Поэтический словарь (А.П. Квятковский) - часть 15

 

  Главная      Учебники - Разные     Поэтический словарь (А.П. Квятковский)

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

содержание   ..  13  14  15  16   ..

 

 

Поэтический словарь (А.П. Квятковский) - часть 15

 

 


Среди четырехкратных четырехдольников выделяется группа стихов резкого инверсированного ритма, например в четырехдольнике первом:

| При скудости | при бедности | при великой | нужде ∧∧|

| Покидает | мил милую | как голубь го|лубку. ∧∧|

|Голубушка | на воде, ∧| голубь под во|дою ∧∧|

| Хороший , ∧| пригожий , ∧| говори со | мною ... ∧∧|


Или:

| Скажи , скажи , | мой миленький , | мила ль я те|бе? ∧∧∧|

| А ты мне мил -|милешенек , | милей тебя | нет. ∧∧∧|

| Как слышит то | сердечушко : | забыл ты ме|ня. ∧∧∧|

| А я тебя | мила дружка | сама не сво|я... ∧∧∧|


Далее следует одна из наиболее любимых форм Н. с. — пятидольник. Это сложная группировка, состоящая из самостоятельного трехдольника и несамостоятельного двудольника. Имеется пять видов пятидольника. Ниже приводится образец пятидольника третьего ◡◡|◡́◡◡:

Как на ма́тушке | на Неве́ реке,

На Васи́льевском | славном о́строве, Что у при́стани | корабе́льныя, Молодо́й матрос | корабли́ снастил О двена́дцати | тонких па́русах, Тонких бе́лыих | полотня́ныих...


Следующая популярная форма Н. с. — это шестидольник, сложная группа, образуемая самостоятельным четырехдольником и несамостоятельным двудольником (с константными и инверсированными ходами). Шестидольник имеет шесть видов. Для примера приводится шестидольник первый, без анакрузы:

| Пряди , моя | пряха, |

| Пряди, не ле|нися! |

| — Рада бы я, | пряха, |

| Звали, зазы|вали! |

| К соседу в бе|седу... |


К этой форме относится и популярная «Ночка»:

| Ночка моя | , ночка || ночка темна|я ∧|

| Ночка темна|я да || ночь осення|я, ∧|

| Ночь осення|я да || не последня|я. ∧|

| Молодка мо|я да || молоденька |я , ∧|

| Головка тво|я ∧|| победненька |я ... ∧|


Наконец, редко, но все же в народной поэзии встречаются трехдольные размеры своеобразного ритма. Приводимый ниже образец представляет собой первые строки свадебной песни (из сб. Истомина и Ляпунова):

Разли|лась, разле|леялась, |∧ По лу|гам вода | вешняя. |∧ Унес|ло, уле|леяло |∧

Со дво|ра три ко|раблика, |∧

Три ко|ра́бля гру|жёные. |∧ Уж как | первой ко|рабличек |∧

С сунду|ками, с у|кладками; |∧ А вто|рой-от ко|рабличек |∧ Со пе|риной пу|ховою; |∧

Уж как | третий ко|рабличек |∧ Со ду|шой красной | девицей, |∧ С Пара|скевой И|вановной. |∧


Таковы основные, наиболее типичные формы русского народного стиха. см.

также Былины , Исторические песни ,Частушка .

НАУ’ЧНАЯ ПОЭ’ЗИЯ — термин французского критика и теоретика поэзии Рене Гиля, который в «Трактате о слове» (1896) утверждал, что вся современная поэзия, ее темы, образы, лексика и пр. должны определяться современным научным мировоззрением. Однако Н. п., как один из видов художественной литературы, была известна в глубокой древности: 2000 лет назад Лукреций Кар написал поэму «О природе вещей», которая почти целиком является образцом поэтической популяризации научных идей, современных эпохе Лукреция. То же можно сказать и о поэме Вергилия «Георгики». В русской литературе элементы Н. п. имеются в некоторых стихотворениях М. Ломоносова — «Утреннее размышление о божием величестве», «Вечернее размышление о божием величестве», «Письмо о пользе стекла». Образцы Н. п. можно найти у В. Брюсова — «Мир N измерений», «Мир электрона» и др.

НАЧА’ЛЬНАЯ РИ’ФМА — рифма, находящаяся не в конце стиха, как это принято, а в начале его. Теоретически вопрос о Н. р. был поставлен в русской поэзии в годы символизма и футуризма, когда в поисках новых выразительных средств стиха некоторые поэты (З. Гиппиус, Ф. Сологуб, В. Шершеневич, Д. Бурлюк) практиковали Н. р. как контраст

«тривиальным» концевым рифмам. Однако Н. р. можно обнаружить иногда и в народной поэзии:

Наедались они да было досыти Напивались они да было допьяна, Стали тут богатыри отдых держать, Спали тут богатыри трое сутки.

... Улетали все птички за облаки,

Убегали все звери за темные леса.


Н. р. встречаются у классиков: Внимает он привычным ухом Свист.

Марает он единым духом

Лист.

(А. Пушкин)

Не обвиняй меня, всесильный, И не карай меня, молю.

(М. Лермонтов)

... Так идут державным шагом — Позади — голодный пес, Впереди — с кровавым флагом, И за вьюгой невиди́м,

И от пули невредим,

Нежной поступью надвьюжной, Снежной россыпью жемчужной, В белом венчике из роз — Впереди — Исус Христос.

(А. Блок)


И в стихах советских поэтов: Кто открывал материк чужой,

Кто умирал от стрелы случайной, — Все покрывалось морской водой Все заливалось прохладной тайной. (Э. Багрицкий)


Композиционно-последовательное проведение Н. р. — редкое явление, например в начале строфы:

Хлебом клянусь и водой, Небом клянусь и звездой, Матерью старой клянусь И жизнью своей молодой, Что стану я чище огня, Яснее холодного дня, — Измены лукавая тень Вовек не коснется меня!


Кровью клянусь и бедой, Любовью клянусь и враждой, Матерью старой клянусь

И жизнью своей молодой, Что стану я тише снегов, Безмолвней ночных берегов, И тайну, врученную мне, Не вырвет никто из врагов!


Увлечение Н. было характерной чертой поэта 40-х годов прошлого столетия В. Бенедиктова, в стихах которого встречаются такие слова, как: предбитвенный меч, сорвиголовый, ячность и пр. Удержались в лексике удачные неологизмы «бездарь» (вместо

«бездарность») И. Северянина и «смехач» В. Хлебникова (один из сатирических советских журналов назывался «Смехач»). Чрезвычайно богаты локальными Н. стихи В. Маяковского:

«третий класс черный от негритья», «в винницкой глуши тьмутараканясь», «его препохабие»

(капитал), «Сезан... весьразмерсился», «стотысячесабельная конница», «бесконечночастый»,

«дрыгоножество» (о балерине) и т.д. Н. отличаются беллетристические произведения А. Белого — «Москва под ударом» и «Маски».


Огромное количество новых слов вошло в лексику русского языка после Октябрьской революции. Таковы социально-политические Н.: комсомолец, партячейка, ударник, колхозник, космонавт и др. ; бытовые Н.: буржуйка, времянка, мешочник, танцулька, зажигалка.

НЕРАВНОСЛО’ЖНАЯ РИ’ФМА — рифмующиеся слова, имеющие после ударения неодинаковое количество слогов. Хотя первые опыты Н. р. встречаются у В. Брюсова, но создателем системы Н. р. является В. Маяковский, вслед за которым этой рифмой пользуются и другие советские поэты. Примеры Н. р. у Маяковского:

И вновь император стоит без скипетра. Змей.

Унынье у лошади на морде ,

и никто не поймет тоски Петра, узника,

закованного в собственном городе .

——

Вы ушли,

как говорится, в мир иной.

Пустота... Летите,

в звезды врезываясь . Ни тебе аванса,

ни пивной.

Трезвость .

——


Для веселия

планета наша

мало оборудована .

Надо вырвать

радость

у грядущих дней.

В этой жизни

помереть не трудно , —

сделать жизнь

значительно трудней.

НОВЕ’ЛЛА (итал. novella, букв.

— новость, от лат.

novellus — новый) — жанр

повествовательной литературы, небольшой рассказ, отличающийся от обычного рассказа оригинальностью («новостью»), остротой сюжетного построения, четко очерченной композицией в расположении материала, отточенностью лексической формы и неожиданной концовкой. Из русских писателей мастерами Н. являются Н. Гоголь («Вечера на хуторе близ Диканьки»), М. Горький («Челкаш»), А. Чехов («Дама с собачкой», «Дом с мезонином»,

«Роман с контрабасом» и др. ), А. Грин, К. Паустовский, И. Бабель, В. Каверин, В. Катаев, В. Инбер.


Из зарубежных писателей знаменитые новеллисты: Дж. Боккаччо (Италия, 14 в. ), романтик Л. Тик (Германия), П. Мериме и Г. Мопассан (Франция), Эдгар По и О‘Генри

(Америка).


В Западной Европе в эпоху классицизма О., преимущественно пиндарическая, торжественная, расцвела во Франции. Выдающимися одописцами Франции были П. Ронсар, Ф. Малерб, Ж.-Б. Руссо и Э. Лебрен. В России одическая поэзия как лирико-ораторский жанр появилась в 18 в. , в эпоху русского классицизма. Зачинателем русской одической поэзии был В. Тредиаковский. Оды М. Ломоносова и его ближайшего ученика В. Петрова отличались напыщенностью. А. Сумароков высмеивал ходульную приподнятость и торжественность од Ломоносова и его школы. Настоящего расцвета и подлинной поэтичности русская классическая О. достигла у Г. Державина, который преодолел риторическую напыщенность Ломоносова и в то же время сохранил основное, что характерно для О., — лирическую торжественность стиха; вместе с этим Державин обновил русскую О., введя в стих простые русские слова, ранее не входившие в лексику О. Для русской классической О. характерна особая строфическая форма — десятистрочие с подразделением на три части: в первой — четыре строки, во второй и третьей — по три строки, система рифмовки — abab ccd eed. Например:

Богоподобная царевна, Киргиз-Кайсацкия Орды!

Которой мудрость несравненна Открыла первые следы Царевичу младому Хлору Взойти на ту высоку гору,

Где роза без шипов растет, Где добродетель обитает: Она мой дух и ум пленяет, — Подай, найти ее, совет!

(Г. Державин)


Оды Ломоносова, Петрова, Державина и других поэтов 18 в. были патриотическими произведениями, однако воспевание монархии составляло существенную их особенность. Совершенно иного содержания была знаменитая ода А. Радищева «Вольность», в которой с огромной смелостью были выражены идеи революционной борьбы за освобождение русского народа от царской тирании. На оду Радищева откликнулся молодой Пушкин, написавший свою О. под тем же названием, а вслед за Пушкиным выступил К. Рылеев с революционными одами «Гражданское мужество» и «Мордвинову». После Рылеева О., как лирический жанр, исчезает из русской поэзии почти на столетие. Лишь после революции

1905 г. в России стали появляться первые опыты создания новой русской О. Зачинателем ее был В. Брюсов, который написал несколько образцов преимущественно социально- урбанистической оды — «Хвала человеку», «Город», «К счастливым» и др. Весьма сильно одическое начало у В. Маяковского, одно из его стихотворений было прямо названо «Ода революции». У других советских поэтов также появляются отдельные одические стихотворения: «Ода о рыбоводе» Э. Багрицкого, «Ода университету» Г. Шенгели, оды П. Тычины и др.

ОДИННАДЦАТИСЛО’ЖНИК — одна из наиболее употребительных и устойчивых форм стиха в русской т.н. силлабической поэзии 17 и 18 вв. — строка из 11 слогов с паузной цезурой после пятого слога. Общепринятое мнение гласит, что О., равно как и другие формы т.н. силлабического стиха, не имеет стопного, метрического строения и только рифма придает ему вид стиха. Это неверно: О. вышел из русской народной поэзии и является стопной формой стиха. Его ритмическая структура является вариантом двойного шестидольника первого, с контрольным рядом |◡́◡◡◡|

◡́◡||◡́◡◡◡|◡́◡|.

Полносложный стих шестидольника звучит так:

| Как во поле, | поле, || в широком раз|долье |

| Стоял тут са|дочек, || не мал , не ве|личек. |

| Во том во са|дочке || стояли три | древа, |

| Стояли три | древа || зелены, куд|рявы. |


Одиннадцатисложный вариант этого размера у виршевиков заключается в том, что в конце первого полустишия допускалась паузная цезура, уменьшавшая в стихе количество слогов до одиннадцати, т.е. :

12-сложник: |◡́◡◡◡|◡́◡||

◡́◡◡◡|◡́◡|

11-сложник: |◡́◡◡◡|◡́∧||

◡́◡◡◡|◡́◡|


Если под эту меру написаны стихи, то О. будет звучать так (в третьей строке допущена ритмическая инверсия):

| Ой стоги, сто|ги, ∧|| на лугу ши|роком, |

| Вас не пере|честь, ∧|| не окинуть | оком! |

| Ой, стоги, сто|ги ∧|| в зеленом бо|лоте, |

| Стоя на ча|сах, ∧|| что вы стере|жете? | (А. К. Толстой)


Стих А. Толстого служит прекрасной метрической моделью для понимания ритмической структуры О. русских виршевиков: О. есть паузированный вариант двенадцатидольника, вернее сдвоенного шестидольника первого. Если обратиться к стихам самих виршевиков, то мы увидим, что их двенадцатисложники и О. подконтрольны одной и той же мере. Возьмем примеры из Симеона Полоцкого, из его книги «Рифмологион»; вот беспаузный двенадцатисложник слова, подпадающие под ритмическую инверсию, выделены):

| Да благосло|вит тя || господь от Си|она |

| на высоко|честнем || месте царя | фрона. |

| Да благосло|вит же || венчанную | главу |

| на премноги | лета || соблюдати | здраву. |

А вот одиннадцатисложник Симеона Полоцкого с однодольной паузой в конце первого полустишия, ритм инверсирован:

|По темной но |щи ∧|| день светлый бы|вает, |

| солнца луча |ми ∧|| всю тьму истреб|ляет. |

| Вся веселят |ся , ∧|| егда осве|щенна|

| солнцем быва |ют ∧|| преукра|шенна. |


Или у А. Кантемира:

| Тщетную муд |рость ∧|| мира вы ос|тавьте, |

| Злы богобор |цы! ∧|| обратив кор|мило, |

| Корабль свой | к бре |гу ∧|| истины на|правьте, |

| Теченье вы |ше ∧|| досель блудно | было. | («Противу безбожных»)

| Что дал Гора |ций , ∧|| занял у фран|цуза. |

| О, коль собо |ю ∧|| бедна моя | муза! |

| Да верна; у|ма ∧|| хоть пределы | узки, |

| Что взял по-галь |ски — ∧|| заплатил по-|русски. | (Автоэпиграмма)


Или пример из Кариона Истомина, который отделял полустишия заметным пробелом, отмечая так паузную цезуру:

| Начало а|за ∧

| Бытность в Ада |ме ∧

| Земля есть в час|тех, ∧

| Отроча зрети ∧

| писмене долг | знати, |

| людей всех смот|ряти. |

| в месяцах из|мена, |

|сладце в смысл оденна. | (Стихи к букве «А»)


Примеры О., встречающихся в стихах многих русских поэтов: И день настал. Встает с одра

Мазепа, сей страдалец хилый, Сей труп живой, еще вчера Стонавший слабо над могилой. (А. Пушкин)

Люблю я пышное природы увяданье. (Он же)

О как мучительно тобою счастлив я! (Он же)

Порой влюбляется он страстно В свою нарядную печаль.

(М. Лермонтов)

Но красоты их безобразной Я скоро таинство постиг. (Он же)

Беспокойная ласковость взгляда, И поддельная краска ланит,

И убогая роскошь наряда — Все не в пользу ее говорит. (Н. Некрасов)

Страдать! — Страдают все, — страдает темный зверь, Без упованья, без сознанья, —

Но перед ним туда навек закрыта дверь, Где радость теплится страданья.

(А. Фет)

Жить, храня веселье го́ря, Помня радость прошлых весен... (В. Брюсов)

Мы любим все — и жар холодных числ, И дар божественных видений.

(А. Блок)

Смотри, ей весело грустить, Такой нарядно обнаженной. (А. Ахматова)

Мама!

Ваш сын прекрасно болен! Мама!

У него пожар сердца. (В. Маяковский)

Кого позвать мне? С кем мне поделиться. Той грустной радостью, что я остался жив. (С. Есенин)

ОКТА’ВА (позднелат. octava, итал. ottava, от лат. octo — восемь) — восьмистишная строфа итальянского происхождения с расположением рифм по системе: abab abcc. Стихотворный размер О. — обычно пятистопный или шестистопный ямб. При писании октав соблюдается правило альтернанса: смежные О. не должны иметь однотипных клаузул- рифм, т.е. если первая строфа закончена женской рифмой, то вторая начинается мужской, третья заканчивается женской, четвертая — снова мужской и т.д. В западноевропейской литературе О. написаны поэмы «Неистовый Роланд» Л. Ариосто, «Освобожденный Иерусалим» Торквато Tacco, роман Дж. Байрона «Дон Жуан» идр. В русскую литературу О. ввел В. Жуковский («Опять ты здесь, мой благодатный гений»), после которого многие поэты пользовались этой просторной и эффектной формой строфы: А. Пушкин — поэма «Домик в Коломне», большое стихотворение-отрывок «Осень», М. Лермонтов — поэма «Аул Бастунджи», А. К. Толстой — поэма «Портрет», А. Майков — его знаменитая «Октава», и т.д. Вот для примера начало «Осени» А. Пушкина — О., написанные шестистопным ямбом:

1

Октябрь уж наступил — уж роща отряхает Последние листы с нагих своих ветвей; Дохнул осенний хлад — дорога промерзает. Журча еще бежит за мельницу ручей,

Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает В отъезжие поля с охотою своей,

И страждут озими от бешеной забавы, И будит лай собак уснувшие дубравы. 2

Теперь моя пора: я не люблю весны;

Скучна мне оттепель; вонь, грязь — весной я болен; Кровь бродит; чувства, ум тоскою стеснены.

Суровою зимой я более доволен, Люблю ее снега; в присутствии луны

Как легкий бег саней с подругой быстр и волен, Когда под соболем, согрета и свежа,

Она вам руку жмет, пылая и дрожа! 3

Как весело, обув железом острым ноги, Скользить по зеркалу стоячих, ровных рек!..


Или «Октава» А. Майкова: Гармонии стиха божественные тайны

Не думай разгадать по книгам мудрецов: У брега сонных вод, один бродя случайно,

Прислушайся душой к шептанью тростников, Дубравы говору; их звук необычайный Прочувствуй и пойми... В созвучии стихов Невольно с уст твоих размерные октавы Польются, звучные, как музыка дубравы.


ср. Сицилиана .

ОЛИЦЕТВОРЕ’НИЕ , или прозопопе́я (греч.

προσωποποιΐα,

от πρόσωπον — лицо

и ποιέω — делаю), — стилистическая фигура, состоящая в том, что при описании животных или неодушевленных предметов они наделяются человеческими чувствами, мыслями и речью (антропоморфизм). О. — весьма распространенный стилистический прием в народной поэзии и в литературе всех народов. Сказки, басни, народные заговоры полны многоразличными видами О. Вот примеры из народной поэзии:

Уж вы, ветры мои, ветерочки, Ваши тонки голосочки!

Вы не дуйте, ветры, на лесочки, Не шатайте, ветры, в бору сосну! Во бору ли сосенке стоять тошно,

Стоять тошно сосенке, невозможно...


Или:

Не шуми, мати зеленая дубравушка,

Не мешай мне, доброму молодцу, думу думати! Что заутра мне, доброму молодцу, в допрос идти Перед грозного судью — самого царя...


Примеры О. из русских поэтов: Устало все кругом: устал и цвет небес, И ветер, и река, и месяц, что родился,

И ночь, и в зелени потусклой спящий лес,

И желтый тот листок, что, наконец, свалился. (А. Фет)

Сияет солнце, воды блещут, На всем улыбка, жизнь во всем, Деревья радостно трепещут, Купаясь в небе голубом.

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  13  14  15  16   ..