Поэтический словарь (А.П. Квятковский) - часть 14

 

  Главная      Учебники - Разные     Поэтический словарь (А.П. Квятковский)

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

содержание   ..  12  13  14  15   ..

 

 

Поэтический словарь (А.П. Квятковский) - часть 14

 

 


К миниатюрам относятся философские четверостишия Омара Хайяма, японские танки, русские частушки.

МИННЕЗА’НГ (нем. Minnesang — любовная песня, от Minne — любовь и Sang — песня) — песня, сочиненная и исполнявшаяся миннезингерами .

МИННЕЗИ’НГЕРЫ (нем. Minnesinger — певец любви) — лирические поэты в средневековой Германии 12 и 13 вв. , воспевавшие рыцарскую любовь и служение прекрасной даме. Эта рыцарская немецкая поэзия возникла под влиянием поэзии французских трубадуров. Многие песенки М., простые по форме и исполненные неподдельного лиризма, стали затем народными. В конце 13 в. стихи М. начали усложняться и утратили присущую им простоту и непосредственность.

МНОГОСОЮ’ЗИЕ ,

или полисиндетон (πολυσύνδετ&

#959;ν), — такое построение фразы, при котором все или почти все однородные члены

предложения связаны между собой одним и тем же союзом (чаще союзом «и»), в то время как обычно в этом случае соединяются лишь два последних однородных члена предложения. При помощи М. подчеркиваются целеустремленность и единство перечисляемого. Примеры:

И земля, и огонь, и любая река, и гора,

Ангара, и Арагва, и Днепр, и Двина, и Непрядва, Арарат, и Урал, и Алтай, и река Волга-Ра

В нашу песню войдут, как трикраты священная клятва. (П. Антокольский)

Хоть не являла книга эта

Ни сладких вымыслов поэта, Ни мудрых истин, ни картин; Но ни Вергилий, ни Расин,

Ни Скотт, ни Байрон, ни Сенека Ни даже Дамских Мод Журнал Так никого не занимал:

То был, друзья, Мартын Задека, Глава халдейских мудрецов, Гадатель, толкователь снов. (А. Пушкин)

Ох! Лето красное! любил бы я тебя,

Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи... (Он же)


Большую выразительность приобретают строки, где рядом с М. применяется противоположное ему бессоюзие :

Был тиф, и лед, и голод, и блокада. Все кончилось: патроны, уголь, хлеб. Безумный город превратился в склеп, Где гулко отдавалась канонада.

(Г. Шенгели)


M. нередкое явление в русской народной поэзии (через союз «а»): Во первых-то санях атаманы сами,

Во вторых-то санях есаулы сами,

А в четвертых санях разбойнички сами, А в пятых-то санях мошенники сами,

А в шестых-то санях да Гришка с Маринкой, А в седьмых-то санях сам поп-от Емеля. (Народная песня «Поп Емеля»)

МОДИФИКА’ЦИИ РИТМИ’ЧЕСКИЕ (лат. modificatio — видоизменение) — различные состояния первичной элементной группы (краты), содержащей в себе многофигурные комбинации речевых ритмических элементов: ударные и безударные слоги, разнодлительные слоги — долгий, краткий и кратчайший; разнодлительные паузы. Так, в трехдольнике содержится не только основная полносложная M.

p. ◡́◡◡, которую признает и силлаботоническая теория, но и такие М. р., как ◡́◡∧, ◡́∧∧, ◡́&#8743

;◡, ∧∧◡,

∧∧∧, ◡́‾◡‾◡, ◡‾

◡‾◡, ◡◡◡ и т.д. — всего 36 ритмических

модификаций. В элементной группе четырехдольника теоретически содержится 124 модификации, в числе их ◡́◡◡◡, ◡́◡◡∧, &#9697

;́◡∧∧, ◡◡◡◡, ◡◡◡

∧, ◡◡∧∧, ◡∧∧∧, ◡́

∧◡∧,

∧∧◡◡, ◡̀‾◡‾◡◡,

◡́‾◡‾◡‾◡‾, ◡́&# 8254;◡‾◡∧, ◡‾◡‾◡‾&#9

697;‾ и т.д. Последовательная смена разнофигурных ритмических модификаций в метрическом стихе создает размерную упорядоченность речевого процесса в границах метра, подтверждая тем самым диалектический принцип гармонического движения — единство в многообразии, неизменность количества и изменяемость качества. Многофигурные М. р., негативно заключенные в элементной группе, позитивно выявляются в реальном стихе; в них кроется колоссальный динамический потенциал ритмического процесса, чего нельзя сказать о традиционной полносложной стопе, представляющей лишь однофигурную статическую модификацию.


см. Крата , Стопа , Тактометрический период .

МО’ЛОСС (греч. μολοσσός) —

античная шестидольная стопа о трех долгих слогах ◡‾◡‾◡‾◡‾◡‾&#

9697;‾. В теории силлабо-тонического стиха некоторые стиховеды (Г. Шенгели) называют М. такой ритмический ход в трехдольном размере, когда подряд стоят три односложных ударяемых слова, например:

Вал есть вал , шкив есть шкив , Бессемер — он всегда бессемер. (Г. Шенгели)

«Я , ты , он! », был отпор коллективного грома,

«Бью , бьешь , бьет! .. рву , рвешь , рвет! » — отвечали десятки... (М. Тарловский)

МОНОДИ’Я (греч. μονῳδία,

от μόνος — один и ᾠδή — песнь) — сольная песня или (чаще) монолог героя в древнегреческой трагедии. Такова, например, М. — монолог Эдипа в сцене самоослепления в трагедии Софокла «Эдип-царь», томление Федры в трагедии Еврипида «Ипполит», прощание Антигоны в трагедии Софокла «Антигона».

МОНОЛО’Г (греч. μόνολογος, от μόνος — один и λόγος —

слово, речь) — 1) в драматическом произведении — речь действующего лица, обращенная к себе или к зрителю. 2) В поэме М. являестя вставной формой повествования, в которой дается художественная самохарактеристика героя; таковы письмо Татьяны в романе Пушкина

«Евгений Онегин» или исповедь героя поэмы Лермонтова «Мцыри». 3) Всякое лирическое стихотворение является, по существу, М., в котором автор раскрывает волнующие его мысли и чувства.


В эпоху средневековья во французской литературе М. назывался особый театральный жанр, развившийся на основе старинных «веселых проповедей», пародировавших стиль церковной проповеди, с библейскими цитатами, примененными к самым ничтожным обстоятельствам; эти М. по своей комедийной конструкции напоминают итальянскую

«commedia del‘arte».

МОНОМЕ’ТР (греч. μόνος — один

и μέτρον — мера) — термин античной поэтики, стих,

состоящий из одной стопы или из одной диподии.

МОНОМЕТРИ’Я (от греч.

μονόμετρος — составленный в одном стихотворном размере) — единообразие избранного автором метра (стихотворного размера) в поэтическом произведении. Так, например, монометричен стих Пушкина в поэмах

«Медный всадник», «Полтава», в романе «Евгений Онегин», написанных четырехстопным ямбом. Монометричны пушкинские сказки, написанные четырехстопным хореем. М. противостоит полиметрии .

МОНОРИ’М [франц. monorime (от греч. μόνος — один и ῥυθμός — ритм, соразмерность) — однорифменность]

— стихотворение или часть его с однозвучной рифмовкой. В русской поэзии имеется несколько образцов подобных стихотворений. Первый М. написан А. Сумароковым

«Двадцать две рифмы» (взгляду — досаду — вертограду — младу и т.д. ). Известный М. принадлежит поэту А. Апухтину, иронически нарисовавшему карьеру русского чиновника:

Когда будете, дети, студентами, Не ломайте голов над моментами,

Над Гамле́тами, Лирами, Кентами, Над царями и президентами,

Над морями и континентами... Не якшайтеся вы с оппонентами,

Поступайте хитро с конкурентами, А как кончите курс эминентами

И на службу пойдете с патентами, — Не глядите на службе доцентами,

И не брезгайте, дети, презентами!..


Моноримическое стихотворение есть у Н. Асеева: Был ведь свод небес голубой?

Бил ведь в скалы морской прибой? Будь доволен своей судьбой — оставайся самим собой.


Лес был весь от солнца рябой, шли ребята веселой гурьбой — лезть на сучья, на птичий разбой, пересвистываясь меж собой.


Ведал вкус не дурой губой,

не дул в ус пред дурой-судьбой, не сходился с дружбой любой, оставался самим собой.


Мята, кашка и зверобой пахли сладко перед косьбой,

гром гремел нестрашной пальбой, словно сказочный Громобой.

Не хвались удач похвальбой, не кичись по жизни гульбой, не тревожь никого мольбой, оставайся самим собой.


Если сердце бьет вперебой, если боль вздымает дыбой,

не меняйся ни с кем судьбой — оставайся самим собой!


У других поэтов М. применяются не на всем протяжении стихотворного произведения, а в части его. Так, в поэме для детей «Телефон» К. Чуковского есть моноримичные фрагменты, где ряд строк рифмуется на «-ели»:

А недавно две газели Позвонили и запели:

— Неужели, в самом деле, Все сгорели карусели?..


Или начало песни А. Суркова «Партизанская разговорная»: От подлеска до пруда

Все бурьян да лебеда, Все бурьян да лебеда, Не проехать никуда. Лебеда то не беда Лебеда помеха ли?

А беда, что к нам сюда, В наши села, города Гости понаехали, Пьяные, незваные, Немцы окаянные.


Целесообразность частичного М. подтверждается традицией русской народной поэзии; вот народные стихи, где даны подряд три сменяющих друг друга М.:

Как на тоненький ледок Выпадал белый снежок, Выпадал белый снежок, Ехал Ванюшка дружок. Он поехал, поспешал, Со добра коня упал,

Со добра коня упал, Полтора часа лежал; Полтора часа лежал, Никто его не видал, Никто его не видал, Никто к нему не бежал. Девонюшка увидала, Скорехонько подбежала, Скорехонько подбежала,

За белы руки примала, За белы руки примала, На добра коня сажала, На добра коня сажала Все наказывала...

МОНОСТИ’Х (от греч μόνος — один

и στίχος — стих) — одностишие с законченной смысловой, синтаксической и метрической структурой. Обычно для М. выбирается длинная строка, укладывающаяся в длинный же размер, каким являются гекзаметр или александрийский стих. Примеры М.:

Словно ущелья гор обрывистых в молодости был я. (Архилох, пер. В. Вересаева)

Рим золотой, обитель богов, меж градами первый. (Авсоний, пер. В. Брюсова)

Покойся, милый прах, до радостного утра. (Н. Карамзин)


M. как жанровая форма стиха не привился в русской поэзии


ср. Страдания .

МОНОСТРОФА’ (греч.

μονόστροφος — состоящий

из одной строфы, от μόνος — один и στροφή — строфа) — малая стихотворная форма; характерный признак М. — композиционная замкнутость. Структурные начала М. заложены в таких простых формах строфы, как двустишие, трехстишие и четверостишие. М. в законченном виде являются «твердые формы» поэзии — рондо, триолет, сонет, русская частушка, японские танка и хокку, польский краковяк идр.

МО’РА (лат. mora) — в древнелатинской метрике самое краткое время, необходимое для произнесения простого слога, состоящего из гласного звука или согласного с гласной. М. соответствует греческому термину χρόνος

πρῶτος(«хро́нос про́тос» — простое время) и русскому термину «доля». В античной метрике различались простые одноморные (однодольные) слоги и долгие двуморные (двудольные), а иногда трехморные (трехдольные) слоги.

МОРА’ЛЬ (от лат. moralis — нравственный) — в русской поэтике название заключительных строк басни с нравоучительным выводом. Однако у Крылова ряд басен начинается именно с М., таковы «Орел и Крот», «Волк и Лисица», «Пустынник и Медведь»,

«Мирская сходка» и др.

МО’ТТО (итал. motto — остро́та, словцо) — 1) остроумное выражение, красное словцо. 2) Стихотворный эпиграф, на который пишется глосса .

МУЖСКА’Я РИ’ФМА — связанные рифмой слова, оканчивающиеся ударным слогом. Различаются открытая М. р. с гласным звуком на конце (душа — дыша, окно — давно) и закрытая М. р., оканчивающаяся согласным звуком (волк — умолк, дверь — зверь). Обычно в стихотворениях М. р. чередуются с женскими или дактилическими рифмами. Но иногда поэты пишут стихотворения или даже поэмы, выдержанные только в М. р. Такова поэма М. Лермонтова «Мцыри», где сплошная М. р. придает произведению характер энергии и мужественности; вот начало «Мцыри»:

Не много лет тому назад Там, где сливаяся, шумят,

Обнявшись, будто две сестры,

Струи Арагвы и Куры, Был монастырь. Из-за горы И нынче видит пешеход Столбы обрушенных ворот,

И башни, и церковный свод...


В советскую эпоху известность приобрела стихотворная Н. Демьяна Бедного на памятнике Александру III в Ленинграде, установленному задолго до Октябрьской революции (ныне этот памятник снят):

Пугало

Мой сын и мой отец при жизни казнены, А я пожал удел посмертного бесславья: Торчу здесь пугалом чугунным для страны, Навеки сбросившей ярмо самодержавья.


Советский поэт Дагестана Расул Гамзатов выпустил книгу восьмистиший и Н. Вот Н. на винном роге:

Пить можно всем, Необходимо только Знать, где и с кем,

За что, когда и сколько. (пер. Н. Гребнева)

НАЗИРА’ , или назир (араб. ), — в восточной поэтике «ответ» поэта на произведение (поэму) другого поэта. Поэт, пользующийся формой Н., берет у своего знаменитого предшественника известный уже сюжет и образы главных персонажей поэмы, трактуя их в нужном для себя направлении. Так, например, пять поэм великого узбекского поэта Алишера Навои (1441—1501) — «Смятение праведных», «Лейли и Менжнун», «Фархад и Ширин»,

«Семь планет» и «Вал Искандеров» — являются Н., т.е. ответом на темы «Пятерицы» (пяти поэм) знаменитого азербайджанского поэта Низами (1141—1213), на поэмы индо- персидского поэта 13 в. Хосрова «Восход светил» и гератского поэта 15 в. Абдурахмана Джами «Подношение праведных». Таким образом, восточный Н. является не подражанием, а канонической формой переделки известного произведения в части его фабулы и образов с обязательным привнесением оригинальных черт. В этом смысле Н. — переходящая литературная форма восточной поэзии. Некоторую аналогию Н. в европейской поэзии можно усмотреть, например, в использовании поэтами К. Марло и И. В. Гете бродячего сюжета о Фаусте и Дьяволе.

НАПЕ’ВНЫЙ СТИХ — термин поэта И. Рукавишникова, назвавшего так форму своих сказов, построенных на использовании и развитии традиции русского народного эпического стиха (былины, исторические песни). Попытка Рукавишникова создать литературный стих по метрическим законам народного стиха весьма примечательна. Его

«Сказ про Степана Разина» — закономерный опыт применения народных форм стиха в современной поэзии; после «Песни про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» М. Лермонтова это — второй удачный пример обращения поэта к народному стиху. Опыт Рукавишникова представляется тем более ценным, что поэт, взяв за образец метрические формы народного стиха, не слепо следовал им, а сознательно совершенствовал метрические начала народного стиха, ощутимо показывая богатейшие возможности национальных форм стиха, таящиеся в русской народной поэзии. Заслуга И. Рукавишникова заключается в опровержении заблуждения теоретиков, утверждающих, что растяжение слогов, т.е. долгие слоги, — это свойство и преимущество только античного стиха. Растяжение слогов частично уже допускали и допускают русские поэты — К. Рылеев, Н. Некрасов, Ап. Григорьев, А. Блок, В. Маяковский, В. Луговской, Н. Асеев и др. (см. Долгий слог , Тактометр ,Народный стих , Частушка ).


Н. с. Рукавишникова, подобно русским былинам и историческим поэмам (песням), нужно скандировать четким речитативом, нараспев. Ритмическая структура Н. с. — четырехкратный четырехдольник, в нижеследующем примере — с двудольной анакрузой. Ритм. Н. с. преимущественно константный. Вот начальные строки из «Сказа» Рукавишникова:

Нале|тел ∧ то-о|пор ∧ да на | о-остры-ый | сук, ∧ Наско|чи-ила под|кова на бу|лы-ыжни-и|чек. ∧

Уж ты, | во-оля, ты | во-оля, ты | во-оля мо|я. ∧

Были | ту-уги о|ре-ешки Те|рё-ошке. ∧|∧∧ Уж ни|ка-ак-то он | с ними совла|дать ∧ не-е | мог. ∧ Сидел | голодом Те|рё-ошка да | пла-ака-ал|ся. ∧


В отличие от И. Рукавишникова, обозначившего термином «Н. с.» определенную ритмическую структуру, близкую традициям народного стихосложения, исследователь русского лирического стиха Б. Эйхенбаум в книге «Мелодика стиха» (1922) ввел тот же термин для характеристики напевной интонации в лирике.

НАРО’ДНЫЙ СТИХ — многообразный по формам стих, которым написаны русские народные былины, сказы, песни, частушки и пр. Строение русского народного стиха до сих пор еще не изучено вследствие необычайной сложности его форм, резко отличающихся от форм классического стиха; единого общепринятого взгляда на строение Н. с. еще не существует. Основная причина трудности распознавания и классификации форм Н. с. заключается в том, что исследователи пытались сделать это, исходя из теории классического стиха, которая стоит в явном противоречии с технологией форм Н. с. Первая попытка разобраться в строении Н. с. принадлежит В. Тредиаковскому, который искал в нем опоры для своего «тонического стиха». Определенных выводов о строении Н. с. Тредиаковский не дал. Большими достоинствами обладает исследование Н. с., сделанное в первой трети 19 в. А. Востоковым, который считал русское народное стихосложение оригинальным, но

«довольствующимся одними ударениями, не знающим употребления стоп и рифм». Востоков определял русский Н. с. как акцентный. Это утверждение Востокова верно в отношении лишь одной формы Н. с., а именно дисметрической. Но в Н. с. есть и другие оригинальные, метрические формы, о существовании которых Востоков не мог знать, так как в его время не были произведены такие многочисленные и многообразные записи Н. с., какими располагаем мы сейчас. Однако в его время («Опыт о русском стихосложении» А. Востокова вышел в 1817 г. ) все же был сборник Н. с. Кирши Данилова, где имеются образцы метрического, т. е

стопного стиха, правда, совершенно иной ритмической конструкции, чем в книжном классическом стихе (М. Ломоносова, В. Петрова, А. Сумарокова, Г. Державина и молодого Пушкина). Отрицая в Н. с. стопы, Востоков отрицал и наличие в нем рифм, отметив, однако, единство клаузул. Несмотря на столь явную односторонность учения Востокова о русском Н. с., оно имело в 19 в. много последователей и имеет их доныне. В 1838 г. в Москве вышла книга А. Кубарева «Теория русского стихосложения», в которой автор выдвинул смелую для своего времени теорию тактов и пауз. Кубарев считал, что «у древних стопа, у нас такт, понятия тождественные»; в противоположность Востокову, он защищал метрический принцип строения Н. с., различая краткие и долгие слоги, а также ритмические паузы в стихе. Таким образом, в истории русского стиховедения, касающегося народной поэзии, обозначались два диаметрально противоположных взгляда на формостроение Н. с.: теория А. Востокова, определявшего Н. с. как акцентный, и теория А. Кубарева, утверждающего, что Н. с. — это метрический, стопный стих. Теорию Востокова поддерживали Н. Греч, В. Классовский, С. Шафранов, П. Сокальский, И. Голохвастов, а в наши дни М. Штокмар; теорию Кубарева — Н. Надеждин (частично), Д. Дубенский, Р. Вестфаль, Ю. Мельгунов (два последние — исходя из принципа античной метрики), Ф. Корш, М. Малишевский и автор этих строк.


Изучение огромного богатства народной поэзии показывает, что русский народ создал свои самобытные, многообразные формы стиха, среди которых имеется и дисметрическая форма, и многоразличные метрические формы, и паузный стих, и стихи с рифмами, и стихи без рифм. На протяжении многих веков в России были созданы великолепные национальные формы стиха, обусловленные самим строем и духом языка. Трудность их изучения и понимания объясняется тем, что исследователи Н. с. подходили к нему с условными мерками теории силлабо-тонического стиха, которые в данном случае ставили исследователей в ложное положение. Структура русского Н. с. станет ясна, если ее рассматривать не с точки зрения традиционного стопосложения, а исходя из основ тактометрической ритмологии, в пределах которой находят свое место и формы классического литературного стиха, и просодия виршевиков, и формы Н. с.


Пример народного фразовика (рифма в конце отрывка случайная): Ах, туманы вы мои, туманушки,

Вы туманы мои непроглядные, Как печаль-тоска, ненавистные,

Не подняться вам, туманушки, с синя моря долой,

Не отстать тебе, кручинушка, от ретива сердца прочь! Ты возмой, возмой, туча грозная,

Ты пролей, пролей част крупен дождик, Ты размой, размой земляну тюрьму, Чтоб тюремнички, братцы, разбежалися, Во темном бы лесу собиралися... («Песня разинцев»)


Пример народного ударника (двухударник): Вы, ку́дри ль мои, ку́дри,

Хорошо́ ль, кудри, расче́саны? Как по пле́чикам лежа́т

И разви́ться не хотя́т. Как завила́, завила́ Чужа да́льня сторона́. Как пла́кала, тужи́ла

Наша Обозе́рска слобода́, Наша Обозе́рска слобода́, Что нагуля́ться не дала́! Разори́л нашу сторо́нку, Злодей боя́рин-господи́н...


Пример народного четырехударника с двусложной клаузулой:

Ой, са́хар мой, са́хар, бел крупи́чатый, кана́рской! Кто́ тебя станет ку́шать, наслади́т свою ду́шу?

Ой, ба́рхат мой, ба́рхат, помара́нцов, венице́йской! Кто́ тебя будет носи́ти, в тебе бу́дет красова́ться?


Пример дисметрического раешного Н. с. с рифмами: Послушайте, миряне и все православные христиане , Что ныне сделалося , великое чудо учинилося

Над долгим попом , над прямым дураком ,

От Козмы и Дамияна из-за реки , а в приходе у него богатые мужики . А зовут его, попа, Савою , да не мелок он славою .

А еще живет и за рекою , а в церкву ни ногою ...


Область метрических Н. с., построенных на ритмических модификациях четырехдольника, занимает огромное место в русской народной поэзии, во всяком случае, не менее половины всех народных стихотворений: былин, исторических песен и песен лирических — бытовых, обрядовых, хороводных, семейных, любовных и пр. Четырехдольники — любимейшая ритмическая форма народной поэзии, здесь использованы такие богатства, как введение долгих слогов (растяжение гласных), внутристиховые паузы, ритмическая инверсия.


Вот трехкратный четырехдольник первый, без анакрузы:

| Во поле бе|резонька сто|яла, ∧∧|

| Во поле куд|рявая сто|яла, ∧∧|

| Некому бе|резу зало|мати, ∧∧|

| Некому куд|рявой защи|пати. ∧∧|


Исключительной популярностью в русской народной поэзии пользуется трехкратный четырехдольник третий с двусложной анакрузой, известный под именем

«камаринской»; пример из сб. Кирши Данилова: А и | тё-оща ты | тё-оща мо|я, ∧

А ты | чё-ортова | пе-ерешни|ца! ∧

Ты пой|ди, ∧ погос|ти ∧ у ме|ня. ∧ А й ей | вы-ыехать | не-е на-а | чем, ∧

Пе-еш|ком ∧ она | к зя-атю приш|ла, ∧

А ∧| в полог отды|хать ∧ ле-ег|ла ∧ Она | в жа-ары пет|ро-овски-и|е... ∧


Или:

Как на | го-орке, на | горке, на го|ре, ∧ На вы|соком на при|го-оро-оч|ке, ∧

На го|ре ∧∧ два | дубчика сто|ят, ∧

∧ На | дубчиках го|лубчики си|дят, ∧

Промеж | себя разго|ва-арива|ют, ∧

Меня | молодца вы|хва-алива|ют. ∧

Ах, ∧| что это за | парень за та|кой!.. ∧


Трехкратные четырехдольники второй ◡|

◡́◡◡◡|◡́◡◡◡|

◡́◡◡ и четвертый ◡◡◡|

◡́◡◡◡|◡́◡◡◡|

◡́ в народной поэзии не встречаются.


Очень распространена в народной поэзии форма четырехкратного четырехдольника.

Вот образец четырехкратного четырехдольника первого без анакрузы:

| И-ивушка, | ивушка зе|леная мо|я! ∧∧∧|

| Что-о же ты, | ивушка, не | весело сто|ишь? ∧∧∧|

| А-аль тебя , | и-ивушку, | солнышком пе|чет, ∧∧∧|

| Солнышком пе|чет, ∧ частым | дождичком се|чет? ∧∧∧|

| Ехали бо|я-аре из | Новогоро|да, ∧∧∧|

| Сру-убили | ивушку под | самый коре|шок. ∧∧∧|


Четырехкратный четырехдольник с двусложной анакрузой — самая распространенная форма метрического Н. с.:

Ах, де|ревня от де|ревни непо|да́леку сто|ит, ∧ Проме|жу тоя де|ревни быстра | речушка те|чет. ∧ Что во | той ли во де|ревне два И|ванушка жи|вут, ∧ Два И|вана, два И|вана, два И|ва-анови|ча. ∧

Как по|вадился И|ванушка ко | девушке ходить, ∧

Он по | улице и|дет, ∧ радость | песенки по|ет, ∧ К широ|ку двору под|ходит, сам по|сви-истыва|ет, ∧ За ко|лечушко бе|рет, ∧ выго|ва-арива|ет... ∧


Или:

Он, на | улице во|робышек под|пры-игива|ет, ∧ Уж он | девушек, мо|лодушек на | улицу зо|вет: ∧

«Уж вы, | девушки, мо|лодушки, схо|дитеся гу|лять, ∧

И ска|кать, ∧ и пля|сать, ∧ и в ла|до-оши тре|пать!» ∧ Вот де |вушки гово|рят: ∧ «Нам сво|я воля гу|лять, ∧

Отцы|-матери ве|лят, ∧ не за|ка-азыва|ют, ∧ Не за|ка-азыва|ют, ∧ все при|ка-азыва|ют...» ∧

Классический образец такого размера — известное стихотворение «Ах, вы, сени мои, сени».


Народных стихов, выдержанных в ритме четырехкратного четырехдольника второго ◡|◡́◡◡◡|

◡́◡◡◡|◡́◡◡◡|

◡́◡◡и четвертого ◡◡◡|

◡́◡◡◡|◡́◡◡◡|

◡́◡◡◡|◡́, не встречается, или они так редки, что их трудно отыскать. Но эту форму легко обнаружить среди частушек.

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  12  13  14  15   ..