Поэтический словарь (А.П. Квятковский) - часть 22

 

  Главная      Учебники - Разные     Поэтический словарь (А.П. Квятковский)

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

содержание   ..  20  21  22  23   ..

 

 

Поэтический словарь (А.П. Квятковский) - часть 22

 

 


В. Инбер написала малой С. две поэмы — «Путевой дневник» и «Пулковский меридиан» (пятистопный ямб) с системой рифм abbacc и ababcc:

1

Прекрасна кутаисская зима, Прекрасна тем, что нет ее в природе. Какой январь, друзья мои! Мы бродим По улицам. Мы смотрим на дома.

Раскрыты окна. Иволга поет; Она не улетает круглый год.

......................... 3

И сбросивши всю меховую снасть, Открытыми руками, без перчаток, Жестикулируем, как в детстве, всласть. Вот кукурузный золотой початок

В окне. Редис. Готовая для пира Баранина. И вертел, как рапира. («Путевой дневник»)


Иногда встречаются малые С. в форме четырехстопного ямба; вот пример с рифмовкой по схеме aabccb:

Опять незримые усилья, Опять невидимые крылья Приносят северу тепло; Все ярче, ярче дни за днями,

Уж солнце черными кругами В лесу деревья обвело.

(А. Фет)


Рифмовка по схеме abcabc: Еще звучит в тебе, природа, Широколиственное слово Зеленых девственных лесов, Еще в лазури небосвода Сияют первозданно ново Гряды летучих облаков.

(П. Радимов)


Реже пишутся С. трехдольными размерами. Классический образец такой С. имеется у А. Пушкина (рифмовка по схеме abbacc):

Кавказ подо мною. Один в вышине Стою над снегами у края стремнины:

Орел, с отдаленной поднявшись вершины, Парит неподвижно со мной наравне.

Отселе я вишу потоков рожденье

И первое грозных обвалов движенье.


Или в форме хорея с рифмовкой aabccb: Рифма — звучная подруга Вдохновенного досуга,

Вдохновенного труда, Ты умолкла, онемела, Ах, ужель ты отлетела, Изменила навсегда? (А. Пушкин)


ср. Тернарная рифма и Ронсарова строфа .

СЕМАНТИ’ЧЕСКИЙ АССОНА’НС (от греч.

σεμαντικός — означающий

и франц. assonance — разнозвучие) — «смысловое разнозвучие», термин К. Зелинского, характеризующий своеобразный стилистический прием в поэзии. С. а. состоит в том, что поэт употребляет в стихах метафорическое словосочетание (выражение), основанное на отдаленных ассоциациях, вследствие чего стихи несут в себе неточный, приблизительный смысл, подобно приблизительному созвучию в ассонансных рифмах. Элементами С. а. проникнуты отдельные лирические стихотворения А. Фета, А. Блока, В. Маяковского, Б. Пастернака, А. Вознесенского, Б. Ахмадулиной.


Вот примеры стихов, построенных на С. а.: В кабаках, в переулках, в извивах,

В электрическом сне наяву

Я искал бесконечно красивых

И бессмертно влюбленных в молву. (А. Блок)

По стене сбежали стрелки. Час похож на таракана,

Брось, к чему швырять тарелки, Бить тревогу, бить стаканы?

(Б. Пастернак)


В некоторых случаях смысл стихов с резкими С. а., утрачивая не только логические, но и метафорические связи, граничит с невнятицей. Содержание таких стихов неопределенно, смутно; вот пример из молодого В. Маяковского (1912):

По мостовой

моей души изъезженной шаги помешанных

вьют жестких фраз пяты.

Где города повешены,

и в петле облака застыли

башен

кривые выи, — иду

один рыдать,

что перекрестком распяты городовые.


И еще пример:

Рассвет упирался в окно, Стекло распирало от ясности, Оторваны вещи от снов, Открыты и преданы гласности. (Н. Браун)

СЕ’ПТИМА (от лат. septem — семь) — семистишная строфа, в русской поэзии применяется редко. Классическим примером С. служит строфика ямбического стихотворения М. Лермонтова «Бородино», система рифмовки здесь такая: aabcccb, третий и седьмой стихи с общей рифмой укорочены на одну стопу:

«Скажи-ка, дядя, ведь недаром Москва, спаленная пожаром, Французу отдана?

Ведь были схватки боевые, Да, говорят, еще какие!

Недаром помнит вся Россия Про день Бородина!»


Баллада А. К. Толстого «Волки» написана семистишной строфой, в которой шесть стихов рифмуются по схеме ababccd, седьмой стих всюду остается незарифмованным, холостым:

Когда в селах пустеет, Смолкнут песни селян, И седой забелеет

Над болотом туман, Из лесов тихомолком

По полям волк за волком Отправляются все на добычу.


В следующей С. применена своеобразная система рифмовки ababccb: Завтра в бой веду я канонерку;

Не вернуться, думаю, живым. Значит, надо б учинить поверку Всем делам и помыслам моим; Попрощаться, пожурить, поплакать, Прежде чем на кровяную слякоть.

Безвозвратный выклубится дым. (Г. Шенгели)

СЕРЕ’НА (итал. serena — вечерняя роса) — жанр лирической поэзии французских трубадуров на темы запретной любви. С. явилась прототипом более позднего жанра, появившегося в Италии, — серенады, в которой тема запретной любви стала необязательной. Серенада (итал. serenata) — это вечерняя приветственная песня, исполнявшаяся перед окнами дамы трубадурами в сопровождении музыкальных инструментов. ср. Альба .

СИЛЛАБИ’ЧЕСКОЕ СТИХОСЛОЖЕ’НИЕ (от греч.

συλλαβή — слог) — система книжного равносложного («слогочислительного») стиха, существовавшая в России в 16—17 вв. и в первой трети 18 в. Все стихи носили тогда общее название виршей (или вершей); вирша — это двустишие, скрепленное рифмой. Силлабическими же они стали называться лишь в начале 19 в. Почти все поэты-виршевики 16—17 вв. были священнослужителями и писали стихи на славянском языке: в результате образовался разрыв между языком народной поэзии и языком виршевиков. Светские писатели 17 в. (например, князь Семен Шаховской и князь Иван Катырев) писали вирши на языке, близком к народному. Разница в языке народа и поэтов-силлабистов видна из сопоставления текстов следующих стихов, сочиненных примерно в одно время (около 1680 г. ):

Пойду я, младенька, погуляю, Я на свои новые на сени;

Посмотрю-ка я далече в чисто поле, Хорошо ли в поле луги зеленеют.

Лазоревые цветы расцветают. Зеленеются в чистом поле луги, Лазоревые цветы расцветают.

(Песня А. М. Пестова, сб. «Демократическая поэзия 17 века», М.—Л., 1962) Срам честный лице девы вельми украшает,

Егда та ничесоже нелепо дерзает. Знамя же срама того знается оттуду, Аще очес не мещет сюду и онуду. (Симеон Полоцкий)


Здесь Симеон Полоцкий мотивирует свое намерение переложить псалмы в стихи, считая своим патриотическим долгом переложить их на славянский язык метрами. Он прямо говорит о метре, т.е. о стопе, которая в то время называлась «ногой»; об этом имеется свидетельство у поэта 17—18 вв. Кариона Истомина. Последний в книге «Полис» описал, как складывали и читали вирши в школах, где писание стихов было обязательным предметом:

Пиитики стихотворство, Ирмосов, канонов стройство. Учащие пиитику,

Творят стихи песней клику, В мере слоги и ногами, Степеней счет и перстами.


Истомин прямо говорит, что при сложении стихов вслух меру слогов отбивали ногой (отсюда термин — «стопа») и отсчитывали пальцами; ногой отбивали количество «степеней» (стоп), а пальцами — количество слогов, по два слога на удар ноги. Такой метод применялся только в школах для начинающих поэтов; опытные же мастера с течением времени приобретали навыки ритмической инерции. Ученый-филолог и первый на Руси теоретик стиха Мелетий Смотрицкий в своей «Грамматике славянской» (1618) писал: «Просодия учит метром, или мерою количества стихи слагати».


Таким образом, можно предположить, что двусложие было счетной мерой виршевой просодии, причем соблюдение акцента на первом из двух слогов относилось к цезуре и к последнему в стихе рифмованному двусложию; этого требовал самый размер стиха. Равносложие (изосиллабизм) стихов могло быть соблюдено лишь при наличии определенного метрического каркаса, который поддерживает совершенно обязательную манеру речитативного исполнения стихов. Вне метрического речитатива писать такие стихи в большом количестве нельзя. Русские виршевики разработали около десяти размеров, которые соответствуют нормам народной просодии. Если возьмем параллельные ряды стихов силлабических и стихов из русской народной поэзии, то мы увидим разительное совпадение и в количестве слогов в стихе, и в клаузулах (окончаниях). Кто кому следовал — виршевики народному стиху или поэты из народа виршевикам? Конечно, естественно первое предположение. Ниже в параллель виршам приводятся народные стихи позднейших записей, в этих стихах сохранилась традиция народной просодии, которая слагалась в течение нескольких веков.


Вот стихи Симеона Полоцкого, написанные в пределах контрольного ряда четырехкратного четырехдольника первого (подчеркнуты слова, подпадающие под ритмическую инверсию); их ритм похож на хореический:


Шестнадцатисложник:

| Витаем тя, | православный | царю , правед|ное солнце, |

| Здавна бо век | прагнули те|бе души на |ши и сердце. |


Пятнадцатисложник:

| Витаем тя , | царю , от вос|тока к нам при|шедшего, ∧|

| Белорусский | же от нужды | народ весь сво|бодшего. ∧|


То же и у А. Кантемира:

| Не так мила | птице холя | в роскошном пи|тании, ∧|

| Как приятна | своя воля | в свободном ле|тании. ∧|


Этому размеру стихов соответствуют народные стихи (частушка):

| Мы с подружкой | дружно жили, | из окна в о|кошечко ∧|

| Полюбили | одного, по|ссорились не|множечко. ∧|

Силлабический четырнадцатисложник:

| Дела господ |ня господа | вси благосло|вите, ∧∧|

| пойте его | во вся веки | и превозно|сите. ∧∧|

| Ангели гос|подни, бога | вси благосло|вите, ∧∧|

| небеса гос |пода пойте | и превозно|сите. ∧∧| (Симеон Полоцкий)


Соответственно в народной поэзии:

| Белолица, | круглолица, красная де|вица, ∧∧|

| При дорожень|ке стояла, | калину ло|мала. ∧∧|


Примеры силлабического тринадцатисложника см. в статье Тринадцатисложник . Двенадцатисложник состоит из сдвоенного шестидольника:

| Да благосло|вит тя || господь от Си|она |

| На высоко|честнем || месте царя | фрона. |

| Да благосло|вит тя || венчанную главу |

| На премнога | лета || соблюдати | здраву. | (Симеон Полоцкий)


Соответственно в народной поэзии:

| Как во поле, | поле || в широком раз|долье, |

| Стоял тут са|дочек, || не мал , не ве|личек. |


Примеры силлабического одиннадцатисложника см. в статье Одиннадцатисложник .


Десятисложник состоит из двух паузированных шестидольников (шестидольник четвертый):

Как | благ яв|лю́ся, ∧ не | доум|лю́ся, ∧ И | в моя | ле́та, ∧ смерть | без от|ве́та. ∧ (К. Истомин)


Соответственно в народной поэзии:

А |жил-был | ду́рень, ∧ а | жил-был ба́бин. ∧ Взду|мал он, | ду́рень, ∧ на | Русь гу|ля́ти, ∧ Лю|дей ви|да́ти, ∧ се|бя ка|за́ти. ∧


Это тот же размер, которым написаны «Стихи похвальные России» В. Тредиаковского: Нач|ну на | фле́йте ∧ сти|хи пе|ча́льны;

Зря | на Рос|си́ю ∧ чрез | страны | да́льны: ∧ И|бо все | днесь мне ∧ е|ё доб|роты ∧

Мыс|лить у|мом есть ∧ мно |го о|хоты. ∧


Восьмисложник у виршевиков разработан хорошо, он соответствует четырехстопному хорею:

Песни новы составляйте, Господеви воспевайте... (Симеон Полоцкий)


Семисложник соответствует усеченному четырехстопному хорею; вот пример из Кантемира:

Не любити тяжело, ∧ И любити тяжело, ∧ А тяжелее всего ∧

Любя любовь не достать. ∧


Таковы основные формы метрических стихов русских силлабистов; эти формы родственны строю народного стиха.см. также Вирши , Одиннадцатисложник , Тринадцатисложник , Реформа Тредиаковского , Инверсия ритмическая ,Равнодольность в стихе .

СИЛЛАБО-ТОНИ’ЧЕСКОЕ СТИХОСЛОЖЕ’НИЕ (от греч.

συλλαβή — слог

и τόνος — ударение) — буквально слогоударное стихосложение, одно из названий системы русского классического стиха, введенной реформой Тредиаковского — Ломоносова. Это название утвердилось в русском стиховедении после Октябрьской революции; первоначально же термин был применен Н. Надеждиным (40- е гг. 19 в. ), который назвал русский классический стих «силлабически-тоническим» (см. Реформа Тредиаковского ).

СИ’ЛЛЕПС (греч. σύλληψις —

сочетание) — стилистический оборот, при котором:


  • Подлежащее стоит в единственном числе, а сказуемое во множественном: Я с сердцем ни разу до мая не дожили,

    А в прожитой жизни лишь сотый апрель есть. (В. Маяковский)


  • При двух подлежащих сказуемое в единственном числе: Эта заря,

    Эта весна,

    Так непостижна, зато так ясна. (А. Фет)

  • Подлежащее — местоимение третьего лица, а сказуемое — глагол в повелительном наклонении (второго лица):

    Она его не замечает,

    Как он ни бейся, хоть умри.

    (А. Пушкин, «Евгений Онегин»)


  • Подлежащее — местоимение первого лица, а сказуемое — в повелительном наклонении (второго лица):

    Или снова, сколько ни проси я, Для тебя навеки дела нет.

    (С. Есенин)


  • Подлежащее и сказуемое во множественном числе, а зависимое от них дополнение

  • в единственном:

  • Брала знакомые листы

    И чудно так на них глядела, Как души смотрят с высоты На ими брошенное тело. (Ф. Тютчев)


    1. Силлепсическим будет и такой оборот, когда во фразе подлежащее и сказуемое поставлены в первом случае в единственном числе, а затем в соседней фразе — во множественном числе, например:

    ... Мертвые в землю зарыты; больные Скрыты в землянках; рабочий народ Тесной гурьбой у конторы собрался... Крепко затылки чесали они:

    Каждый подрядчику должен остался, Стали в копейку прогульные дни! (Н. Некрасов)

    СИ’МВОЛ (греч. σύμβολον — знак,

    примета) — многозначный предметный образ, объединяющий (связующий) собой разные планы воспроизводимой художником действительности на основе их существенной общности, родственности. С. строится на параллелизме явлений, на системе соответствий; ему присуще метафорическое начало, содержащееся и в поэтических тропах, но в С. оно обогащено глубоким замыслом. Многозначность символического образа обусловлена тем, что он с равным основанием может быть приложен к различным аспектам бытия. Так, в стихотворении М. Лермонтова «Парус» мятежные страсти человеческой души находят себе соответствие в вечно неуспокоенной морской стихии; это родство двух разноплановых явлений (личность и стихия) воплощено в символическом образе одинокого паруса, гонимого по волнам. Подобную систему соответствий можно обнаружить в таких символических стихотворениях, как «Анчар» и «Три ключа» А. Пушкина, «Три пальмы» М. Лермонтова,

    «Фонтан» Ф. Тютчева, «Стихи о Прекрасной Даме» А. Блока, «Гроза» и «Чертополох» Н. Заболоцкого.


    В отличие от С., аллегорический образ является элементарным средством иносказания; аллегория приложима к одному определенному понятию или факту, связь ее с обозначаемым понятием условна и однозначна. Однако есть случаи, когда провести четкую границу между С. и аллегорией невозможно.

    Литературные характеры, созданные с большой силой обобщения, могут восприниматься как символические образы. Так, Дон-Кихот стал С. наивной и беззаветной преданности своей мечте. Гамлет символизирует стремление человека разобраться в мучительно сложных проблемах жизни.


    Символическое начало присутствует и в мифотворчестве. Например, мифологический образ Икара служит С. порыва человека ввысь, в космос; образ титана Прометея символизирует решимость вырвать у богов (у природы) огонь познания для пользы людей.


    см. также Метафора , Симфора .

    СИ’МПЛОКА (греч. συμπλοκή —

    сплетение) — фигура синтаксического параллелизма в смежных стихах, у которых а) одинаковые начало и конец при разной середине и б) наоборот, — разные начало и конец при одинаковой середине.


    Образцы С. первого вида чаще встречаются в народной поэзии: Во поле березонька стояла,

    Во поле кудрявая стояла. (Народная песня)

    Было пированье, почестный пир, Было столованье, почестный стол. (Русская былина)


    Очень редка С. первого вида в авторской поэзии: Всегда и всюду

    Двое так идут И думают —

    Всё мирозданье — тут.


    Всё — только руку протяни — все тут.

    Всё — только пристальней взгляни — все тут. Всё — только крепче обними — все тут.

    И соловьи поют, И поцелуй,

    И хруст шагов в лесу... (В. Луговской)

    Что же ты, песня моя, Молчишь?

    Что же ты, сказка моя, Молчишь?

    (П. Васильев)


    Примеры С. второго вида: Молодым везде у нас дорога, Старикам везде у нас почёт. (В. Лебедев-Кумач)

    Море люблю с кораблями, Небо люблю с журавлями. (В. Боков)

    Ненавижу всяческую мертвечину! Обожаю всяческую жизнь!

    (В. Маяковский)


    То же в соединении с хиазмом : Чтоб жить не в жертву дома дырам, чтоб мог в родне отныне стать отец, по крайней мере, миром, землей, по крайней мере, мать. (Он же)

    СИ’МФОРА (греч. συμφορά — соотнесение, совмещение) — высшая форма метафорического выражения, в котором опущено посредствующее звено сравнения и даны характерные для предмета признаки, вследствие чего образ не названного прямо предмета ощущается как чистое художественное представление, совпадающее с понятием о предмете. В обыкновенной метафоре совпадение образного представления с понятием о предмете неполное (сближение по сходству отдаленных признаков), в сравнении это совпадение частичное, а порой и случайное. Являясь образным представлением, в котором как бы снята метафоричность и вместо признаков сходства дается подобие, С. стоит на грани художественной автологии. Примеры С.:

    С курильниц благовонья льются. Плоды среди корзин смеются. (Г. Державин)

    Над озером лебедь в тростник протянул, В воде опрокинулся лес.

    (А. Фет)

    Знает только ночь глубокая, Как поладили они.

    Распрямись ты, рожь высокая, Тайну свято сохрани!

    (Н. Некрасов)

    Волны нянчают гондолу... (Л. Мей)

    Все моря целовали мои корабли. (Н. Гумилев)

    Луна

    в океан накидала монет, Хоть сбросься,

    вбежав на насыпь. (В. Маяковский)

    За окнами давка, толпится листва, И палое небо с дорог не подобрано. (Б. Пастернак, «После дождя») Сто слепящих фотографий

    Ночью снял на память гром. (Он же)

    Под электричеством играя, В бокале плавало окно. (Н. Заболоцкий)

    Этот дождь зарядил надолго, Вся в булавках сизая Волга.

    (Л. Озеров).


    ср. Автология , Метафора , Перифраз , Сравнение .

    СИНА’ФИЯ (греч. συνάφεια —

    соприкосновение, непосредственное соседство) — сочленение, то же, что перенос .

    СИНЕ’КДОХА (греч.

    συνεκδοχή — соотнесение) — один из тропов, стилистическая фигура, представляющая собой вид метонимии; упоминаются отношения количества: большее вместо меньшего или, наоборот, меньшее вместо большего. Различаются четыре формы С.:


    1. Называется целое вместо части: Не надо приурочивать к тому,

      Что вся земля от холода гудела, Что все костры замглилися в дыму, Когда его охладевало тело.

      (Н. Асеев)


    2. Упоминается часть вместо целого: Скажите: скоро ль нам Варшава (т.е. Польша) Предпишет гордый свой закон?

      (А. Пушкин)

      ... Где повелительные грани

      Стамбулу русский указал (т.е. Турции). (Он же)


    3. Употребляется определенное большое число, вместо неопределенного множества: Ослы! Сто раз вам повторять?

      Прислать его, позвать, сказать, что дома... (А. Грибоедов)

      Пришел, нажал

      и завертел весь миллион

      небесных тел (о планетарии). (В. Маяковский)


    4. Называется единственное число вместо множественного: Забыли русский штык и снег,

    Погребший славу их в пустыне.

    (А. Пушкин)

    И слышно было до рассвета, Как ликовал француз.

    (М. Лермонтов)

    Мне

    и рубля

    не накопили строчки. (В. Маяковский)

    СИНЕРЕ’ЗА (греч.

    συναίρεσις — соединение,

    сжатие) — 1) в античной метрике — слияние двух кратких слогов в один долгий. 2) В русской поэзии — произношение двух смежных гласных, как односложного звука, под давлением стихотворного размера:

    Брань же — заботы мужей; и заботу сию за отчизну Все, но най более я, понесем мы, сыны Илиона. (Н. Гнедич, из «Илиады»)

    Так минья тюрна, так нежна, мягка Казалась эта ножка...

    (М. Лермонтов)

    И он дряхлел, заброшен без надзора, Как инвалид с георгье вским крестом. (Он же)

    Шаг держи революцьо нный! Близок враг неугомонный! (А. Блок)

    И чуб касался чудной чолки И губы — фья лок.

    (Б. Пастернак)


    ср. Диереза .

    СИНКО’ПА (греч. συνκοπή — сокращение)

    — как лингвистический термин означает выпадение гласного звука в середине слова. С. встречаются в русских частушках:

    Медицинская сестрица В беленькой косыночке, Первяжи скорее рану Моему картиночке.


    Я пойду да передену Кофту поднебесную. Ты зачем же завлекал Меня неинтересную.


    Подруженька моя, Нюра, Вас обоих благдарю: Тебя, Нюрочка, за пляску, Тебя, Ваня, за игру.

     

     

     

     

     

     

     

    содержание   ..  20  21  22  23   ..