Главная      Лекции     Лекции (разные) - часть 9

 

поиск по сайту            

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  885  886  887   ..

 

 

I. общая характеристика фразеологических

I. общая характеристика фразеологических

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………...……………..3

ГЛАВА I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ

ЕДИНИЦ……………………………………………………………5

1.1. Природа фразеологизмов, их существенные признаки и

структура……………………………………………………….…5

1.2. Критерии оценки принадлежности устойчивых сочетаний к

фразеологизмам………………………………………………...10

ГЛАВА II. ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ В СМИ………………….15

2.1. Типы фразеологических единиц, используемых в СМИ……..15

2.2. Стилистически маркированные фразеологические единицы..17

2.3. Варьирование и трансформация фразеологизмов в языке

современных СМИ…………………………………………..….21

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………….25

БИБЛИОГРАФИЯ…………………………………………………………….26

ВВЕДЕНИЕ

Известно, что фразеологические единицы, также как и отдельные слова, по употреблению могут быть нейтральными и стилистически маркированными. Практика употребления языка в разных сферах общения людей выработала определенный набор языковых средств в соответствии с задачами каждого стиля. В языке средств массовой информации находит свое воплощение публицистический стиль. Его цель – воздействие на слушателей, читателей, зрителей, пропаганда общественно-политических идей в газетах и журналах, по радио и телевидению.

Естественно, для того чтобы воздействовать на массовое сознание, необходимы наиболее сильные и яркие языковые средства. Именно одним из таких средств можно считать фразеологические обороты.[1]

Фразеологизмы рассматриваются не как особая подсистема внутри словарного состава русского языка, а как набор специфических лексических единиц, органически связанных со всей системой лексики, включенных в общую сеть системных семантических связей ее единиц. Специфика фразеологизмов заключена в их форме, а не в особенностях положения в общей системе лексики. Место это определяется семантической значимостью отдельных фразеологизмов, семантическими связями с другими единицами.

Самыми общими признаками фразеологических единиц является устойчивость и цельность, нерасчлененность значения.

Первый из этих признаков – устойчивость – можно интерпретировать в качестве формально признака фразеологизмов. Он проявляется в том, что какие-то слова характеризуются постоянным контекстом, обладают свойством постоянной совместной встречаемости в тексте. Однако гораздо важнее другой признак фразеологизмов, имеющий содержательный характер. Это признак цельности, нерасчлененности значения, который проявляется в том, что значение фразеологического сочетания не выводится из значений составляющих его слов, не является суммой этих значений. Эти признаки фразеологизма рассмотрены более подробно в первой главе данной работы.

Кроме того, в работе была поставлена цель осветить следующие вопросы:

- какова природа фразеологизма вообще и каковы его основные особенности;

- какова структура фразеологических единиц;

- по каким признакам тот или иной оборот относят к разряду фразеологических;

- какие типы фразеологизмов используются в современном языке средств массовой информации;

- каким образом осуществляется варьирование и трансформация фразеологизмов в языке современных СМИ.

ГЛАВА I . ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ

ЕДИНИЦ

1.1. Природа фразеологизмов, их существенные признаки

и структура

Единицы лексической системы могут быть представлены не только словами, но и особого типа устойчивыми словосочетаниями, которые принято называть фразеологическими оборотами.[2] Фразеологический оборот – это воспроизводимая языковая единица, состоящая из двух или нескольких знаменательных слов, целостная по своему значению и устойчивая по структуре.

Природа фразеологизма двойственна, противоречива. И главное противоречие здесь заключается в том, что, будучи единицами лексической системы, по своей внешней форме они подобны словосочетаниям – единицам промежуточного типа. Но в отличие от свободных словосочетаний значение фразеологизма идиоматично, и в этом фразеологизм сближается со словом. Сближает фразеологизм со словом и то, что он выполняет номинативную функцию. Фразеологизмы имеют много общего со словами по своему значению и по роли в процессе общения. Как и слова, они обладают лексическим значением и характеризуются лексической неделимостью. Они называют единое понятие, явление, качество, состояние, признак. Поэтому нередко фразеологизмы синонимичны словам: на каждом шагу – везде, повсюду; прикусить язык – замолчать; точка зрения – мнение; правая рука – помощник; книга за семью печатями – тайна . Однако знак равенства между значением фразеологических единиц и значением тех слов, с которыми они идентифицируются, как правило, ставить нельзя. Существенным элементом семантики фразеологизма является оценочность выражаемого им понятия, особая его модальность, в то время как для смысловой структуры слова элемент оценки свойственен в меньшей степени. Фразеологическое значение отличается от лексического прежде всего степенью интенсивности проявления признака. Куры не клюют – не просто ‘много’, а ‘очень много’, кот наплакал – не просто ‘мало’, а ‘слишком мало’. В большинстве случаев фразеологизмы и соотносимые с ними слова различаются стилистической окраской и по отношению к отдельным словам фразеологические единицы выступают в основном в роли стилистических, а не идеографических синонимов (сравним: в пух и прах – сильно; как с гуся вода – безразлично; спустя рукава – неаккуратно, небрежно).

Отличается фразеологизм от слова и отсутствием цельнооформленности. Возьмем для сравнения слово трус, свободное словосочетание заячья нора и фразеологизм заячья душа и пронаблюдаем в них соотношение структуры плана выражения (ПВ) и плана содержания (ПС).

Слово ПВ трус одна лексема

ПС “человек, который боится” одна семема

Свободное ПВ заячья нора____________ две лексемы

словосочетание ПС “жилье, принадлежащее две семемы

зайцу”

Фразеологическое ПВ заячья душа ___ две лексемы

сочетание ПС “человек, который одна семема

боится, трус”

Именно то, что фразеологические сочетания, несмотря на формальную двукомпонентность (двулексемность), представляют одну

семантическую единицу (семему), делает их подобными слову, отрывает от сферы словосочетаний и дает основание рассматривать в качестве особых единиц лексической системы.

Существование особых фразеологических единиц не является в языковой системе чем-то случайным, тем более аномальным. Оно определяется рядом факторов, связанных с некоторыми существенными основами языка в целом. Рассмотрим некоторые из них. Во-первых, следует иметь в виду фактор, который можно было бы назвать логическим, то есть то, что понятие может быть выражено не только одним словом, но и словосочетанием, притом любой распространенности, например, понятие ‘синева’ может быть выражено сочетание синий цвет , понятие ‘язык’ – сложным по структуре семантическим построением: «одна из самобытных семеотических систем, являющаяся основным и важнейшим средством общения членов данного человеческого коллектива …».

Во-вторых, можно указать на факторы чисто лингвистического порядка, обусловливающие возможность существования фразеологизмов. К ним относится прежде всего принципиальное отсутствие строгого изоформизма между планом выражения и планом содержания языковой системы в целом и отдельных ее единиц в частности.[3] В грамматике это проявляется в существовании так называемых аналитических форм, например: самый красивый – аналитическая форма (сложная форма превосходной степени) одного прилагательного красивый и т.д.

В сфере чисто лексической известны факты контекстно-обусловленных вторичных значений слов, при которой формой выражения этих значений является не только данная лексема, но и ее контекстные партнеры: кромешная тьма, щурить глаза, бить баклуши .

Это предопределяет допустимость и даже естественность несовпадения формальных и семантических структур лексических единиц, возможность выражения содержания одной семемы с помощью нескольких лексем. Одно из наиболее ярких проявлений несовпадения мы и встречаем во фразеологических оборотах. Так в сочетаниях развести канитель, развести антимонию глагол развести утрачивает свои основные значения – ‘растворить в жидкости’, ‘заняться выращиванием’.

Иногда первичные значения полностью утрачиваются и слова сохраняются в языке только в составе фразеологизмов. Так, глагол чинить с XX века используется только в составе устойчивых оборотов в сочетании с определенными существительными, обозначающими действия, поступки, не отвечающие социальной норме: чинить обиды, чинить произвол и т.п. Хотя в XVIII веке глагол чинить употреблялся только в значении ‘делать’.

Другой лингвистический фактор заключается в том, что вторичные значения, в частности переносные, могут возникать не только у слов, но и у единиц более сложного характера – словосочетаний и предложений. Например, сесть на мель употребляется в значении ‘оказаться в затруднительном положении’ и т.п. Возможность переносного осмысления значения словосочетания сопряжена с развитием идиоматичности, которая является предпосылкой трансформации свободного словосочетания во фразеологизм.

По своей структуре фразеологические обороты делятся на две группы: фразеологизмы-предложения и фразеологизмы-словосочетания.

Фразеологизмы-предложения структурно организованы по модели того или иного предложения, обычно двусоставного, могут иметь коммуникативное значение, употребляются самостоятельно или в составе другого предложения: душа уходит в пятки; почва уходит из-под ног; хлопот полон рот; рукой подать; руки не доходят и др.

Фразеологизмы сочетания представляют собой, как и слова, единицы номинативного характера и выступают в роли отдельных членов предложения. Конструктивно они ни чем не отличаются от свободных словосочетаний и представляют следующие структурные модели:

1) имя существительное с прилагательным (местоимением, порядковым числительным): бабье лето; абсолютный нуль; белое пятно; вторая молодость; мышиная возня; первые шаги и др.;

2) существительные в именительном падеже с существительными в родительном падеже: слуга народа; подруга жизни; голубь мира; узы дружбы; муки слова ;

3) существительные в именительном падеже с предложно-падежной формой имени существительного: путевка в жизнь; шаг за шагом; кровь за кровь; голова на плечах;

4) предложно-падежная форма имени существительного с существительным в родительном падеже: в поте лица; на вес золота; в порядке вещей; на злобу дня; до корней волос; во цвете лет ;

5) сочетание предложно-падежных форм существительных: от зари до зари; с места в карьер; с минуты на минуту, с корабля на бал; с глазу на глаз;

6) предложно-падежная форма имени существительного с прилагательным: за длинным рублем; за милую душу; в ежовых рукавицах; от доброго сердца; до седых волос; до гробовой доски;

7) глагол с именем существительным: стереть в порошок; плыть по течению; помянуть добром; тянуть лямку;

8) глагол с примыкающим наречием: лететь стрелой; видеть насквозь; вывернуть наизнанку;

9) деепричастие с управляемым существительным: сложа руки; засучив рукава; скрепя сердце; положив руку на сердце; попав на крючок;

10) конструкции с местоимениями: ни с того ни с сего; ни то ни се; все и вся; ваша взяла;

11) конструкции с сочинительными и подчинительными союзами: судить да рядить; и в хвост и в гриву; суд да дело.

1.2. Критерии оценки принадлежности устойчивых сочетаний

к фразеологизмам

Описание основных типов фразеологических единиц опирается на понятие фактора фразеологизации, который принимается за ведущий признак. В качестве таких факторов Э.В. Кузнецова выделяет три, которые условно называет: 1) номинативный фактор;

2) фактор семантического варьирования слов;

3) фактор метафоризации словосочетаний.

Номинативный фактор, по существу, является экстралингвистическим. Он состоит в том, что в обществе в связи с развитием и осмыслением тех или иных явлений всегда существует потребность в новых номинациях. И номинации эти, в особенности термины, могут иметь вид как отдельных слов, так и устойчивых словосочетаний, например: линия электропередачи, жидкий кристалл, актуальное членение и т.п. Устойчивость словосочетаний определяется терминологическим характером, закрепленностью за одним понятием.

Следующий фактор, с которым может быть связано развитие устойчивых словосочетаний, имеет число лингвистический характер. Это фактор семантического варьирования слов, их полисемии. Как известно, большинство вторичных значений слов являются более или менее контекстно-обусловленным средством их манифестации может быть не только данная лексема, но определенные, притом обязательные элементы контекста. Например, существительные определенной семантики в форме родительного падежа (колонны, поезда, эскадры ) необходимы в контексте слова голова в значении ‘передняя часть чего-либо’: голова колонны, голова поезда.

В обязательности определенных контекстных партнеров заложена потенциальность фразеологизации. Реализация этой возможности зависит от степени специализированности лексического контекста, от ограниченности набора тех слов, которые становятся обязательными и постоянными партнерами слова в том или ином его значении. Так, значение ‘охватывать’ реализуется в глаголе брать только при условии, что позиция подлежащего при нем заменена существительным со значением интеллектуального или эмоционального состояния: смех берет, берет сомнение, берет тоска . Такая контекстная сочетаемость является переменной, варьирующейся, но ограниченной в семантическом и лексическом отношении.[4]

Крайний случай фразеологической связанности слова проявляется в фактах постоянной, единичной сочетаемости слов, например: завоевать первенство, брать пример с…, жгучий брюнет, трескучий мороз, крик моды и т.п. Такого рода устойчивые сочетания (с ограниченным переменным или постоянным контекстом) принято называть собственно «фразеологическими сочетаниями». (В.В. Виноградов)[5]

Главной особенностью последних, которые и являются предметом рассмотрения в данной работе, является то, что в их составе обязательно имеется слово, выступающее во вторичном, фразеологически связанном значении. Слова, которые выполняют в составе фразеологических сочетаний роль обязательного контекста, чаще всего выступают в своих основных значениях, например: трескучий мороз, брать пример, одержать победу (первые лексемы выступают во вторичных фразеологически связанных значениях, вторые – в прямых, основных). В некоторых фразеологизмах такого типа в качестве постоянных контекстных партнеров могут выступать слова во вторичных, но достаточно свободных значениях, например: нечистая сила, душа нараспашку, отдать концы и т.п.

Наличие в составе фразеологических сочетаний слов с прямыми значениями естественно противоречит требованию идеоматичности, поэтому отнесение такого рода устойчивых сочетаний к области фразеологии, понимаемой в узком смысле слова, вызывает сомнения. В частности, Б.А. Ларин отрицал возможность включения фразеологических сочетаний во фразеологию, так как среди них встречаются выражения «с минимальной идеоматичностью, находящиеся как бы на периферии подлинно фразеологических соединений».[6]

Установление степени идеоматичности того или иного

фразеологического словосочетания для решения вопроса о его отнесенности к фразеологии в узком смысле слова связано с целым рядом трудностей. Признание особого характера фразеологических сочетаний, трудности их отграничения от свободных сочетаний не исключают, однако, возможности их трактовки в качестве фразеологических единиц прежде всего потому, что они обладают свойством устойчивости, значения их целостны и аналогичны значениям отдельных слов. Следовательно, главным критерием оценки принадлежности какого-либо сочетания к фразеологизмам является его устойчивость и целостность.

Этот признак фразеологической единицы особенно ярко проявляется в глагольно-именных сочетаниях типа хранить молчание, оказывать влияние, выразить согласие и т.д. Такого рода фразеологические сочетания представляют собой аналитический способ передачи понятия о действии, при котором глагол выражает только самые общие семы: ‘действие’, а все собственно лексические семы, включая и категориально-лексические, представлены соответствующими именами существительными. Глагольно-именные сочетания чрезвычайно распространены в русском языке и широко используются средствами массовой информации, что связано, по-видимому, с тенденцией к аналитизму, действенно проявляющейся на современном этапе развития русского языка. Для примера мы рассмотрели статью, помещенную в еженедельнике «Аргументы и факты» «Мифы и реалии короля Гарри» (автор Н.Зятьков) В ней мы обнаружили 12 глагольно-именных фразеологических сочетания. Перечислим некоторые из них: оказывал содействие, делал вид, одержали победу, нашли силы, вышел на политическую арену, исчез с арены, заткнуть рот, строить будущее и т.п.

Развитие и распространение описательных фразеологических оборотов представляют собой частный случай удлиненного текста, наряду с которыми могут существовать дублеты-универбы, а могут и отсутствовать, например: бросить жребий, войти в роль, прийти в состояние, иметь возможность и другие глагольно-именные сочетания, рядом с которыми в современном русском языке нет соответствующих однословных (универбальных) обозначений.

Сфера фразеологических сочетаний не исчерпывается только глагольно-именными сочетаниями рассмотренного типа. Имеют место и именные сочетания, например: светлая личность, человек дела, человек слова, принятые меры. В основе таких сочетаний лежит реализация вторичного фразеологически связанного значения одного из слов в условиях обязательного контекста, ограниченного одним-двумя словами.

Одним из наиболее сильных факторов, определяющих развитие специфических фразеологических единиц, является факт метафоризации словосочетаний. Такого рода устойчивые сочетания называют метафорическими фразеологическими единицами, имея в виду широкий круг устойчивых оборотов, обладающих экспрессивностью, той или иной степенью образности.[7] Примерами их могут быть: сесть на мель, взять за жабры, втирать очки, битый час, куры не клюют и т.д.

Такие метафорические фразеологизмы возникают в результате развития у свободных словосочетаний образных, переносных смыслов. Образность выражений обусловлена тем, что смысл фразеологизма метафорически мотивирован прямым исходным значением соответствующего сочетания. Сравним смысл сочетания намылить голову во фразах Он уже второй раз намылил голову и Ему тогда за это намылили голову . Смысл свободного сочетания намылить голову (в первой фразе) складывается из значения слов намылить – ‘натереть мылом, смоченным водой’ и голова – ‘верхняя часть тела человека’. Фразеологический оборот намылить голову (во второй фразе) имеет целостное значение ‘наказать, отругать’. Значение фразеологического оборота переносно связано со значением свободного сочетания, в котором содержится потенциальная сема ‘неприятное ощущение’. Эта сема, актуализируясь, трансформируется в значение ‘подвергать наказанию, брани’, в глубине которого в качестве «внутренней формы» сохраняется представление о прямом значении свободного сочетания. Это и придает фразеологизму качество семантической двуплановости и образности, и, собственно, является критерием оценки его как фразеологической единицы вообще.

Образный метафористический фразеологизм часто выступает как вторичное средство выражения понятия, для которого в языке имеется однословный нейтральный синоним, например: дать стрекача – убежать, втирать очки – обманывать и т.п. Но во многих случаях значение метафорического фразеологического оборота представляются уникальным, специфическим, не сводимым к значению одного какого-либо известного слова. В этом случае значение оказывается непересекающимся, так как в языке нет адекватного однословного синонима, например: завестись с пол-оборота – ‘легко прийти в возбужденное состояние’. Такие фразеологические обороты очень устойчивы, долго сохраняются в языке и по общему закону лексической системы могут подвергнуться деметафоризации, утратить мотивированность, внутреннюю форму, которая связывала смысл фразеологизма с исходным словосочетанием. Характерно, что при этом фразеологический оборот не утрачивает свойства экспрессивности.

ГЛАВА II . ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ В СМИ

2.1. Типы фразеологических единиц, используемых в СМИ

Фразеологические обороты – яркое стилистическое средство, они делают речь образной и точной, красочной и выразительной, оживляют и украшают повествование. Именно поэтому они так широко используются современными средствами массовой информации.[8]

В качестве наиболее общих и типичных выделяют следующие типы фразеологических единиц, имеющих место в современном языке СМИ.

1. Составные наименования. Главный фактор их использования – логический, диктующий необходимость обозначения каких-либо понятий и допускающий возможность их оформления в виде словосочетаний. Значение таких фразеологизмов прямое, нейтральное, часто терминологическое (атомный распад, белые пятна, скорость звука ). В качестве синонимов к ним не всегда могут выступать их сокращенные варианта-дублеты. Социолингвистические особенности такого типа фразеологизмов – новизна и терминологичность.

2. Фразеологические сочетания. Фразеологические сочетания – это устойчивые обороты, в состав которых входят слова и со свободным, и с фразеологически связанным значением: вороной конь, щекотливый вопрос, потрясающий вид, растяжимое понятие . Компонент с несвободным значением называется постоянной частью, или стержневым словом фразеологизма, компонент со свободным значением – переменной частью. Например, в сочетании потупить глаза первый компонент – постоянная часть, второй – переменная (глаза, взор, очи, взгляд).

Выделяют фразеологические сочетания, содержащие в своем составе словоформу с единичной сочетаемостью: неизгладимое – только впечатление, заклятый – только враг .

Фразеологические сочетания характеризуется смысловой разложимостью. В этом отношении они сближаются со свободными словосочетаниями. Характерные признаки фразеологических сочетаний следующие:

- в них допустима вариантность одного из компонентов (кромешный ад, кромешная тьма );

- возможна синонимическая замена стержневого слова (обагрить кровью, окрасить кровью );

- возможно включение определений (насупил черные брови, потупил виноватые глаза );

- допустима перестановка компонентов (поискать днем с огнем – днем с огнем поискать ).

Главный фактор их использования – развитие вторичных значений, обусловленных специализированным лексическим контекстом. Основной признак – одно из слов выступает во фразеологически-связанном значении, другое составляет его необходимый контекст и имеет прямое значение. Возможны однословные синонимы, более нейтральные по сравнению с фразеологизмом (одержать победу – победить).

3. Метафорические фразеологические единства. Главный фактор их использования – метафоризация словосочетаний. В связи с этим основной признак – переносный характер значения оборота в целом, что в свою очередь обусловливает экспрессивно-стилистическую маркированность оборота в целом. Смысл фразеологизма мотивируется прямым значением слов, из которых складывается исходное значение сочетания, или, другими словами, внутренняя форма его осмысляется, присутствует в его содержании. Возможны, но не обязательны однословные синонимы. Применительно к таким оборотам интерес представляют происхождение оборота, сфера употребительности, степень актуальности. А также наблюдения над особенностями использования оборота в конкретных фразах.

4. Метафорические фразеологические сращения. Они совпадают с фразеологическими единствами по признакам: фактор фразеологизации, переносный характер значения, стилистическая маркированность, возможность нейтральных синонимов. Отличаются от них тем, что внутренняя форма их затемнена, не может быть осмыслена по тем или иным причинам. Применительно к сращениям интерес представляет исторический комментарий, так как затемнение мотивированности большей частью связано с факторами социолингвистическими, диахронными.

В отдельную группу можно выделить фразеологические выражения . К фразеологическим выражениям относятся такие устойчивые в своем составе и употреблении фразеологические обороты, которые целиком состоят из слов со свободным номинативным значением и семантически членимы. Их единственная особенность – воспроизводимость: в языке СМИ они используются как готовые речевые единицы (шаблоны) с постоянным лексическим составом о определенной семантикой.

В зависимости от структуры фразеологические выражения делятся на два типа: фразеологические выражения коммуникативного и номинативного характера. Первые являются предикативными сочетаниями, представляющими собой предложения и выполняющие функцию общения (Да будет так!, Да здравствует свобода !). Вторые – словосочетания, выполняющие номинативную функцию (высшее учебное заведение, поджигатели войны).

2.2. Стилистически маркированные фразеологизмы

Фразеологические единицы, в целом тяготеющие к периферийным сферам словарного состава русского языка, естественно предрасположены к стилистической маркированности, и большинство из них ею обладают. Стилистические особенности фразеологизмов определяются тем, что в рамках каких-то сфер речевой деятельности они используются по преимуществу. В нашем случае это сфера средств массовой информации (газеты, журналы, телевидение и т.п.).

В публицистике используются, как правило, литературно-книжные фразеологизмы. Они имеют повышенную экспрессивно-стилистическую окраску, являются стилистически маркированными. В эту группу входят крылатые слова, мифологические и библейские выражения, фразеологизмы терминологического характера: храм науки, волею судеб, кануть в лету, стереть с лица земли, игра судьбы, одержать победу и др.

Различие фразеологизмов с точки зрения экспрессивно-стилистической маркированности четко проявляется при их сопоставлении: сложить голову – свернуть шею; заснуть вечным сном, отойти в лучший мир – дать дуба, сыграть в ящик.

Составные наименования – в большинстве своем термины, изначально создаются и функционируют главным образом в книжном, преимущественно научном стиле и, поступая в средства массовой информации, несут на себе печать этого стиля, например: очная ставка, состояние войны, лошадиная сила и т.д. В связи с расширение употребительности терминов в современном русском языке многие из них утрачивают стилистическую специфику, становятся нейтральными, общеупотребительными.

Особенной широтой употребления средствами массовой информации и нейтральностью характеризуются составные наименования, относящиеся к общественно-политической терминологии: коллективная безопасность, холодная война, научно-техническая революция, общественный резонанс и т.д. Приведем примеры употребления в газетных статьях (газеты «Аргументы и факты» за 2004 год) подобного рода фразеологизмов. «Политическая борьба нужна» (Г. Калашникова «В России нет угрозы фашизма»); «Что же представляют собой закрома Родины? » (А. Угланов «Начальник «закромов Родины»); «Большинство граждан готовы поменять все эти демократические свободы на более наваристый суп и порядок» (В. Костиков «Первый тайм …»).

Так же как универбы, составные наименования терминологического характера могут быть использованы в переносном смысле в текстах публицистических статей, очерков, заметок, интервью и т.д. Например: «Происходит атомный распад коммунальных служб» (А. Крашаков «Зачем бизнесу ЖКХ?» Аргументы и факты, 2004. - №3)

Фразеологические сочетания формируются преимущественно в сфере официальной устной и письменной речи, в сфере действия средств массовой информации и коммуникации, являясь вторичными, аналитическим средствами выражения понятий, для которых в языке имеются первичные, однословные обозначения. Такие фразеологизмы также склонны к сохранению своей стилистической маркированности, книжной по преимуществу, например: подвести итоги, внести вклад, выразить удовлетворение, оказать воздействи е и т.п. Эти фразеологизмы чаще всего используются в официальных сообщениях, обращениях. Зачастую стилистическая окраска «книжности» обыгрывается, используется в целях экспрессии в текстах и заголовках.

Разумеется, сказанное не исключает того, что многие фразеологические сочетания, получившие широкое распространение в публицистическом стиле, являются нейтральными, тем более, если соответствующие однословные обозначения отсутствуют.

Особенно сильной стилистической маркированностью обладают метафорические фразеологические обороты. Они создаются и используются в таких сферах речи, где их экспрессивность имеет особенную ценность, - это разговорная речь.

Типичны такие фразеологические обороты для устной профессиональной речи, в рамках которой – в противовес тенденции к специализации, ограниченности, замкнутости языковых средств – с особой силой действует противоположная тенденция к образному переосмыслению слов и профессиональных выражений. В связи с этой тенденцией в рамках профессиональной речи сформировались многие метафорические выражения, которые в дальнейшем получили широкое распространение за пределами этих рамок. Например: играть первую скрипку (из речи музыкантов), сесть на мель (речников), завестись с пол-оборота (шоферов), разделать под орех (столяров) и др.

Источников многих фразеологических единиц, используемых в средствах массовой информации, является литература в широком смысле слова, в том числе и фольклорная, церковная и пр. Из сферы последних в русский язык вошли такие, в частности, обороты, как козел отпущения, земля обетованная, святая святых, камень преткновения . Их внутренняя форма во многом забыта и не осмысляется. Из античной литературы пришли в наш язык такие выражения, как двуликий Янус, сизифов труд, прокрустово ложе, яблоко раздора и др., употребление которых в современном русском языке ограничено главным образом рамками художественного и публицистического стилей. Приведем пример: «Дамоклов меч висел тогда практически над каждым …» (В.Костиков «Миллионы «сталиных» – страшная сила», Аргументы и факты, 2004, №4); «Спонсоры КПРФ, не получившие ожидаемых мест остались недовольны этой пирровой победой » (Т. Нетреба «Удар по КПРФ», Аргументы и факты, 2004, №4). Многие фразеологические обороты, употребляемые в СМИ, связаны с русской классической литературой, они вошли в широкий обиход из известных произведений русских писателей, например: грибоедовское «дистанция огромного размера», чеховское «на деревню дедушке» и т.д.

В языке современных средств массовой информации широко используются все виды метафорических фразеологизмов, не зависимого о того, с какой сферой они связаны по своему происхождению.[9]

2.3. Варьирование и трансформация фразеологизмов в языке

современных СМИ

В языке современных средств массовой информации особый характер приобретает внутреннее варьирование отдельных фразеологических единиц. Оно может иметь как формальный, так и семантический характер. Формальное варьирование может осуществляться несколькими способами. Во-первых, в рамках одного и того же оборота может наблюдаться морфонематическое варьирование, например: сбоку припеку – сбока припека; во-вторых, может наблюдаться явление редукции, усечения фразеологизма, например: прошел огонь и воду (и медные трубы), оборотная сторона (медали ). Очень типичным способом лексического варьирования оказывается замена одного из элементов фразеологизма другим, близким по смыслу, но отличающимся по социолингвистическим характеристикам. Например, стоять у кормила – стоять у руля; на всех парусах – на всех парах; не иметь за душой ни полушки (гроша) – не иметь за душой ни рубля; витать в эмпиреях – летать в облаках и под. Такие замены определяются стремлением журналистов оживить образность фразеологизма за счет ясности прямого смысла слов, включаемых в него вместо устаревших или денотативно непонятных.

В других случаях лексическое варьирование определяется также стремление повысить образность фразеологизма, но уже за счет введения более конкретного по значению слова, на пример: взять на заметку – взять на карандаш ; в других случаях, напротив, конкретное слово, значение которого не вполне ясно в данном фразеологическом обороте, чередуется со словом, прямо выражающим понятие: кормить завтраками – кормить обещаниями, драть три (пять, семь, десять) шкур.

Во фразеологических сочетаниях вариантами являются обороты с переменными, но узко специализированными элементами контекста типа нести чепуху (ерунду, ересь, чушь, галиматью ).

Имеет место в сфере фразеологии также и семантическое варьирование – многозначность. Один и тот же фразеологический оборот может иметь несколько значений. Например, фразеологизм поставить на ноги имеет три значения:

- ‘вылечить’;

- ‘вырастить, воспитать, довести до самостоятельности детей’;

- ‘вызвать к действию, заставить действовать в каком-либо направлении’.

Так же как при семантическом варьировании слов, различное осмысление одного и того же оборота определяется контекстом.

Широко распространена среди фразеологизмов и синонимия. Можно привести целый ряд фразеологических оборотов, служащих для передачи одного и того же понятийного содержания. Например, значение ‘внезапно исчез’ выражается фразеологическими оборотами типа: и был таков, и след простыл, поминай как звали, только его и видели, как ни бывало, как сквозь землю провалился, как в воду канул. Близки по значению и такие обороты, как бывалый человек, стреляный воробей, тертый калач .

В языке современных СМИ можно встреть окказиональные трансформации фразеологизмов. В одних случаях такие трансформации происходят без особой установки на экспрессивность, но не без оснований.[10] К ним можно отнести расширение сочетаемости, например: краеугольный камень – краеугольный вопрос ; контаминацию близких по смыслу оборотов, например: играть роль и иметь значение в речи часто используются в «перепутанном» виде – иметь роль, играть значение. В качестве подобного примера может быть приведена фраза из речи телевизионного комментатора: Мы сегодня закладываем какие-то правильные камни в основу нашего цикла , - где контаминированы обороты класть в основу и краеугольный камень .

В публицистических текстах зачастую встречается нарочитая трансформация фразеологизмов, при которой возникают известные сдвиги в их семантике, повышаются их экспрессивность и образность. Трансформации бывают очень разнообразными. Одним из примеров является «оживление» внутренней формы за счет использования в контексте элементов фразеологизма в свободном значении, например: Здесь все было нараспашку – и двери теплушки, и телогрейки, и души ребят, где фразеологизм душа нараспашку повышает свою выразительность за счет сочетаемости слова нараспашку со словами дверь и телогрейка , оживляющей его внутреннюю форму.

Повышению экспрессивности может способствовать замена одного компонента словом иной стилистической маркированности, например: пялить взор (пялить глаза ). Тому же служит введение во фразеологизм дополнительных компонентов, чаще определений, например: свалял дурака – свалял большого дурака , игра судьбы – игра злой судьбы. Даже и словообразовательные модификации могут быть средствами усиления экспрессивности, оживления фразеологизма, например: ниже воды, тише травы – «все эти мелкие людишки, травки ниже, водицы тише…» .

В газетных и журнальных статьях часто можно встреть авторские фразеологизмы, образованные по известным моделям, например: как от неба до земли (‘далеко’) – как нейлону до хлопка.

Фразеологические единицы в своем первозданном виде применяются во всех стилях речи, в публицистических произведениях. В основном они включаются в текст без изменений. Однако могут творчески видоизменяться авторами, которые мастерски используют их стилистические возможности. Выделяются в языке средств массовой информации и отдельные типы индивидуально художественной обработки устойчивых сочетаний и их употребления в том или ином тексте.

1. Структура фразеологизма не меняется, но он получает иное смысловое содержание в результате включения его в новое словесное окружение, в связи с различного рода изменениями его внешних дистрибутивных связей: В конце концов своя в доску четвертая Дума сыграла роковую роль в судьбе монархии . ( В.Цепляев «Думский круговорот», Аргументы и факты, 2004, №2.).

2. Обновляется лексико-грамматический состав фразеологизма в результате замены отдельные его компонентов другими словами. Происходить своеобразная деформация фразеологического оборота, текст которого легко восстанавливается: «Моя безличная жизнь » (личная жизнь); «Кромешный рай» (ад кромешный)

3.Фразеологизм дается как свободное сочетание слов, производится его намеренная конкретизация: Была одержана нелегкая победа .

Индивидуальному преобразованию в языке средств массовой информации могут подвергаться все фразеологические обороты независимо от их происхождения, стилистической окраски и семантической спаянности компонентов. Однако фразеологизмы, общее значение которых не выводимо ни из значений составляющих их слов, ни из их образного переосмысления (то есть фразеологические сращения), значительно реже подвергаются трансформации.

Умелое использование фразеологических богатств способствует большей образности и выразительности современного языка средств массовой информации, а следовательно, позволяет оказывать большее влияние на читателей, слушателей и зрителей.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы рассмотрели в данной работе основные сведения о фразеологических единицах лексики русского языка и их использовании в языке средств массовой информации.

В ходе работы мы выяснили, что фразеологизмы имеют много общего со словами по своему значению и по роли в процессе общения. Как и слова, они обладают лексическим значением и характеризуются лексической неделимостью. Они называют единое понятие, явление, качество, состояние, признак. Поэтому нередко фразеологизмы синонимичны словам. Однако в них есть также черты словосочетаний и предложений.

Фразеологические обороты – яркое стилистическое средство, они делают речь образной и точной, красочной и выразительной, оживляют и украшают повествование. Именно поэтому они так широко используются современными СМИ. В языке современных средств массовой информации используются все виды метафорических фразеологизмов, не зависимого от того, с какой сферой они связаны по своему происхождению.

В языке СМИ возможно использование фразеологических единиц как в их первоначальном виде, так и в трансформированном. В публицистических текстах зачастую встречается нарочитая трансформация фразеологизмов, при которой возникают известные сдвиги в их семантике, повышаются их экспрессивность и образность.

В публицистике используются, как правило, литературно-книжные фразеологизмы. Они имеют повышенную экспрессивно-стилистическую окраску, являются стилистически маркированными. В эту группу входят крылатые слова, мифологические и библейские выражения, фразеологизмы терминологического характера

Цель СМИ – воздействовать на слушателя, зрителя, читателя. Фразеологизмы являются одним из эффективных средств ее решения.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Бабкин А.М. Русская фразеология, ее развитие и источники. – Л., 1970.

2. Баранов М.Т. Русский язык: Справочник для учащихся. – М., 1984.

3. Виноградов В.В. Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины. – М., 1977.

4. Гвоздарев Ю.А. Фразеологические сочетания современного русского языка. – Ростов-н/Д., 1973.

5. Диброва Е.И. Вариативность фразеологических единиц в современном русском языке. – Ростов-н/Д., 1979.

6. Диброва Е.И., Касаткин Л.Л., Щеболева И.И. Современный русский язык. – Ростов-н/Д., 1997.

7. Жуков В.П. Русская фразеология. – М., 1986.

8. Жуков В.П. Семантика фразеологических оборотов. – М., 1988.

9. Копыленко М.М., Попова З.Д. Очерки по общей фразеологии. – Воронеж, 1972.

10. Копыленко М.М., Попова З.Д. Очерки по общей фразеологии: Фразеосочетания в системе языка. – Воронеж, 1989.

11. Кузнецова Э.В. Лексикология русского языка. – М., 1989.

12. Ларин Б.А. Очерки по фразеологии // История русского языка и общее языкознание. – М., 1977.

13. Мисири Г.С., Габ С.П. Русский язык. – М., 1979.

14. Молотков А.И. Основы фразеологии русского языка. – М., 1985.

15. Современный русский язык. Ч. 1. Фонетика. Лексикология. Фразеология / Под ред. П.П. Шубы. – Мн., 1998.

16. Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. – М., 1985.


[1] Баранов М.Т. Русский язык: Справочник для учащихся. – М., 1984, с.281.

[2] Кузнецова Э.В. Лексикология русского языка. – М.: Высш. шк., 1989, с. 194.

[3] Бабкин А.М. Русская фразеология, ее развитие и источники. – Л.: Наука, 1970, с. 42.

[4] Кузнецова Э.В. Лексикология русского языка. – М.: Высш. шк., 1989, с. 201.

[5] Виноградов В.В. Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины. –М., 1977, с. 118.

[6] Ларин Б.А. Очерки по фразеологии // История русского языка и общее языкознание. – М., 1977, с.125.

[7] Гвоздарев Ю.А. Фразеологические сочетания современного русского языка. – Ростов н/Д, 1973, с. 34-38

[8] Современный русский язык. Ч.1. / Под ред. П.П.Шубы. – Мн., 1989, с. 352.

[9] Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. – М., 1985, с. 219.

[10]

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  885  886  887   ..