной   области.
Несомненно, каждое новое достижение в понимании мотивационно-эмоциональной сферы и
поведения животных, в том числе, разумеется, и собак, имеет первостепенное прикладное
значение.   Благодаря   успехам   физиологии,   биохимии   и   фармакологии   удается   внести
существенную   коррекцию   в   развитие   животных,   используемых   человеком   для
разнообразных   служебных   целей.   Поставленный   на   научную   основу   поиск   адекватных
воздействий на организм животного в разные возрастные периоды позволяет улучшить его
фенотип. Здесь можно привести в качестве примера использование обогащенной внешней
среды,   помещение   в   которую   щенка   способствует   созреванию   мозга   и   соответственно
оптимизирует   поведение   на   последующих   этапах   жизни.   Заслуживают   внимания   также
успехи   в   области   науки   о   питании   и   пищеварении,   благодаря   которым   разработаны
оптимальные пищевые рационы.

Особо следует остановиться на проблеме фармакологических воздействий на организм

животного с целью улучшить его экстерьер и служебные качества. В лабораторных условиях
показано, что с помощью гормонов и психофармакологических препаратов можно добиться
феноменальных   результатов.   Здесь,   однако,   нас   поджидают   многие   неожиданности.
Подстегивание   здорового   организма   психостимуляторами   (кофеин,   сиднокарб   и   др.)
приводит   к   кратковременному   успеху,   но   кладет   начало   дисбалансу,   часто   трудно
купируемому на протяжении многих месяцев и даже лет.

Другое   дело   –   коррекция   нарушений   высшей   нервной   деятельности.   Благодаря

развитию   психофармакологии   появилась   возможность   нормализовать   нарушенное
поведение.   С   помощью   аминазина   удается   укротить   самое   свирепое   животное,   малые
транквилизаторы прочно вошли в арсенал средств для борьбы с невротическими реакциями.
Но   нельзя   забывать   о   сугубо   индивидуальной   чувствительности   собак   к   действию   этих
препаратов. Неразумное их применение может принести больше вреда, чем пользы. Болезни,
вызываемые   передозированием   веществ,   влияющих   на   состояние   центральной   нервной
системы,   нередко   оказываются   намного   тяжелее   недугов,   на   ликвидацию   которых   было
направлено   лечение.   Поэтому   во   всех   случаях,   связанных   с   необходимостью   коррекции
высшей   нервной   деятельности,   необходима   консультация   специалиста,   обладающего
глубоким пониманием внутренних механизмов, обеспечивающих поведение.

3.12. Заметки редактора о применении психотропных средств в собаководстве

Глава, посвященная управлению поведением, написана одним из лучших, специалистов в

области физиологии высшей нервной деятельности. Как видит читатель, позиция автора в
отношении   применения   фармакологических   средств   для   искусственного   регулирования
поведения собак не только строго научна, но и гуманна.

Автор   осторожно   относится   к   применению   лекарств   для   коррекции   поведения

животных как по причине недостаточности современных знаний для целенаправленного

влияния   на   индивидуальную   психику,   так   и   по   причинам   гуманного   характера   (опасения
перед инвалидизацией животного). Профессор В.Г. Кассиль полагает, что глубокого знания
физиологии   поведения   в   большинстве   случаев   вполне   достаточно   для   того,   чтобы
обходиться без пока еще несовершенных фармакологических средств. Действительно, как
это наглядно показано в главе, умело пользуясь физиологическими приемами и знаниями,
можно весьма эффективно, не хуже многих лекарств, влиять на поведение животного. Я
не   знаю,   например,   лекарства,   которое   бы   лучше   повышало   чуткость,   внимание,
ориентировочную   реакцию   собаки,   чем   легкое   чувство   голода,   или   же   действовало
успокаивающим образом лучше, чем сытость.

По   большому   счету   физиолог   всегда   смотрит   на   проблему   регуляции   функций

организма глубже и основательней, чем практик и врач. Уязвимость позиции негативного
отношения к использованию психотропных средств в собаководстве, по-видимому, лишь в
том, что при почти тех же аргументах медицина все же использует их (психотропные
препараты сегодня в числе наиболее часто употребляемых – объем продажи психотропных
средств в развитых странах к 1990 году приблизился к 10 млрд долларов). Кроме того,
реальность такова, что часть собаководов уже использует психотропные средства, а это
порождает   неравенство   возможностей   и   необходимость   знаний   фармакологии
психотропных   препаратов   для   организации   контроля   их   применения.   Вряд   ли   также
подлежит осуждению использование психотропной обработки собак при их эксплуатации.
Рабочий питомник, собаки которого должны интенсивно служить, не может отказаться
от   возможности   ускорить   обучение,   снять   стресс,   повысить   чувствительность   собак,
даже   если   некоторые   из   них   быстрее   выйдут   из   строя.   Подлежит   лишь   осуждению
безграмотное использование возможностей современной психофармакологии.

Следует признать также, что селекционные достижения в собаководстве привели

ряд  пород   (или  линий  в  породах)  фактически   к  закреплению  психопатологии  в  генотипе
значительной   группы   животных.   Действительно,   питбультерьеры,   за   которыми   пресса
прочно   закрепила   эпитет   «собак-убийц»,   разнятся   от   большинства   пород   не   столько
экстерьерными   особенностями,   сколько   психикой   (безудержной   злобой,
нечувствительностью к боли, упрямством и т.д.). Это можно считать наследственным
психическим   заболеванием,   а   не   вариантом   здорового   естественного   поведения.   Для
человека,   по   тем   или   иным   причинам   ставшего   владельцем   питбуля,   применение
психотропных   средств   может   оказаться   необходимым   и   единственным   гуманным
методом контроля поведения его собаки. Использование антидепрессантов может стать
выходом из трудного положения для многих владельцев декоративных комнатных собак с
ранимой психикой. По-видимому, не случаен успех книги P. Neville «Do Dogs Need Shrinks?»,
1992 г. («Нуждаются ли собаки в психиатре?»), ставшей бестселлером в последние годы.
Эта   книга   и   глава,   написанная   В.Г.   Кассилем,   во   многом   разные.   На   мой   взгляд,   глава
глубже   и   точнее   книги   Петера   Невиля.   Конечно,   это   отражает   не   только   различие   в
подходах авторов, но и различие проблем, стоящих перед отечественными и зарубежными
читателями-собаководами. Но труды П. Невиля и В.Г. Кассиля роднит гуманность подхода
и   приоритет   физиологических   методов   решения   проблем   над   фармакологическими,
которые, однако, не исключаются.

Соблазн   использовать   психотропные   средства   на   здоровом   животном   в   качестве

допинга достаточно велик, а нормативы выставок и соревнований столь неопределенны и
возможности   уличить   нарушителя   столь   малы,   что   приходится   лишь   удивляться,   что
применение подобных методов еще не стало поголовным в наших не очень цивилизованных
условиях. Я достоверно знаю, что собаководы во время выставок используют в качестве
допингов   обезболивающие,   успокаивающие   и   возбуждающие   средства.   Я   встречал
совершенно   безграмотных   дрессировщиков,   специализирующихся   на   туго   поддающихся
дрессировке   собаках   (плата   выше),   применяющих   курс   ноотропов.   Не   очень   грамотный
собаковод порой берет фармакологический справочник и выбирает из него психотропные
лекарственные средства с нужным, по мнению собаковода, эффектом. При этом обычно

отдается, предпочтение наиболее сильно действующим препаратам и совсем забывается о
таких   довольно   мягких   и   действенных   средствах,   как   витамины,   адаптогены   и   другие
лекарства, применение которых в большинстве случаев было бы более оправданным в силу
нормализации ими функционального состояния организма собаки, ее нервной системы.

Клетки мозга очень чувствительны к кислородному голоданию, и поэтому во многих

случаях   вместо   того,   чтобы   насыщать   внутреннюю   среду   организма   чужеродными
химическими соединениями, лучше обеспечить животному моцион, хорошее кроветворение.
Только когда физиологические средства улучшения деятельности мозга исчерпаны, можно,
например, попробовать антигипоксические препараты.

Сознательный   отказ   от   использования   психотропных   препаратов   на   здоровых

животных очень желателен. Он требует большой просветительной работы. Утаивание
информации ведет лишь к тому, что практики используют наиболее грубые приемы, резкий
эффект   которых   создает   им   рекламу   и   одновременно   делает   их   наиболее   опасными   в
неумелых руках. Убеждение в необходимости воздерживаться от допингового применения
психотропных   средств   в   собаководстве   тем   более   важно,   что   соответствующий
эффективный контроль наладить весьма сложно.

Контроль   применения  психотропных  препаратов  в  принципе  может строиться на

распознавании физиологических признаков действия этих веществ и на обнаружении следов
и продуктов превращения допинга в организме. Результаты биохимического анализа обычно
более надежны при положительном ответе, чем при отрицательном. Последний может
быть   получен   не   только   в   случае   допинговой   чистоты   животного,   но   и   по   причине
ограниченных возможностей методики обнаружения (не то искали, не тем методом, не
тогда, и  т.д.).  Особенно  сложно  выявить   допинг, если   он   неотличим   от  естественных
компонентов биохимического состава организма. Это относится к натуральным гормонам
и   другим   регуляторам   функций   нервной   системы,   их   предшественникам   и   быстро
метаболизируемым «провокаторам» каскада событий, приводящих к допинговому эффекту
к моменту, когда исходный стимул уже исчезает из внутренней среды организма.

Неадекватно расширенные зрачки, скачки кровяного давления, гиперемия слизистых,

другие вегетативные составляющие действия психотропных препаратов на собаку могут
привлечь   внимание   эксперта   к   возможности   применения   допинга.   В   отсутствие
химического   контроля   применения   допингов   в   собаководстве   нужно   в   принципиальных
вопросах   племенной   работы   больше   уделять   внимание   длительным   наблюдениям   за
животным, многократным, внеплановым экспертизам его.

По-видимому,   острее   всего   проблема   психотропных   допингов   стоит   в   неприятной

большинству собаководов, но реально существующей отрасли – боях и бегах. Кроме всего
прочего эти рода соревнований связаны обычно с денежными ставками и жестокосердием
владельцев (которые любят своих собак за победы и обижаются на них за поражения).
Здесь равенство шансов возможно либо при вседозволенности (все равны, так как всем все
разрешено),   либо   при   жесточайшем   допинговом   контроле.   Возможно,   следует   ввести
длительную выдержку собак перед состязаниями в изолированных питомниках (отпадут
краткосрочно действующие препараты), обязательные анализы мочи, крови и др. Ввиду
сложности обнаружения допинга, вероятно, следует узаконить самые строгие наказания и
остракизм нарушителей за применение тех методов, которые запрещены. Строжайшее
наказание может усилить сдерживающий эффект возможности уличения в использовании
допингов.

Обтекаемую фразу в действующих положениях о выставках собак, говорящую о том,

что   «собаковод   не   должен   применять   методы   сокрытия   недостатков   животного»,
следует конкретизировать с учетом особенностей психотропной допинговой стимуляции и
современных методов контроля. Иначе это ставит, например, на один уровень специальную
тренировку,   хендлерство   и   специализированное   кормление   собак,   имеющих   недостатки
мускулатуры с психотропной обработкой животных, имеющих дефекты высшей нервной
деятельности.

4. Коррекция скелета

Скелет собаки, выполняющий функцию твердой опоры внутри организма, состоит из

костей   и   хрящей.   Кость   есть   орган,   образованный   костной   тканью,   содержащий   внутри
костный   мозг,   снаружи   покрытый   надкостницей,   а   в   местах   подвижного   соединения   с
другими костями – хрящом. Кость состоит из двух видов костного вещества – компактного
снаружи и губчатого внутри.

По   форме   кости   разделяются   на   длинные   –   трубчатые   и   изогнутые,   короткие   –

симметричные  и асимметричные,  и плоские.  В длинной  трубчатой  кости  различают  тело
(диафиз) и суставные концы – эпифизы, которые утолщены и покрыты суставным хрящом.
На границе диафиза и эпифиза располагается слой эпифизарного хряща, за счет которого
происходит   рост   кости   в   длину.   Когда   рост   кости   заканчивается,   элементы   эпифиза   и
диафиза   сливаются   в   одну   общую   костную   массу.   В   эпифизах   и   прилегающих   к   ним
участиях диафиза сконцентрировано губчатое вещество. Мозговая полость трубчатых костей
заполнена костным мозгом, который может быть желтым и красным. Желтый костный мозг
состоит из жировых клеток; красный, находящийся в губчатом веществе длинных и коротких
костей, является органом кроветворения.

Надкостница  –   довольно   прочная   пластинка,   богатая   нервами   и   кровеносными

сосудами.   Последние   проникают   в   кость   через   специальные   каналы,   имеющиеся   в
надкостнице,   и   обеспечивают   костное   кровообращение   и   иннервацию.   На   обращенной   к
кости поверхности надкостницы  располагается остеогенный (порождающий кость) слой с
особыми   клетками   –   остеобластами,   за   счет   которых   наращивается   костная   ткань.
Сочленовые поверхности костей покрыты гиалиновым хрящом.

Свежая кость содержит до 50% воды, до 15% жира, около 12% других органических

веществ   и   21%   минеральных   солей.   Существенную   часть   органических   веществ   кости
составляют белки. Если кость выдержать некоторое время в растворе соляной кислоты, то
минеральные элементы превратятся в хорошо растворимые хлористые соли и будут вымыты
из кости. Получится мягкая «игрушка», имеющая форму кости за счет ее сохранившихся
органических   частей.   Если   кость   прокалить,   то   разрушатся   органические   вещества,   а
минеральные   останутся   –   такая   прожженная   кость   хрупка,   легко   рассыпается   при
механической нагрузке. Очевидно, что минеральные компоненты придают кости твердость, а
органические   упругость   и   эластичность.   Только   сочетание   минеральных   и   органических
компонентов   придает   кости   ее   уникальные   механические   свойства.   В   арсенале   техники,
кажется,   нет   материала   со   столь   оптимальным   сочетанием   механических   свойств,   как   у
костей – твердых, прочных, упругих, пластичных, легких.

Хрящевая ткань  состоит из крупных клеток с высоким тургором и межклеточным

веществом плотной консистенции. Большая часть скелета у зародыша, а у взрослой собаки –
суставные, реберные хрящи, хрящ носовой перегородки и других отделов воздухоногных
путей  построены  из  так   называемого  гиалинового   (стекловидного)   хряща.  Он  отличается
молочно-белым   или   полупрозрачно-голубым   цветом   и   снаружи   покрыт   надхрящницей.
Последняя   играет   важнейшую   роль   в   процессах   роста   и   регенерации   хряща.   Хирурги,
оперируя   на   хрящевой   ткани,   стремятся   по   возможности   щадить   внутренний   слой
надхрящницы, ибо в случае его повреждения регенерация будет происходить значительно
хуже.   Замедленность   обмена   веществ   в   хрящевой   ткани   и   ее   способность   обходиться
минимумом   питательных   веществ   используются   во   врачебной   практике.   Хрящ,
пересаженный   другому   животному   этого   же   вида,   длительное   время   не   вызывает   в
организме нового хозяина реакции отторжения чужеродного тела.

Костная   ткань  встречается   только   у   позвоночных.   Жизнь   костной   ткани   может

служить   примером   того,   что   в   организме   не   бывает   тканей,   выполняющих   только   одну,
узкоспециальную   функцию.   Любая   ткань   в   ходе   обмена   веществ   вступает   в   теснейшие

взаимоотношения   с   другими   частями   организма,   ее   деятельность   регулируется   нервной
системой и циркулирующими в крови гормонами. Реагируя на нагрузку и на влияния других
органов и тканей, костная ткань меняет свои свойства и в свою очередь оказывает влияние на
зависящие от нее органы и ткани. Вместе с кровью в кость доставляются все необходимые
вещества,   а   продукты   ее   обмена   уносятся   кровью   и   могут   оказывать   влияние   на   весьма
удаленные   от   кости   ткани.   Очевидная   опорная   функция   костей   длительное   время   как-то
затмевала не менее важную роль костей в поддержании гомеостаза кальция в крови. С тех
пор как  обнаружилось  участие  кальция  в регуляции  практически  всех функций  клеток  –
возбуждения, сокращения, размножения, метаболизма, транспорта и т.д. взгляды на костную
массу   организма   обогатились   повышенным   вниманием   к   депонирующей   минеральные
вещества   роли   скелета.   Минеральные   вещества   постоянно   поступают   в   кости,
накапливаются там, чтобы со временем уступить место новым. Расчеты показывают, что,
например, в организме человека каждые 7 лет все молекулы оказываются обновленными. У
собаки период полного обновления минеральных веществ составляет примерно 2 года, т.е. за
время жизни уже взрослой собаки минеральные вещества ее скелета обновятся по крайней
мере 4 раза.

65–70%   сухой   массы   кости   составляют   минеральные   соли,   придающие   костям   не

только   прочность,   но   и   способность   участвовать   в   поддержании'   гомеостаза   кальция   и
фосфора в крови и других тканях. Это огромный резерв. Возможно, прогресс позвоночных
на   Земле   связан   не   только   с   приобретением   опорного   аппарата,   но   и   с   высокой
независимостью от колебаний поступления извне этих важных элементов. В костной ткани
концентрируется до 97% всего кальция организма.

Минеральная   часть  скелета   представлена   сложной   солью   (апатитом),   состоящей

главным образом из фосфорных и углекислых соединений кальция. В костях постоянно идет
перестройка:  одни   части  рассасываются   и  освобождающийся  кальций  поступает  в  кровь,
другие   образуются   заново,   при   этом   кальций   из   крови   поглощается   костной   тканью.
Процессы   перестройки  костей  находятся  под  контролем   управляющих  систем   организма,
благодаря   которым   структура   опорного   органа   постоянно   приводится   в   соответствие   с
нагрузкой,   потребностями   и   возможностями   организма   на   каждом   новом   этапе   жизни
животного.   Вмешиваясь   медикаментозными   или   физиотерапевтическими   средствами   в
работу   естественных   управляющих   систем   можно   существенно   изменить   особенности
формирующейся   или   переформирующейся   костной   системы   собаки   и   тем   самым   внести
коррективы в ее экстерьер.

Кроме минерального обмена, кости выполняют и ряд других функций в организме. В

желтом костном мозге накапливаются ценные жиры. Твердая костная ткань, окружающая
красный костный мозг, обеспечивает благоприятные условия для кроветворения. Костный
мозг   и   сосуды   костей   содержат   клетки,   способные   превращаться   в   макрофаги   –   клетки,
принимающие активное участие в иммунозащитных процессах в организме.

При воздействиях на скелет необходимо учитывать многоплановость функций костных

структур в организме животного.

4.1. ЧЕРЕП

Стандарты пород уделяют огромное внимание экстерьеру головы собаки. Так, если за

экстерьер бульдог может набрать максимум около 100 баллов, то из них 30–35 – только за
счет головы, тогда как на все другие стати остается  65–70. 12 пунктов из статей собаки
отводится показателям, отражающим параметры черепа. Поэтому знание строения черепа и
способов   его   правильного   формирования   может   существенно   повлиять   на   достижения
собаки в экстерьерном ринге.

Череп   вмещает   головной   мозг,   органы   зрения,   слуха,   обоняния.   Он   состоит   из

комплекса костей, прочно соединенных швами.

Череп   состоит   из   двух   отделов   –   мозгового   и   лицевого.   Граница   между   отделами

проходит по плоскости, проведенной через глазницы.

Первый  образует   полость   для   головного   мозга   и   его   оболочек,   представляя   как   бы

расширение позвоночного канала.

Второй   является   костным   обрамлением   ротового   отверстия.   Череп   собаки

характеризуется незамкнутостью глазниц, отсутствием надглазничных отверстий, широкими
отверстиями наружных слуховых проходов.

Мозговой череп делится на две части: верхнюю, или свод (крышу) черепа, и нижнюю –

основание черепа.

Кости   лицевого   отдела   черепа,   разнообразные   по   величине   и   форме   (рис.   4.1),

определяют строение и конфигурацию морды животного.

Рис. 4.1. Строение черепа собаки

Перечислим стати собаки, входящие в стандарты FCI, и кости черепа, отражающиеся в

этих статях.

1. Черепная часть головы. Формируется затылочной, клиновидной, лобной, теменной,

межтеменной, височной костями.

2.   Переход   от   лба   к   морде.   Формируется   лобной   решетчатой,   верхней   челюстью,

частично – резцовой костями.

3. Морда. Формируется верхней и нижней челюстями, небной и скуловой костями.
4.   Скулы.   Формируются   в   основном   за   счет   скуловых   костей   нижней   челюсти,

подъязычной, крыловидной костями.

5.   Спинка   носа.   Формируется   за   счет   носовой,   частично   –   слезной   кости,   носовых

раковин.

6. Мочка носа. Сформирована за счет мягких тканей, однако имеет значение состояние

костей, формирующих спинку носа (см. п.5).

7. Нижняя челюсть.
8. Лоб. Его форма в основном связана с лобной костью, как и следующая стать.
9. Надбровные дуги.
10. Глаза. Положение и отчасти размер и форма глаз зависят от строения глазниц и

височных костей.

11. Темя.
12. Затылочный бугор формируются теменной костью.
Нет   необходимости   напоминать   собаководу   о   значимости   зубов   для   выставочной

карьеры собаки.

Несмотря на консервативность черепа как вместилища важнейших органов, селекцией

выведены породы, сильно различающиеся размерами и формой отдельных его костей. Под
давлением   искусственного   кинологического   отбора   все   время   как   бы   происходят   два

процесса одновременно: 1 – консервативный, состоящий в сохранении своеобразия строения
черепа   собаки   данной   породы,   зафиксированного   стандартом,   и   2   –   совершенствование
признаков   костного   остова   головы,   подчеркивающих   главную   эстетическую   идею,
отличающую   голову   собак   данной   породы.   Основой   для   этих   процессов   служит
микроизменчивость   генетически   обусловленных   признаков   строения   черепа   и
фенотипическая вариабельность формирования черепа, вызванная условиями выращивания
(т.е. степени реализации нормы реакции генотипа). Для более свободного оперирования в
рамках,   очерченных   нормой   реакции,   могут   быть   использованны   специфические   приемы
выращивания щенков и воздействия на формирование черепа.

4.1.1. Воздействия на параметры черепа

Кости   млекопитающих   развиваются   на   определенном   этапе   онтогенеза   на   месте

хрящей,   что   сопровождается   их   разрушением   путем   образования   так   называемых   «точек
окостенения»   –   оккупации   дегенерирующего   участка   хряща   кровеносными   сосудами   и
отложения остеобластами в этих точках костного вещества. Воздействуя на эти процессы в
период   закладки   костей   (например,   на   внутриутробной   фазе   развития   щенков   закладка
костей   черепа   происходит   в   предплодный   период   на   2–3-й   неделе   щенности),   можно
несколько   ускорить   или   задержать   окостенение   скелета.   Учитывая   важную   роль   в
окостенении   минерального   обмена   в   остеобластах,   представляется   вполне   очевидным
способом вмешательства в ход остеосинтеза регулирование витамин-D-зависимых процессов
через   регуляцию   обеспеченности   организма   этим   витамином.   Можно   также   существенно
повлиять на скорость окостенения, воздействуя на снабжение организма кальцием, магнием,
фосфором. Например, можно менять содержание элементов в пище, вводить в корм кальций-
связывающие   компоненты   (щавелевую   кислоту,   трилон   Б   и   др.)   или   воздействовать   на
экскрецию фосфора с мочой.

Задержка   или   ускорение   окостенения   на   той   или   иной   фазе   формирования   скелета

приводит   не   только   к   временному   сдвигу   его   созревания,   но   и   к   новым   условиям
формирования  костных  структур.  Нельзя в одну и ту же реку войти дважды. То, что не
окостенело   на   соответствующей   фазе   развития,   создаст   иные   условия   для   окостеневания
центров,   которым   по   естественному   графику   следует   приступать   к   этому   позже.   Раннее
окостенение   центров   также   изменяет   натуральную   гармонию   общего   плана   построения
скелета. Строго дозированные воздействия в строго определенные моменты развития щенка
способны весьма существенно отразиться на конечной форме черепа даже при неизменном
генотипе.   Жесткие   рекомендации   в   этом   вопросе   возможны   только   с   учетом   породы   и
индивидуальности собаки.

При желании задержать процессы окостенения (что может продолжить рост будущей

кости   и   увеличить   ее   конечные   размеры)   может   быть   использовано   все,   что   снижает
поступление   в   организм   активной   формы   витамина   D   –   использование   пищи   без   этого
витамина,   скармливание   больших   количеств   провитамина   D   без   соответствующей
ультрафиолетовой   инсоляции   (без   такого   облучения   провитамин   в   организме   не
превращается в витамин, а его избыток за счет сходства химических структур может даже
конкурентно   вытеснять   сам   витамин   D   из   его   «рабочих   мест»),   уменьшение   в   рационе
жиров, необходимых для всасывания этого жирорастворимого витамина. Естественно, такие
воздействия требуют осторожности и умеренности – снижение обеспеченности организма
щенной   суки   витамином   D   во   имя   целей   собаковода   должно   осуществляться   до  нижней
границы физиологической потребности, введение неактивной формы витамина не должно
вызывать   токсикоз.   Задержка   окостенения   черепа   во   время   внутриутробного   развития
щенков   может   быть   достигнута   легким   дефицитом   кальция   в   рационе   щенной   суки   и
мягкими воздействиями, тормозящими поступление кальция в организм щенков на стадии
интенсивного роста костей черепа и их сращивания (1–4-й месяцы жизни). Для этого могут

быть   использованы   вполне   натуральные   кормовые   добавки,   связывающие   кальций   с
образованием   плохо   растворимых   в   кишечнике   солей.   Это,   например,   клюквенный   сок,
который иногда добавляют щенку в питьевую воду. Органические кислоты, входящие в его
состав, способствуют «вымыванию» кальция. Подобным же эффектом обладают компоненты
некоторых овощей и листьев (салат, щавель и др.), содержащие щавелевую кислоту, дающую
слабо   растворимый   оксалат   кальция.   Кстати,   избыток   пищевых   волокон,   в   обилии
содержащихся   в   растительных   продуктах,   также   способен   уменьшать   биодоступность
кальция   из-за   его   сорбции   на   них   и   усиленной   перистальтики.   Для   более   интенсивного
вымывания   кальция   из   организма   могут   быть   применены   искусственные   воздействия:
добавка той же щавелевой кислоты в корм или питье (концентрация подбирается по вкусу,
ноне более 2 г в сутки) или трилона Б (ЭДТА) (10–20%-ный раствор, до 100 мл в сутки). У
щенков   первых   недель   жизни   задержка   окостенения   может   быть   вызвана   введением
аскорбиновой кислоты по 0,5–1,0 мл 5%-ного раствора внутримышечно, витамина А – по
0,25–0,5 мг раствора ретинола ацетата в масле, 10–15 инъекций.

Если   практическая   задача   заключается   в   ускорении   окостенения   и   уменьшении

размеров костных образований, в частности черепа, то могут быть использованы следующие
средства.

1. Видехол – 0,125%-ный и 0,25%-ный раствор в масле со 2-й недели жизни щенка,

3000 ME в сутки в два приема (1–1,5 месяца).

2.   Фитин   (смесь   кальциевых   и   магниевых   солей   инозитгексафосфорной   кислоты)   в

порошках и таблетках по 0,25 г. Назначается по 0,05 г в сутки в течение 1–2 месяцев.

3. Кальция глицерофосфат в виде таблеток по 0,2 г или гранул по 0,05 г 1–2 раза в день.
4. Димефосфон в виде 15%-ного раствора внутрь по 0,03 г/кг 3 раза в день с пищей.
Указанные   средства   не   следует   назначать   одновременно,   лучше   их   чередовать

последовательно.   Хороший   эффект   получается   при   параллельном   ультрафиолетовом
облучении (кварцевании) щенка, особенно в зимне-весенний период. Облучение начинают с
1/8 биодозы  и постепенно  доводят до  1/4 за  15–20 сеансов. Через  2 месяца  кварцевание
можно   повторить.   Назначение   препаратов   кальция   (в   том   числе   и   примитивных   –   мела,
молотой яичной скорлупы, костной муки) можно сочетать с добавлением в питьевую воду
25%-ного раствора лимонной кислоты (образующийся в кишечнике лимоннокислый кальций
хорошо всасывается).

Следует   заметить,   что   все   способы   воздействия   на   параметры   черепа   собаки

теоретически очевидны, но не подкреплены достаточной экспериментальной проверкой со
статистическим анализом. Пользоваться ими в случае необходимости следует осторожно, со
значительным элементом творчества. Вероятно, кроме неразглашаемых частных достижений
в этом направлении, собаководство сталкивается с массовым неграмотным (по крайней мере
с позиций современных знаний о метаболизме и роли кальция в организме) применением
кальциевых препаратов. Все собаководы знают, что щенку для роста костей нужен кальций и
почему-то уверены, что избыток кальция всегда ведет к увеличению костных образований.
Самодельные   рационы   для   щенков   практически   всегда   перегружены   кальцием.   Наши
собаководы умудряются добавлять кальций даже к специализированным фирменным кормам
для щенков. Видимо, мелкоголовые, рано прекратившие рост собаки на наших выставках во
многом   обязаны   этому   стихийному   увлечению   минеральными   подкормками   без   учета
породы, срока подкормки, механизма ее воздействия и т.д. Напомним, что пути к конечной
цели в фармакофизиологии редко бывают прямыми, простыми и однозначными. Необходимо
учитывать массу факторов и понимать суть оказываемого воздействия во всех отношениях,
чтобы не разочароваться в результатах, не навредить.

4.1.2. Зубы

В верхней и нижней челюстях находятся зубы. Зубы представляют собой чрезвычайно

прочные костеобразные органы. Каждый зуб состоит из зубной коронки, которая выдается
над десной и выступает в полость рта, из шейки зуба – слегка суженной части, к которой
прикрепляется   десна,   и   из   корня   зуба,   который   скрыт   в   зубной   альвеоле   (луночке)   и
оканчивается   верхушкой.   На   верхушке   корня   имеется   небольшое   отверстие,   ведущее   в
полость зуба, которая выполнена зубной мякотью, богатой сосудами и нервами. Главную
массу зуба составляет дентин. Дентиновая коронка зуба снаружи покрыта эмалью – самой
твёрдой тканью в организме, а дентин корня зуба – цементом. Надкостница корня зуба и
зубной альвеолы является общей и называется периодонтом.

В   связи   со   сменой   зубов   различают   молочные   зубы   и   постоянные.   Условное

обозначение   их   в   зубной   формуле:   молочных   зубов   –   D   (decidui),   постоянных   –   Р
(permanentes).   По   функции,   строению   и   положению   зубы   подразделяются   на   резцы   –   I
(incisivi), клыки – С (canini), малые коренные – Р (премоляры, premolares), большие коренные
зубы – М (моляры, molares).

Если зубы каждой половинки верхней и нижней челюстей представить в виде дроби, в

которой   в   числителе   обозначены   зубы   верхней   челюсти,   а   в   знаменателе   –   нижней,   то
формула молочных зубов будет иметь такой вид: D ICPO/ICPO, или I3/3 С1/1 Р3/3 М0/0, или
3130/3130. Это значит: резцов по 3, клыков по 1, премоляров по 3, моляры отсутствуют.
Всего 28 молочных зубов.

Формула постоянных зубов P ICPM/ICPM, или I3/3 C1/1 Р4/4 М2/3, или 3142/3143, т.е.

резцов по 3, клыков по 1, премоляров по 4, а моляров по 2 на верхней челюсти и по 3 на
нижней (на каждой половинке). Всего 42 постоянных зуба.

Из особенностей строения зубов собаки следует отметить наличие хорошо выраженной

шейки зуба, деление коронки постоянных зубов на 3 зубца, из которых средний – самый
крупный. Первый премоляр имеет маленькую коронку с одним зубцом и называется волчьим
зубом.   Кзади   коренные   зубы   увеличиваются:   самым   большим   зубом   верхней   челюсти
является 4-й премоляр (Р4), а нижней челюсти – 1-й моляр (M1). Эти самые крупные зубы
называются   секущими.   Премоляры   трехзубчатые,   за   исключением   Р1,   сжатые   с   боков.
Моляры, наоборот, – широкие, многобугорчатые. Коренные зубы имеют от 1 до 3 корней. По
мере   изнашивания   зубцы   коренных   зубов   и   острые   кромки   резцов   стираются.   На   этом
основан один из методов определения возраста собаки. Определение возраста по зубам –
лишь один из методов, так как при специальном режиме кормления износ зубов может быть
настолько   слабым,   что   ошибка   определения   возраста   станет   до   смешного   большой.   Мы
наблюдали догов, которые в возрасте 9–10 лет сохраняли зубы, как у двухлетней собаки. Эти
собаки  с  молодости   имели  плохой  аппетит  и  хозяева  приучили   их  питаться   «дожачьими
котлетками» – мешаниной из молотого мяса, вермишели, размоченного хлеба, сметаны и т.д.
«Дожачьи котлетки» принудительно закладывались в глотку и собакам оставалось только
глотнуть – никакой жевательной работы зубам!

Судя по разрозненным литературным данным, у собак-париев полная формула зубной

системы встречается не часто – от 20 до 32% собак имеют олигодонтию (нехватку зубов), 5–
10% – полидонтию (дополнительные зубы к нормальному комплекту), 15–21% – отклонения
в форме, размере и положении отдельных зубов, 7–12% собак-париев – нарушения прикуса.
У большинства пород комплектность зубов и форма прикуса традиционно занимают столь
важное   положение   в   стандарте   и   экспертизе,   что   практически   невозможно   дать
статистический анализ отклонений от нормы – все отклонения выбраковываются. Обычно у
молодых собак с отклонениями в зубной системе на выводках или в классе юниоров (а у
грамотных   собаководов   и   ранее)   выявляются   дефекты   и   в   дальнейшем   эти   собаки,   как
правило, пропадают из поля зрения кинологов. По-видимому, такая практика ошибочна тем,
что утрачивается интересный материал для кинологической стоматологии и теряет полноту
генетический анализ популяции. Конечно, некоторые из этих выбракованных собак после
соответствующей   ортопедии   или   протезирования   иногда   выплывают   у   новых   хозяев   под
новыми кличками, с новыми документами.

Аномалии зубов могут быть генетическими или приобретенными. Правила экспертизы

не делают различий в причинах патологии зубной системы, хотя понятно, что в племенном
отношении роль приобретенных и наследственных отклонений принципиально различна.

В   стандарте   породы   регламентирован   обязательный   комплект   зубов   и   прикус.   У

некоторых пород отсутствие у собаки 1–2 зубов (обычно премоляров) может не влиять на ее
оценку. Как правило, строго регламентирован прикус, допустимый для собак данной породы.
Прикус  – это взаимное  положение  зубов верхней  и нижней  челюстей друг относительно
друга. При ножницеобразном прикусе нижние резцы примыкают к внутренним плоскостям
верхних. При смыкании верхних и нижних резцов «край-в-край» прикус называется прямым,
клещеобразным. Если нижняя челюсть заметно короче верхней, то между рядами верхних и
нижних резцов имеется промежуток – образуется недокус. Когда нижняя челюсть длиннее
верхней, образуется перекус – бульдожий прикус. Кроме того, у многих пород (в первую
очередь служебных) учитывается порядок расположения резцов в челюсти – в линейку, в
шахматном порядке, редкие и т.д.

К   караемым   дефектам   зубной   системы   относятся   также   признаки   кариеса,

нежелательный цвет эмали зуба, недоразвитие клыков по размерам и др.

Уделяя большое внимание состоянию зубной системы собаки, кинологи ссылаются на

важность   ее   для   работы   собаки,   на   отражение   в   ней   состояния   здоровья   животного,   на
корреляцию комплектности зубов и характера прикуса с другими важными признаками (в
частности,   формой   черепа,   состоянием   нервной   системы   и   др.).   Кинологи-селекционеры
подразумевают,   что   элиминация   собак   с   дефектами   зубной   системы   существенна   для
поддержания популяции на высоком селекционном уровне. Это было бы так, если бы все
собаки находились в равном положении в ходе выращивания и эксплуатации. В реальности
это не так из-за двух комплексов воздействий, оказываемых собаководами-частниками на
своих   питомцев.   Один   комплекс   воздействий,   по   сути,   постоянно   пропагандируется
наставниками   юных   собаководов   –   это   профилактические   меры,   создающие   наиболее
благоприятные условия для формирования зубов и прикуса. В действительности, даже этот
широко  известный  набор  мероприятий  соблюдается  не всеми  собаководами  одинаково,  а
значит   и   условия   выращивания   собак   по   факторам,   важным   для   формирования   зубов,
оказываются   различными.   Другой   комплекс   воздействий   носит   оттенок   запретности   и
включает меры, направленные на исправление или сокрытие индивидуального дефекта.

Профилактические   мероприятия   для   предупреждения   дефектов   зубной   системы

начинаются еще во время внутриутробного развития щенка. Щенной суке хороший заводчик
назначает диету, богатую витаминами А и D – сливочное масло, молочные продукты, печень,
рыбу; витаминами группы В – хлеб, мясо, почки, рис, кукурузу, яичный желток; витамином
С,   для   чего   в   воду   добавляет   сок   цитрусовых;   дает   минеральную   подкормку.
Концентрированные   корма,   предназначенные   специально   для   щепных   сук,   содержат
требуемые   компоненты   с   учетом   потребностей   правильного   формирования   щенков.
Профилактика нарушений зубной системы при выращивании щенка, если не применяется
фирменный концентрированный  специализированный корм, состоит в приеме следующих
препаратов.

1. Витаминизированный рыбий жир, содержит витамины А и D, назначается по 3–5

капель в течение 1,5–2 месяцев в виде добавок в пищу.

2.   Облепиховое   масло,   содержит   каротины   и   каротиноиды,   являющиеся

предшественниками (провитаминами) витамина А, назначается так же, как рыбий жир, но
более длительно – до 6 месяцев.

3. Аскорбиновая кислота, назначается по 0,25 г 2 раза в сутки добавлением в питьевую

воду   (таблетки,   порошки)   либо   по   0,5   мл   5%-ного   раствора   внутримышечно   по   10–15
инъекций, после чего до 2 месяцев по 0,1 г в день.

4. Витамин В, – тиамина хлорид в виде таблеток или драже по 0,002 г – по 1/2 таблетки

3   раза   в   день   либо   внутримышечно   по   0,5   мл   3%-ного   раствора   10–15   дней.   Можно

использовать также гефефитин – таблетки, содержащие сухие дрожжи – источник витамина
В, и фитин, описанный выше. Принимается по 0,5 таблетки 2–3 раза в день.

5. Витамин В3 – кальция пантотенат. Возможно назначение внутрь по 0,025 г 2 раза в

сутки   либо   внутримышечно   0,5   мл   20%-ного   раствора.   Курс   лечения   до   3–4   месяцев
(периодически желательно менять способ введения).

6. Витамин В6 – в виде порошков или таблеток по 0,002 г по 1/2 таблетки 2–3 раза в

день либо внутримышечно 1%-ный раствор. Курс до 3-х недель, через 2–3 месяца повторить.

7. Препараты фтора: а) фторид натрия (в виде таблеток) – 1–2 мг в сутки, б) кореберон

– 0,25 мг в сутки, в) витафтор (содержит фторид натрия, витамины A, D2, С) – 1/3 чайной
ложки 1 раз в день в течение месяца.

8. Нуклеинат натрия – по 0,05 г внутрь в виде порошков или внутримышечно по 2–3 мл

2%-ного раствора в течение 10 дней.

Назначение вышеперечисленных препаратов должно быть комплексным – по 2–3, не

более, одновременно. Например, препараты витаминов А + один из препаратов группы В +
препарат фтора. Или: витамин D + аскорбиновая кислота + нуклеинат натрия и т.д.

Для   правильной   смены   зубов   следует   избегать   резких   воздействий   и   вакцинации   в

период   бурного   выпадения   молочных   зубов.   Умеренная,   но   достаточная   нагрузка   на
жевательный аппарат – залог оптимального протекания смены зубов. Иногда молочный зуб
не выпадает вовремя и становится помехой правильному росту коренных зубов в момент,
когда   их   форма   и   положение   в   челюсти   наиболее   уязвимы.   Такую   помеху   следует
своевременно   устранить.   Весьма   полезен   массаж   десен,   но   делать   его   нужно   грамотно.
Следует   помнить,   что   при   тянущих   нагрузках   на   нижнюю   челюсть   сдвиг   может
компенсироваться движением челюсти в суставе, а в случае верхней челюсти вся нагрузка
ляжет на зубы.

Встречаются   дефекты,   в   основе   которых   –   искривление   зуба   (вплоть   до

горизонтального,  параллельного  десне положения)  или сдвиг его лунки, из общей  линии
расположения. Массаж, а в сложных случаях зубная шинка могут исправить этот дефект за
3–6 недель. Эти шинки должен устанавливать стоматолог, для успешной работы которого
часто приходится наркотизировать собаку. Эффективность ортопедии столь высока (и столь
же дорога), что если дефект вовремя не – зафиксирован контролером, он исправляется без
следа. (Стоит задуматься кинологическому официозу – ведь сегодня даже если эксперт знает,
что в прошлом собаке накладывали шинку для исправления прикуса или других дефектов, то
как он мотивирует снижение оценки при наличии правильного прикуса в настоящее время?
Чего же в этом случае стоит особо строгий подход к прикусу в племенном плане?)

Иногда отсутствие зуба сводится к его малому размеру – он не прошел сквозь мягкие

ткани десны. Установив это на рентгене, собаковод может сделать небольшой надрез десны
над верхушкой спрятанного зуба – и вот уже комплект в наличии! Даже когда зуба нет вовсе
ушлые собаководы умудряются выйти из положения, спасти собаку от дисквалификации.
При этом опять же нет справедливости – одного кобеля эксперт, зная о том, что у него клык
потерян из-за травмы, вынужден отстранить от племенной деятельности (хотя генетически у
него все в порядке), другого, у которого клык отсутствует действительно из-за генетического
порока, снабжают фарфоровым клыком, сидящим в десне на штифте и не отличимым без
рентгена от настоящего. Я знаю одного боксера с искусственными зубами (у него, правда,
вставные   зубы   хорошо   отличимы   –   золотые)   и   имею   конфиденциальные   сведения   о
протезировании   зубов   у   нескольких   овчарок   и   бультерьеров.   Что-то   нужно   менять   в
правилах экспертизы...

Достаточно   распространенной   аномалией   зубов   является   зубной   налет   и   кариес.

Сегодня собаководам доступны отбеливающие пасты для чистки и наведения блеска зубов у
собак. Из самодельных средств для этого могут быть использованы протирания эмали 3–5%-
ной перекисью, зубным порошком или 0,05%-ным раствором соляной кислоты. Последнее
средство очень эффективно снимает налет вместе с тонким слоем потемневшей эмали, но
пользоваться им надо крайне осторожно, чтобы  слишком не удалить эмаль с зубов. При

появлении трещин или потертости на эмали зуба поврежденное место может быть закрыто
стоматологическим лаком или, на худой конец, клеем БФ. Лечение кариеса у собак должно
быть таким же, как и у человека – профилактика и пломбирование кариесных полостей в
самом начале разрушения зуба. Полезно также периодически давать животному курс по 2–3
недели ежедневного приема 1 таблетки натрия флуората.

В настоящее время, при отсутствии соответствующей современному уровню подделок

нормативной   базы,   наладить   адекватный   контроль   ортопедической   коррекции   и
протезирования   зубной   системы   весьма   сложно.   Мы   надеемся,   что   высказанные
соображения и описанная методика исправления недостатков помогут решить проблему.

4.2. СКЕЛЕТ ТУЛОВИЩА

Осевой опорной структурой шеи, корпуса и хвоста собаки служит позвоночный столб.

Длина,   пропорции   отделов   и   механические   свойства   позвоночника   определяют   важные
показатели   экстерьера   собаки   и   ее   способностей   к   физической   работе.   Примыкающие   к
позвоночнику кости формируют каркас, вмещающий внутренние органы животного.

4.2.1. Позвоночник и его коррекция

Позвоночный   столб   состоит   из   шейного,   грудного,   поясничного,   крестцового   и

хвостового отделов. Позвоночник участвует в формировании следующих статей собаки: шеи,
гребня   шеи,   холки,   спины,   поясницы,   крупа   и   хвоста.   Основными   анатомическими
образованиями   столба  являются  позвонки,   форма  и  размер  которых  при  общем  сходстве
строения различаются в зависимости от их положения в позвоночном столбе, функции и тех
образований, которые прикрепляются к данному позвонку (рис. 4.2).

На   переднем   конце   позвонки   несут   головку,   а   на   противоположном   –   ямку.

Вклиниваясь в ямку предыдущего позвонка головкой, позвонки надежно и в определенной
мере подвижно соединяются друг с другом. Мышцы и сухожилия, крепящиеся к отросткам
позвонков, объединяют  их в сданный опорный элемент  и придают гибкость  и упругость
позвоночному   столбу.   Несколько   раз,   когда   нам   приходилось   делать   вскрытие   павших   в
молодом   возрасте   (2–4   года)   кавказских   овчарок,   обнаруживалось,   что   между   многими
позвонками   грудного   и,   частично,   поясничного   отделов   не   было   функциональной
обособленности   –   с   боков   на   местах   стыка   позвонков   имелись   массивные   (в   размер
половины позвонка) костные наросты, намертво цементировавшие соседние позвонки между
собой.   Поскольку   при   жизни   этих   собак   к   экстерьеру   их   туловища   претензий   не   было,
остается предположить, что подобные костные образования по крайней мере у некоторых
пород могут брать на себя вспомогательные функции в обеспечении опоры тела и механики
туловища собак.

В   теле   позвонков   имеется   полость,   в   которой   помещается   спинной   мозг.   Между

смежными позвонками, на их боковых сторонах, имеются межпозвоночные отверстия, через
которые проходят сосуды и нервы. Отростки позвонков служат для прикрепления мышц и
примыкающих   костей.   Понятно,   что   чем   более   мощные   мышцы   должны   крепиться   к
данному   позвонку,   тем   более   крупный   отросток   должен   быть   у   этого   позвонка.   Парные
поперечные отростки позвонков грудного отдела являются местом прикрепления ребер (у
некоторых   позвонков   вместо   отростков   есть   суставные   фасетки).   Непарный   остистый
отросток отходит вверх от дужки позвонка.

Шейный отдел позвоночника состоит из 7 позвонков (7 позвонков в шейном отделе

имеется и у жирафа, и у мыши). Первые два и последний из них значительно отличаются от
остальных.   1-й   шейный   позвонок,   атлант,   имеет   форму   кольца   и   такие   особенности
крепления   к   черепу,   которые   обеспечивают   подвижность   последнего   относительно

позвоночника в вертикальном направлении. Второй – осевой – обеспечивает горизонтальные
смещения. В целом собака может вращать головой на 350°. 7-ой шейный позвонок имеет
пару реберных фасеток.

Рис. 4.2. Скелет туловища и конечностей собаки.
1 – шейный отдел позвоночники; 2 – грудной отдел позвоночника: 3 – поясничный

отдел   позвоночника;   4   –   крестцовый   отдел   позвоночника;   5   –   хвостовой   отдел
позвоночника; в – лопатка; 7 – плечевая кость; 8 – лучевая кость; 8а – локтевая кость; 9 –
кости запястья; 10 – кости пясти; 11 – кости пальцев; 12 – тазовая кость; 13 – бедренная
кость; 14 – малоберцовая кость; 15 – большеберцовая кость; 16) – кости предплюсны; 17 –
кости плюсны; 18 – кости пальцев.

Грудной отдел позвоночника собаки состоит из 13 (редко 12) позвонков. К поперечным

отросткам грудных позвонков крепятся ребра. Остистые отростки толстые, длинные. У 1–10-
го грудных позвонков остистый отросток направлен кзади. 11-й позвонок носит название
диафрагмального   и   отличается   вертикально   стоящим   остистым   отростком.   Остистые
отростки последующих позвонков наклонены к головному концу.

Ребра,   в   количестве   13   пар,   изогнуты   обручеобразно.   Форма   ребер   существенно

отличается у собак разных пород – у терьеров ребра более плоские, у шнауцеров – более
изогнутые и т.д. 7–8 ребер (истинные ребра) соединяются с грудиной реберными хрящами.
Передние 3–4 ребра несут опорную функцию. По мере продвижения назад опорная функция
уменьшается, и на первый план выходит респираторная функция грудной клетки. Последние
ребра называются респираторными, или ложными. Хрящи этих ребер формируют реберную
дугу.   Грудина   –   длинная   призматическая   кость   состоит   из   6   фрагментов,   соединенных
хрящами или костной тканью. Впереди 1-й пары ребер выступает рукоятка грудины, а кзади
грудина   имеет   мечевидный   отросток   в   виде   пластины,   заканчивающейся   хрящом.   13
грудных позвонков, 13 пар ребер, грудина, хрящи и связочный аппарат образуют грудную
клетку, форма и размеры которой во многом определяют оценку экстерьера собаки и условия
функционирования важнейших внутренних органов.

Поясничный   отдел   представлен   7   поясничными   позвонками,   которые   отличаются

массивностью тела и отростков. Современные тенденции в селекции ряда пород (терьеры,
американский  коккер,  доберман, бульдоги) направлены  на укорочение  поясницы.  Период
интенсивного  формирования  поясницы  обычно приходится  на 5–6-й месяц  жизни  щенка.
Ускоренная кальцификация скелета в этом возрасте способствует укорочению поясницы. 

Крестцовый отдел скелета состоит из 3 сросшихся (к 6 месяцам жизни) крестцовых

позвонков,   образующих   крестцовую   кость,   или   крестец.   По   бокам   от   1-го   крестцового
позвонка   находятся   крылья   крестца   и   его   боковые   части,   образованные   сростанием
поперечно-реберных   отростков.   Остистые   отростки   срослись   со   своим   основанием.   На
наружных   поверхностях   крыльев   имеются   ушковидные   суставные   поверхности   –   места
сочленения с подвздошными костями.

Хвостовой отдел скелета содержит 20–23 позвонка, отличающиеся отсутствием дужек

(начиная   с   7-го   хвостового)   и   мощными   поперечно-реберными   отростками.   Связки,
соединяющие позвонки друг с другом, к концу хвоста исчезают.

Естественно, от состояния позвоночного столба и его связочного аппарата зависит вид

животного – пропорции туловища, линия спины, размер поясницы, форма крупа, посадка,
длина и положение хвоста, характер движений.

Среди   наиболее   часто   встречающихся   пороков   и   недостатков   экстерьера   собаки

(исправление которых столь заманчиво для владельца) фигурирует короткая или длинная
шея,   низкий   выход   шеи,   мягкая,   провисшая   или   горбатая   спина,   слишком   длинная   или
короткая спина (формат!), слишком короткая или слишком длинная поясница, скошенный
или прямой круп, короткий или длинный хвост, искривления хвоста и его нестандартное
положение. Для предотвращения подобных дефектов (если они не вызваны особенностями
генотипа) применяются профилактические меры, заключающиеся в полноценном питании и
правильной физической нагрузке. Для коррекции уже наметившихся недостатков и для того,
чтобы в фенотипе реализовалась желаемая граница нормы реакции, могут быть применены
медикаментозные,   физиотерапевтические   и   хирургические   приемы.   Для   успеха   такой
коррекции   необходимо   в   каждом   конкретном   случае   выяснить   причину   дефекта:   то   ли
генотип   собаки   предполагает   тот   или   иной   недостаток   позвоночника,   то   ли   ошибки
выращивания   на   предыдущих   этапах   онтогенеза   послужили   причиной   нежелательного
отклонения,   то   ли   болезнь   исказила   нормальное   формирование   костного   остова.
Фармакофизиологическая коррекция, начинающаяся с устранения деструктивной причины,
должна быть направлена на компенсацию дефекта. Заметим, что исправление недостатков
осевого скелета собаки требует больших затрат сил и времени, терпения и настойчивости.
Важен также этап формирования тела, на котором производится вмешательство – отделы
позвоночника растут не синхронно, поэтому тормозные воздействия (в том числе и болезни)
на рост костей в раннем щенячьем возрасте больше отразятся на передних отделах скелета,
чем на задних, а в более старшем, подрастковом возрасте – наоборот (см. гл.9).

При кальций-дефицитных состояниях как причине дефектов осевого скелета, понятно,

следует   применять   препараты   кальция   (глюконат   кальция,   кальция   лактат   и   др.)   и
витаминотерапию   (витамин   D   +   ультрафиолет)   (см.   выше).   Если   причина   искривления
позвоночника,   его   слабости   и   неправильного   формирования   состоит   в   воспалительном
процессе – хороший результат дает применение индометацина (метиндола). Его назначают
внутрь по 0,025 г в сутки (порошок делить на 3 части и давать в 3 приема, курс 2–4 месяца). 

Существенную коррекцию  в формирование костей  и скелета  могут внести  мужские

половые гормоны (андрогены), применяемые в малых дозах: – тестостерона пропионат – 0,25
мл 1%-ного раствора через день в течение месяца; – тестостерона энантат – 0,25 мл 20%-ного
масляного раствора 1 раз в 2 месяца; – тестенат – по 0,25 мл 10%-ного масляного раствора 1
раз в 15–20 дней, курс – 10 инъекций; – пролотестон – по 0,15–0,2 г 1 раз в 2 недели до
получения желаемого эффекта.

При применении мужских половых гормонов для коррекции скелета следует помнить,

что эти препараты в малых дозах стимулируют рост костей, а в больших задерживают его и
ускоряют окостенение зон роста.

Для укрепления слабой спины хорошим эффектом обладают анаболические препараты:

–  метандростендиол   –   внутрь  по   0,1   мг/кг   1–2   раза   в  сутки   в  течение   месяца;после   6–8
недельного перерыва воздействие можно повторить; – метиландростендиол – 0,001–0,0015 г/
кг (до 0,05 г в сутки); месячный курс лечения должен чередоваться с месячным перерывом; –

феноболин – внутримышечно 1–1,5 мг/кг раз в месяц; лучше вводить по 1/4–1/8 этой дозы
через каждые 7–10 дней.

Дегенеративные изменения позвоночника и нарушения подвижности суставов хорошо

устраняются   артепароном.   Благодаря   своему   биохимическому   сходству   с
мукополисахаридами хряща, он распространяется в пораженной хрящевой ткани, прерывая
деградацию   основного   вещества,   нормализуя   трофику   хрящевой   ткани.   Его   вводят
внутримышечно по 1 мл 2 раза в неделю в течение 1–2 месяцев, повторный курс не ранее,
чем   через   3   месяца.   С   той   же   целью   можно   использовать   мукартрин   (3   дня   по   125   мг
внутримышечно, затем 1–2 раза в неделю в течение 1,5 месяца), а также румалон (0,5 мл 3
раза в неделю в течение 1,5 месяца).

Для   коррекции   намечающихся   деформаций   позвоночника,   обусловленных

дископатиями   или   дистрофически-деструктивными   изменениями,   весьма   эффективными
могут быть физиотерапевтические воздействия. Перечислим наиболее важные из них.

1.  Ультрафиолетовое   облучение  пораженной   области   позвоночника   полями   –   по

одному полю ежедневно, всего 2–3 цикла (шерсть на месте облучения желательно выстричь
и смазать маслом). На каждое поле последовательно 3–4 биодозы по 3–4 раза. Желательно
также постепенное возрастание доз.

2.  Диадинамотерапия  области   позвоночника.   Парные   пластинчатые   электроды   с

прокладками,   смоченными   физраствором,   размещают   вдоль   позвоночника,   подключают
двухфазный   ток   (двухконтактный,   волновой)   на   3–4   минуты,   затем   короткие   периоды   в
течение   4–6   минут   с   изменением   полярности.   Процедуру   проводят   ежедневно   или   через
день-10–15 сеансов.

3.  Ультразвуковая   терапия  на   область   позвоночника   при   импульсном   режиме.

Длительность импульсов – 10 мс. Контакт вибратора прямой, методика подвижная. Доза –
0,6   Вт/см

2

,   продолжительность   сеанса   5–8   минут.   Лечение   проводится   через   день   или

ежедневно, всего 10 сеансов. Повторный курс не ранее, чем через 2 месяца.

Физиотерапевтические   процедуры   активируют   местный   обмен   веществ,   улучшают

кровоснабжение, укрепляют мышечно-связочный аппарат и тем самым создают предпосылки
исправления   недостатка.   Конечно,   лечение   должно   сопровождаться   корректирующей
гимнастикой,   но   именно   корректирующей,   а   не   простым   увеличением   нагрузки.
Распространенная   ошибка   собаковода   –   при   появлении   недостатка,   связанного   с
ослаблением   спины   или   дефектами   отдельного   участка   позвоночника,   увеличивают
нагрузку, как бы стараясь наверстать упущенные занятия. В результате повышения нагрузки
ослабленный,   дефектный   участок   может   адаптивно   закрепить   искажения   формы   или
механики скелета. Упражнения должны подбираться индивидуально с учетом анатомии и
причины нарушений.

При   изменениях   позвоночника,   развившихся   на   фоне   общих   обменных   нарушений

применяют следующие методы:

–   новокаин-дионин   (адреналин)   –   электрофорез,   продолжительность   сеансов   15–20

минут,   электроды   располагают   продольно   вдоль   позвоночника,   желательно   перед
процедурой сделать прогревание соллюксом;

– электрофорез лития, салицилата или амидопирина, йода, хлора, меди, кальция;
– УВЧ-поле, импульсное, на пораженную область позвоночника, сеансы по 7–10 минут,

ежедневно или через день, 10–15 сеансов;

– микроволновая терапия, излучатель с расстояния 7–10 см, доза слаботепловая (до 50

Вт), 10–15 сеансов по 10–20 минут;

–   индуктофорез   на   пораженную   область   позвоночника,   доза   тепловая,   20   минут

ежедневных сеансов (всего 10–15).

Очень эффективен при подобных нарушениях легкий массаж мышц всего туловища

ежедневно, а также сегментарный, «точечный» или пневмомассаж по 15 минут ежедневно в
течение двух недель.

Хирургические методы исправления дефектов позвоночника, упомянутые несколькими

страницами выше, весьма эффективны, хотя и мучительны для животного. Прибегать к ним
следует лишь в случае крайней надобности и после консультации с наблюдающим данную
собаку   ветеринаром.   Конечно,   нельзя   укоротить   или   удлинить   какой-нибудь   отдел
позвоночника,  вырезая или вставляя позвонки, но при необходимости  на позвонки могут
быть наложены фиксирующие штифты, проведено внутреннее шинирование позвоночного
столба.   Иногда   большой   эффект   дает   подрезка   соответствующих   сухожилий   или   мышц,
которые   работают   попарно   (сгибающая   и   разгибающая   «вожжи»).   Если   нежелательное
искривление   позвоночника   (например,   хвост,   загнутый   вопреки   стандарту   бубликом)
вызвано   укорочением   связок   между   позвонками   или   диспропорцией   мышц,   то   такая
операция   устраняет   дефект.   Аналогично   действуя   можно,   к   примеру,   опущенный   хвост
эрделя сделать торчащим вверх, подрезав мышцы на нижней стороне хвоста.

Что касается объема и формы грудной клетки собаки, то для конструирования ее нет

лучше средств, чем физические упражнения и диета, многократно описанные в разделах этой
книги. Одевание ее мускулатурой будет рассмотрено в следующей главе (гл.5).

4.2.2. Конечности и коррекция их дефектов

Скелет   передней   конечности  состоит   из   плечевого   пояса   (лопатка   и   рудимент

ключицы)  и костей  свободной   конечности  (плечевой   кости,   костей   предплечья,  запястья,
пясти   и   фаланг   5   пальцев)   (рис.   4.3).   Размеры,   форма   этих   костей,   состояние   суставов
определяют   выраженность   холки,   углы,   постав,   наклон   пясти,   форму   лапы,   высоту   и
костистость собаки – весьма важные экстерьерные признаки.

Лопатка,   с   помощью   которой   передняя   конечность   крепится   к   грудной   клетке,   –

плоская, округло-треугольной формы. Ключица у собак представлена костной пластинкой до
1   см   длиной,   залегающей   в   сухожильной   полоске   в   плече-головной   мышце.   На
рентгенограмме ключица не выявляется. Предплечье формируют две подвижно соединенные
кости   –  локтевая   (более   длинная)   и   лучевая.   Скелет   запястья   представлен   двумя  рядами
костей. Ряд, который расположен ближе к предплечью, состоит из 3, а второй ряд – из 4
костей разной формы. 5 костей пясти – длинные, узкие, с блоком для сочленения с фалангой.
Самая короткая пястная кость – первая, самые длинные – третья и четвертая. Кости пальцев
имеют 3 фаланги, третья – когтевая – несет когтевой отросток.

Скелет задней (тазовой) конечности  состоит из тазового пояса и костей свободной

конечности (рис. 4.3). Тазовый пояс включает 3 пары костей – подвздошных, лобковых и
седалищных,   которые,   соединяясь   друг   с   другом   в   вертлужных   впадинах,   образуют   2
тазовые кости. Последние, срастаясь, дают тазовое сращение. Тазовые кости соединены с
крестцом подвздошно-крестцовым сочленением. Продолжением тазового пояса в конечности
служат бедренные кости, надколенная чашечка, кости голени (большая и малая берцовые),
предплюсны (7 костей в 3 ряда), плюсны и фаланг 4 пальцев. Скелет задней конечности
определяет   многие  важные  экстерьерные  признаки   – линию  верха,  форму  крупа,  стойку,
длину голени, углы суставов, форму лапы, что в свою очередь определяет такой важнейший
показатель, как характер движений собаки.

Недостатки   и   пороки   конечностей,   с   которыми   сталкивается   собаковод   и   которые

обычно стремятся исправить, относятся к трем группам – дефекты формы и размеров костей,
дефекты суставов и дефекты мышечно-связочного аппарата движений конечности. Причины
дефектов   могут   быть   генетические   или   приобретенные   (травмы,   болезни,   неправильное
выращивание).   Хотя   в  последнее   время   все  чаще   сталкиваешься   с  примерам!   успешного
исправления   недостатков   конечностей   хирургическим   путем   (устранение   последствий
травм),   однако,   учитывая   роль   тонких   анатомических   деталей   и   координации   движений
конечности в общем впечатление от экстерьера животного, хирургические приемы нельзя
считать адекватными для коррекции нетравматических дефектов конечностей.

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  2  3  4  5   ..