Главная      Лекции     Лекции (разные) - часть 9

 

поиск по сайту           правообладателям

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  90  91  92   ..

 

 

Учебно-методическое пособие для студентов Издательский центр “Наука Саратов 2006

Учебно-методическое пособие для студентов Издательский центр “Наука Саратов 2006

С. Ф. Мартынович

Философские науки

Учебно-методическое пособие для студентов

Издательский центр “Наука”

Саратов 2006

УДК 1(075.8)

ББК 87я73

М29

Рецензенты:

Позднева Светлана Павловна, доктор философских наук, профессор,
зав. кафедрой философии и методологии науки Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского;

Лосева Ольга Анатольевна, доктор философских наук, профессор кафедры культурологии Саратовского государственного технического университета.

Мартынович С. Ф.

М29 Философские науки: Учебно-методическое пособие для студентов. – Саратов: Издательский центр “Наука”, 2006. – 221 с.

ISBN 5-91272-038-1

Аннотация

Учебно-методическое пособие для студентов “Философские науки” содержит следующие рабочие программы: Философия , Природа философского знания , Философия и методология науки , Философия и методология науки Карла Поппера , Методология гуманитарного познания . Описана также проблематика специального семинара “Философское, научное и гуманитарное знание: эпистемология и онтология ”.

Пособие предназначено для студентов высших учебных заведений – высших образовательных учреждений, обучающихся по специальности Философия, а также по нефилософским специальностям. Оно полезно для организации учебной и научной работы студентов, аспирантов и научных работников.

УДК 1(075.8)

ББК 87я73

ISBN 5-91272-038-1

© Мартынович С. Ф., 2006

© Издательский центр “Наука”

Оглавление

Введение. 4

I. Философия. 4

II. Природа философского знания. 118

III. Философия и методология науки. 138

Тема 1. Философия науки и ее статус в системе философского знания. 158

Тема 2. Концепции философии и методологии науки, их историческое многообразие и проблема единства. 159

Тема 3. Проблемы теории знания и научного познания в “Критике чистого разума” и в “Метафизических началах естествознания” И.Канта. 160

Тема 4. Философия науки А.Пуанкаре. 160

Тема 5. Программа эмпирического анализа научного познания Б. Рассела. 160

Тема 6. Концепция логики научного исследования и эмпирический реализм К. Поппера. 161

Тема 7. О влиянии философских концепций на развитие научных теорий. 161

Тема 8. Концепция философских оснований физики Р. Карнапа. 161

Тема 11. Плюралистическая методология науки П. Фейерабенда. 162

Тема 12. Тематический анализ науки Дж. Холтона. 162

Тема 14. Теоретическое и эмпирическое знание в научном познании. 163

Тема 15. Научное познание как деятельность. 163

Тема 16. Начальные вопросы философии естественных наук. 164

Тема 17. М.Планк о природе физического познания. 164

Тема 18. А.Эйнштейн о категориях мышления, понятиях физической теории и их отношении к реальности. 164

Тема 19. Н.Бор о теории физического познания и идеалах физического описания. 165

Тема. 20. Концепция философии физики М. Бунге. 165

Тема 21. Философия биологии М. Рьюза. 165

Тема. 22. Категории мышления нелинейной динамики и их общенаучное значение. 165

Тема 23. Знание, рациональность и ценности как проблемы современной философии науки. 166

IV. Философия и методология науки Карла Поппера. 180

V. Методология гуманитарного познания. 188

VI. Специальный семинар. 214

“Философское, научное и гуманитарное знание: эпистемология и онтология”. 214

Заключение. 220

Введение

Актуальность философского знания все более возрастает в условиях нестабильности природных, социальных и культурных процессов, в период быстрого роста научного знания и инновационных технологий. Глобализм как способ бытия и тип мышления высвечивает обострение экзистенциальных проблем современной цивилизации.

Традиции современного философствования, осмысливая жизненные проблемы человека, общества, человечества, все в большей мере обретают статус философии как мудрости жизни. Поэтому изучение философии, личное философствование имеет не только профессиональный смысл, но и бытийно-жизненное значение.

I. Философия

Рабочая программа по дисциплине Философия для специальностей 010400 - Физика , 113800 – Радиофизика и электроника .

Реализуется на факультете нелинейных процессов.

Рабочая программа составлена в соответствии с Государственным образовательным стандартом специальностей 010400 Физика , 113800 Радиофизика и электроника .

Вид учебной работы

Бюджет времени по формам обучения, час

очная

очно-заочная

заочная

полная программа

ускоренные сроки

полная программа

ускоренные сроки

Аудиторные занятия, всего

32

в том числе:

- лекции

32

- лабораторные (практические)

- семинарские

Самостоятельная работа студентов

Зачеты, +/-

+

Экзамены, +/-

Контрольные работы, количество

, +/-

Раздел 1. Организационно-методическое сопровождение.

Целью изучения студентами специальностей для специальностей 010400 Физика , 113800 Радиофизика и электроника . учебной дисциплины Философия является формирование у них знаний о природе философии, ее роли в современной жизни.

В качестве задач выступает изучение философии как метафилософии, как истории философии, изучение общих и особенных тем философии.

Философия занимает вполне определенное место в учебном процессе специальностей 010400 Физика , 113800 Радиофизика и электроника .

Изучение курса философии находится в коррелятивных отношениях как к современному состоянию философии, так и к истории философии в целом. Это обстоятельство определяет содержание данной учебной дисциплины.

Общие требования к образованности студентов специальностей 010400 Физика , 113800 Радиофизика и электроника по Философии , требования к знаниям и умениям по Философии :

- необходимо знать специфику философского мышления и возможности его применения в жизни;

- необходимо уметь критически оценивать предпосылки определенных концепций философии, уметь выявлять их методологическое содержание применительно к наукам, к различным сферам общественной жизни.

Методические рекомендации преподавателю.

Преподавание курса Философия базируется на изучении корпуса текстов классиков философской мысли, на осмыслении возможностей применения философских идей в опыте жизни. Это обстоятельство определяет содержание и методику построения лекций и других форм учебного процесса.

Понимание философии как исследования природы вещей, как познания вечного, непреходящего сущего, как науки о первых причинах и началах вещей, как пути для достижения счастья посредством разума свойственно античной традиции. Позиционирование философии как мирской мудрости, основанной на естественном свете человеческого разума, как единой науки, существующей в форме понятия, как трансцендентальной истории самосознания, как учения об абсолюте, как науки о разуме, постигающем самого себя, характеризует осмысление предметности и проблемности новоевропейского философствования.

Осмысление философии как исследования соотношения мышления человека и бытия человека, как изучения универсальных законов природы, общества и мышления, как стратегии переоценки всех ценностей культуры, как процедуры прагматического улучшения опыта, как анализа языка, как герменевтики бытия понимающего, как рефлексии культуры помечает пути самосознания философии постклассического периода.

Философия XX века, как и прошлых веков, находится под определенным влиянием культуры. Культура модерна и постмодерна так или иначе соотнесена с философией. Классическая идея истины воспринимается при определенном подходе как устаревшая при ее сопоставлении с постмодернистской практикой интерпретации, оценки и переоценки всех ценностей культуры, в том числе и культуры мышления.

Рациональность познания, например, исследуется как сама по себе, так и в ее естественных отношениях к рациональности деятельности, практики. Проблематично само понятие рациональности. Правомерно ли отождествление рациональности и логичности? Если нет, каково место логического следования в содержании рациональности исследования? Являются ли телеологичность и нормативность атрибутивными свойствами рациональности, если рациональность не редуцируется к логичности? Каков статус аксиологичности мышления и исследования, и как аксиологичность деятельности соотнесена с рациональностью деятельности? Эти и многие другие вопросы описывают проблематичность современной философии интерсубъективности.

В историческом бытии философии опредметились архетипы философствования: философия объективности, философия субъективности, философия интерсубъективности.

В контексте архетипа интерсубъективности разрабатываются возможности антропологического философствования, осуществляется лингвистический поворот в философии, который активизирует аналитический проект. Развивается психоаналитическая программа философских исследований. Строятся программы трансцендентально-феноменологического исследования сознания. В центре внимания оказывается коммуникативная природа человека, тема оценки ценности вещей, проблема значения значения, феномен коммуникации многих я . Современная философия многовариантно эволюционирует в контексте архетипа философии интерсубъективности, прокладывая различные тропы философствования.

Коммуникативная природа философии интерсубъективности обнаруживает себя в понимании основного вопроса философии. Вопросы: Что есть сущее? Что есть человек? уступают место вопросам, подобным вопросам Кто мы? На что мы можем надеяться? Дискурс чтойности заменяется дискурсом ктойности. В нем элиминируется понятие сущности, устраняется оппозиция явления и вещи в себе, что ведет к преодолению метафизического удвоения мира. Метафизика уступает место социально-коммуникативным процессам, например политике. Это задает иную интерпретацию научному познанию, его природы. В контексте дискурса ктойности философия будущего Р. Рорти исходит из практического, проективного отношения конкретного эмпирического человека к миру. Философия понимается как глобальный разговор, ведущий к возникновению принципиально нового мирового сообщества, мировой культуры. Вопрос Кто мы? требует не предсказания будущего, а его проекта . Спрашивать, кто мы, значит, спрашивать, какое будущее нам следует попытаться совместно построить (Rorty R. 1996b). Р. Рорти указывает на неполноту субъект-объектного мышления, свойственного метафизическому мышлению. Он полагает, что ценности, смыслы как единство теории и практики, философии и жизни определяют суть философии интерсубъективности, так как они обладает онтологическим статусом, который не редуцируется ни к субъективности, ни к объективности (Rorty, R, 2000; 1996a; 1993).

Л.Фейербах разрабатывал принципы антропологического философствования в ситуации перехода от философии тождества к философии различия. В противоположность принципу тождества, реализуемому в первом томе своей “Истории философии”, немецкий философ выдвинул “принцип различия, индивидуальности, чувственности, но выдвинул номиналистически, абстрактно, выразил не в чувственных формах и даже вразрез с ними” (Фейербах, Л., 1967a, 40). Перейдя от рассмотрения соотношения бытия и мышления с позиций принципа тождества к рассмотрению их соотношения с позиций принципа различия, Л.Фейербах вводит понятие антропологической истины, которая соотносится с непосредственной очевидностью. Он полагал, что человека можно убедить в истине лишь в том случае, если превратить ее из мысленной, умозрительной сущности (ens rationis) “в сущность, подобную человеку, в чувственную сущность” (Фейербах, Л., 1967a, 37). Подчеркивая противоречивый, развивающийся посредством разрешения противоречий характер философии, он показывал соотносительность теории и практики во времени: разве для ближайшего “будущего не становится делом практики то, что сейчас имеет значение лишь теории?” (Фейербах, Л., 1967a, 37).

Эволюция философского творчества Л.Фейербаха шла в направлении от абстрактного понимания тождества мышления и бытия к антропологическому пониманию соотношения бытия и мышления. Говоря о себе во втором лице, он отмечал завершающий этап эволюции своего мышления: “Прежде ты думал, а также и высказывал, хотя не формально, не словесно, а фактически: истинное должно быть наличным, действительным, чувственным, наглядным, человеческим; теперь ты вполне последовательно выражаешься обратным способом: только действительное, чувственное, человеческое есть истинное” (Фейербах, Л., 1967a, 39).

Чувственный, конкретный способ созерцания и изложения Фейербах сделал универсальным методом философствования. Даже в области истории философии он “абстрактное связывал с конкретным, нечувственное с чувственным, логическое с антропологическим” (Фейербах, Л., 1967a, 39). В контексте так понимаемого антропологического философствования конкретным становится понятие самоочевидного. Для человека самоочевиден человек и “непосредственно очевидно только бытие природы” (Фейербах, Л.,1967a, 40).

Подчеркивая возможную и действительную непоследовательность философских учений (можно признавать истинность чувственного в области естественнонаучной и все–таки отрицать ее в философской, можно одновременно быть и материалистом и спиритуалистом и т.п.), Фейербах отмечает, что он от естественнонаучной реальности чувственного пришел к его абсолютной реальности. Так антропологический способ философствования эксплицируется посредством понятия абсолютной реальности чувственного. В контексте антропологического метода мышления эмпиризм становится делом философии. Антропологизм понимался как преодоление разлада между абстрактным пониманием сущности разума, философии и действительной чувственной сущностью природы и человечества. Термины действительная чувственная сущность природы и действительная чувственная сущность человечества есть продукты антропологического философствования в трактовке Фейербаха, поскольку именно в контексте этой философии данные термины наделяются концептуальными коммуникативными значениями.

Переход на позиции антропологизма оценен Фейербахом как превращение философа в человека, а освобождение от установок философии тождества субъективно переживалось как окончательное стряхивание с себя философа. Вопрос о соотношении бытия и мышления приобрел человеческое звучание. Он стал вопросом о соотношении бытия и небытия человека, вопросом о соотношении бытия человека и мышления человека. Тема бытия и небытия людей, тема бытия и мышления людей становятся аутентичными темами философского поиска. Тем самым философский антропологизм теоретически воздал человеку человеческое. Посредством этого перехода традиционные темы метафизики (скажем, бытие, небытие, мышление, тождество, различие, равенство, справедливость) стали темами философского человекознания, в контексте которого методологически обосновано утверждение: “я отрицаю отрицание человека, я утверждаю чувственное, истинное, следовательно, неизбежно также политическое, социальное место человека…” (Фейербах, Л., 1967a, 44).

Личной задачей философа стало “основательное исследование и исцеление головных и сердечных болезней человечества” (Фейербах, Л., 1967a, 44). Антропологическое понимание темы соотношения бытия и мышления ставило в центр философского интереса вопрос о практическом отношении человека к миру, о его политическом и социальном месте в нем.

Антропологическая философия может развиваться как философия поступка. Единичный поступок — единство случайного и необходимого. “Моя способность к деятельности, взятая в целом, т.е. моя сущность, не исчерпывается в этом отдельном поступке; следовательно, данный поступок, взятый по отношению к целому, есть поступок не необходимый, а случайный. Но по своему содержанию, значению, сущности он необходим для меня как индивида, обладающего определенной сущностью” (Фейербах, Л.,1967b, 250—251). Индивид как Я есть не только определенный человек, но и человек вообще в определенном индивидуальном образе. Понятие человека вообще, родового человека, существующего во мне, выражается через качества совести, любви, уважения к другим людям, через сознание своих собственных границ.

Я как индивид, представляющий человека вообще, отношусь к миру практически и теоретически. Практическая точка зрения есть точка зрения жизни, при которой “я отношусь лишь как индивид или личность к объектам и субъектам или другим лицам помимо меня. Суть этих отношений составляет жизнь” (Фейербах, Л.,1967b, 252). В контексте практики личность является главной стороной отношения. В контексте теоретического отношения личность есть нечто побочное: “само мышление, на которое опирается наука, по своей природе есть абсолютное безразличие ко всякой индивидуальности” (Фейербах, Л., 1967b, 253).

Познаваемый предмет различно оценивается с практической и теоретической точки зрения. Практическое отношение к познаваемому предмету выявляет, чем предмет является для меня. Теоретическое отношение человека к познаваемому предмету обнаруживает, что есть предмет сам по себе. “Действуя практически, я субъективен, действуя теоретически — объективен. Мышление есть способность, принцип объективности в человеке” (Фейербах, Л.,1967b, 254). Как мыслящее существо, я не личное существо, а существо всеобщее, считает Фейербах. Однако понятие всеобщности разума корректируется в контексте антропологического философствования, для которого непосредственность чувственности самоочевидна. Антропологический метод ищет чувственной данности мышления, находит ее в языке и понимает, что “все затруднения и тайны логоса, в смысле разума, находят разрешение в значении слова! Вот почему слова Гайма: “Критика разума должна превратиться в критику языка” — в теоретическом отношении кажутся мне столь близкими”. (Фейербах, Л.,1967b, 256).

Антропологическая коррекция понятия личности приводит к открытию того, что “в ощущении я не менее всеобщ, чем в мышлении единичен. Согласованность в мышлении зиждется только на согласованности в ощущении. Разум один только там, где также одно сердце. Всякое человеческое общение основывается на предпосылке одинаковости ощущения у людей” (Фейербах, Л.,1967b, 256).

Антропологический метод является специфическим обоснованием лингвистического поворота в исследовании мышления, сознания, познания, науки, осознание значимости которого является принципом аналитического философствования, принципом философии анализа.

Речь обращена к осознанию предрассудков нашего рассудка. Развертывая свой проект вненравственного дискурса, Ницше изобрел для себя идеальный объект - свободные умы , которые не существуют, но могли бы существовать в будущем. Для ускорения их прихода нужно описать, в чем состоят условия и пути их прихода. Для того, чтобы связанная душа стала свободной, ей нужно пережить великий разрыв . Обязанности связывают людей. Великий разрыв приходит для связанных людей внезапно. Юная душа переживает молнию презрения к тому, что звалось ее обязанностью. “Это есть вместе с тем болезнь, которая может разрушить человека – этот первый взрыв силы и воли к самоопределению, самоустановлению ценностей, это воля к свободной воле” (Ницше, Ф., 1998, 16).

Свободный ум – понятие относительное. Свободный ум мыслит иначе, чем полагается традицией. Он является исключением, связанные умы олицетворяют правило, поддержанное традицией. Мысль человека опредмечивается в его поступках. Свободный ум может совершать свободные поступки, несоединимые со связанной моралью (Ницше, Ф., 1998, 154). Имеет ли преимущества в познании свободный ум перед умом связанным? “К существу свободного ума не принадлежит то, что он имеет более верные мнения, а лишь то, что он освободился от всякой традиции, все равно, успешно или неудачно” (Ницше, Ф, 1998, 154). Дух искания истины есть определенность свободного ума: он требует оснований. Связанные умы требуют только веры. Свободный ум вопреки традиции стремится к личному познанию мира.

Свободный ум творит мир культуры из ничего посредством своей свободной воли. Связанный ум отличается от свободного тем, что вместо того, чтобы создавать мир из ничего, он создает из мира ничто (Ницше, Ф., 1998, 285). В полдень своей жизни свободный ум понимает, что проблема иерархии ценностей есть его проблема.

Неисторическое понимание человека – существенный недостаток метафизической философии. Как и Маркс, Ницше критикует идею человека вообще, которая предпосылалась мышлению как некая вечная истина, “как неизменное во всеобщем потоке, как надежное мерило вещей” (Ницше, Ф., 1998, 22). Метафизическая философия не усвоила того, что “человек есть продукт развития, что и его познавательная способность есть продукт развития” (Ницше, Ф., 1998, 22). Поэтому то, что воспринимается в качестве неизменных фактов человеческой жизни, является продуктом развития исторического человека. Представление о неизменном человеке вообще, о вечном человеке едва ли можно применить как принцип понимания мира. Ницше считает, что “вся телеология построена на том, что о человеке последних четырех тысячелетий говорят как о вечном человеке, к которому все вещи в мире изначально имеют естественное отношение. Однако все возникло; не существует вечных фактов , как не существует абсолютных истин. – Следовательно, отныне необходимо историческое философствование , а вместе с ним и добродетель скромности” (Ницше, Ф., 1998, 22).

Преодоление метафизической философии предполагает понимание, реконструкцию начала метафизики. “В эпохи грубой, первоначальной культуры человек полагал, что во сне он узнает другой реальный мир ; здесь лежит начало всей метафизики” (Ницше, Ф., 1998, 24). Деление мира на две половины, удвоение мира, деление на душу и тело, допущение воображаемого душевного тела, вера в духов - все это связано с древним пониманием сна, нашей деятельности сновидения.

Веру в метафизические допущения воспитывали самые худшие методы познания. Открыть эти методы, значит, опровергнуть их. Если метафизический мир и мог бы существовать, то о нем нельзя было бы высказать ничего, кроме того, что он иной мир, недоступное, непостижимое иное бытие. “Это была бы вещь с отрицательными качествами” (Ницше, Ф., 1998, 26). Познание этого мира есть самое безразличное из всех познаний.

Опыт освоения мира человеком опредмечивается в языке. Язык устанавливает особый мир культуры, посредством которого человек овладевает природным миром. Вера в понятия и имена вещей как в вечные истины создавала убеждение, что в языке человек владеет познанием мира. Человек как творец языка мнил, что он выразил в словах высшее знание вещей. В действительности “язык есть первая ступень в стремлении к науке” (Ницше, Ф., 1998, 27).

Отождествление нетождественного является определенным принципом мышления. Логический закон тождества есть его выражение и опредмечивание. Закон тождества является фундаментальной идеализацией мира человеком, которая необходима для его познания. Но если эта идеализация как методологический прием онтологизируется, если логические идеализации применяются как обоснование первых принципов метафизики, то логическая идеализация становится онтологическим заблуждением. В том смысле логика не должна быть основанием онтологии.

Научное познание стремится к точности. Учение о числе, открывающее законы чисел, применяется для повышения точности научного познания. Арифметика опирается на логический закон тождества, возможность формулирования которого в свою очередь генетически предполагала веру в существование одинаковых вещей, “тогда как в действительности нет ничего одинакового” (Ницше, Ф., 1998, 34).

Вся научная работа состояла в том, чтобы разложить всё вещеобразное (материальное) на движения и выразить их в точном знании. Наш разум предписывает законы понятию природы. “К миру, который не есть наше представление, совершенно неприменимы законы чисел: последние имеют значение только для человеческого мира” (Ницше, Ф., 1998, 35). Это обусловлено тем, что логика и математика исходят из принципа отождествления того, что реально нетождественно.

Вера в реальную нетождественность явлений вообще есть предпосылка философского мышления Ницше. На ней основано философское мышление нетождественности, множественности, рассеяния. Мысля о так понятой действительно освобождающей философской науке, Ницше полагает, что она устраняет духовные потребности, обусловленные представлениями, проистекающими только из заблуждений разума. Природа – основное нелогическое отношение ко всем вещам. Поэтому наивно верить, “что природа человека может быть превращена в чисто логическую” (Ницше, Ф., 1998, 43). Нелогичность есть существенное определение человека. К тому же человек как мера всех вещей есть не неизменная величина. Когда жизнь является предметом оценки, становится понятным, что все суждения о ценности жизни развиты нелогично.

У Ницше обнаруживается понимание обусловленности мышления и познания антропологическим фактором. Бессознательное психологическое бытие личности оценивается философом как универсум детерминации нашего мышления. По Ницше, человек бессознательно ищет принципов и учений, которые соответствовали бы его темпераменту. Эта постоянная обусловленность приводит к видимости, будто принципы и учения создали наш характер. “Мы стремимся, по–видимому, задним числом сделать наше мышление и суждение причиной нашего существа; но фактически наше существо есть причина, по которой мы мылим или судим так или иначе” (Ницше, Ф., 1998, 278).

Если принципом классического философствования можно считать принцип единства или тождества, то принципом постклассического философствования является принцип нетождественности или принцип множественности. Для обогащения познания, считает Ф.Ницше, не следует однообразить себя одним родом воззрений. Большую ценность имеет, напротив, “умение прислушиваться к тихому голосу различных жизненных положений” (Ницше, Ф, 1998,282). Этим самым человек не превращает себя в застывшую, постоянную, единственную личность.

Архетип философии интерсубъективности, формирующийся в мышлении Ницше, предполагает понимание нередуцируемой роли культуры в развитии мышления. Поэтому актуальны положения философа о методологии познания культуры. “Лучшие открытия о культуре человек делает в себе самом, когда он находит в себе господство двух разнородных сил” (Ницше, Ф., 1998, 184). К примеру, искренняя увлеченность человека одновременно искусством и наукой побуждают к созиданию в себе соответствующего здания культуры, в котором две увлеченности примиряются некими промежуточными силами. Подобная структура культуры отдельной личности аналогична структуре культуры определенных исторических эпох. “Ибо всюду, где развивалась великая архитектура культуры, её задачей было принудить к миру противоборствующие силы с помощью накопления сверхмощного запаса прочих, менее несовместимых сил, не подавляя первых и не налагая на них оков” (Ницше, Ф., 1998,185).

“Из тех времен, когда люди были приучены верить в обладание безусловной истиной, проистекает глубокое нерасположение ко всем скептическим или релятивистическим позициям в отношении каких–либо вопросов познания” (Ницше, Ф., 1998,288). Развитие человеческого разума приводит к возникновению научного духа, который формирует в человеке добродетель осторожного воздержания, мудрую умеренность, свойственную в большей мере практической жизни, чем жизни теоретической. Тот, кто не прошел школы различных убеждений, не усвоил уроков развития разума, тот “совсем не может понять, что должны существовать и другие мнения” (Ницше, Ф., 1998,289).

В культуре разума, усвоившего уроки скептицизма и релятивизма, освоившего строгие методы научного мышления, догматический пафос обладания безусловной истиной уступает место более мягкому пафосу искания истины, “который умеет неутомимо переучиваться и заново исследовать” (Ницше, Ф., 1998, 290).

В концепции философии Ницше базисным является понимание человека: “человек есть нечто, что должно превзойти” (Ницше, Ф., 1998,299). В этом направленном движении происходит переоценка ценностей. Телесный мир в целом, в особенности телесный мир человека приобретают свою нередуцируемую значимость: ”теперь хулить землю – самое ужасное преступление” (Ницше, Ф., 1998,300). Презрение души по отношению к телу перестает быть добродетелью.

Незавершенность человеческой природы выражается в положении: человек – это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, – канат над пропастью (Ницше, Ф., 1998,301). Человек сам по себе понимается не как цель, а как переход, как движение к какому-то новому состоянию. Творческий хаос, являющийся источником нового, приглушается культурой. Ницше утверждает: “в вас есть еще хаос” (Ницше, Ф., 1998,303). Значит, еще есть надежда на преодоление состояния самоуспокоенности.

Интересно, как поясняется специфика мышления последнего человека. Он ставит вопросы: что такое любовь? что такое творение? что такое звезда? И не находит на них ответа.

Говоря о новом понимании соотношения души и тела человека в свете стратегии переоценки всех ценностей, Ницше констатирует: “Твоя душа умрет еще скорее, чем твое тело: не бойся же ничего!” (Ницше, Ф., 1998,305).

Переоценка ценностей и созидание новых ценностей понимается как преобразование духа. В уединенной пустыне самопознания дух, подобно льву, стремится к свободе, к самоопределению. Он стремится преодолеть требование: “Ты должен”. И противопоставляет ему свое “Я хочу”. Ценности долженствования тотально отрицают требование “Я хочу”. “Создавать новые ценности – этого не может еще лев; но создать себе свободу для нового созидания – это может сила льва” (Ницше, Ф., 1998,312). Сказать нет долгу традиции – в этом новое состояние духа.

Но созидающий дух не может остановиться на отрицании. Созидание есть утверждение. Для детской игры созидания нужно слово утверждения: “своей воли хочет теперь дух” (Ницше, Ф., 1998,313), создавая свой собственный мир ценностей и оценок.

Мое Я как самое правдивое бытие становится созидающим, хотящим и оценивающим Я. Оно есть мера и ценность вещей. Это Я говорит о теле и стремится к телу, даже когда оно творит и мечтает. Земная голова человека земли создает смыслы бытия. Сомнение более не находится вне закона. Голос здорового тела осмысливается как более правдивый голос.

Осознание ценности нашей телесности представлено Ницше самосознанием ребенка: ”Я тело и душа” – так говорит ребенок. И почему не говорить, как дети?” (Ницше, Ф., 1998,318). Эта гармония нарушается пробуждающимся самосознанием, которое утверждает лишь телесность, понимает Я как тело, только тело, а душу понимает как слово для обозначения чего-то в теле. Тело истолковывается как большой разум, как множество с одним сознанием. Орудием тела как большого разума является маленький разум, который обычно называли духом. Дух человека понимается как игрушка тела, т.е. большого разума. Специфика тела как большого разума выражается тем, что тело не говорит “Я”, а делает Я. Чувство и ум не имеют в себе своей цели, они есть лишь орудия по отношению к тому, что Ницше обозначает термином Само . Само понимается как руководящее начало по отношению к Я. Само определяет мысли и чувства нашего Я.

Детерминирующее влияние нашей телесности выражается тем, что тело оказывается более разумным, чем так называемая наша высшая мудрость. Само понимается как основание для нашего Я и является суфлером его понятий. Так Ницше выражает мысль о телесной обусловленности нашего мышления, а вместе с ним и нашего познания.

Само как созидающее тело руководит нашим Я: здесь ощущая боль! здесь чувствуй радость! Поэтому Я должно думать о том, как бы больше не страдать, как бы почаще радоваться. Для этого именно оно должно думать. В этом состоит феномен телесной детерминации деятельности нашего Я. “Созидающее тело создало себе дух как длань своей воли” (Ницше, Ф., 1998,319).

В природе человека вкладывать ценности в вещи, придавать вещам человеческий смысл. Оценивать – значит созидать мир оцененных вещей. “Через оценку впервые является ценность” (Ницше, Ф., 1998,339). Оценка делает осмысленным бытие человека.

Акцентирование телесности человека в понимании детерминации сознания Ницше связывает с волей. Воля как практическое отношение к миру должна ограничить сферу возможного для мышления. Наше предположение не должно, по мысли Ницше, простираться дальше нашей созидающей воли. Надо, чтобы воля к истине превратилась в человечески мыслимое, видимое, чувствуемое. Учение же о едином, полном, неподвижном, непреходящем он оценивает как враждебное человеку. “Все непреходящее есть только символ!” (Ницше, Ф., 1998,359).

Развивая учение о волютивной природе человека, Ницше утверждает, что истинное учение о воле и свободе состоит в том, что воля освобождает. Даже в познании он чувствует радость рождения и становления своей воли. “В оковы ложных ценностей и слов безумия” (Ницше, Ф., 1998,363) закованы многие на земле. Исходить из свободы и ступать по коврам познания – вот способ избавления, который видится Ницше.

Самым опасным из всех заблуждений было заблуждение догматиков, т.е. “выдумка Платона о чистом духе и о добре самом по себе” (Ницше, Ф., 1998,560). Борьба с догматизмом породила в Европе напряжение духа, которое, по Ницше, привело к возникновению свободных умов.

“Основная вера метафизиков есть вера в противоположность ценностей ” (Ницше, Ф, 1998,563). Скептическое сомнение было бы полезным в осознании и преодолении этой веры. Сомнение было бы полезным при рассмотрении как вопроса о том, существуют ли вообще противоположности, так и вопроса о том, что более ценно для жизни – истина или ложь, воля к истине или воля к обману, созерцание или желание… Принятые системы ценностей и противоценностей, системы положительных и отрицательных оценок также нагружены предрассудками.

Философское мышление, по оценке Ницше, во многом отнесено к деятельности инстинкта: “большею частью сознательного мышления философа тайно руководят его инстинкты, направляющие это мышление определенными путями” (Ницше, Ф, 1998,564). Вся логика укоренилась в принятой системе ценностей. В логическом мышлении определенное имеет большую ценность по сравнению с неопределенным. Иллюзия ценится меньше, чем истина. Наличные оценки ценности этих феноменов культуры нужны “как раз для поддержки существования таких созданий, как мы” (Ницше, Ф., 1998,564). Тогда возникает древний вопрос о том, является ли человек “мерой всех вещей…”, мерой оценки ценности всех феноменов культуры?

“В каждой философии есть пункт, где на сцену выступает “убеждение” философа” (Ницше, Ф., 1998, 567). В качестве примера тиранизирующего действия на мышление идеала философствования Ницше приводит философию стоиков. Стоический императив “жить согласно с природой” выдвигает невыполнимый идеал, так как жизнь состоит в желании оценивать, предпочитать, быть отличным от всего другого. Поэтому жить согласно с природой значит жить согласно с жизнью, что делает излишним сам императив. Стоицизм хочет приписать природе свою мораль, свой идеал. Со своей любовью к истине стоик принуждает себя к стоическому взгляду на природу. Стоицизм как философия самоотрицания тиранизирует саму природу, так как стоик есть частица природы. “Что случилось некогда со стоиками, то случается еще и ныне, как только какая-нибудь философия начинает верить в самое себя” (Ницше, Ф., 1998,568). Философия, по Ницше, сама есть этот тиранический инстинкт, духовная воля к власти, к “сотворению мира”, к первой причине. Так оценивает философ философию, догматическую по своей сути.

Метафизическая философия под видом воли к истине выставляет волю к духовной власти. Метафизическая философия мало ценила достоверность собственного тела как достоверность очевидности. Но что же считается ныне, спрашивал Ницше, более достоверным, чем собственное тело? (Ницше, Ф., 1998,569).

Актуален анализ и значима оценка философского мышления, предложенные Ницше. Кант, по оценке Ницше, обманулся, когда гордился тем, что якобы открыл в человеке новую способность – способность к синтетическим суждениям a priori. Как же возможны такие суждения? Кант ответил: в силу способности… “Но разве это ответ? Разве это объяснение? Разве это не есть скорее только повторение вопроса?” (Ницше, Ф., 1998,571). Затем в таком же духе он открыл еще и моральную способность… Шеллинг нашел в человеке способность к сверхчувственному, которую окрестил интеллектуальным созерцанием… (Ницше, Ф., 1998,570).

Ницше изменяет сам подход к кантовой проблеме. Он считает, что надо заменить вопрос о том, как возможны синтетические суждения a priori, другим вопросом: “зачем нужна вера в такие суждения?” (Ницше, Ф., 1998, 571). Какое значение имеют они для целей поддержания жизни существ нашего рода? Ницше полагает, что мы вообще не имеем на них никакого права, в наших устах это совершенно ложные суждения. “Но, конечно, нужна вера в их истинность, как вера в авансцену и иллюзия, входящая в состав перспективной оптики жизни” (Ницше, Ф., 1998, 571).

Платоновский образ мыслей привлекал противоборством, противостоянием миру ощутимости посредством так называемого чистого мышления. Эта установка акцентировала исследование природы понятий, в особенности понятий философских. Сеть понятий набрасывалась на водоворот чувств. Возникал вдохновенный мир чистого бытия. Метафизика и физика различно относятся и различно формируют сети своих понятий, они подчиняются различным исследовательским императивам. Физики и физиологи руководствуются, по Ницше, императивом: “где человеку нечего больше видеть и хватать руками, там ему также нечего больше искать” (Ницше, Ф., 1998, 574). Этот императив инженерного мышления, возможно, и есть надлежащий императив творческой деятельности машинистов и мостостроителей.

Анализ оснований научного познания, проводимый Ницше, показывает, что так называемые непосредственные достоверности типа я мыслю, я хочу , в действительности, не являются непосредственными. Наше познание не способно схватить предмет в чистом виде, подобно вещи в себе. И субъект, и объект являются источниками опосредования. Ницше показывает, что представления философии о непосредственной достоверности, абсолютном познании, вещи в себе заключают в себе противоречие между определяемым словом и определением. В предложениях я мыслю, я хочу описаны сложные события. Если разложить событие я мыслю, то получится ряд событий, каждое из которых можно выразить в отдельных утверждениях, которые трудно или, быть может, невозможно обосновать.

Это Я – тот или та, который или которая мыслит. Я знаю значения слов я, мыслить, знать… Я полагаю, что мышление есть деятельность некоего существа, мыслимого в качестве причины мышления. Для описания события я мыслю предложением “я мыслю ” я должен отличать мышление от других деятельностей, например от хотения, чувствования. Следовательно, мое “я мыслю ” есть результат моей деятельности предшествующего познания, сравнения и оценки. Я сравниваю мое мгновенное состояние с другими моими мгновенными состояниями, данными мне в моем предшествующем опыте. Я отличаю это мое мгновенное состояние от других моих мгновенных состояний. Мое “я мыслю ” опирается на мое знание событий типа я чувствую, я хочу, я существую… Мое “я мыслю ” есть результат сложнейшего онто– и филогенетического опосредования. Оно есть продукт развития человека и общества, истории и культуры.

Ницше убедительно показывает, что на месте якобы непосредственной достоверности я мыслю в результате философского анализа возникает ряд метафизических вопросов: “Откуда беру я понятие мышления? Почему я верю в причину и действие? Что дает мне право говорить о каком-то Я и даже о Я как о причине и, наконец, еще о Я как о причине мышления?” (Ницше, Ф., 1998, 575). Ответить на эти вопросы метафизики невозможно на основании интуиции познания. Если я полагаю мое “я мыслю ” как непосредственную достоверность, как истину, принимаемую в силу ее очевидности, то это лишь означает, что я не осознал многомерной обусловленности моего самосознания.

При этом если я полагаю мое “я мыслю ” в качестве основания достоверности некоторых принципов научного познания, то ясно, что такое обоснование науки не непосредственно, не самоочевидно. Оно само в свою очередь нуждается в обосновании.

Я мыслю, Я хочу – темы философствования, осознание проблематики которых позволяет прояснить неявные условия возможности научного познания. Декарт прояснял “я мыслю ” философии, Шопенгауэр – “я хочу ”. Оба полагали непосредственную достоверность этих описаний. По оценке Ницше, Шопенгауэр, полагая полную познаваемость для нас нашей воли, просто по традиции принял народный предрассудок и усилил его. В действительности наше хотение есть сложный процесс. Выражение этого сложного процесса одним словом обыденного языка указывает на характер и механизм формирования народного предрассудка. В каждом хотении есть множество чувств: чувство состояния, от которого мы стремимся избавиться, чувство состояния, которого мы стремимся достигнуть, чувство самих этих стремлений (Ницше, Ф., 1998, 576). Кроме того, нужно понять сложные отношения ощущения, воления и мышления. Ощущение есть элемент воли, воления. В каждом акте воли есть действие мышления. Отделимо ли хотение от мышления? “Воля есть не только комплекс ощущения и мышления, но и прежде всего аффект – аффект команды (Ницше, Ф., 1998, 577).

Анализ философского мышления, реализованного в историческом бытии философии, показывает, что философские понятия соотнесены друг с другом. Их отношениям свойственна некоторая системность. Философы с определенной уверенностью “заполняют некую краеугольную схему возможных философий” (Ницше, Ф., 1998, 578). Систематичность и родство понятий философских учений опредмечивается на круговом пути философствования в целом. Философское мышление, отмечает Ницше, является скорее припоминанием старого, чем открыванием нового. Оно есть скорее возвращение в стародавнюю общую вотчину души, в которой некогда выросли эти понятия – “в этом отношении философствование есть род атавизма высшего порядка” (Ницше, Ф., 1998, 578).

Сходство индийского, греческого, германского философствования Ницше объяснял родством языков, которое проявляется в бессознательной власти и руководительстве одинаковых грамматических функций. Общая “философия грамматики”, свойственная этим языкам, подготавливает однородное развитие и последовательность философских систем (Ницше, Ф., 1998, 579).

Программирование философствования грамматическими функциями конкретного естественного языка означает, что нечто из способов мышления остается за границами тех или иных грамматических программ философствования в целом. Языки, в которых развито понятие субъекта, иначе проектируют мышление в сравнении с языками, слабо развившими грамматические функции понятия субъекта.

Является ли влияние грамматических функций языка на наше мышление, в том числе философское, автономным? Ницше полагает, что идеи философии не являются просто копиями наших впечатлений. Они функционируют в языке, который предлагает свои формы для конструирования мыслей.

Кто считает этот мир (с пространством, временем, формой, движением) продуктом неправильного вывода нашего мышления, тот может проникнуться недоверием к самому мышлению вообще. Наивно, по Ницше, требовать от сознания честных ответов относительно его реальности, относительно того, почему, например, “оно так решительно отстраняет от себя внешний мир” (Ницше, Ф., 1998, 593).

Сопоставляя ценность истины и ценность иллюзии, Ницше замечает: ”Что истина ценнее иллюзии, – это не более как моральный предрассудок; …не существовало бы никакой жизни, если бы фундаментом ей не служили перспективные оценки и мнимости” (Ницше, Ф., 1998, 593). Усиливая аргументацию. Ницше вопрошает: “Да что побуждает нас вообще к предположению, что есть существенная противоположность между “истинным” и “ложным”? Разве не достаточно предположить, что существуют степени мнимости, как бы более светлые и более темные тени и тона иллюзии” (Ницше, Ф., 1998, 593).

Преодолевая метафизику субъектно–предикатного мышления, он резонно спрашивает: ”Разве не позволительно относиться прямо-таки с некоторой иронией как к субъекту, так и к предикату и к объекту? Разве философ не смеет стать выше веры в незыблемость грамматики?” (Ницше, Ф., 1998, 593-594). Хороший философ, как и банкир, должен быть сухим, ясным, свободным от иллюзий.

Со времен Декарта “все философы покушаются на старое понятие “душа”, под видом критики понятий “субъект” и “предикат” (Ницше, Ф., 1998, 608). Эта философия в целом оценивается Ницше как теоретико-познавательный скепсис. В период, предшествовавший новому времени, верили в “душу”, как верили в грамматику и в грамматический субъект. Полагали, что “я” есть условие; “мыслю” – предикат и обусловлено. Мышление понималось как деятельность, к которой должен быть примыслен субъект в качестве причины.

В новое время предположили обратное: “мыслю” – условие, “я” – обусловлено, оно понято только как синтез, делаемый при посредстве самого мышления. Кант, например, хотел доказать, что, исходя из субъекта, нельзя доказать ни субъект, ни объект. Может быть, “ему не всегда была чужда мысль о возможности кажущегося существования индивидуального субъекта, стало быть, “души” (Ницше, Ф., 1998, 609).

Ницше сформулировал высокий идеал философа как такового. “Философ, как мы понимаем его, мы, свободные умы: как человек, несущий огромнейшую ответственность, обладающий совестью, в которой умещается общее развитие человека – такой философ будет пользоваться религиями для целей дисциплинирования и воспитания так же, как иными политическими и экономическими состояниями” (Ницше, Ф., 1998, 613-614). Однако, если религии не являются средствами воспитания и дисциплинирования в руках философов, а начинают действовать самостоятельно и самодержавно, если они стремятся представлять собою последние цели, а не средства наряду с другими средствами, то это всегда обходится слишком дорого и имеет пагубные последствия (Ницше, Ф., 1998, 615).

Философия логического анализа, как она понимается Б. Расселом, является программой аналитического эмпиризма, логического эмпиризма, логического атомизма. Традиция философского эмпиризма соединяется в ней с дедуктивными частями знания. Задача философии понимается как логический анализ, сопровождаемый логическим синтезом. Предметом логического анализа являются такие специализированные виды бытия возможного знания, как логика и математика, эмпирическое естествознание. Важнейшая часть философии состоит в критике и разъяснении понятий, которые принято считать фундаментальными.

В традиции аналитического философствования логика имеет большее значение, чем метафизика: "логика является фундаментальной для философии и поэтому школы должны скорее характеризоваться своей логикой, чем метафизикой" (Рассел, Б., 1998, 17). Рассел предлагает атомистическую логику в качестве средства осуществления двух взаимосвязанных функций философии - функций логического анализа и логического синтеза. При этом функция логического синтеза возможного знания является вторичной по отношению к функции логического анализа того, что претендует на статус знания вообще, научного знания в особенности.

Осмысление феноменов логических и семантических антиномий в основаниях математики и в контексте так называемого здравого смысла показало, что естественный язык недостаточно определен для того, чтобы быть надежным средством формирования и выражения знания, особенно в области логики и математики. В текстах естественного языка не различается многозначность таких эпистемологически и логически значащих слов, как есть, существовать . Традиционная философия, реализованная средствами естественного языка, вынуждена была имплицитно умозаключать от структуры языка и логики к структуре мира. Субъектно-предикатная форма суждения осмысливалась как имплицитное обоснование субстанционально-атрибутивной модели метафизики. В условиях, когда структура языка оценивается как фундаментальная по отношению к структуре метафизики, возникает необходимость разработки идеального логического языка - языка математической логики, возможно свободного от неопределенностей естественного языка.

Разработка идеального логического языка должна предотвратить практику умозаключения от структуры языка к структуре мира. Кроме того, идеальный логический язык должен выполнить требования логики не только в аспекте непротиворечивости, но и в аспекте выбора того или иного вида структур, которые можно допустить в мире. Но поскольку логика не дает оснований для выбора структур мира, то выбор осуществляется на основании личного опыта философа - аналитика: "Мое собственное решение в пользу плюрализма и отношений покоится на эмпирических основаниях после того, как я убедился, что аргументы a priori, напротив, недействительны" (Рассел, Б., 1998, 33). Выбор структур, покоящийся на эмпирических основаниях и предопределяющий моделирование идеального логического языка, является, по сути, познавательным мировоззренческим выбором, необходимым для реализации программы логико-аналитического философствования.

Принципиальным аспектом этой традиции является преодоление платонизма и кантианства в истолковании природы математического знания, природы математических высказываний и математического следования. Математические высказывания не рассматриваются как синтетические суждения a priori. Математическое знание истолковывается с позиций логицизма, согласно которому "арифметика и чистая математика в общем есть не что иное, как продолжение дедуктивной логики" (Рассел, Б., 1994, 299). Математическое знание не априорное и не эмпирическое. Оно - словесное, аналитическое, синтаксическое знание.

Рассел пришел к выводу, что часть проблем философии вообще носит синтаксический характер. Концептуально это было выражено в принципе, представляющем форму бритвы Оккама, который можно было бы назвать принципом элиминативно-аналитического конструирования: "Всюду, где возможно, заменяйте конструкциями из известных сущностей выводы к неизвестным сущностям" (Рассел, Б., 1998, 21).

Этот принцип был назван Расселом принципом освобождения от абстракции, принципом конструирования взамен выводов. Он применим в ситуациях анализа предложений обыденного языка, утверждений математики и эмпирического научного знания. Так, предложения, включающие отношения типа равенства, органично анализируются на основе указанного принципа. В предложении 3=2+1 три значит сумму двойки и единицы. Отношение равенства симметрично и транзитивно. Двойка может быть определена через отношение тройки и единицы. Возможность транзитивных и симметричных преобразований говорит о том, что три не есть особая сущность, отличная от отношений 2 и 1. Если в тексте древнего трактата встречается утверждение "3 существует", то может возникнуть потребность понять статус существования указанного объекта. Анализ должен ответить на вопрос о том, как существует 3. Если мы запишем 3=2+1, то мы получим ответ на поставленный вопрос: 3 существует как сумма 2 и 1. Вывод о неизвестной сущности "3" аналитически конструктивно заменен отношением известных сущностей. Анализируя предложения арифметики в соответствии с требованием принципа освобождения от абстракции, мы понимаем, что арифметическое знание формируется в соответствии с требованиями синтаксиса языка арифметики.

Другой пример применения принципа освобождения от абстракции реализован в теории дескрипций (определенных дескрипций) Рассела. Дескрипция - это фраза, описывающая индивидуальное свойство предмета мысли (вещи или личности). Дескрипция обозначает личность или вещь не именем, а описанием индивидуального свойства. Дескрипции предлагается использовать для того, чтобы элиминировать лингвистически детерминированную проблему существования несуществующих предметов. Примерами дескрипций могут быть такие фразы, как четно простое, нынешний король Франции... Утверждение "нынешний король Франции не существует" формирует парадокс существования несуществующего объекта. Термин Нынешний король Франции, являясь субъектом утверждения, предполагает существование его денотата в каком - то смысле. Но в то же время ясно, что он не существует. Это же свойство субъектно-предикатной логики порождает парадокс существования в контексте утверждений, субъектами которых могут быть фразы Круглый квадрат, Четное простое число, большее, чем 2... "Факт, что, когда слова "то-то и то-то" встречаются в утверждении, то не имеется никакого отдельного соответствующего им конституента утверждения, и когда утверждение анализируется полностью, то слова "то-то и то-то" исчезают" (Рассел, Б., 1998, 22).

Теория дескрипций направлена на преодоление эффекта существования отдельных объектов, которое приписывается им субъектно-предикатной формой утверждения вне зависимости от их реального существования /несуществования. Если то-то и то-то существует, а X есть то-то и то-то, тогда бессмысленно утверждать, что "X существует". "Существование в том смысле, в котором оно приписывается отдельным объектам, тем самым полностью устраняется из списка основных принципов" (Рассел, Б., 1998, 22).

Иллюстрацией этой проблемы может быть следующий диалог. Если я говорю: "Золотой горы не существует", а в ответ слышу вопрос: "Чего не существует?" Я повторяю: "Золотой горы!" Диалог о несуществовании золотой горы продуцирует парадоксальный феномен - золотая гора как предмет мысли оказывается существующей. Если диалог о несуществовании золотой горы превращается в традицию культуры мысли, то мысль о золотой горе опредмечивается как феномен культуры. Возможно, что и предметы метафизических диалогов о субстанциях, атрибутах, акциденциях... становятся существующими феноменами культуры под влиянием аналогичного механизма лингвистической детерминации существования несуществующих предметов.

Теория дескрипций предложена Расселом как средство преодоления лингвистически детерминированного феномена существования несуществующего предмета. Согласно этой теории, если утверждение, содержащее фразу, ответственную за детерминацию существования несуществующего предмета, анализировать правильно, то экзистенциально парадоксальная фраза исчезает. Правильно анализировать утверждение, значит, переформулировать утверждение таким образом, чтобы при полном сохранении его смысла и значения была бы опущена неудобная обозначающая фраза. Следовательно, "Золотая гора не существует" означает "Не имеется объекта C такого, что высказывание "X - золотое и имеет форму горы" истинно только тогда, когда X есть C, но не иначе" (Рассел, Б., 1994, 300).

Философия логического анализа внимательно исследует влияние языка и логики на философское мышление. Анализ взаимосвязи субъектно-предикатной логики с субстанционально-атрибутивной метафизикой показывает, что влияние на философию синтаксиса и словаря естественного языка специфично. Механизм именования наблюдаемых объектов, свойственный естественному языку, некритически воспроизводится в контекстах философского мышления, когда объектами именования выступают абстрактные объекты философского дискурса. "Влияние словаря приводит к роду платонического плюрализма вещей и идей" (Рассел, Б., 1998, 25-26). Влияние синтаксиса индоевропейских языков предполагает возможность представить суждение в субъектно-предикатной форме, в которой субъект и предикат суждения соединены логической связкой. Такая форма суждения как бы показывает форму факта, который сводится к наличию качества у субстанции. Субъектно-предикатная форма суждения приводит к субстанционально-атрибутивному монизму в понимании, например, факта. Существование плюрализма субстанций в условиях субъектно-предикатного монизма мышления не отображается. Расширение субъектно-предикатной логики посредством возможностей реляционной логики расширяет логическую форму возможного знания, например логическую форму факта, которой становится логика двух-, трех-, четырех- членных отношений.

Анализ языка показал, что негативное влияние на мышление связано с применением слов, выражающих прилагательные и отношения. Для прояснения их влияния было проведено систематическое различение логических типов значений слов. Прояснение логического типа значения слова стало существенным предметом анализа языка. A и B имеют тот же самый логический тип, если и только если при любом данном факте, в котором A является конституентом, существует соответствующий факт, который имеет B в качестве конституента, и который получается либо путем замены A через B или же через его отрицание (Рассел, Б., 1998, 26-27). Логический тип прилагательного, обозначающего свойство, зависит от объекта, к которому оно приписано. Логический тип отношения, выраженного определенными реляционными словами, определяется членами отношения. Значение логического анализа языка состоит в том, что, с одной стороны, существуют разные логические типы объектов, к которым относятся слова, с другой стороны, "язык не может сохранить различие типа между отношением и его терминами" (Рассел, Б., 1998, 27). Если слова имеют значения различного логического типа, то отношение этих слов к их денотатам тоже различного типа. Существует не одно отношение значения между словами и объектами, а множество отношений значения, каждое различного логического типа.

Если субстанциальные, атрибутивные и реляционные слова обладают значениями разных логических типов, то специфика объекта субстанциального слова состоит в том, что он именуется. Это значит, что субстанция в концепции логического атомизма рассматривается как простой объект. В субъектно-предикатном суждении субстанция встречается в качестве субъекта, а в реляционном предложении - в качестве одного из терминов отношения. "Если то, что мы рассматриваем как простое, есть в действительности сложное, тогда мы можем попасть в затруднение, именуя его, когда все, что мы обязаны делать, так это утверждать его" (Рассел, Б., 1998, 31). Так, существует факт: Платон любит Сократа, но нет такого простого объекта, как платоновская любовь к Сократу. Путая разные логические функции - функции именования и утверждения, естественный язык создает условия для онтологизации научных абстракций, которая порождает феномен существования несуществующего объекта.

Хабермас, представитель символического интеракционизма , показывает, что на смену идеологии частного предпринимательства приходит идеология потребительской культуры, которая обусловлена влиянием науки и научных технологий. Организация общества остается иррационально обусловленной частными интересами, а не интересами целого. Гармонизация интересов полагается возможной посредством открытого диалога субъектов коммуникации (Хабермас, Ю., 2000; 1993).

Социальные науки также могут быть поняты коммуникативно. Язык как смысловое условие коммуникации рассматривается в качестве средства описания возможных многообразий человеческих поступков. В контексте философии интерсубъективности на основе коммуникативного подхода осмысливается классическая тема – тема рациональности. С инструментальной целерациональностью (труд) ваимодействует коммуникативная рациональность (интеракция). Последняя обращена к взаимопониманию Я и Другого , направлена на достижение консенсуса посредством аргументации. Интеракции, основанные на коммуникативной рациональности, протекают в контексте открытого дискурса, свободного от априорных ценностей и норм.

По мнению Хабермаса, эти типы рациональности первоначально противостоят как, соответственно, система и жизненный мир . Система есть связь социальных элементов, устойчивость которой конституируется отношением деньги – власть . Это структурное отношение тотально не связано с коммуникативным опытом. Жизненный мир есть интеракция, атрибутами которой являются повседневность и символичность. Условия интеракции – общность смыслов культуры. Консенсус, возникающий в контексте интеракции, определяет становление социальной связи и социализации личности.

Коммуникативное общество отличается от общества иерархии как отсутствием монополии системы, так и универсальностью жизненного мира. Монополия системы редуцирует познание к идеологии. Науки, в том числе социальные и гуманитарные, становятся служанкой системы. Их манифестированное движение к истине на деле означает следование прагматической установке, имплицитно санкционированной системой.

Философия интерсубъективности есть продукт постметафизического мышления. Ее предмет – жизненный мир как эмпирический мир становления. Изменение – его логос, его закон. Изменчива и предметно ориентированная проблематика философия интерсубъективности. Способность к коммуникации становится синонимом разумности. Разумность и есть способность к коммуникации. Практический разум, его моральное содержание, систематически обращенное к идее справедливости, есть средство интер-культурных и кросс-культурных коммуникаций, определяющих движение к мировому коммуникативному сообществу (Хабермас, Ю., 2000).

Понимание философии как исследования природы вещей, как познания вечного, непреходящего сущего, как науки о первых принципах и началах вещей, как пути для достижения счастья посредством разума свойственно античной традиции. В ее контексте реализована проективная функция философии науки. Философский разум сформировал проекты развития математики, теоретического и эмпирического естествознания. Позиционирование философии как мирской мудрости, основанной на естественном свете человеческого разума, как единой науки, существующей в форме понятия, как истории самосознания, как учения об абсолюте, как науке о разуме, постигающем самого себя, характеризует осмысление предметности и проблемности классического философствования

Понимание философии как исследования соотношения мышления человека и бытия человека, как изучения универсальных законов природы, общества и мышления человека, как стратегии переоценки всех ценностей культуры, как процедуры прагматического улучшения опыта, как анализа языка, как герменевтики бытия понимающего, как рефлексии культуры, как концептогенез помечает пути самосознания философии постклассического периода. Прояснение понятия философии является способом осмысленя как предмета, так и методов философствования. Понятие философии функционирует в культуре философствования как способ его самосознания и как конструктивный принцип философского творчества. В понятии философии концептуализируется предметность, проблемность и методологичность философствования.

Деятельностная природа философии как феномена культуры состоит в том, что философствование изначально реализуется как мысле-деятельносить. Философия осознает себя как конструирование, деконструирование, как аналитическую деятельность, как деятельность по преобразованию опыта, как деятельность по продуцированию смыслов культуры. Эта сторона творчества свойственна и философии общества. Феномен общества осваивается в контекстах философской конструкции, деструкции, деконструкции, философского анализа и синтеза.

Методические рекомендации студенткам и студентам.

Философия есть определенная культура человеческого мышления. Время ее исторического бытия измеряется тысячелетиями. В ней аккумулирован интеллектуальный и духовный опыт человечества. Необходимость изучения философии студентками и студентами университетов и других высших образовательных учреждений не вызывает сомнений. От обладания способностью мыслить самостоятельно зависит не только профессиональная деятельность будущего специалиста, но и само качество жизни личности, характер общественных отношений, судьбы народов и цивилизаций.

Вопрос о том, что значит мыслить , для философии является конститутивным, фундаментальным.

В условиях наличного многообразия концепций и школ философствования и ограниченного количества учебных часов, отведенных для изучения философии, возникает проблема отбора философского материала. Приходится определять меру полноты его охвата и глубины его проработки. Для методически фундированного решения этой проблемы в программе предложены генетический и компаративистский подходы к истолкованию и изучению философии, ее бытия в истории и культуре обществ и цивилизаций.

Учебный курс философии состоит из четырех частей. Это - мета-философия, история философии, общие темы философии, особенные темы философии. Таким образом, предлагается четырехмерная структура учебного курса философии.

В контексте мета-философия дается предваряющее определение понятия философии, ее природы и генезиса. Здесь предлагаются определения предмета и метода, структуры и функций философского познания. Это – первая часть курса.

Краткий обзор истории философии составляет содержание второй части. Он базируется на понимании гармоничной связи философии и истории философии. История философии понимается как осуществление самой сущности философского мышления. Такая концепция предполагает естественность перехода от истории философии к изучению структуры философского вопрошания.

Структура философствования представлена в соотношении общих (третья часть) и особенных (четвертая часть) тем философии. Формирование общих и особенных вопросов философии обусловлено природой философского мышления. Оно всегда предметно. Оно обладает возможностью идеализаций и интерпретаций предметов нашего мышления.

Философия размышляет над опытом бытия человека в мире. Это составляет ее универсум, универсальный предметный мир философского вопрошания. Спецификация осмысления опыта бытия человека в мире и приводит к тому, что в философии формируются общие и особенные темы исследования.

К общим темам философского вопрошания отнесены метафизика, онтология и аксиология, гносеология и праксиология. Их пронизывает оппозиция метафизического и не(анти)метафизического философствования.

Особенные темы философствования формируются посредством применения идей и проблем общих разделов философствования к осмыслению природы и специфики определенных ареалов опыта бытия человека в мире. Они обозначаются такими терминами, как природа и общество, культура и человек, наука и техника. Вместе с тем осмысление особенных сфер опыта бытия человека в мире оказывает обратное влияние на содержание теоретической философии, на ее проблематику, методологию, концептуальность. Обращенность философии к опыту бытия человека в мире обусловливает ее открытость.

В целом цель изучения курса философии состоит в том, чтобы помочь студенткам и студентам научиться мыслить – мыслить самостоятельно. Этой целью определяется комплекс учебных задач, решаемых в ходе учебного процесса.

К задачам курса философии относится изучение опыта исторического бытия философии, которое позволяет освоить различные культуры философского мышления, а также изучение основных направлений современной философии в их естественной связи с разнообразными аспектами бытия человека в мире.

Существенной задачей является формирование интереса к освоению философского наследия человечества, становление способности и вкуса к самостоятельному мышлению, к осмыслению глобальных и региональных, профессиональных и личностных проблем бытия человека в мире.

Получая определенный объем философских знаний, студентки и студенты осознают свободу мысли как необходимое условие возможности бытия самой философии. Свобода мысли понимается сущностно - как прояснение оснований самого мышления, как систематическое обращение философии к своим собственным основаниям.

В результате изучения курса философии студентки и студенты смогут понять, что философия и есть свободное мышление, то есть мышление, систематически обращающееся к своим собственным предпосылкам.

Достижению поставленной цели будут способствовать разнообразные формы учебного процесса. К ним относятся лекции, семинары, самостоятельная работа студенток и студентов над текстами, написание докладов, ивных обзоров, курсовых работ, дискуссии, конференции.

Студенткам и студентам целесообразно осваивать курс Философия на основе внимательного изучения рабочей программы, лекций преподавателя, текстов классиков философии, разработавших парадигмальные концепции философии.

При подготовке докладов и ов целесообразно точно определить круг текстов, указанных в списке основной литературы, относящихся к избранной теме, проштудировать их содержание, понять их логику и основные идеи и на этой основе написать свой личный текст.

Литература.

Мартынович С. Ф. Философия науки: архетипы, методы // Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов IV Российского философского конгресса. Том I.. - М.: Современные тетради, 2005, с. 368-369.

Ницше Ф. Человеческое, слишком человеческое // По ту сторону добра и зла. М.: ЭКСМО–ПРЕСС, Харьков: ФОЛИО,1998, с. 11–294

Ницше Ф. Так говорил Заратустра // По ту сторону добра и зла. М.: ЭКСМО–ПРЕСС, Харьков: ФОЛИО,1998, с. 295–556

Ницше Ф. По ту сторону добра и зла // По ту сторону добра и зла. М.: ЭКСМО–ПРЕСС, Харьков: ФОЛИО, 1998, с. 557– 748

Ницше Ф. К генеалогии морали // По ту сторону добра и зла. М.: ЭКСМО–ПРЕСС. Харьков: ФОЛИО,1998, с. 749– 882

Ницше Ф. Сумерки идолов, или как философствуют молотом // По ту сторону добра и зла. М.: ЭКСМО–ПРЕСС, Харьков: ФОЛИО,1998, с. 883–970

Ницше Ф. Антихрист // По ту сторону добра и зла. М.: ЭКСМО–ПРЕСС, Харьков: ФОЛИО,1998, с. 971–1040

Рассел, Б. Исследование значения и истины. М.: Дом интеллектуальной книги, 1999.

Рассел, Б. История западной философии. Кн. 3. Изд–во Новосибирского ун–та, Новосибирск. 1994.

Рассел, Б, Человеческое познание: Его сфера и границы. Киев: Ника центр; Вист-С. .: 1997.

Рассел Б. Логический атомизм // Аналитическая философия: Становление и развитие. М., Дом интеллектуальной книги. Прогресс — Традиция, 1998. С. 17-37.

Фейербах Л. История философии. Собр. произв.: В 3 т. Т. 1. М. 1967a.

Фейербах Л. История философии. Собр. произв.: В 3 т. Т. 2. М. 1967b.

Фейербах Л. История философии. Собр. произв.: В 3 т. Т. 3. М. 1967c.

Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. СПб., 2000.

Хабермас Ю. К проблематике смыслопонимания в эмпирико-аналитических и поведенческих науках // Ступени. 1994.

Хабермас Ю. Теория коммуникативного действия // Вестн. Московского ун-та. Сер. 7. Философия. 1993. № 4.

Раздел 2. Тематический план учебной дисциплины Философия .

п/п

Наименование раздела, подраздела, темы лекции

Бюджет учебного времени

Форма текущего и итогового контроля

Всего

в том числе

лекции

лабораторные и практические

семинарские занятия

самостоятельная работа

1

2

3

4

5

6

7

8

Очная полная программа

1.

1.2

1.3

и т.д.

Раздел

Подраздел

Лекция

и т.д.

60

30

30

зачет

Тема 1.

4

2

2

Тема 2.

4

2

2

Тема3.

4

2

2

Тема 4.

4

2

2

Тема 5.

4

2

2

Тема 6.

4

2

2

Тема 7.

4

2

2

Тема 8.

4

2

2

Тема 9.

4

2

2

Тема 10.

4

2

2

Тема 11

4

2

2

Тема 12

4

2

2

Тема 13

4

2

2

Тема 14

4

2

2

Тема 15

4

2

2

итого

60

30

30

Очная форма в ускоренные сроки

Очно-заочная форма

Заочная полная форма

итого

Заочная форма в ускоренные сроки

Раздел 3. Содержание учебной дисциплины Философия .

Оглавление.

Введение.

Часть I. Философия как мета-философия.

Тема 1. Природа философского знания, его структура и функции. Проблемность и предметность философствования.

Тема 2. Определения понятия философии как установки философского самосознания и конструктивные принципы философского творчества.

Часть II. Философия как история философии.

Тема 3. Возникновение философии: Индия, Китай, Греция.

Тема 4. Историческое бытие философии и историография философии.

Часть III. Общие темы философии.

Тема 5. Метафизика. Метафизический и неметафизический способы философствования.

Тема 6. Онтология.

Тема 7. Аксиология.

Тема 8. Теория познания.

Тема 9. Праксиология.

Часть IV. Особенные темы философии.

Тема 10. Природа и натурфилософия, естествознание и философия естествознания.

Тема 11. Общество, эмпирическое познание общества, философия общества (социальная философия).

Тема 12. Культура, научное описание культуры, философия культуры.

Тема 13. Философия человека.

Тема 14. Философия науки.

Тема 15. Проблематизация бытия человека, общества, человечества. Философия глобальных проблем.

Заключение.

Введение.

Философия - традиционная сфера человеческой культуры, важнейшее направление духовной и когнитивной жизни человека, общества, человечества. Философские знания составляют основу научно-познавательной деятельности, формируют универсальные смыслы человеческой жизни.

Учебный курс философии состоит из четырех частей, гармонично связанных друг с другом в единое целое. В первой части философия рассматривается как мета-философия. Во второй части философия представлена как история философии. В третьей части осмысливаются общие темы философии. В четвертой части исследуются особенные темы философии.

Часть I. Философия как мета-философия.

Тема 1. Природа философского знания, его структура и функции. Проблемность и предметность философствования.

1. Основные понятия.

Философия, мета-философия, инструмент философствования, универсум философствования, предмет философии, рефлексивность философствования, проблема в философии, метод философии, функции философии, концептуальность философского учения, классическая философия, неклассическая философия, свобода мышления.

2. Содержание.

Понятие философии. Философия (от греч. phileo — люблю, sophia — мудрость, philosophia — любовь к мудрости) как свободное, критическое осмысление мира, человека, опыта бытия человека в мире, как вид общественного сознания и познания мира, вырабатывающий систему идей и знаний об основаниях бытия человека в мире. Философия как форма духовной деятельности, осуществляющая осмысление оснований мировоззрения, как теоретическое ядро мировоззрения. Мышление посредством понятий как инструмент философствования. Философское мышление о мире как универсуме действия объективных сил. Теоретическое обоснование и логическая аргументация, анализ и синтез как проявления рациональности философского исследования. Философия как мудрость.

Многообразие философских учений, направлений, традиций как фундаментальный факт специфики философского знания.

Концептуальность философского учения. Жиль Делез о философии как концептогенезе. Понятие концепта философского учения. Атомы Демокрита, идеи Платона, субстанции Аристотеля, cogito Декарта, a priori Канта, дух Гегеля, практика Маркса, Da-Sein Хайдеггера, ризома постструктурализма как исторические примеры концептов философских учений.

Понятие метода философствования. Историческое многообразие методов философствования. Догматический, скептический, критический, аналитический, антропологический, феноменологический, диалектический, герменевтический методы. Метод философии как проблема.

Предметность философии. Опыт бытия человека в мире как универсальный предметный мир философского вопрошания. Философия как мышление бытия. Философия как мышление мышления. Изменение понимания предмета философии. Философия как наука наук. Аристотель о первой философии (метафизике) как учении о сверхприродном мире, определяющем принципы второй философии (физики). Философия как наука о всеобщих законах развития природы, общества и мышления. Антиметафизическая направленность позитивизма и изменение предмета философии: философия как методология научного познания. Философия как мышление бытия и как мышление мышления. Преобразующая деятельность человека как предельное условие возможности мышления бытия и познания объективного мира. Философия как анализ универсалий культуры, ее всеобщих определений, выражаемых в предельно общих понятиях — категориях. Философия как аналитика бытия понимающего. Философия как теоретическое самосознание человека, общества, человечества.

Проблемность философского исследования. Понятие проблемы в философском исследовании. Проблемы метафизического философствования и философствования неметафизического. Принцип проблемной типологии философских учений. Проблема данности предмета в познании: оппозиция сенсуализма и интеллектуализма. Проблема происхождения знания: оппозиция эмпиризма и рационализма. Проблема реальности объектов возможного знания: оппозиция реализма и антиреализма. Проблема количества субстанций: оппозиция монизма и плюрализма. Проблема возможностей разума в постижении универсума философствования: оппозиция рационализма и иррационализма. Поиск согласия относительно множества проблем философии. Характер обсуждения и условие возможности решения проблем философии. Феномен разрешимости-неразрешимости философских проблем.

Задачи философствования. Задача традиционной, классической философии - создать предельно универсальную картину мира и места человека в нем. Неклассическая философия как отказ от этой задачи на основании признания несамодостаточности мышления, его обусловленности бытием (природой человека, практикой, языком, культурой, историей). Задача философии как самосознания своей эпохи. И. Кант об основных вопросах философия: что я могу знать? что я должен делать? на что я могу надеяться? что такое человек, в чем смысл и цель его бытия? Теоретическое осмысление проблемы отношения человека и мира как самоопределение философии, как основа размышления об отношении мышления и бытия, субъекта и объекта, духа и материи, возможности и действительности, свободы и необходимости.

Рефлексивность философского знания. Структура философского знания, ее историческая эволюция. Формирование структуры философского знания в процессе осмысления универсального предметного мира философского исследования. Движение философии к своим целям как самоопределение структуры философского знания. Общие темы философии: метафизика (учение о мире в целом и его первопричине, о свободе и бессмертии), учение о бытии (онтология), учение о познании (гносеология), учение о ценностях (аксиология), праксиология как учение о практической деятельности человека, ее природе и роли в. бытии человека, в становлении и развитии философии и других форм освоения мира. Особенные темы философии: философия природы, учение о человеке (философская антропология), учение об обществе (социальная философия), философия истории, философия культуры, морали, искусства, религии, философия науки и осмысление других локальных сфер опыта бытия человека в мире. Изменение структуры философского знания в процессе развития общества и культуры. Трансформация философии как единого теоретического знания о мире, отделение конкретных наук, конкретизация философской проблематики внутри собственно философии, формирование относительно самостоятельных и взаимодействующих друг с другом областей философии.

Функции философии. Мировоззренческая, познавательная, методологическая, рефлексивно-критическая, прогностическая функции философского знания. Роль философии в поиске мировоззренческих ориентиров, способствующих решению новых проблем бытия человека в мире. Философия как рациональное прояснение универсалий культуры, их выражение в системе категорий. Философское познание как самосознание культуры, как теоретически-категориальная санкция целесообразного способа жизни. Обоснование категориальных смыслов в качестве ценностей как выражение мировоззренческой функции философии. Прогностическая функция философского знания: закрытые (консервативные) и открытые (креативные) общества. Канонизация и догматизация философских учений в консервативных обществах. Актуализация значимости философского прогноза в открытых (креативных) обществах. Изменение соотношения философии, политики, идеологии, религии, теологии и богословия в истории европейской цивилизации.

Свободное рефлексивно-критическое мышление как родовая сущность философии, ее исторические деформации: философия как служанка теологии, философия как служанка идеологии и политики. Возможности их преодоления.

Свобода мышления как условие возможности бытия философии.

3.Теоретические положения и методические пояснения.

Слово «философия» буквально есть соединение двух греческих слов: филео — любовь и софия — мудрость. Это дает возможность двойственного толкования смысла термина «философия»: либо как “любовь к мудрости”, либо как “любовь и мудрость”.

Философия возникает и существует как вид духовной деятельности, предметом которой является осмысление мировоззренческих вопросов, понимание мира в целом, природы человека, характера отношения человека к миру.

Сопоставление философии с другими феноменами духовной культуры проясняет отношения сходства и различия, существующие между ними и философией. Сравнение искусства, религии и философии по тому способу, посредством которого они осваивают опыт бытия человека в мире, показывает, что искусство постигает свой универсум посредством образов, религиозное отношение человека к миру реализуется в процессе переживания. А философия осваивает мир с помощью понятий. Мышление посредством понятий есть единственный инструмент философствования.

Если попытаться сравнить философию, теологию и науку, то оно окажется плодотворным. Основанием сравнения можно избрать характер рассматриваемых проблем и способ их решения. И философия, и теология в конечном счете размышляют об отношении человека и мира. Размышляя об этом универсуме, они обнаруживают свой мировоззренческий статус.

Теология обосновывает теологически креативную природу мира и человека. В этом ее определенность, ее граница, ее догма.

В условиях развитого состояния науки философия не претендует на эмпирические утверждения о мире. Это дело науки. Наука, в отличие от философии, осваивает мир посредством опыта. Поэтому научное знание о мире является определенным, предметным, эмпирическим.

Философия может искать первые принципы бытия и познания мира человеком, может рефлектировать над процессом познания мира посредством науки. В этом смысле ее поиск более свободен. Философия не принимает предпосылок, которые были бы принципиально выведены из под критической рефлексии. На всех предметах философской мысли лежит печать сомнения и критики. Все решения проблем, которые предлагает философия, аргументируются на разумных основаниях – обосновываются, опровергаются и снова обосновываются. Философия гибко реагирует на разделение интеллектуального труда. Она постоянно переосмысливает свои исследовательские стратегии. В результате чего возникают новые философские направления мышления и исследования.

Опыт бытия человека в мире является предметным универсальным миром философского вопрошания. Философия реализует две основные мыслительные стратегии. Она осознает себя как мышление бытия, а также как мышление мышления. Поэтому философское знание рефлексивно. Философия есть культура рефлексии, культура самопознания. Формирование структуры философского знания происходит в процессе осмысления предметного универсального мира философского исследования.

Функционируя как мыследеятельность, философия находится в теоретическом и практическом отношении к миру, к опыту бытия человека в мире. Для теоретической философии характерна интенция познавать, промысливать то, что есть. Предмет ее исследования – сущее. Развитое состояние теоретической философии есть результат опредмечивания теоретического отношения человека к миру.

Практическая философия есть проявление и мыслительная реализация практического отношения к миру, к опыту бытия человека в мире. Предмет ее исследования – должное, целесообразное. Понимание связи теоретической и практической частей философии может быть различным. Это зависит от понимания соотношения сущего и должного. Если мир должного противопоставлен миру сущего, то неизбежен разрыв между теоретической и практической частями философии. Если же сущее и должное истолковываются как некое гармоническое единство, то возникает соответствующее единство теоретической и практической философии.

В содержании философии в целом и в содержании философских учений целесообразно различать общие и особенные темы философствования. Это другой аспект структуры философского знания. Мышление о бытии, ценностях, познании, деятельности формирует общие темы философии. Мышление о локальных сферах бытия человека – природе, истории, культуре продуцирует особенные темы философствования.

Соотношение теоретической философии и философии практической, общих и особенных тем философствования задает своеобразные структуры философских учений.

Для прояснения природы философского знания необходимо осмыслить явление многообразия философских учений, направлений, традиций как фундаментальный факт специфики философского знания. Что следует из этого факта? Его можно интерпретировать по-разному. Выявить наиболее обоснованные интерпретации этого факта – задача не только учебного процесса, Это есть фундаментальная проблема современной мата-философии.

Философское учение концептуально. Концептуальность философского учения означает, что все его смыслы организованы определенной идеей, понятием, принципом, то есть определенным когнитивным началом. Исторические примеры концептов философских учений многочисленны. К ним относятся, например, атомы Демокрита, идеи Платона, субстанции Аристотеля, cogito Декарта, a priori Канта, дух Гегеля, практика Маркса, Da-Sein Хайдеггера, ризома постструктурализма. Жиль Делез о философии как концептогенезе.

Феномен концептуальности философского учения можно осмыслить как методический прием при изучении философии. Осваивая содержание философских учений, полезно поставить вопрос о смысле его концепта, то есть исходного принципа учения, который определяет его целостность и оригинальность.

Размышление философии о философии, философии о самой себе является условием возможности существования философии как особой культуры мысли. Темы начала и понятия философии, предметности, проблемности и методологичности философствования естественным образом возникают на пути самосознания философии. Их постановки, обсуждения и возможные решения опираются на опыт исторического бытия философии.

Самосознание философии герменевтично по своей природе. Так, например, герменевтична ситуация соотношения тем начала философии и понятия философии. Условием познания начала философии является наличие понятия философии. Условием же формирования понятия философии является наличие философии как феномена культуры.

Герменевтический круг в самосознании философии выражает реальную природу самосознания вообще. Феномен круга понимания философии в ее самосознании не может быть устранен. Возможны же обогащения, конкретизации мысли в динамике этого круга на основе осмысления опыта традиции, опыта исторического бытия философии.

Поэтому формирование понятия философии есть задача, постановки, обсуждения и возможные решения которой непрерывно возобновляются в историческом бытии философии.

Понимание философии как исследования природы вещей, как познания вечного, непреходящего сущего, как науки о первых принципах и началах вещей, как пути для достижения счастья посредством разума свойственно античной традиции. В ее контексте реализована проективная функция философии науки. Философский разум сформировал проекты развития математики, теоретического и эмпирического естествознания.

Позиционирование философии как мирской мудрости, основанной на естественном свете человеческого разума, как единой науки, существующей в форме понятия, как истории самосознания, как учения об абсолюте, как науке о разуме, постигающем самого себя, характеризует осмысление предметности и проблемности классического философствования.

Понимание философии как исследования соотношения мышления человека и бытия человека, как изучения универсальных законов природы, общества и мышления человека, как стратегии переоценки всех ценностей культуры, как процедуры прагматического улучшения опыта, как анализа языка, как герменевтики бытия понимающего, как рефлексии культуры, как концептогенез помечает пути самосознания философии постклассического периода.

Прояснение понятия философии является способом осмысленя как предмета, так и методов философствования. Понятие философии функционирует в культуре философствования как способ его самосознания и как конструктивный принцип философского творчества. В понятии философии концептуализируется предметность, проблемность и методологичность философствования.

Прояснение универсальных, родовых свойств философии как целостного феномена и вида культуры возможно посредством сравнения философии с другими видами культуры, с языком, искусством, наукой. Философия как феномен культуры есть символическое, аксиологическое и деятельностное опредмечивание мысли.

Символическая природа философии опредмечивается в языке в виде письма и речи. Возникая на основе культуры письма, философия существует и в изустной форме в качестве речи. Письменное опредмечивание философской мысли определяет историческое бытие философии как ретроспективный диалог. Речевая артикуляция философии определяет ее как актуальный диалог текущего момента.

Аксиологическая определенность философского исследования есть универсальное свойство философии в целом. Оно воспроизводится в каждом конкретном философском учении. Феномен принятия аксиологических презумпций (ценностей и оценок, идеалов и норм) как универсален, так и конкретен. Спецификация аксиологического фундирования философской мысли многомерна.

Деятельностная природа философии как феномена культуры состоит в том, что философствование изначально реализуется как мысле-деятельносить. Философия осознает себя как конструирование, деконструирование, как аналитическую деятельность, как деятельность по преобразованию опыта, как деятельность по продуцированию смыслов культуры.

Сопоставление философии и, например, искусства позволяет акцентировать специфические принципы организации их конкретных образцов. Если произведение искусства формируется посредством образа, то философское учение концептуализирует свой предметный универсум, выражая его посредством понятий. Понятийность есть телесность философии, философского учения.

Проблематика осмысления природы философии есть не что иное, как мета-философия. Для осмысления природы философского знания продуктивно рассмотреть философию как феномен духовной культуры и как определенный способ мышления.

Философия есть определенное мышление. Философское учение концептуализирует свой предметный универсум, выражая его посредством понятий. Понятийность есть телесность философии, философского учения. Это утверждение является результатом осмысления опыта исторического бытия философии как традиции мысли. Мышление в своей философской определенности есть единственный инструмент философствования. Философское мышление, как и мышление вообще, предметно. Связь мысли о предмете и предмета мысли необходима и для философского мышления. Исторически философия самоопределялась как мышление бытия, как мышление мышления. Та и другая версии философии опираются на определенные предпосылки. С точки зрения предметности философского мышления, такими предпосылками являются опыт бытия и опыт мышления.

Понимание философии как мышления бытия и как мышления мышления герменевтично. Понятие бытия и понятие мышления, как и все вообще понятия, подвержены истолкованию. Если та или иная версия истолкования этих понятий принимается в традиции философствования, то данная определенность понятия является результатом имплицитно принятого соглашения. Конвенциональная природа философских понятий бытия и мышления согласуется с процессом исторической переоценки их смысловой значимости.

Историческое бытие философии как традиции мысли есть непрерывный процесс переосмысления заключенных конвенций относительно смысла понятий философии. Конвенции относительно понятий бытия и мышления заключались и заключаются в определенных культурно-исторических и социальных условиях, по определенным основаниям и мотивам.

По ряду оснований предлагается конвенция относительно понимания предметности философии. Философию можно понимать как осмысление опыта бытия человека в мире. При таком подходе опыт бытия человека в мире есть универсум философствования, предметный универсальный мир философского вопрошания, исследования, анализа и синтеза, конструкции, деструкции, деконструкции. Для философии как рефлексивного мышления характерно осмысление условий возможности бытия и мышления, знания и познания, культуры и экзистенции. Философская рефлексия является углублением рефлексивной деятельности естественного сознания, практического сознания человека, осмыслением рефлексивности научного мышления.

Философия, являясь определенным мышлением, может рассматриваться как понятийный синтез определенного опыта бытия человека в мире, как своего рода продуцирование принципов философских учений, или концептогенез. Она применяет различные методы философствования. Методы философии, в разное время или одновременно примененные традицией для осмысления опыта бытия человека в мире, обладают длительной историей своего существования. Они имеют для философии транс – эпохальное значение. Так, догматический и скептический методы реализуются в философии исторически одновременно с ее становлением. Они оказываются актуальными и для современного состояния философии.

Размышление философии о философии, философии о самой себе является условием возможности существования философии как особой культуры мысли. Темы начала и понятия философии, предметности, проблемности и методологичности философствования естественным образом возникают на пути самосознания философии. Их постановки, обсуждения и возможные решения опираются на опыт исторического бытия философии. Самосознание философии герменевтично по своей природе. Так, например, герменевтична ситуация соотношения тем начала философии и понятия философии. Условием познания начала философии является наличие понятия философии. Условием же формирования понятия философии является наличие философии как феномена культуры мысли. Природа начала философии в целом волютивная. Человек в определенных условиях и по определенным мотивам принимает решение – начать мыслить.

Герменевтический круг в самосознании философии выражает реальную природу самосознания вообще. Феномен круга понимания философии в ее самосознании не может быть устранен. Возможны же обогащения, конкретизации мысли в динамике этого круга на основе осмысления опыта традиции, опыта исторического бытия философии. Поэтому формирование понятия философии есть задача, постановки, обсуждения и возможные решения которой непрерывно возобновляются в историческом бытии философии.

Философия как феномен культуры есть символическое, аксиологическое и деятельностное опредмечивание мысли. Символическая природа философии опредмечивается в языке в виде письма и речи. Возникая на основе культуры письма, философия существует и в изустной форме в качестве речи. Письменное опредмечивание философской мысли структурирует историческое бытие философии как ретроспективный диалог. Речевая артикуляция философии определяет ее как актуальный диалог текущего момента. Аксиологическая определенность философского исследования есть универсальное свойство философии в целом. Оно воспроизводится в каждом конкретном философском учении. Феномен принятия аксиологических презумпций (оценок ценности вещей, идеалов и норм, целей) как универсален, так и конкретен. Спецификация аксиологического фундирования философской мысли многомерна. Деятельностная природа философии как феномена культуры состоит в том, что философствование изначально реализуется как мысле-деятельносить. Философия осознает себя как конструирование и деконструирование, как аналитическую деятельность, как деятельность по преобразованию опыта, как деятельность по продуцированию смыслов культуры.

Прояснение понятия философии является способом осмысленя как предметности, так и методологичности философствования. Понятие философии функционирует в культуре философствования как способ его самосознания и как конструктивный принцип философского творчества. В понятии философии концептуализируется предметность и проблемность, концептуальность и методологичность, телеологичность и аксиологичность философствования.

В современной ситуации актуально исследование связи общефилософских идей со специальной проблематикой философии. В центре исследования может находиться рассмотрение методов философствования, способов мировоззренческого освоения опыта бытия человека в мире, получивших названия догматического, скептического, критического, антропологического и аналитического философствования.

Значимым событием философии как традиции мысли было становления критического метода философствования. Этот процесс был противоречивым. Фундаментальным противоречием критической философии Канта является толкование причинности, с одной стороны, и ее реальное применение в конституировании системы критической философии, с другой стороны. В учении о рассудке категории причины и следствия толкуются как априорные формы рассудочного мышления, синтезирующие знания только о мире явлений, но не о мире вещей самих по себе. В учении же о вещи в себе и явлении Кант утверждает, что вещи воздействуют на нашу чувственность, возбуждают ее, продуцируя мир явлений. Противоречие состоит в том, что в учении о синтезе знания причинность толкуется как применимая лишь к миру явлений, а в учении о вещи в себе и явлении категория причины применяется как средство мышления о вещи в себе. С позиций культуры критического философствования применение категорий мышления к миру вещей самих по себе есть возврат на позиции догматического реализма. Тема причинности, оказавшись центральной в скептицизме Юма, остается предметом фундаментального противоречия в критицизме Канта.

Философствование есть определенный способ рационально организованной мысли. Необходимым элементом его организации является проблема. Философский поиск проблемно инициирован. Начиная с Фалеса, философия постоянно ставит, обсуждает, а иногда и решает определенные проблемы. При изучении философии, философского учения важно понять, какая проблема обсуждалась, как она формулировалась, какие решения были предложены, как происходила аргументация тех или иных решений определенных проблем.

Философия рассматривала проблему соотношения мышления и бытия, человека и мира. Она исследовала проблему соотношения многого и единого, субстанции и субъекта. На разных этапах эволюции традиции философствования обсуждалась проблема соотношения тождества и различия, ценности и оценки, Я и Другого.

Решение проблем в философии организуется определенным методом исследования. Наиболее влиятельными в историческом бытии философии стали догматический, скептический, критический, аналитический, антропологический, феноменологический, диалектический, герменевтический методы. Реальное многообразие методов философствования привело к тому, что возникла особая мета-философская проблема – проблема выбора метода философствования. Значимость этой проблемы состоит в том, что содержание учения формируется как опредмечивание, реализация определенного метода.

Философия выполняет разнообразные функции в культуре. К ним относятся рефлексивно-познавательная, мировоззренческая, методологическая, оценочная функции. Осознание их содержания и определенности значимо для понимания ценности философии.

Философия осознает себя как свободное мышления. Нужно понять природу этой свободы. Философия внутренне не свободна от своей проблематики, от необходимости применения определенных методов, она не свободна от обусловленности архетипом философствования. Свобода философствования состоит в том, что оно систематически обращается к своим собственным предпосылкам и проясняет их. Так, например Бэкон, анализируя “идолы разума”, освобождал мышление от неосознанных зависимостей. Свобода мышления в этом смысле есть условие возможности существования философии.

Если мифология и религия опираются на традицию и авторитет, на стереотипы не осознающего свою природу сознания, то философия формируется как критическое осмысление опыта бытия человека в мире, основанное на логически выстроенной аргументации. Если в мифе и религиозном сознании явления природы и общества наделялись человеческими качествами (антропоморфизм мифа и религии), то философия формировала теоретическое представление о мире как процессе взаимодействии безличных сил.

4. Литература.

Литература основная.

Алексеев П.В. История философии: Учебник. - М: Проспект: Велби, 2005. - 237 с.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. Учебник. Изд-е 3, доп. и перераб. – М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2000.

Великие мыслители о великих вопросах: Современная западная философия: Пер. с англ. - М.: Фаир-Пресс, 2000. - 400 с. - (Грандиозный мир).

Гегель, Г. В. Ф. Лекции по истории философии. Кн. первая. / Г. В. Ф.Гегель; Ред. Ю. В. Петров; пер. с нем. – СПб.: Наука, 1994. – 350 с.

Делез Ж., Гваттари Ф. Что такое философия? / Пер. с фр. - М.: Ин-т экспериментальной. социологии; СПб.:Алетейя, 1998. - 288 с.

Демокрит. Фрагменты Демокрита и свидетельства о его учении // Материалисты Древней Греции. Собрание текстов Гераклита, Демокрита и Эпикура. М., 1955. С. 53-178.

Жильсон Э. Философ и теология. // Работы Э. Жильсона по культурологии и истории мысли. Вып.1. М., 1987.

Кант И. Критика чистого разума // Кант И. Соч. в 6 т. Т. 3. М., 1964.

Лекторский В.А. Эпистемология классическая и неклассическая. – М.: Эдиториал УРСС, 2001.

Мамардашвили, М. К. Как я понимаю философию / М. К Мамардашвили; Сост. Ю. П. Сенокосова – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Прогресс, 1992. – 416 с.

Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. 1. Исходные философские проблемы, понятия и принципы. — М., 1991 / 1. Что такое философия и зачем она?

Мыслители Греции. От мифа к логосу: Сочинения. – М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, Харьков: Изд-во Фолио, 1999. – 832 с.

Ницше Ф. Сумерки идолов, или как философствуют молотом // По ту сторону добра и зла. М.: ЭКСМО–ПРЕСС, Харьков: ФОЛИО,1998, с. 883–970

Ойзерман Т.И. Философия как история философии. - СПб.: Алетейя, 1999. - 447 с.

Ойзерман Т. И. Что такое философия? // Человек. Наука. Цивилизация. – М.: Канон+, 2004. – С. 89-96.

Поппер К. Р. Логика научного исследования. М., 2004.

Рассел Б. История западной философии. М., 2006.

Степин В. С. О прогностической природе философского знания: (Философия и наука) / В. С. Степин // Вопр. философии. – 1986. – № 4. – С. 39 – 53.

Степин, В. С. Теоретическое знание / В. С. Степин. – М.: «Прогресс-Традиция», 2000. – 744 с.

Степин, В. С. Философия как рефлексия над основаниями культуры / В. С. Степин // Субъект, познание, деятельность. – М.: Канон, 2002. – С. 139 – 158.

Степин В. С. Философия // Новая философская энциклопедия. Т. 4. М., 2001.

Семушкин А. В. У истоков европейской рациональности. Начало древнегреческой философии: Учеб. пособие. - М.: Интерпракс, 1996. - 192 с.

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.: Норма, 2005. — 928 с. / Введение: что такое философия?

Философы Греции. Основы основ: логика, физика, этика. - М.: Эксмо-Пресс; Харьков: Фолио, 1999. - 1056 с. - (Антология мысли).

Фрагменты ранних греческих философов: Перевод / АН СССР, Ин-т философии / Изд. подгот. А. В. Лебедев; [Отв. ред. и авт. вступ ст. И. Д. Рожанский]. – М.: Наука, 1989. – Ч. 1: От эпиченских теокосмогоний до возникновения атомистики. – 1989. – 575 с.

Чанышев А. Н. Философия как "филология", как мудрость и как мировоззрение // Вестник МГУ. Серия VII. Философия. 1995. № 5. - С. 37-62. № 6. - С. 25-47. 1996. № 6. - С. 30-48. 1998. № 1. - С. 35-55.

Литература дополнительная.

Автономова Н.С. Заметки о философском языке: традиции, проблемы, перспективы // Вопросы философии. 1999. № 11

Апель, К.-О. Трансформация философии / К.-О. Апель. – Логос. – М., 2002. – 344 с.

Гурина М. Философия. М.: Республика, 1998 /Глава4. Что такое философия?

Мартынович С.Ф. Понимание и диалог в бытии философии и научного познания // Человек, диалог, понимание. Саратов, Изд-во СГУ, 1996.

Мартынович С. Ф. Явления и вещи: Начала философии науки. Саратов, 2000.

Мартынович С. Ф. Философия науки: архетипы и методы // Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов IV Российского философского конгресса. Том I.. - М.: Современные тетради, 2005, с. 368-369.

Мартынович С. Ф. Проблема обоснования философских положений // Проблемы диалектики. Вып. 9. Л., 1980.

Марсель Г. Опыт конкретной философии: Пер. с фр. - М.: Республика, 2004. - 224 с.

Микешина Л.А. Специфика философской интерпретации // Вопросы философии. 1999. № 11.

Поппер К. Р. Все люди - философы. Как я понимаю философию; Иммануил Кант - философ Просвещения, М.: Эдиториал УРСС, 2003.

Риккерт Г. О понятии философии // Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. М., 1998.

Рорти, Р. Философия и зеркало природы. – Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1997. – 186 с.

Стёпин B.C. Философия // Философия. Энциклопедический словарь / Под ред. А.А. Ивина. — М.: Гардарики, 2004.

Хайдеггер М. Что это такое – философия? / М. Хайдеггер; пер. Е. В. Ознобкиной // Путь в философию. Антология. – М.: ПЕР СЭ; СПб.: Университетская книга, 2001. – С. 145 – 159.

Хайдеггер М. Что такое метафизика? // Хайдеггер М. Время и бытие. М., 1993.

Хюбнер, К.. Как философия высказывается о поэзии // Человек. Наука. Цивилизация. – М.: Канон+, 2004. – С. 117-125.

5. Темы ов и контрольных работ.

Философия как мудрость.

Философия как вид духовной культуры.

Философия как мета-философия.

Философия как рефлексия культуры, как осмысление оснований культуры.

Опыт бытия человека-в-мире как предметный универсальный мир философского вопрошания.

Свобода мышления как условие возможности существования философии.

Мышление посредством понятий как инструмент философствования.

Философия как мышление бытия.

Философия как мышление мышления.

Философия как интеллектуальная коммуникация.

Философия и ценностные формы сознания (миф, искусство, религия, мораль).

Понятие концепта философского учения.

Специфика философских проблем.

Понятие метода философствования. Метод философии как проблема.

Функции философии.

Мировоззрение, философия, научная картина мира.

6. Вопросы для самооценки знаний.

В чем смысл понимания философии как любви к мудрости?

Какова специфика философии как вида духовной деятельности?

Что является инструментом философствования?

В чем проявляется рациональности философского исследования?

Что говорит о специфике философии факт многообразия философских учений, направлений, традиций?

Охарактеризуйте специфику концептуальности философского учения. Приведите примеры концептов философских учений.

Каково историческое многообразие методов философствования?

Какое отношение к предмету философии имеет опыт бытия человека в мире?

В чем специфика проблемности философского исследования? Приведите примеры формулировок философских проблем?

В чем различие традиционной, классической философии и философии неклассической?

В чем смысл рефлексивности философского знания?

Какие функции выполняет философия в культуре?

Как можно понимать свободу философского мышления? Почему свободам философского мышления является условием возможности бытия философии?

Тема 2. Определения понятия философии как установки философского самосознания и конструктивные принципы философского творчества.

1. Основные понятия.

Философия, мудрость, первая философия, философское учение, теология, наука, культура, рефлексия. Понятие философии, определение.

2. Содержание.

Философское учение как исторически конкретная определённость философии и реализация возможностей определенного понятия (интуиции) философии. Определение или интуиция понятия философии в философском учении как установка философского самосознания и как конструктивный принцип философского творчества.

Атомистическая философия Демокрита как исследование природы вещей. Сократ о философии как любви к мудрости, о самопознании человека как задаче философии. Платон о философии как познании вечного бытия идей. Гегель о философии Платона как науки о “в себе всеобщем”.

Аристотель о мудрости как науке об определенных причинах и началах вещей, о “первой философии”, познающей самостоятельно существующее, “сущее как сущее”. Философия как искусство находить истину.

Эпикурейское понимание философии как пути для достижения счастья посредством разума. Философия как искусство жизни.

Христианское мировоззрение о философии как мирской мудрости, основанной на естественном свете разума, в отличие от теологии как божественной мудрости, основанной на сверхъестественном свете божественного откровения.

Декарт о философии как единой науке, существующей в форме понятия, как древе познания (корни – первая философия, ствол – физика, ветви с плодами на них – плодоносящие науки).

Кант о философии как о рефлексивном вопрошании нашего сознания: что я могу знать? что я должен делать? на что я могу надеяться? Философия как наука о границах разума.

Шеллинг о философии как рациональном выведении всего сущего из исходного принципа, как трансцендентальной истории самосознания.

Гегель о философии как мысли своей эпохи, как науке о разуме, постигающем самого себя, как познании развития конкретного.

Фейербах о человеке как единственном и универсальном предмете философии.

Маркс о философской практике объяснения мира и об изменении мира как задаче философии.

Ницше о философии как стратегии переоценки всех ценностей культуры.

Витгенштейн: назначение философии в очищении текстов от неосмысленных предложений. Философия - это не наука и не теория, это деятельность, анализ языка. Философия как критика языка.

Рассел: философия – ничейная земля, которая находится между определенным знанием науки и догмами теологии. Рассел о философии как логическом анализе языка.

Гуссерль о философии как строгой науке о множестве аподиктических истин трансцендентального сознания, как самоосмыслении человечества и самоосуществлении разума.

Степин о философии как рефлексии над основаниями культуры, как осмыслении оснований культуры.

Философия как концептуально-теоретическое самосознание личности, общества, эпохи, культуры, цивилизации, человечества.

3.Теоретические положения и методические пояснения.

Древнегреческая философия развила достаточно логичные концепции мироустройства. Так, было развито учение о том, что мир нашего опыта есть продукт взаимодействия атомов, то есть неделимых частиц, в пустоте. Этому образу мира противостояла концепция беспредельной делимости природы. Их своеобразным спекулятивным синтезом было учение об универсальном единстве, целостности всего сущего.

Специфика философии состояла и состоит в открытости и рациональности философского поиска. Принятие и отбрасывание философских картин мира основывалось на теоретическом анализе и синтезе, на логически организованной теоретической аргументации. Посредством философии традиция и авторитет как определенные способы отношения человека к миру уступили место разуму.

Под влиянием развития социального опыта, производства, философии и науки в новоевропейской культуре формируется понимание того, что знание есть сила. В этих условиях философия оценивает себя как научное знание особого рода. В “Энциклопедии философских наук” Гегеля философия понимается как наука, содержанию которой свойственно тождество понятия и предмета (то есть идеи всеобщей сущности вещей), в силу чего философия в принципе может достигать и в системе Гегеля состояния абсолютного знания, как осознанно догматически полагал Гегель.

Переосмысливая гегелевский проект философии, К. Маркс и Ф. Энгельс истолковали философию как науку о наиболее общих законах развития природы, общества и человеческого мышления. При этом оставался открытым вопрос об источнике такого всеобщего знания. В связи с этим и другими нерешенными вопросами возникает радикальное, позитивистское понимание природы науки и философии. Позитивизм предложил антиметафизический идеал развития научного познания. В рамках этого идеала философия не может претендовать на формирование предметного эмпирического знания. Ее предназначение – быть рефлексией естествознания.

В середине XIX столетия европейская философия, превратившаяся в традицию, радикально меняет свое самосознание, понимание природы философского знания, его возможностей. Предшествующее самосознание философии осознается как классическое, как классическая философия. Для нее характерна надежда на достижение состояния абсолютного знания в коком-то определенном философском учении. Это надежда, принявшая форму некритикуемого убеждения, определила и образ истории философии. Последняя понимается как путь, неизбежно ведущий к достижению абсолютного знания.

Разум классической философии понимается как реальный инструмент достижения абсолютного знания, так как он мыслится как не обусловленный бытием, а как самодостаточный механизм производства абсолютной истины.

Неклассическая философия, возникающая после Гегеля как стратегия преодоления гегелевского (принципиального) догматизма, переосмыслила природу философского разума. Была осознана обусловленность разума бытием. Его вариации – родовая сущность человека, практика, культура, язык, языковые игры, история, социальные отношения, бессознательные психические процессы (личностные или коллективные) - предлагались различными философскими учениями.

4. Литература.

Литература основная.

Алексеев П.В. История философии: Учебник. - М: Проспект: Велби, 2005. - 237 с.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. Учебник. Изд-е 3, доп. и перераб. – М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2000.

Аристотель. Метафизика // Аристотель. Сочинения. Т. 1. М., 1975. С. 67, 181, 182.

Великие мыслители о великих вопросах: Современная западная философия: Пер. с англ. - М.: Фаир-Пресс, 2000. - 400 с.

Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории философии. Кн. 1. СПб., 1994. С. 112-141.

Гуссерль Э. Философия как строгая наука. Новочеркасск, 1994.

Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология. Введение в феноменологическую философию. СПб.: Владимир Даль, 2004.

Демокрит. Фрагменты // Материалисты Древней Греции. М., 1957.

Зотов А. Ф. История западной философии. М., 2004.

Лосев А. Ф. Дерзание духа. М., 1988.

Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. 1. Исходные философские проблемы, понятия и принципы. — М., 1991 / 1. ЧТО ТАКОЕ ФИЛОСОФИЯ И ЗАЧЕМ ОНА?

Ницше Ф. Сумерки идолов, или как философствуют молотом // Сочинения в 2-х томах. Том 2. М.: Мысль, 1990.

Новая философская энциклопедия. - М.: Мысль, 2000, Т.1-4.

Ортега-и-Гассет Х. Что такое философия? М., 1991.

Рассел Б. История западной философии. Кн. 1-2. Новосибирск, 1994. С. 11-12.

Степин В. С. Философия как рефлексия над основаниями культуры // Субъект, познание, деятельность. М., 2002.

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.: Норма, 2005. / Раздел I. История западной философии; Раздел II. Западная философия в XX столетии; Раздел III. История русской философии.

Фрагменты ранних греческих философов: Перевод / АН ССР, Ин-т философии / Изд. подгот. А. В. Лебедев; [Отв. ред. и авт. вступ ст. И. Д. Рожанский]. – М.: Наука, 1989. – Ч. 1: От эпиченских теокосмогоний до возникновения атомистики. – 1989. – 575 с.

Хюбнер К. Как философия высказывается о поэзии // Человек. Наука. Цивилизация. – М.: Канон+, 2004. – С. 117-125.

Чанышев А. Н. Философия как "филология", как мудрость и как мировоззрение // Вестник МГУ. Серия VII. Философия. 1995. № 5. - С. 37-62. № 6. - С. 25-47. 1996. № 6. - С. 30-48. 1998. № 1. - С. 35-55.

Литература дополнительная.

Бохенский Ю. М. Современная европейская философия. - М.: Научный мир, 2000.- 256 с.

Касавин И. Т. Философская рефлексия и универсалии культуры // Человек. Наука. Цивилизация. – М.: Канон+, 2004. – С. 97-112.

Степин В. С. Философская мысль на рубеже двух столетий // Философия в современном мире / Философия и жизнь. Научно-популярная серия. Знание, М., 1990. № 11.

Трубецкой Е.Н. Философия Ницше. Критический очерк // Вопросы философии и психологии. 1903. № 66. С.1-36; № 67. С.190-230; № 68. С.256-290; № 69. С.329-378.

Фейнберг Е. Л. Об “основном вопросе философии” // Человек. Наука. Цивилизация. – М.: Канон+, 2004. – С. 113-117.

Фокин С.Л. Делез и Ницше // Делез Ж. Ницше. СПб.: Axioma, 1997. С.143-186.

5. Темы ов и контрольных работ.

Философия как мудрость.

Натурфилософия как размышление о природе в целом.

Атомизм Демокрита как исследование природы вещей.

Декарт о философии как единой науке, существующей в форме понятия.

Кант о философии как науке о границах разума.

Фейербах о человеке как единственном и универсальном предмете философии.

Ницше о философии как стратегии переоценки всех ценностей культуры.

Степин о философии как рефлексии культуры, как осмыслении оснований культуры.

6. Вопросы для самооценки знаний.

По каким основаниям Гегель характеризует философию Платона как науку о “в себе всеобщем”?

Как Аристотель определяет предмет “первой философии”?

Как философия толкует свое отношение к теологии?

В чем смысл метафоры древа познания, которую Декарт применил для пояснения природы и структуры философского знания?

На какие вопросы должна, по Канту, ответить философия? Почему философия толкуется им как наука о границах разума?

Поясните гегелевские характеристики философии как мысли своей эпохи, как науки о разуме, постигающем самого себя, как познании развития конкретного.

Кто из немецких философов определил философию как стратегию переоценки всех ценностей культуры?

Чем, по Расселу, философия отличается от науки и теологии?

Оцените определение философии как рефлексии над основаниями культуры, как осмыслении оснований культуры.

Согласны ли Вы с тем, что философия есть концептуально-теоретическое самосознание личности, общества, эпохи, культуры, цивилизации, человечества?

Часть II. Философия как история философии.

Тема 3. Возникновение философии: Индия, Китай, Греция.

1. Основные понятия.

Концепции генезиса философии. Осевое время, обыденно-практическое знание, миф, логос, свободное мышление. Античный тип философствования.

2. Содержание.

Возникновение философии: теоретический и эмпирический (исторический) аспекты проблемы. Систематическое размышление над проблемой что такое бытие ? что значит быть ? как логическое (теоретическое) начало философии. Исторический “момент” возникновения философии.

Философия, культура, практика. Мифогенная концепция генезиса философии. Гносеогенная концепция генезиса философии. Практическая обусловленность генезиса философии.

Западно-восточный синхронизм становления философского знания. “Осевое время” как предпосылка самоопределения философии. Философия “осевого времени”, ее проявления в мыслительных традициях Запада и Востока.

Философия и мифология. Философия и мудрость. Возникновение философии в период перехода от патриархальных обществ, регулируемых мифологическим сознанием, к первым земледельческим и городским цивилизациям. Интенсификация социальных связей, возникновение классовых отношений, новых видов деятельности как фактор выработки мировоззренческих ориентаций, основанных на разуме.

Возникновение философских учений в Китае, Индии, Греции как ответ на кризис мифологического сознания в период радикальных культурных, экономических, экологических и социально-классовых изменений.

Специфический (мифопоэтический) тип философствования, сохранивший связи с мифологическим сознанием, из которого вырастало философское мышление как особенность философского мышления древневосточных культур. Ориентация философских школ Востока на традиционализм и обоснование наличных социальных ценностей. Сравнительно слабое развитие рационально-логического качества философского дискурса. Обосновывание идеи космологической природы сознания, установки житейской мудрости, нравственного воспитания и духовного самоконтроля как характеристики восточного типа философствования. Его включенность в культуру традиционных земледельческих цивилизаций, ориентированную на воспроизводство наличного уклада жизни, кастовой иерархии.

Генезис философии в Древней Греции (VI в. до н. э.). Возникновение рационалистического типа философствования в культуре античного полиса, основанной на торгово-ремесленных отношениях, демократии и динамизме социальных процессов. Ориентация античной философии на логико-рационалистическое обоснование системы знания.

Сомнение в традиционном типе знания и поведения, вопрошание о том, что такое бытие? что значит быть? как начало философствования. Проблематизация бытия человека в мире как основание сомнения, различения знания и мнения. Возникновение философии как критики обычая, обыденного сознания, традиционных ценностей и норм античного общества. Первые греческие философы как критики традиционной мифологии, мифологии Гомера. Отношение философа к традиции — мифологической, религиозной, нравственной, художественной, политически-правовой, к традиционным формам быта и образа жизни: сомнение в культурной традиции для поиска ее оснований, ее корней как смысл вопроса: что значит — быть? что такое бытие? Укорененность античной философии в жизненном мире человека античного общества: размышления античных философов о том, как следует человеку жить, в чем смысл и оправдание жизни человека как начало философствования.

Политеизм, или многобожие, древнегреческой мифологии и религии. Боги как антропоморфные бессмертные существа, подчиняющиеся судьбе. Боги как гаранты справедливости, всех принятых в обществе установлений. Кризис мифологического сознания древнегреческого общества, его основания: экономический подъем в IX—VII вв. до н. э., в том числе расширение торговли и судоходства, возникновение греческих колоний, рост богатства и его перераспределение, рост городского народонаселения. Развитие торговли, мореходства, ионийского торгового судоходства, колонизации новых земель как основание расширения географии контактов средиземноморского региона. Осознание неадекватности гомеровского представления о мире. Расширение связей греков с другими народами, открытие незнакомых обычаев, нравов и верований как основание вывода об относительности социальных и политических установлений. Социальное расслоение, деформация традиционных форм жизни, потеря нравственных ориентиров как проявление кризиса традиционного уклада жизни.

Мифология как форма знания, общая для всех сословий традиционного типа социальности. Боги как олицетворение природно-космических сил. Неиндивидуализированость сознания человека в мифологическую эпоху. Разрушение сложившихся форм связи между людьми как исток потребности индивида в выработке новой жизненной позиции. Философия как один из ответов на это требование. Философия как новый тип самоопределения: не через привычку и традицию, а через собственный разум человека. Переход от обычной социализиции к целенаправленному образованию. Разделение функций отца и учителя.

Борьба между родом и духом, между особенным и общим: cтолкновение родовой, семейной нравственности, выросшей на почве родовых отношений, с духом государственности, определяющим целостность правового и политического бытия граждан. Отражение этой борьбы в греческих трагедиях (Еврипид, Эсхил). Возникновение философии в период кризиса традиционного уклада жизни и традиционных ценностей как сомнение в значимости устоявшихся веками форм жизни и верований, как поиск основания, на котором можно было бы возвести новое здание, новый тип культуры, новый способ бытия человека в мире.

Античный тип философствования как зародыш исследовательских программ западноевропейской философии.

3.Теоретические положения и методические пояснения.

В исследовании процесса возникновения философии целесообразно различать теоретический и эмпирический (исторический) аспекты проблемы. Эмпирический (исторический) аспект – реальная история возникновения философии. Теоретический аспект – анализ имеющихся концепций возникновения философии. Специфика философского знания сформировалась в ходе систематического размышления над проблемой: что такое бытие? что значит быть? Поэтому полезно изучить историю формулировки и обсуждения этого вопроса в философии.

Под западно-восточным синхронизмом становления философского знания имеется в виду исторически “синхронное” – в течение нескольких столетий – становление философии в Древнем Китае, Индии, Греции в середине первого тысячелетия до Новой эры. Это трудно объяснимое культурно-историческое событие попытались объяснить посредством концепции “Осевого времени” К. Ясперса.

Исторически философия возникает в период перехода от патриархальных обществ, регулируемых мифологическим сознанием, к первым земледельческим и городским цивилизациям. Этому способствуют интенсификация социальных связей, возникновение классовых отношений, новых видов деятельности. Происходит выработка мировоззренческих ориентаций, основанных на разуме.

В культуре античного полиса происходит возникновение рационалистического типа мышления, основанного на торгово-ремесленных отношениях, демократии и динамизме социальных процессов.. Возникновение философии происходит в процессе критики обычая, обыденного сознания, традиционных ценностей и норм античного общества. Первые греческие философы критиковали традиционную мифологию. Сомнение в культурной традиции было источником поиска ее оснований, ее корней. В этом можно усмотреть смысл вопроса: что значит быть? что такое бытие?

4. Литература.

Литература основная.

Алексеев П.В. История философии: Учебник. - М: Проспект: Велби, 2005. - 237 с.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. Учебник. Изд-е 3, доп. и перераб. – М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2000.

Аристотель. Метафизика // Аристотель. Сочинения. Т. 1. М., 1975.

Барт Р. Мифологии // Искусство кино, 1995, № 12.

Вернан, Ж.-П. Происхождение древнегреческой мысли / Вернан, Ж.-П.; пер. с фр. / Общ. ред. Ф. Х. Кессиди, А. П. Юшкевича; Предисл. А. П. Юшкевича; Послесл. Ф. Х. Кессиди. – М.: «Прогресс», 1988. – 221 с..

Евклид. Начала. М., 1949. Кн. 7—10.

Лосев А.Ф. Философия, мифология, культура. М., 1991.

Мелетинский Е.М. Поэтика мифа. М., 1995.

Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. 1. Исходные философские проблемы, понятия и принципы. — М., 1991 / 2. История философской мысли: общая характеристика.

Мотрошилова Н.В. Рождение и развитие философских идей. М., 1991.

Налимов В.В. Размышления о путях развития философии. // ВФ, 1993, № 9.

Ойзерман Т.И. Философия как история философии. - СПб.: Алетейя, 1999. - 447 с.

Радхакришнан С. Индийская философия. В 2-х тт. М., 1993.

Рассел Б. История западной философии. М., 2006.

Семушкин А. В. У истоков европейской рациональности. Начало древнегреческой философии: Учеб. пособие. - М.: Интерпракс, 1996. - 192 с.

Соколов В.В. Историческое введение в философию: История философии по эпохам и проблемам: Учебник. - М.: Акад. проект, 2004. - 911 с.

Соловьев В.С. Исторические дела философии. // ВФ, 1988, № 8.

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.: Норма, 2005 / Раздел 1. Параграф: Генезис философии в Древней Греции.

Хайдеггер М. Что такое метафизика? // Хайдеггер М. Время и бытие. М., 1993.

Чанышев А.Н. Начало философии. М., 1982.

Элиаде М. Аспекты мифа. М., 1995.

Литература дополнительная.

Голан А. Миф и символ. М., 1993.

Голосовкер Я.Э. Логика мифа. М., 1987.

Антология даосской философии. Сост. В. В. Малявин и Б. Б. Виногродский. М., 1994.

Китайская философия: Философский энциклопедический словарь. М., 1995.

Лукьянов А.Е. Становление философии на Востоке (Древний Китай и Индия). М., 1992.

Реале Д., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. - СПб.: Петрополис. Т. 1: Античность. - 1997. - 336 с.; Т. 2: Средневековье. - 1997. - 368 с.; Т. 3: Новое время. - 1996. - 736 с.

Соколов В.В. От философии античности к философии нового времени: Субъект-объектная парадигма. - М.: Эдиториал УРСС, 1999. - 336 с.

Степанянц М.Т. Восточная философия. Избр. тексты. - 2-е изд. - М.: Вост. лит., 2001. - 511 с.

Шохин В. К. Брахманистская философия. Начальный и раннеклассический периоды. М., 1994.

Щуцкий Ю.К. Китайская классическая "Книга Перемен". М., 1993.

5. Темы ов и контрольных работ.

Концепция осевого времени К. Ясперса и ее оценка.

Концепции генезиса философии: их анализ.

Формирование философии как критики обычая, обыденного сознания, норм и ценностей культуры традиционного общества.

Анализ соотношения понятий миф, логос, наука .

Понятие античного типа философствования, его оценка.

6. Вопросы для самооценки знаний.

В чем теоретический и эмпирический смысл проблемы генезиса философии?

Каковы особенности гносеогенной концепции генезиса философии?

В чем специфика мифогенной концепции генезиса философии?

Что такое Осевое время и как оно связано с проблемой генезиса философии?

Как соотносятся миф и логос, мифологическое и философско-теоретическое мышление?

Что такое свобода мышления? Является ли свобода мышления существенной для самого бытия философии?

Чем отличается античный тип философствования от типа философствования, свойственного русской философии?

Тема 4. Историческое бытие философии и историография философии.

1. Основные понятия.

Историческое бытие философии, историография философии. Архетип философствования. Философия объективности, философия субъективности, философия интерсубъективности.

Философское учение, космоцентризм, теоцентризм, антропоцентризм, классический и неклассический типы философствования, направления философствования.

Античная философия. Средневековая философия. Философия эпохи Возрождения. Философия Нового времени. Западная философия: XX век. Русская философия.

2. Содержание.

Философия и история философии. История философии как историческое бытие философии и как историография философии. Историческое бытие философии как феномен духовной и социально-политической жизни человека и общества. Историческое бытие философии как осуществление сущности философии.

Философское учение. Философия как многообразие философских учений. Проблема единства философских учений. Великие философы (творцы философских учений) как историографы философии: Платон, Аристотель, Секст Эмпирик, Кант, Шеллинг, Гегель, Фейербах, Рассел.

Феномен и понятие архетипа философствования. Философия объективности, философия субъективности, философия интерсубъективности.

Периодизация история философии. Гегелевская периодизация история философии: греческая философия как становление принципа идеи в философии, германская философия как становление принципа духа в философии. Современная историческая периодизация истории философии: древняя философия, средневековая философия, философия эпохи Возрождения, философия нового времени, современная философия.

Античная философия как философия объективности. Космологизм и онтологизм ранней греческой философии. Натурфилософия. Ионическая и италийская школы: вопрос о первоначале всего сущего, понятия монады и бытия. Тема бытия, ее материалистическая и идеалистическая трактовка. Единое Парменида. Античный атомизм Демокрита и Эпикура. Философия Платона. Идеи Платона. Бытие и становление: Определения, характеризующие, по Платону, мир бытия и мир становления (чувственный мир): бытие — становление, вечное — временное, покоящееся — движущееся, бессмертное — смертное, постигаемое разумом — воспринимаемое чувствами, всегда себе тождественное — всегда иное, неделимое — делимое. Индивидуальные сущности (субстанции) Аристотеля. Этические школы античной философии: софисты, скептики, киники, стоики, эпикурейцы. Неоплатонизм и гностицизм как религиозно-философские учения поздней Античности.

Философия Средних веков и Нового времени как философия субъективности.

Теоцентризм средневековой философии. Средневековая философия как синтез христианского учения и античной философии. Фома Аквинский — систематизатор средневековой схоластики. Номиналистическая критика томизма Идеи креационизма, провиденциализма и волюнтаризма. Патристика как синтез христианства и неоплатонизма. Схоластика как синтез христианства и аристотелизма. Проблема соотношения единичного и общего в философии реализма (Ансельм, Августин, Эриугена, Фома Аквинский) и номинализма (Росцелин, Оккам, Абеляр).

Эпоха Возрождения и Новое время как период великой философской революции: новое понимание человека как деятельного существа, преобразовывающего мир; новое понимание природы как закономерной сферы приложения человеческих сил; осознание универсальной регулятивной ценности научной рациональности в сфере человеческой деятельности; восприятие идей общественного договора, суверенности личности, естественных прав человека.

Философия эпохи Возрождения. Гуманизм и натурфилософия. Философско-политический реализм Макиавелли. Принцип автономии политики. Леонардо да Винчи: художник, естествоиспытатель, философ итальянского Возрождения. Антропоцентризм философии эпохи Возрождения. Натурфилософия Возрождения: натуралистический (Парацельс, Дж. Бруно) и мистический (Н. Кузанский, Я Бёме) пантеизм. Социальные утопии Т. Мора, Т. Кампанеллы, Ф. Бэкона.

Философия Нового времени. Научная революция и философия XVII века. Метафизика философии XVII века. Рационализм Р. Декарта, Б. Спинозы, Г. Лейбница и эмпиризм Ф. Бэкона и Дж. Локка. Философия экспериментального естествознания Ф. Бэкона.

XVIII век как век научного разума, как век Просвещения. Философия Просвещения: уверенность в безграничных возможностях человеческого разума, в прогрессе наук, создающем условия для экономического и социального благополучия. Критика просветителями метафизики, пришедшей в XVI—XVII веках на смену средневековой схоластике, за приверженность умозрительным конструкциям, за недостаточное внимание к опыту, к эксперименту. Наука и прогресс как ценности Просвещения. Оптимизм Просвещения как выражение умонастроения молодой буржуазии. Англия как родина капитализма и родина Просвещения. Дж. Локк и Д. Юм как философы английского Просвещения. Вольтер, Ж. Ж. Руссо, Д. Дидро, П. Гольбах как представители французского Просвещения. Молодой И. Кант как представитель германского Просвещения. Концепции общественного договора Т. Гоббса, Дж. Локка, Ж.-Ж. Руссо.

Немецкая классическая философия: И. Кант, И. Фихте, Ф. Шеллинг, Г. Гегель. Критическая философия Канта. Философия абсолютного духа Гегеля.

Постклассическая философия как философия интерсубъективности. Антропологический принцип философии Л. Фейербаха. Диалектический материализм К. Маркса и Ф.Энгельса. как философский марксизм. Западный марксизм. Позитивизм О.Конта, Дж. Милля и Г.Спенсера, его антиметафизическая направленность.

Философии жизни (Ф. Ницше, Г. Зиммель, А. Шпенглер, В. Дильтей, Х. Ортега-и-Гассет, А. Бергсон): понятия потока жизни, потока сознания, души культуры. Темы аксиологии и культурологии в неокантианстве (Э. Кассирер, В. Виндельбанд, Г. Риккерт). Тема знания и истины в философии прагматизма (Ч. Пирс, У. Джеймс, Дж. Дьюи).

Логический анализ языка в аналитической философии (Л. Витгенштейн, Б. Рассел, Р. Карнап). Анализ мышления и культуры в структурализме (К. Леви-Стросс, Р. Барт, М. Фуко). Экзистенциальная проблематика бытия человека-в-мире (М. Хайдеггер, К. Ясперс, А. Камю, Ж.-П. Сартр, Н. Аббаньяно). Герменевтика (В. Дильтей, М. Хайдеггер, Г. Гадамер, П. Рикёр) как методология гуманитарного познания. Идеи интенциональности и интерсубъективности сознания в феноменологии (Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, П. Рикёр, М. Мерло-Понти).

Философия постструктурализма (Ж. Деррида, Ж. Делёз, Ж. Бодрийар): принципы различия и множественности, метод деконструкции, понятия симуляции, текста, интер- и гипертекстуальности.

Иррационалистическое учение Ф. Ницше: стратегия переоценки ценностей западной культуры.

Западная философия: XX век. Общие черты и особенности: вторая научная революция (конец XIX в.) и возникновение новой, неклассической науки. Релятивизм и плюрализм как её методологические принципы. Становление науки в качестве непосредственной производительной силы. Переход от традиционной классической философии к философии неклассической (рубеж XIX и XX столетий); возникновение в последней четверти XX века постмодернистской философии как отражения новых тенденций в западной культуре; постмодернистские течения как постнеклассический тип философии; оппозиция сциентизма и антисциентизма, стремление к преодолению метафизики, лингвистический и антропологический повороты в стратегиях философствования.

Сциентистское направление (прагматизм, аналитическая философия, неопозитивизм, философия науки, франкфуртская школа, структурализм).

Антисциентистское направление (философия жизни, экзистенциализм, герменевтика, персонализм, постмодернизм).

История русской философии. Русская философия XIX века: западники и славянофилы, философские идеи Ф. М. Достоевского, философия В. С. Соловьева. Русская религиозная философия XX века: экзистенциальный персонализм Н. А. Бердяева, философия всеединства С. Л. Франка, философия политики. И. А. Ильина.

Философия в советской и постсоветской России. Догматизация философии. Философские исследования в современной России.

3.Теоретические положения и методические пояснения.

Освоение опыта исторического бытия философии показывает, что философствование архе-типично (Мартынович С. Ф., 2005). Архетипами философствования, то есть способами мышления бытия и мышления мышления, исторически явились архетипы философии объективности, субъективности и интерсубъективности, их принципами стали объективность, субъективность и интерсубъективность . В традиции сформировались архетипы философии объективности, субъективности и интерсубъективности. Для философии объективности конститутивна рефлексия созерцания. Философии субъективности свойственна рефлексия рефлексии. В философии интерсубъективности реализуются рефлексивные возможности коммуникации.

Для архетипа объективности характерно вопрошание о природе вещей , о природе в себе всеобщего, о том, что такое знание само по себе, истина сама по себе, справедливость сама по себе, благо само по себе. Для этого способа мышления легитимен горизонт очевидностей: вне меня существуют вещи. Проблемой, то есть тем, что не очевидно, является познание природы вещей. Этим делается акцент на онтологической проблематике философии этого архетипа: что есть сущее? Ее обсуждение приводит к определенной реализации проективной функции философии.

В архетипе субъективности очевидна констатация: я мыслю: вне меня существуют вещи. При этом не природа вещей, а природа я мыслю становится предметом философского интереса. Философ считает необходимым ответить на вопросы о том, что я могу знать? что я должен делать? на что я могу надеяться? Для философии принципиально важным оказывается исследование природы нашего Я . Тем самым, рефлексия сознания превращается в философию самосознания, в философию субъективности, озабоченной вопросом - что есть человек?

Интерсубъективность как архетип философствования центрирует внимание на исследовании соотношения моего Я и Я другого сознания, то есть на феномене интерсубъективности. Основной вопрос этого архетипа - Кто Мы? Здесь осознается педпосылочность, несамодостаточность моего мышления. Моё мышление понимается как обусловленное, скажем, родовой сущностью человека, его социально – исторической природой, языком, культурой, то есть феноменами, природа которых интерсубъективна. Моё мышление истолковывается, например, как обусловленное культурой, культурно-историческими оценками ценности вещей, бессознательной активностью психики, детерминированной желаниями, отнесенными к Другому /Другой , языком, политическими реалиями.

В философии интерсубъективности на основании когнитивного опыта нелинейности возникает новая философия, осмысливающая коммуникативный характер реальности, ее познания и транс-формации. Философия интерсубъективности предполагает коммуникативное понимание всех смыслов философского дискурса. На основе коммуникативной интерпретации категорий философии, статуса и проблематики философии, ее общих и особенных тем выстраивается направленность мышления этого архетипа.

В контексте архетипа интерсубъективности разрабатываются возможности антропологического философствования, осуществляется лингвистический поворот в философии, который активизирует аналитический проект. Развивается психоаналитическая программа философских исследований. В центре внимания оказывается феномен коммуникации многих я, задающий социальную реальность.

Понимание предмета философии архетипично, задается определенным архетипом философствования. В философии объективности, которой характерен онтологизм как способ философствования, предмет философии объективируется. Философия толкуется как учение о первых началах и принципах бытия. Понимание же бытия (под которым мыслится некое устойчивое основание, некий инвариант изменчивого человеческого опыта) определяется мышлением. Так мышление предписывает познанию исходные предпосылки деятельности. В рамках этого архетипа Демокрит учил об атомистической природе бытия, Платон размышлял о вечном, неизменном и множественном бытии идей как прообразе вещей, Аристотель развил учение об индивидуальных и универсальных субстанциях.

Естественной оппозицией догматическому истолкованию бытия в архетипе философии объективности было скептическое философствование, предлагавшее воздерживаться от суждений о принципиально неочевидном мире догматически мыслимого бытия. Предметом философствования, поэтому, становился повседневный опыт человеческой жизни.

В философии субъективности предмет философского интереса переносится с объекта на субъект, на постижение его природы. Декарт, кое в чём следуя Августину, перенес центр философского исследования на наше Я, на природу нашей субъективности. Наше Я мыслю стало предметом философских размышлений не только для Декарта, но и для последующих философов нового времени.

Развивая возможности такого поворота в стратегии философствования, Кант дал последовательное толкование вопросов философии, действующей в контексте архетипа субъективности. Что я могу знать? Что я должен делать? На что я могу надеяться? Что такое человек? – именно эти вопросы отнесены немецким мыслителем к числу вопросов, определяющих предмет философии.

Понимание предмета и задач философии меняется в философии архетипа интерсубъективности, в философии современности. Здесь происходит как бы возврат к философии бытия античности. Но бытие теперь понимается как нечто интерсубъективное – родовая сущность человека, практика, язык, культура, история, опыт отношения человека к миру. Философия интерсубъективности – исторически первый архетип неклассической философии. Он характеризуется плюральностью и дополнительностью философских интерпретаций опыта бытия человека в мире. Так, для Фейербаха человек есть единственный и универсальный предмет философии. По Ницше, философия осуществляет переоценку интерсубъективных ценностей культуры. Для аналитической философии предмет философии есть языковой способ объективации мышления и сознания человека.

Объективность, субъективность, интерсубъективность есть ступени в направленном процессе развертывания культуры философствования, процесса становления философии как самосознания личности, общества, человечества.

4. Литература.

Литература основная.

Алексеев П.В. История философии: Учебник. - М: Проспект: Велби, 2005. - 237 с.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. Учебник. Изд-е 3, доп. и перераб. – М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2000.

Августин. Исповедь. М., 1990.

Аристотель. Метафизика // Аристотель. Сочинения. Т. 1. М., 1975.

Бердяев Н. А. Русская идея. Судьба России. - М., 1997.

Бохенский Ю. М. Современная европейская философия. - М.: Научный мир, 2000.- 256 с.

Зотов А. Ф. История западной философии. М., 2000.

Косыхин В. Г. Концепции современной философии. Саратов, 2004.

Лекторский В. А. Эпистемология классическая и неклассическая. М., 2000.

Мамардашвили М. Картезианские размышления. М., 1993.

Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. 1. Исходные философские проблемы, понятия и принципы. — М., 1991 / 2. История философской мысли: общая характеристика.

От Я к Другому. Сб. пер. по проблемам интерсубъективности, коммуникации, диалога. Минск, 1997.

Ойзерман Т.И. Философия как история философии. - СПб.: Алетейя, 1999. - 447 с.

Платон. Соч.: В 3 т. М., 1971. Т. 3 (1).

Платон. Диалоги: Федр, Пир, Гиппий, Протагор, Горгий, Парменид, Софист, Тимей.

Фуко М. История сексуальности-III: Забота о себе. М., 1998.

Фуко М. Археология знания. К.: Ника-Центр, 1996.-208 с.

Рассел Б. История западной философии. М., 2006

Рикер П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герменевтике. М., 2002.

Рорти Р. Историография философии // Рассел Б. История западной философии. Кн. 1-2. Новосибирск, 1994. С.305-330.

Руссо Ж. Ж. Исповедь //Избранные произведения в 3-х тт., М., 1961, т.3.

Спиноза Б. Об усовершенствовании разума: Сочинения. М.-Харьков, 1998.

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.: Норма, 2005. / Раздел I. История западной философии. Раздел II. Западная философия в XX столетии. Раздел III. История русской философии.

Фрагменты ранних греческих философов. М., 1989.

Юм Д. Трактат о человеческой природе: В 2 т. М., 1995.

Литература дополнительная.

Асмус В.Ф. Античная философия. Высшая школа, 2001, - 400с.

Бэкон Ф. Соч.: В 2 т. М., 1977-1978.

Беркли Д. Сочинения. М., 1978.

Введенский А. И., Лосев А. Ф., Радлов Э. Л., Шпет Г. Г.: Очерки истории русской философии. Уральский университет, 1991.

Виндельбанд В. История древней философии. - М., 1996.

Вольтер Ф.М.А. Философские сочинения. М., 1989.

Гайденко П. П. История новоевропейской философии в ее связи с наукой. М., 2000.

Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук: В 3 т. М., 1974-1977. Гегель Г.В.Ф. Наука логики: в 3 т. М., 1970-1971.

Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа. СПб., 1994.

Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии. СПб., 1994, Кн.1-3.

Гельвеций К.А. Сочинения в 2 т. М., 1973 - 1974.

Гольбах П.А. Избранные произведения в 2 т. М., 1963 — 1964.

Гомперц Т. Греческие мыслители: Пер. с нем. - СПб.: Алетейя, 1999. - Т.1. - 605 с.; Т.2. - 257 с.

Декарт Р. Сочинения: В 2 т. М., 1989, 1994.

Дидро Д. Сочинения в 2 т. М., 1986-1988.

Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч.: В 30 т. Л., 1972—1990.

Зеньковский В.В. История русской философии. - М.: Академ. Проект: Раритет, 2001. - 879 с.

Кант И. Соч. в 6 т. М., 1963 - 1966.

Кант И. Критика чистого разума. СПб., 1993; Критика чистого разума. М.,1994.

Кант И. Лекции по этике. М., 2000.

Кант И. Трактаты. СПб., 1996.

Кондильяк Э.Б. Сочинения в 3 т. М., 1982.

Ломоносов М. В. Избранные философские произведения. М., 1950.

Лосев А.Ф. Эстетика Возрождения. М.1978.

Лосев А. Ф. Владимир Соловьев и его время. М., 1990.

Локк Д. Сочинения: В 3 т. М., 1985- 1988.

Лосский Н.0. История русской философии. М., 1994.

Лейбниц Г.В. Сочинения: В 4 т. М., 1983—1989.

Мокин Б. И. Феноменология Эдмунда Гуссерля. Саратов, 2002.

Мотрошилова Н.В. Путь Гегеля к «Науке логики». М., 1984.

Радхакришнан С. Индийская философия том 1-2, - М., 1956-1957.

Соколов В.В. От философии античности к философии нового времени: Субъект-объектная парадигма. - М.: Эдиториал УРСС, 1999. - 336 с.

Соколов В. В. Введение в классическую философию. М., 1999.

Фейербах А. Избранные философские произведения в 2 т. М., 1955.

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.: Норма, 2005. — 928 с.

Фихте И.Г. Сочинения в 2 т. СПб., 1993.

Фэн Ю-лань. Краткая История китайской философии. Перевод с английского Р.В. Котенко. Издательская группа "Евразия", - СПб., 1998.

Хесле В. Гении философии нового времени. М., 1992.

Хоркхаймер М., Адорно Т. В.. Диалектика просвещения. Философские фрагменты. М.-СПб, 1997.

Чанышев А.Н. Философия древнего мира. - М., 2000.

Чаттерджи С., Датта Д. Введение в индийскую философию. - М., 1955.

Хомяков А. С. Полн. собр. соч.: В 8 т. М., 1900-1904.

Шеллинг Ф. В. Й. Соч.: В 2 т. М., 1987—1989.

Шеллинг Ф.В.И. Сочинения в 2 т. М., 1987.

Шопенгауэр А. Соч.: В 6 т. М., 1999-2001.

Штекль А. История средневековой философии. СПб., 1996.

Юм. Д. Исследование о человеческом разумении. М., 1995.

Яковенко Б. В. История русской философии: Пер. с чеш. - М.: Республика, 2003.

5. Темы ов и контрольных работ.

История философии как осуществление сущности философии.

Философия как многообразие философских учений. Проблема их единства.

Концепции периодизации истории философии.

Понятия классической философии и философии неклассической.

Рорти Р. о концепциях историографии философии.

Космоцентрическая ориентация античной философии.

Теоцентризм средневековой философии.

Антропоцентризм философии эпохи Возрождения.

Диалектика Просвещения.

Античный, новоевропейский и современный скептицизм.

Антропологический принцип философии Л. Фейербаха.

Анализ мышления и культуры в структурализме.

Идеи и принципы философии постструктурализма, их оценка.

Феноменологическая герменевтика Поля Рикера.

Концепция археологии знания М. Фуко.

Философия логического анализа Бертрана Рассела.

Русская философия: ХIХ-ХХ столетия.

6. Вопросы для самооценки знаний.

Как соотносятся понятия историческое бытие философии, историография философии?

Что такое архетип философствования?

В чем специфика философии объективности?

В чем состоит направленность философского поиска в философии субъективности?

Как изменились постановка и обсуждение философских вопросов в философии интерсубъективности?

Как связаны философское учение и философия?

В чем специфика установок космоцентризма, теоцентризма, антропоцентризма, какое воплощение они имели в истории философии?

Каковы различия классического и неклассического типов философствования?

Каковы основные направления западной философии XX века?

В чем специфика русской философии?

Часть III. Общие темы философии.

Тема 5. Метафизика. Метафизический и неметафизический способы философствования.

1. Основные понятия.

Понятие метафизики. Философия и метафизика. Бог, дух, душа Теология. Научная картина мира. Абсолют, абсолютное знание. Позитивизм. Метафизика и онтология. Лингвистический поворот в философии. Сциентистское и антисциентистское направления философии. Феноменологический метод описания восприятий, герменевтический метод понимания и толкования текстов.

2. Содержание.

Понятие метафизики. Метафизика и ее тенденция самоопределения в качестве смыслового центра теоретической философии. Метафизика Аристотеля. Метафизика Декарта. Метафизика Канта. Метафизика Гегеля. Метафизический и неметафизический способы философствования.

Изменение статуса метафизики в процессе исторического самоосмысления философии. Эволюция соотношения философии и метафизики. Средние века: метафизика как разумное познание сверхчувственных и божественных предметов (Бог, дух, душа). В философии Средних веков соединение метафизики с христианским учением (Фома Аквинский): метафизика познает сверхчувственное и божественное (Бог, дух, душа), однако в отличие от теологии опирается на разум, а не на откровение.

Новое время: возникновение и усиление критического отношения к метафизике, тенденция к ее преодолению, стремление заменить метафизику научной картиной мира. Понимание метафизики как учения о бытии, имеющего свой особый объект (сверхъестественное и сверхчувственное, кантовская вещь в себе, априорные условия познания) и свой способ познания (непосредственная интуиция, дающая абсолютное знание). Метафизика как априорное познание абсолюта. XX век: тенденция к преодолению метафизики и мысль о невозможности ее преодоления.

Метафизика в философии Нового времени как учение о бытии, имеющее свой особый объект (сверхъестественное и сверхчувственное, кантовская вещь в себе, априорные условия познания) и свой способ познания (непосредственная интуиция, которая дает абсолютное знание). Метафизика как дело чистого разума, а не опыта или откровения. Претензия метафизики на открытие фундаментальных законов мышления, формулировку основных принципов наук, выработку критерия достоверности наших знаний. Метафизика как априорное, абстрактное, теоретическое, беспредпосылочное познание абсолюта. Тенденция в философии Нового времени к преодолению метафизики, стремление заменить метафизику наукой и научным мировоззрением. Позитивистская установка на устранение метафизики из философии и научного познания.

XX век: обострение тенденции к преодолению метафизики. Отождествление метафизики со всей предшествующей традиционной философией. Критика метафизики как критика разума. Понимание метафизики как онтологии, опирающейся в объяснении бытия на сверхчувственные принципы. «Введение в метафизику» М. Хайдеггера как стратегия выведение из метафизики. Сциентистское направление в философии как отрицание метафизики. Обвинение метафизики в гипостазировании идей, понятий или ценностей. Понимание проблематичности или невозможности преодоления метафизики: Ч. Пирс, К. Поппер, М. Хайдеггер, К. Апель.

Лингвистический поворот в современной западной философии как стремление преодолеть метафизику, сделать философию научной. Его парадигмальный характер: переход от парадигмы мышления к парадигме языка, от философии сознания, мышления и субъекта к философии языка, смысла и значения. Одновременная вовлеченность в лингвистический поворот как сциентистского, так и антисциентистского направлений философии.

«Логико-философский трактат» (1921) Л. Витгенштейна как основа сциентистского направления в лингвистическом повороте. Изменение понимания отношения между языком, мышлением и реальностью. Превращение языка из инструмента выражения мышления, отражающего реальность, в форму, которая определяет структуру возможных фактов.

Лингвистический поворот как разграничение сферы компетенции между наукой и философией: наука говорит о фактах, философия — о языке. Научный дискурс как способ непосредственной когнитивной связи с реальностью. Философия как металингвистическая деятельность, опосредованно связанная с реальностью через анализ языка (языка науки либо естественного языка). Философии как переход от метафизики к металингвистике. Лингвистический поворот как способ преодоления метафизики. Отказ от претензий на познание внелингвистической реальности как отказ от онтологических и метафизических претензий. Отказ философии быть философией духа, сознания, мышления и субъекта. Язык как ее объект. Неопозитивизм о метафизике как несовершенном использовании языка.

«Бытие и время» (1927) М. Хайдеггера как основа антисциентистского направления в лингвистическом повороте. Изречения Хайдеггера: «Мир есть только там, где есть язык», «Язык — дом бытия». От феноменологического метода описания восприятия к герменевтическому методу понимания и толкования текстов. Язык как фундаментальный атрибут человеческого существования. Язык говорит нами. Говорить значит слушать.

Слушание языка как диалог с другим человеком, с текстом, с самим языком.

Размышления о диалоге с языком, следовательно, с бытием, как назначение философии.

3.Теоретические положения и методические пояснения.

Размышление над вопросом о природе вещей в исторических условиях мифологического сознания ведет к метафизике. Понятие первой философии, определенное Аристотелем, поименованное традицией термином метафизика , прояснило исходный смысл метафизики. Она стала рассматриваться как вид теоретического познания (наряду с физикой и математикой), определенность которого первоначально была зафиксирована предметно: первая философия существует лишь постольку, поскольку существует сверх-природный мир. Наделение этого мира определенными качествами привело к тому, что метафизика в виде первой философии стала пониматься как учение о сверх-природных и потому сверх-чувственных принципах бытия и познания. В истории догматической философии метафизика толкуется как подлинная философия, обладающая возможностью сверхопытного познания.

Метафизика в качестве первой философии получила предметную определенность на основании постулирования и созерцания сверх-природного мира, что привело к удвоению мира, к мировоззренческому подчинению мира природы миру сверх-природному. Исторически это удвоение было перенесено из мифологического сознания в философское мышление. Метафизику в ее исходном философском смысле можно понимать как родимое пятно мифологии, закрепленное традицией на теле философии. Философия лучше осознает себя, свою природу и свои возможности, просматривая свою мифологическую предысторию. Поскольку метафизика получила свою сверх-природную предметную определенность, постольку она приобрела и сверх-опытную эпистемологическую и методологическую значимость.

Сверхопытность, неэмпиричность рассматриваются как семантические и эпистемические характеристики высказываний метафизики. Метафизические высказывания не могут быть выведены из эмпирических высказываний посредством индукции. Они являются продуктом творческого понятийного воображения. Метафизика в этом смысле есть своеобразная поэзия понятия. Ее принципом является не эмпирическая проверяемость, не верифицируемость или фальсифицируемость, а свобода мысли, сущностным проявлением которой выступает обращенность мышления к самому себе.

Переосмысленная таким образом метафизика становится культурой продуцирования мировоззренческих презумпций, предварительных универсальных смыслов, реализуемых в опыте бытия человека в мире. Традиция метафизического отношения философии к осмыслению опыта бытия человека в мире транслировалась в культуре древней и средневековой философской мысли. Новоевропейская философия, осмысливая универсум философствования, развила традицию рефлексивного отношения к нему. Принимая во внимание феномен историчности, незавершенности эволюции философского мышления, можно предположить, что формирование концептуальных подсистем системы философского вопрошания есть процесс, открытый творчеству будущего.

4. Литература.

Литература основная.

Алексеев П.В. История философии: Учебник. - М: Проспект: Велби, 2005. - 237 с.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. Учебник. Изд-е 3, доп. и перераб. – М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2000.

Аристотель. Метафизика//Соч.: В 4 т. М., 1975. Т. 1.

Гегель Г. В. Ф. Собр. соч. М.; Л., 1929-1958. Т. 1-14.

Декарт. Р. Соч.: В 2 т. М., 1989-1994.

Кант И. Критика чистого разума // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 3.

Кант И. Трактаты и письма. М., 1980.

Кант И. Критика чистого разума. СПб., 1993.

Кант И. Критика чистого разума. М., 1994.

Кант И. Соч.: В 4 т. на рус. и нем. языках. Т. 1. М., 1994; Т. 3. М., 1997.

Маритен Ж. Величие и нищета метафизики. // Работы Ж. Маритена по культурологии и истории мысли. Вып.1. М., 1990.

Миронов В.В., Иванов А.В. Онтология и теория познания. М.: Гардарики, 2005. – 477 с.

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.: Норма, 2005. — 928 с.

Хайдеггер М. Введение в метафизику. М., 1999.

Литература дополнительная.

Быкова М.Ф. Мистерии логики и тайна субъективности. М., 1996.

Вольф X. Метафизика // Христиан Вольф и философия в России. СПб., 2001.

Гайм Р. Гегель и его время. СПб., 1861.

Генон Р. Восточная метафизика. // Волшебная гора, № 3. М., 1995.

Гиренок Ф.И. Метафизика пата. М., 1995.

Губин. В.Д. Метафизика // Философия: Энциклопедический словарь / Под ред. А.А. Ивина. — М.: Гардарики, 2004. — 1072 с.

Гурина М. Философия. М.: Республика, 1998. – 540 с. Глава 6. Что такое метафизика?

Жучков В.А. Из истории немецкой философии XVIII века (предклассический период). М., 1997

Зубов В.П. Аристотель. М., 1963.

Ильин Н. А. Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека. М., 1918. Т. 1—2.

Круглов A.H. Кант // Философия: Энциклопедический словарь/Под ред. А.А. Ивина. — М.: Гардарики, 2004. — 1072 с.

Лобковиц Н. От субстанции к рефлексии. Пути западноевропейской метафизи // Вопросы философии.— 1995.— №1.— С. 95—105.

Мамардашвили М.К. Картезианские размышления. М., 1995.

Мотрошилова Н.В. Путь Гегеля к «Науке логики». М., 1984.

Новая философская энциклопедия. - М.: Мысль, 2000, Т.1-4.

Соловьев В. Гегель // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб., 1892. Т. 8.

Фишер К. Декарт: его жизнь, сочинения и учение. СПб., 1994.

Фишер К. Гегель, его жизнь, сочинения и учение. СПб., 1903; М.; Л., 1933.

Чанышев А. Н. Аристотель // Философия: Энциклопедический словарь//Под ред. А.А. Ивина. — М.: Гардарики, 2004. — 1072 с.

Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. М., 1994. Т. 1—2.

5. Темы ов и контрольных работ.

Метафизика и ее тенденция самоопределения в качестве смыслового центра теоретической философии.

Метафизический и неметафизический способы философствования.

Эволюция соотношения философии и метафизики.

Понятие лингвистического поворота в современной западной философии.

«Логико-философский трактат» (1921) Л. Витгенштейна как основа сциентистского направления в лингвистическом повороте.

Лингвистический поворот как разграничение сферы компетенции между наукой и философией.

Философия как переход от метафизики к металингвистике.

«Бытие и время» (1927) М. Хайдеггера как основа антисциентистского направления в лингвистическом повороте.

6. Вопросы для самооценки знаний.

Что такое метафизика?

В чем единство и различие метафизики Аристотеля и Декарта, Канта и Гегеля?

Как соотносятся метафизический и неметафизический способы философствования?

Существуют ли различия между метафизикой и научной картиной мира?

В смысл обвинения метафизики в гипостазировании идей, понятий и ценностей?

Что означал для философии XX века переход от парадигмы мышления к парадигме языка, от философии сознания, мышления и субъекта к философии языка, смысла и значения?

В смысл понимания философия как металингвистической деятельности?

Верно ли высказывание “Язык говорит нами”?

Тема 6. Онтология.

1. Основные понятия.

Онтология. Бытие. Категории философии и универсалии культуры. Субстанция. Существование. Бытие и небытие Бытие, ничто, становление. Бытие и субстанция. Субстанции, модусы, атрибуты. Единое и многое. Монизм, дуализм, плюрализм. Бытие, реальность, виртуальность. Часть и целое. Движение. Развитие.

Материя и движение. Количественные и качественные изменения, прогресс и регресс. Пространство и время. Их субъективная и объективная интерпретации. Возможность и действительность. Вероятность. Необходимость и случайность. Причина и следствие. Событие и закон. Динамические и статистические законы. Идея всеобщей связи событий. Детерминизм и индетерминизм.

Человеческое бытие как Dasein. Бытие, сознание, бессознательное.

Бытие, присутствие, отсутствие. Онтология присутствия и онтология отсутствия.

2. Содержание.

Понятие онтологии. Онтология как философское учение о бытии. Бытие как центральная категория онтологии. Основные вопросы онтологии: что такое существование? что такое объекты? что означает высказывание: “физический объект существует?” что такое свойства и отношения, и как они относятся к объектам? является ли существование свойством? Проблема универсалий и проблема субстанции. Учение о категориях бытия как категориях мышления. Категории философии как рациональное прояснение смыслов универсалий культуры, как усмотрение общности в различных сферах культуры. Смыслообразы, метафоры и аналогии как генетически первичные формы бытия философских категорий, их последующее понятийное выражение в систематизации категорий. Категории философских систем античности, понятийно-символическое и метафорическое осмысление мира в их содержании (например, «огнелогос» Гераклита, «нус» Анаксагора).

Бытие и небытие Бытие, ничто, становление. Бытие и субстанция. Проблема субстанциальности бытия. Субстанции, модусы, атрибуты. Единое и многое как тема философии. Монизм, дуализм, плюрализм. Бытие, реальность, виртуальность. Бытие как единство сущности и существования.

Вещь, свойство, отношение. Структурная организация бытия. Соотношение части и целого: принцип системности. Логически возможные модели мира, представленные античной философией при решении проблемы делимости целого на части: мир делится на части до определенного предела (неделимые, или атомы Левкиппа, Демокрита, Эпикура), мир беспредельно делим (Анаксагор), мир в его бытии неделим (элеаты). Рациональное обоснование неделимости бытия как выявление определенных смыслов категорий части и целого, движения, пространства, времени. Апории Зенона как логическое осмысление системных связей теоретического самодвижения категорий философии.

Движение как атрибут бытия. Развитие и его модели. Диалектика бытия: принцип развития.

Материя и движение. Проблема возможности мышления движения. Умозаключение Зенона от невозможности мыслить движение к невозможности самого движения. Его оценка. Проблема источника движения. Диалектический материализм о самодвижении материи. Формы движения материи и их взаимосвязь. Количественные и качественные изменения, прогресс и регресс. Пространство и время. Их субъективная и объективная интерпретации. Субстанциальная и реляционная концепции пространства и времени. Возможность и действительность. Вероятность. Необходимость и случайность. Причина и следствие. Событие и закон. Динамические и статистические законы. Идея всеобщей связи событий. Детерминизм и индетерминизм.

Человеческое бытие как Dasein. Бытие и сознание. Природа сознания. Структура сознания. Когнитивная, эмоциональная и волевая сферы сознания. Сознание и самосознание. Сознание и субъективная реальность. Сознание и его установки. К. Г. Юнг о двух фундаментальных установках сознания – экстравертной и интровертной. Сознание и бессознательное бытие личности. З. Фрейд о биологической природе бессознательного, об онтологической первичности бессознательного по отношению к сознанию в системе психики. Бессознательное и комплексы. Фрейд о соотношении Оно, Я и Сверх-Я в структуре субъективной реальности. Проблема конфликта Оно и Сверх-Я. Инстинкты (Эрос и Танатос), их роль в определении психического бытия личности.

К. Г. Юнг о символической природе бессознательного, структурированного посредством архетипов, о личной и коллективной формах бессознательного. Архетипы как универсальные структуры психики.

Условия возможности онтологических допущений. Онтология материалистическая, идеалистическая, натуралистическая, трансцендентальная. Проблема онтологии субъекта. Онтологический поворот в современной философии. Онтологические концепции. Эдмунда Гуссерля, Мартина Хайдеггера, Людвига Витгенштейна, Уилларда ван О. Куайна.

Бытие как присутствие. Присутствие и отсутствие. Онтология присутствия и онтология отсутствия. Принципы тождественности / нетождественности бытия и мышления: классическое и неклассическое философствование.

3.Теоретические положения и методические пояснения.

Слово онтология , является соединением древнегреческих слов онтос (сущее) и логос (знание). Поэтому оно буквально означает знание о сущем . Онтология традиционно понимается как философское учение о бытии, как учение о предельных, фундаментальных структурах бытия. Бытие - центральная категория онтологии. В контексте онтологии ставятся, например, вопросы: что такое существование? что такое объекты? что означает высказывание: “физический объект существует?” что такое свойства и отношения, как они относятся к объектам? является ли существование свойством? Онтологическое исследование формирует понятия, именуемые универсалиями мышления, категориями бытия. Онтология развивается как учение о категориях бытия, которые являются категориями мышления. Категории философии возникают как рациональное прояснение смыслов универсалий культуры, как усмотрение общности в различных сферах культуры.

Философия формируется как мышление бытия. Поскольку бытие является феноменом нашего сознания, то мышление бытия осознается как мышление мышления. Онтология систематически исследует соотношение бытия и мышления, бытия и сознания.

В истории философии происходила эволюция учений о бытии. Онтология состоялась в процессе поисков субстанциального начала бытия. Фалес полагал воду в качестве начала всех вещей. При этом, мир представлял одушевленным, полным божеств. Более отвлеченное понимание субстанциальной основы мира, не связанное с деятельностью восприятия, предложил Анаксимандр. Посредством понятия апейрон он обозначил беспредельную, неопределенную, бескачественную, вечно движущуюся материю. Апейрон - субстанциальное (не субстратное) начало всего существующего. Так возникает идея субстанции: то, что всё порождает, но само остается неизменным, несводимым к определенным проявлениям.

Парменид разработал учение о бытии как едином, вечном, неизменном. Поставил вопрос о соотношении бытия и небытия. Категории бытия и небытия составили основу онтологии античных атомистов Левкиппа и Демокрита. Они полагали основой всего сущего материальное начало – атомы, которые понимались как физически реальные. Атомы как бытие движутся и взаимодействуют в пустоте. Пустота толкуется как небытие, как условие возможности движения и взаимодействия атомов. Посредством атомистического учения объясняются природные, психические, социальные и нравственные процессы.

4. Литература.

Литература основная.

Алексеев П.В. История философии: Учебник. - М: Проспект: Велби, 2005. - 237 с.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. Учебник. Изд-е 3, доп. и перераб. – М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2000.

Аристотель. Метафизика // Антология мировой философии в 4- томах. Т., 1, - М., 1969.

Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания. Соч. в 4-х томах, Т. 1, - М., Московский клуб. 1992.

Витгенштейн Л. Философские работы. М., 1994. Ч. 1.

Гартман И. Старая и новая онтология. // Историко-философский ежегодник- 1988. М., 1988.

Гегель Г. Наука логики. В 2-х томах, Санкт-Петербург, 1996.

Гейзенберг В. Шаги за горизонт. М., 1987.

Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое. М., 1989.

Гуссерль Э. Философия как строгая наука. Новочеркасск, 1994.

Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. Том 1: Общее введение в чистую феноменологию. - М., 1999.

Гуссерль Э. Парижские доклады // Логос. 1992. № 2.

Гуссерль Э. Амстердамские доклады // Логос. 1992. № 3.

Гуссерль Э. Картезианские медитации. М., 2001.

Дао дэ цзин. // Древнекитайская философия. Т.1. М., 1972.

Дубровский Д.И. Проблема идеального. М., 1983.

Ильенков Э.В. Проблема идеального. // ВФ, 1979, № 6-7.

Куайн У. Онтологическая относительность // Современная философия науки: Хрестоматия. М., 1994.

Лейбниц Г. Монадология Соч. в 2-х томах, Т. 1, 1989.

Лосев А.Ф. Бытие, имя, космос. М., 1993.

Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. 1. Исходные философские проблемы, понятия и принципы. — М., 1991 / Раздел второй. 1. Бытие и материя.

Миронов В.В., Иванов А.В. Онтология и теория познания. М.: Гардарики, 2005. – 477 с.

Ницше Ф. Сумерки идолов, или как философствуют молотом . Соч. в 2-х томах, Т. 2, - М., Мысль, 1990.

Паскаль Б. Мысли. М., REFL-book, 1994.

Платон. Диалоги // Антология мировой философии в 4- томах. Т., 1. - М., 1969.

Соколов В. В. Введение в классическую философию. М., 1999.

Пайтген Х.-О., Рихтер П.Х. Красота фракталов. М., 1993.

Тиллих П. Онтология любви. // Человек, 1990, № 2.

Топоров В. В. Модель мира // Мифы народов мира: В 2 т. М., 1994. Т. 2.

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.: Норма, 2005 / Раздел IV. Бытие и сознание.

Фрагменты ранних греческих философов. М., 1989.

Франк С.Л. Онтологическое доказательство бытия Бога. // ВМУ сер.7, 1992, № 5.

Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия. - М., Прогресс-Литера, 1992.

Хайдеггер М. Основные понятия метафизики. // Время и бытие. - М., Республика, 1993.

Хайдеггер М. Бытие и время. М., 1997;

Хайдеггер М. Работы и размышления разных лет. М., 1993.

Хайдеггер М. Тезис Канта о бытии. // Хайдеггер М. Время и бытие. М., 1993.

Хокинг С. От большого взрыва до черных дыр. М., 1990.

Чанышев А.Н. Трактат о небытии. // ВФ, 1990, № 10.

Юнг К. Г. Психологические типы. - М., Ювента-Прогресс, 1995.

Литература дополнительная.

Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М., 1988.

Белов В. Н. Обыденное сознание и человеческое бытие. Саратов, 1996.

Вригт Г.Х. фон. Логико-философские исследования. Избр. труды. М., 1986.

Гайденко П.П. Прорыв к трансцендентному: Новая онтология ХХ века. – М.: Республика, 1997.

Дуплинская Ю. М. Мифологическое априори и семантика возможных онтологий. Саратов, 2003.

Доброхотов А.Л. Категория бытия в классической западноевропейской философии. М., 1986.

Доброхотов А.Л. Онтология символа в ранних трудах Лосева. // Античность в контексте современности. М., 1990.

Казютинский В.В., Балашов Ю.В. Антропный принцип: история и современность. // Природа, 1989, № 1.

Костина О. В. Онтология коммуникации. Саратов, 2004.

Кривцун О.А. Эстетика. М., 1997.

Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию. М., 1992.

Меркулов И.П. Когнитивная эволюция. М., 1999.

Муратов А.Б. Феноменологическая эстетика начала XX века и теория словесности. СПб., 1996.

Онтологическая проблема и современное методологическое сознание. М., 1990.

Патнэм Х. Философия сознания. М., 1999.

Проблемы онтологии в современной буржуазной философии. Рига, 1988.

Солсо Р. Когнитивная психология. М., 1995.

Уайтхед А.Н. Избранные работы по философии. М., 1990.

Элиаде М. Космос и история. М., 1987.

Эко У. Отсутствующая структура: Введение в семиологию. СПб., 1998.

Язык и текст. Онтология и рефлексия. СПб., 1992.

5. Темы ов и контрольных работ.

Понятие бытия: философия классическая и неклассическая.

Бытие и субстанция.

Бытие и небытие. Бытие, ничто, становление.

Монистические и плюралистические концепции бытия

Философские концепции пространства и времени.

Детерминизм и индетерминизм. Философское понятие причинности.

Бытие и сознание. Проблема сознания в истории философии

Сознательное и бессознательное содержания в структуре психики.

Духовные основания бытия человека. Смысл человеческого бытия.

Отчуждение как феномен человеческого бытия: Гегель, Маркс, Хайдеггер.

Онтология присутствия и онтология отсутствия.

6. Вопросы для самооценки знаний.

Какие философские проблемы являются онтологическими?

В чем отличие монистической и плюралистической концепций бытия?

Как категории философии соотнесены с универсалиями культуры?

В чем специфика субстанциальной и реляционной концепций пространства и времени?

В чем смысл философского принципа детерминизма?

В чем ограниченность механистического детерминизма?

Что такое сознание?

Тема 7. Аксиология.

1. Основные понятия.

Аксиология. Категории аксиологии. Ценностно-оценочное отношение, оценка, ценность, идеал, норма, цель. Истина и ценность. Виды ценностей и оценок, идеалов и норм. Оценочное суждение. Кантова типология ценностей: ценности логические, эстетические, моральные, религиозные. Ценностная сфера бытия человека и общества. Ценности и антиценности (ложныt ценности). Целевая природа ценностей. Духовно-практическое освоение мира и его виды. Идеология, философия, искусство, религия.

Природное, социальное и духовное содержания в человеческом бытии.

2. Содержание.

Аксиология как философское учение ценностно-оценочном отношении человека к миру, о природе оценок и ценностей, идеалов и норм. Понятие ценностно-оценочного отношения человека к миру. Истина и ценность: специфика отношения соответствия между мыслью и действительностью.

Оценка ценности вещей. Понятие категорий аксиологии. Категории аксиологии – система философских понятий, осмысливающих ценностно-оценочное отношение человека к миру, его содержание, структуру и функции. Ценностно-оценочное отношение, оценка, ценность, ценностная ориентация, норма, идеал, цель, средство, результат, смысл жизни, добро и зло, свобода и счастье.

Виды ценностей и оценок, идеалов и норм. Кантова типология ценностей: ценности логические, эстетические, моральные, религиозные. Кризис и переоценка ценностей. Ницше о философии как стратегии переоценки ценности вещей, как стратегии переоценки всех ценностей культуры.

Ценностная сфера бытия человека и общества как особая всеобщая сфера социально значимой деятельности. Оценки и ценности и их конститутивное значение в жизни человека и общества. Оценочное суждение и его роль в порождении ценности. Ценности и антиценности (ложныt ценности). Целевая природа ценностей.

Идеология, философия, искусство, религия и их место в сфере производства ценностей. Идеология как практически ориентированное определенное многообразие целей и оценок, ценностей и идеалов, выражающее социальные и личные потребности и интересы. Общенациональная и государственная идеологии. Высшие духовные ценности и их роль в формировании идеологических оценок (моральных, политических, экономических). Бездуховность и идеология. Идеология, ее критическая оценка. Духовный кризис, его природа и влияние на бытие человека, общества, государства. Философия как учение об общих принципах бытия и познания, как рационально-понятийный способ осмысления ценностного отношения человека к миру. Искусство как предметно-чувственное, образное освоение мира человеком. Религия как определенная способность человека к трансцендированию. Религиозное мировоззрение, вера и переживания верующего человека. Религиозный способ обоснования общественно-нравственного идеала. Статус религии в теократическом и светском государствах. Идеология и философия, искусство и религия как духовно-практические виды деятельности, продуцирующие ценностно-оценочное освоение мира человеком и обществом.

Установка гармоничной связи природного, социального и духовного содержаний в человеческом бытии, ее значение для социальной гармонии.

3. Теоретические положения и методические пояснения.

Аксиология рассматривается как философское учение о природе ценностно-оценочного отношения человека к миру, о природе оценок и ценностей, идеалов и норм. Поэтому понятие ценностно-оценочного отношения человека к миру является здесь одним из определяющих.

Человек и общество осуществляют в своей жизнедеятельности оценку ценности вещей. При этом под вещью имеются в виду не только материальные предметы, но и духовные образования. Человек посредством оценивания творит мир духовных ценностей.

Аксиология как философское учение вырабатывает систему понятий, выступающих в виде категорий аксиологии. Категории аксиологии есть система философских понятий, осмысливающих ценностно-оценочное отношение человека к миру, его содержание, структуру и функции. Среди категорий, проясняющих предметный универсум аксиологии, можно выделить не только ценностно-оценочное отношение, оценку, и ценность, норма и идеал, но и ценностную ориентацию, цель и ряд других понятий.

Специфика ценности проясняется ее соотнесением с понятие истины. Им свойственно взаимообратное проектирование отношения соответствия между мыслью и действительностью. Другой аспект природы ценности осмысливается при соотнесении ценности и цели. Их связь такова, что можно говорить о целевой природе ценностей.

Ценностная сфера бытия человека и общества как особая всеобщая сфера социально значимой деятельности конкретизируется посредством исследования природы идеологии и философии, искусства религии. Идеология как практически ориентированное аксиологическое образование выражает социальные и личные потребности и интересы, в системе государства она выступает инструментом формирования общественного сознания людей.

Философия как учение об общих принципах бытия и познания, как рационально-понятийный способ осмысления ценностного отношения человека к миру выступает в роли критики всего многообразия идеологических оценок.

Взаимосвязь идеологии, философии и искусства как духовно-практических видов деятельности, продуцирующих ценностно-оценочное освоение мира человеком, специфицируется их отношениями с религией. Верующий человек, переживающий свое единение с трансцендентным миром, вырабатывает религиозный способ обоснования общественно-нравственного идеала.

Аксиология как философское учение способствует формированию представлений о гармоничной связи природного, социального и духовного содержаний в человеческом бытии.

4. Литература.

Литература основная.

Алексеев П.В. История философии: Учебник. - М: Проспект: Велби, 2005. - 237 с.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. Учебник. Изд-е 3, доп. и перераб. – М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2000.

Аристотель. Сочинения: В 4 т. М., 1983. Т. 4.

Аристотель. Об искусстве поэзии. М.. 1957

Благо и истина: классические и неклассические регулятивы / РАН. Ин-т философии; Отв. ред. А.П. Огурцов. - М.: ИФРАН, 1998. - 265 с.

Виндельбанд В. Прелюдии. Философские статьи и речи. СПб., 1904.

Гегель Г.Ф. Эстетика: В 4-х т. М.1968

Гегель, Г.В. Ф. Философия права. М., 1990.

Гегель И.Г. Философия религии. М.,1976

Гусейнов А.А. Сослагательное наклонение морали // Вопросы философии. 2001. № 5.

Камю А. Бунтующий человек//Философские науки. 1989. № 7.

Кант И. Религия в пределах только разума// Кант И. Сочинения в 8 тт. М.,1996. т.6.

Кант И. Критика способности суждения. Соч. В 6-тит. Т.5 М.,1994

Лейбниц Г.В. Соч.: В 4 т. М., 1982. Т. 1

Лосский Н.О. Ценность и бытие. Бог и Царство Божие как основа ценностей. Париж, 1931

Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. 1. Исходные философские проблемы, понятия и принципы. — М., 1991 / Раздел восьмой. Развитие человеческой цивилизации. 1. Направленность и основные этапы исторического процесса, идеал общественного устройства.

Миронов В.В., Иванов А.В. Онтология и теория познания. М.: Гардарики, 2005. – 477 с.

Мур Дж. Принципы этики. М., 1984

Новгородцев П.И. Об общественном идеале М., 1991.

Платон. Диалоги: Федон, Пир, Федр, Парменид. М., 1999.

Риккерт Г. О системе ценностей // Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. М., 1998.

Риккерт Г. О понятии философии // Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. М., 1998.

Соловьев B.C. Оправдание добра // Соловьев B.C. Соч.: В 2 т. М., 1988. Т. 1.

Трубецкой Е.Н. Смысл жизни. М., 1994

Франк С.Л. Смысл жизни // Франк С.Л. Духовные основы общества. М., 1992.

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.: Норма, 2005 / Раздел VIII. Формы ценностного освоения бытия.

Фромм Э. Иметь или быть? Ради любви и жизни: Пер. с англ. - М.: Айрис-Пресс, 2004. - 384 с.

Шеллинг Ф.В. Философия искусства. М. 1968

Ясперс К. Духовная ситуация времени // Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1994.

Литература дополнительная.

Адорно Т. Эстетическая теория. М., 2001

Асп Э. Введение в социологию. М., 1998

Баева Л. В. Ценностные основания индивидуального бытия: опыт экзистенциальной аксиологии. М., 2003..

Барышков В. П. Аксиология личностного бытия. Саратов, 2001.

Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. М., 1985

Гусейнов АЛ, Апресян Р.Г. Этика. М., 1998.

Гуревич П.С. Человек и его ценности // Человек и его ценности. М., 1988. Ч. 1.

Давыдов Ю.Н. Макс Вебер и современная теоретическая социология. М., 1998

Дробницкий О.Г. Мир оживших предметов. Проблема ценности и марксистская философия. М., 1967

Дробницкий О.Г. Ценность // Философская энциклопедия. М., 1970. Т. 5.

Ивин А.А. Теория аргументации. М., 2000

Ивин А.А. Ценности в научном познании // Логика научного познания. М., 1987.

Ильенков Э. В. Идеал // Философский энциклопедический словарь. М., 1989.

Каган М.С. Философская теория ценности. СПб., 1997

Культурология. XX век: Антология. Аксиология, или философское исследование природы ценностей. М., 1996.

Кюнг Г. Брентано, Гуссерль и Ингарден об оценивающих актах и познании ценностей // Логос. 1995. № 6

Леонтьев Д.А. Ценность как междисциплинарное понятие: Опыт многомерной реконструкции // ВФ. 1996. N 4.

Мартынович С.Ф. Творчество как осмысление ценностных оснований бытия человека // Человек, творчество, ценности. Саратов, Изд–во СГУ, 1995.

Ницше Ф. Рождение трагедии из духа музыки. Соч. В 2-х т. Т.1, М.,1990

Ортега-и-Гассет Х. Дегуманизация искусства. М..1991

Проблема ценности в философии. М., 1966

Томпсон М. Философия религии. М.: Гранд, 2001.

Фирсов А. Б. Понимание и бытие исторической ценности // Человек, диалог, понимание. Саратов, 1996.

Хайдеггер М. Феноменология и теология.// Хайдеггер и теология. М.,1974.

Ценности культуры и современная эпоха. М., 1990.

Чернышевский Н.Г. Эстетические отношения искусства к действительности. - Избранные эстетические произведения. М., 1978

Шлейермахер Г. Речи о религии. М.,1995.

Шохин В.К. Классическая философия ценностей: предыстория, проблемы, результаты // Альфа и Омега. 1998. № 18.

5. Темы ов и контрольных работ.

Аксиология как философское учение о ценностно-оценочном отношении человека к миру.

Категории аксиологии, проблема их систематизации.

Оценка и ценность, их соотношение.

Оценочное суждение и его роль в порождении ценности.

Истина и ценность: специфика отношения соответствия между мыслью и действительностью.

Кантова типология ценностей, ее смысл и значение.

Проблема смысла жизни человека.

Ницше о философии как стратегии переоценки всех ценностей культуры.

Ценность и цель. Целевая природа ценностей.

Понятие ценностной сферы бытия человека и общества.

Свобода и счастье человека.

Высшие духовные ценности и их роль в формировании идеологических оценок.

Философия как рационально-понятийный способ осмысления ценностного отношения человека к миру.

Идеология как вид духовно-практической деятельности, ее критический анализ.

Религия как способ обоснования общественно-нравственного идеала.

6. Вопросы для самооценки знаний.

Что такое аксиология?

Какое место в теоретической философии занимают онтология и аксиология?

Каково содержание ценностно-оценочного отношения человека к миру?

Что генетически первично – ценность или оценка?

Какова специфика логических, эстетических, моральных, религиозных ценностей в типологии И. Канта?

Является ли конструктивной идея Ф. Ницше о философии как стратегии переоценки всех ценностей культуры?

Тема 8. Теория познания.

1. Основные понятия.

Познание. Чувственное и рациональное познание. Восприятие и разум. Сенсуализм и интеллектуализм. Творчество и интуиция. Знание и предмет знания. Эмпиризм и рационализм. Истина. Практика. Критерий истины. Объяснение и понимание.

2. Содержание.

Познание как предмет философского осмысления. Субъект и объект познания. Структура познания. Чувственное и рациональное познание. Понятие как основная форма рационального познания. Проблема познаваемости мира человеком. Восприятие и разум как познавательные способности человека. Проблема данности предмета в познании: оппозиция сенсуализма и интеллектуализма. Творчество и интуиция.

Понятие знания. Знание и предмет знания. Понятие истины. Корреспондентная и когерентная теории истины. Проблема критерия истины. Практика как объективный критерий истины. Знание и истина. Знание и его обоснование. Являются ли истинность и обоснованность атрибутами знания, то есть его всеобщими и необходимыми свойствами? Проблема происхождения знания: оппозиция эмпиризма и рационализма.

Объяснение и понимание.

3.Теоретические положения и методические пояснения.

Для действия в мире человек нуждается в производстве знания о нем. Знание как результат познавательной деятельности функционирует в сознании как основа идеального плана деятельности.

Возникая как аспект повседневной жизни, познание в ходе развития общества становится определенным духовным производством. Его содержанием является теоретическая деятельность, предполагающая построение идеальных моделей мира.

Сущностью познания является адекватное воспроизведение действительности, которое является необходимым условием эффективной практической деятельности.

Философская теория познания исследует саму возможность человеческого познания, природу знания, его атрибуты, а также критерии познавательной деятельности. Осмысление природы познавательного отношения к миру опирается на определенные мировоззренческие предпосылки.

Знание как результат познания должны обладать свойствами истинности и обоснованности. Проблема истины есть проблема соответствия знаний объективной реальности. Проблема обоснованности знания есть проблема включенности определенного фрагмента знания в его целостную систему.

4. Литература.

Литература основная.

Алексеев П.В. История философии: Учебник. - М: Проспект: Велби, 2005. - 237 с.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. Учебник. Изд-е 3, доп. и перераб. – М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2000.

Витгенштейн Л. Логико-философский трактат // Витгенштейн Л. Философские работы. М., 1994. Ч. I.

Деннет Д. Постмодернизм и истина. Почему нам важно понимать это правильно // Вопросы философии. 2001. № 8.

Касавин И.Т. Миграция. Креативность. Текст: Проблемы неклассической теории познания. - СПб.: Изд-во РХГИ, 1999. - 407 с.

Кассирер Э. Познание и действительность. СПб., 1996.

Кассирер Э. Философия символических форм. М.-СПб., 2002. Т. 3 (Феноменология познания).

Коршунов А. М. Диалектика субъекта и объекта в познании. М, 1982.

Лекторский В.А. Теория познания (гносеология, эпистемология) // Вопросы философии. 1999. № 8

Маркс К. Тезисы о Фейербахе // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т.3, С.1-4.

Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. 1. Исходные философские проблемы, понятия и принципы. — М., 1991 / Раздел четвертый. Философские проблемы сознания и познания.

Микешина Л.А. Философия познания: диалог и синтез подходов // Вопросы философии. 2001. № 4.

Ойзерман Т.И. Существуют ли абстрактные истины? // Вопросы философии. 1999. № 6.

Поппер К. Логика научного исследования. М., 2004.

Поппер К. Объективное знание. Эволюционный подход. М., 2002.

Рассел Б. Человеческое познание. Его сфера и границы. Киев, 1997.

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.: Норма, 2005 / Раздел V. Знание и познание.

Фоллмер Г. Эволюционная теория познания. М., 1998.

Хинтикка Я. Проблема истины в современной философии // Вопросы философии. 1996. № 9.

Шелер М. Феноменология и теория познания // Шелер М. Избранные произведения М., 1994.

Литература дополнительная.

Бородин В.В. Об основах неклассической (материалистической) концепции истины // Философские исследования. 1999. № 1

Возможности и границы познания. М., 1995

Геттиер Э. Является ли знанием истинное и обоснованное мнение? // Аналитическая философия: Cтановление и развитие. — М.: Дом интеллектуальной книги, Прогресс — традиция, 1998, с. 231 — 233.

Горский Д.П. Обобщение и познание. М., 1985.

Меркулов И.П. Когнитивная эволюция. М., 1999.

Миронов В.В., Иванов А.В. Онтология и теория познания. М.: Гардарики, 2005. – 477 с.

Никифоров А.Л., Меркулов И.П. Теория познания // Философия. Энциклопедический словарь / Под ред. А.А. Ивина. — М.: Гардарики, 2004.

Овчинников Н.Ф. Знание - болевой нерв философской мысли (к истории концепций знания от Платона до Поппера) // Вопросы философии. 2001. № 1-2.

Сокулер З.А. Проблема обоснования знания. Гносеологические концепции Л. Витгенштейна и К. Поппера. М., 1988.

Хилл Т.Н. Современные теории познания. М., 1965.

Шеховцев А. Ю. Информационные аспекты познавательных и коммуникативных процессов. Саратов, 1998.

5. Темы ов и контрольных работ.

Познание как предмет философского осмысления.

Субъект и объект познания.

Понятие как основная форма рационального познания.

Знание и предмет знания.

Творчество и интуиция.

Понятие истины. Теории истины.

Объяснение и понимание.

6. Вопросы для самооценки знаний.

Может ли знание не иметь своего предмета, быть беспредметным?

Чем чувственное познание отличается от рационального познания?

Почему понятие нередко характеризуется как основная форма рационального познания?

В чем специфика корреспондентной и когерентной теорий истины?

Являются ли истинность и обоснованность атрибутами знания?

Как объяснение и понимание соотнесены в познании?

Тема 9. Праксиология.

1. Основные понятия.

Праксиология, практическое, ценностное и познавательное отношения человека к миру. Философское и специально научное содержание праксиологии. Практика, сама целесообразная деятельность. Разум, теоретический и практический разум. Волевая деятельность идеи. Предметная истинность мышления. Прагматизм, языковые игры.

2. Содержание.

Праксиология (от греч. praktis — практика) — в контексте философии – учение о практическом отношении человека к миру, его роли в бытии и познании человека и общества. Практическое, ценностное и познавательное отношения человека к миру и их соотношение.

Философское и специально научное содержание праксиологии.

Специальное научное понимание праксиологии Т. Котарбиньским, «Трактат о хорошей работе» (1955). Праксиология как исследование норм рациональной целесообразной деятельности. Учение А. А. Богданова о тектологии как теории всеобщей организационной науки («Всеобщая организационная наука (тектология)» (Т. 1—3, 1913—1917).

Практика (от греч. praktikos — деятельный, активный) — предметно-чувственная, целеполагающая материальная деятельность общественно развитого человека. Сама целесообразная деятельность. Цель деятельности, предмет деятельности, средства деятельности, результат деятельности как необходимые элементы практики.

Становление философского понятия практики в истории европейской традиции. Понятие разума, его разделение на разум теоретический и практический разум. “Критика чистого разума” и “Критика практического разума” Канта: практический разум продуцирует «законы свободы», моральные принципы, формирующие сверхприродную сущность человека. Теоретический разум решает вопрос: «Что я могу знать?», практический разум выясняет: «Что я должен делать?»

Гегель о практическом разуме («практическом духе») как форме предметно-практического отношения человека к миру. Гегель о практике как «волевой деятельности идеи».

Маркс («Тезисы о Фейербахе», 1845, опубликованы в 1888) о практической природе предметной истинности мышления. В. И. Ульянов (Ленин) о диалектической природе практики как критерии истины.

Тема практики в философии прагматизма. Мышление, предметная деятельность, истина. Прагматическое понимание цели мышления: Ч. Пирс: преодоление сомнения, являющегося помехой для действия; У. Джеймс: выбор средств, необходимых для достижения цели; Д. Дьюи: выбор средств для решения «проблематической ситуации».

Принцип Пирса: идеи, понятия и теории как инструменты или планы действия, значение которых сводится к возможным практическим последствиям. Дьюи об истине как полезности, или как практической успешности идеи.

Тема «языковых игр», или «практик» в “Философских исследованиях” Л. Витгенштейна. Эмпирические предложения и возможность их проверки в опыте. Предпосылочный статус некоторых эмпирических предложений: их использование в качестве основания для проверки других предложений. Осмысленность сомнения только в контексте определенной языковой игры, или практики, если ее правила приняты. Условия принятия утверждения в качестве несомненного, не требующего обоснования в контексте определенной системы утверждений (“языковой игры”).

3.Теоретические положения и методические пояснения.

Праксиология понимается в контексте философии как учение о практическом отношении человека к миру. Практическое отношение человека к миру взаимосвязано с ценностным и познавательным отношениями. Полезно четко понимать их различие.

Термин “праксиология” используется как философский термин и как термин специально научный.

Специальное научное понимание праксиологии предложено Т. Котарбиньским в «Трактате о хорошей работе» (1955). Праксиология понимается им как исследование норм рациональной целесообразной деятельности. Учение А. А. Богданова о тектологии как теории всеобщей организационной науки закладывает основы праксиологии.

В философии практика понимается как предметно-чувственная, целеполагающая материальная деятельность общественно развитого человека. Анализ практики предполагает различие самой целесообразной деятельности, цели деятельности, предмета деятельности, средств деятельности, результата деятельности. Они понимаются как необходимые элементы практики.

Становление философского понятия практики происходит в истории европейской традиции постепенно. В философии Канта воспринято разделение разума на разум теоретический и практический разум. Отсюда и названия его основных трудов: “Критика чистого разума” и “Критика практического разума”. Практический разум продуцирует «законы свободы», моральные принципы, формирующие сверхприродную сущность человека. Теоретический разум решает вопрос: «Что я могу знать?», практический разум выясняет: «Что я должен делать?».

Свой вклад в становление философской праксиологии внес Гегель. Он развил учение практическом разуме («практическом духе») как форме предметно-практического отношения человека к миру. Гегель представил практику в качестве «волевой деятельности идеи».

К. Маркс размышлял о практической природе предметной истинности мышления: «...Вопрос о том, обладает ли человеческое мышление предметной истинностью, — вовсе не вопрос теории, а практический вопрос. Спор о действительности или недействительности мышления, изолирующегося от практики, есть чисто схоластический вопрос».

В. И. Ульянов (Ленин) развил учение о диалектической природе практики как критерии истины. Он подчеркивал, что успешность человеческой практики доказывает согласие наших представлений с объективной природой вещей. В то же время «критерий практики никогда не может по самой сути дела подтвердить или опровергнуть полностью какого бы то ни было человеческого представления».

Тема практики осмысливается в философии прагматизма. Для достижения истины мышление должно обратиться к предметной деятельности. Осуществляется прагматическое истолкование цели мышления. Для Ч. Пирса, например, цель мышления состоит в преодолении сомнения, являющегося помехой для действия. Согласно так называемому “принципу Пирса”, идеи, понятия и теории истолковываются как инструменты или планы действия, значение которых сводится к возможным практическим последствиям.

Новые идеи в философском понимании практики развил Л. Витгенштейн. Он разработал в своих “Философских исследованиях” концепцию «языковых игр», или «практик». Философ показал, что эмпирические предложения могут получить в «языковой игре» определенный предпосылочный статус. Они используются как основание для проверки других предложений. Если правила языковой игры приняты, то в их контексте сомнение становится осмысленным. Он предложил условия принятия утверждения в качестве несомненного, не требующего обоснования в контексте определенной системы утверждений («языковой игры»): (1) если отбрасывание утверждения означает отказ от определенной языковой игры, от целостной системы утверждений, элементом которой оно является; (2) если утверждение принято в языковую игру в качестве методологического, приобрело статус утверждения-стандарта.

4. Литература.

Литература основная.

Алексеев П.В. История философии: Учебник. - М: Проспект: Велби, 2005. - 237 с.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. Учебник. Изд-е 3, доп. и перераб. – М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2000.

Витгенштейн Л. Философские работы. М., 1994. Ч. 1.

Витгенштейн Л. О достоверности // Витгенштейн Л. Философские работы. М., 1994. Ч. 1;

Ивин А.А. Основы теории аргументации. М., 1997.

Ивин А.А. Практика // Философия. Энциклопедический словарь / Под ред. А.А. Ивина. — М.: Гардарики, 2004.

Ленин В.И. Полн. собр. соч. М., 1958—1965. Т. 18.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. М., 1955—1981. Т. 3.

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.: Норма, 2005. — 928 с.

Литература дополнительная.

Богданов А.А. Всеобщая организационная наука (тектология). Т. 1—3. М., 1913—1917.

Котарбиньский Т. Трактат о хорошей работе. М., 1975.

5. Темы ов и контрольных работ.

Праксиология как философское учение о практическом отношении человека к миру.

Практическое, ценностное и познавательное отношения человека к миру и их соотношение.

Практика: понятие, структура, функции.

Становление философского понятия практики в истории европейской традиции.

Гегель о практике как «волевой деятельности идеи».

Тема практики в философии прагматизма.

Тема «языковых игр», или «практик» в “Философских исследованиях” Л. Витгенштейна.

6. Вопросы для самооценки знаний.

Что такое праксиология?

В чем различие философского и специально научного смыслов термина “праксиология”?

В чем смысл философского понятия практики?

Как определил Кант понятие практического разума? Чем он отличается от разума теоретического?

Какова связь практики и предметной истинности мышления?

Каковы, по Витгенштейну, условия принятия утверждения в качестве несомненного, не требующего обоснования в контексте определенной системы утверждений («языковой игры”)?

Часть IV. Особенные темы философии.

Тема 10. Природа и натурфилософия, естествознание и философия естествознания.

1. Основные понятия.

Природа, натурфилософия. Пантеизм, гилозоизм. Микро- и макрокосмос. Хаос, мифология, космология.

Естествознание, философия естествознания. Философия нестабильности и самоорганизации. Эволюция, нестабильность, бифуркация, открытоcть будущего, самоорганизация, нелинейность.

Натурализм.

2. Содержание.

Природа и философия природы (натурфилософия). Метафизическое и неметафизическое направления философии природы. Натурфилософия как философия природы, мыслительное истолкование природы как целостности. Границы между естествознанием и натурфилософией. Место натурфилософии в философии. “Тимей” Платона, “Физика” Аристотеля, “Философия природы” Гегеля. “Диалектика природы” Ф. Энгельса. Пантеизм как философское и религиозное учение о Боге и мире, объединяющее их в единое целое. Гилозоизм как учение о всеобщей одушевленности материи. Отрицание качественного отличия живого и неживого: жизнь есть атрибут материи. Натурфилософский принцип тождества микро- и макрокосмоса. Связь натурфилософского мышления с мышлением мифологическим. Хаос как образ и понятие, являющиеся выражением этой связи. Хаос как образ в греческой мифологии — зияющая бездна, наполненная туманом и мраком, из которой произошло все сущее, бесформенное, беспорядочное, неопределенное состояние вещей. В греческой космологии Хаос как первобытное состояние, из которого спонтанно возник или был создан богом мир как упорядоченный, гармоничный космос. Космос — термин древнегреческой философии, применяемый для обозначения мира как упорядоченного, организованного и единого целого, возникшего из первородного хаоса.

Природа как объективная реальность, как все многообразие явлений нашего опыта.

Естествознание и философия естествознания. “Философские основания физики” Р. Карнапа. Философия нестабильности и самоорганизации. Применение идеи развития, понимаемой как переход от хаоса к космосу, от беспорядка к порядку, в междисциплинарном направлении исследований – в синергетике. Эволюция в мире как результат самоорганизации систем от менее организованных структур к структурам более организованным, не исключающей процессы противоположного характера. Философия нестабильности И. Пригожина: осмысление открытия нового мира необратимости, внутренней случайности и сложности. Проявления креативности на любом уровне природной организации. Нестабильность как существенный элемент природных процессов, в которых имеет место не единичная бифуркация, а серии бифуркаций, в результате которых возникают новые макроструктуры. Невозможность предсказания: открытоcть будущего.

Самоорганизация как процесс спонтанного становления пространственных, временных, функциональных структур, протекающих в открытых системах. Нелинейность как необратимость и многовариантность эволюции, возможность изменений темпа и направления течения процессов, наличие точек бифуркации, ветвления путей эволюции.

Натурализм как выведение всего происходящего из фактов природы. Натурализм как всякая философская концепция, рассматривающая природу как единый, универсальный принцип объяснения всего сущего, исключающий все сверхъестественное.

3.Теоретические положения и методические пояснения.

Природа является одним из основных предметов философских размышлений. Исторически философия возникает как натурфилософия. Натурфилософия сложилась в Древней Греции как мыслительное истолкование природы как целостности. Пантеизм есть философское и религиозное учение о Боге и мире, объединяющее их в единое целое. Сущность гилозоизма состоит в том, что он учит о всеобщей одушевленности материи. Он есть отрицание качественного отличия живого и неживого. Жизнь толкуется как атрибут материи.

Натурфилософии характерен принцип тождества микро- и макрокосмоса. Натурфилософское мышление исторически связано с мышлением мифологическим. Это проявляется в том, что Хаос толкуется и как образ и как понятие. Хаос осмысливается в виде образа в греческой мифологии. Он — зияющая бездна, наполненная туманом и мраком, из которой произошло все сущее, бесформенное, беспорядочное, неопределенное состояние вещей. В греческой космологии Хаос осмысливается как первобытное состояние, из которого спонтанно возник или был создан богом мир как упорядоченный, гармоничный космос. Космос — термин древнегреческой философии, применяемый для обозначения мира как упорядоченного, организованного и единого целого, возникшего из первородного хаоса.

Природа в философских учениях понимается как объективная реальность, как всеобщий принцип всех явлений, как все многообразие явлений нашего опыта. Нужно понимать различие этих толкований.

В эпоху развития естествознания натурфилософская проблематика дополняется проблематикой философии естествознания. Она исследует природу естественнонаучного знания. Актуальной темой является понимание границ между естествознанием и натурфилософией.

Философия современного естествознания осмысливает понятия нестабильности и самоорганизации. Идея развития функционирует в контексте осмысливания перехода от хаоса к космосу, от беспорядка к порядку. Это свойственно междисциплинарному направлению исследований – синергетике. В философии нестабильности И. Пригожина предпринято осмысление открытия мира необратимости, внутренней случайности и сложности. Исследуются проявления креативности на любом уровне организации природы.

Нестабильность понимается как существенный элемент природных процессов, в которых имеет место не единичная бифуркация, а серии бифуркаций, что определяет возникновение новых макроструктур.

Самоорганизация осмыслена как процесс спонтанного становления пространственных, временных, функциональных структур. Она свойственна открытым системам. Нелинейность понимается как необратимость и многовариантность эволюции, возможность изменений темпа и направления течения процессов, наличие точек бифуркации, ветвления путей эволюции.

Натурализм есть мировоззренческая позиция, предполагающая познавательное выведение всего происходящего из фактов природы. Натурализм есть всякая философская концепция, рассматривающая природу как единый, универсальный принцип объяснения всего сущего, исключающий все сверхъестественное.

4. Литература.

Литература основная.

Ахутин А.В. Понятие "природа" в античности и в новое время. М., 1988.

Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере // Русский космизм: Антология философской мысли. М., 1993.

Кайзер Ф. Нелинейные колебания (предельные циклы) в фи­зических и биологических системах//Нелинейные электромагнитные волны. М., 1985.

Курдюмов С. П., Малинецкий Г. Г. Синергетика — теория са­моорганизации. М., 1983.

Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. 1. Исходные философские проблемы, понятия и принципы. — М., 1991 / Раздел второй. Бытие, материя, природа.

Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. М., 1985.

Николис Г., Пригожин И. Самоорганизация в неравновесных системах. М., 1979.

Николис Г., Пригожин И. Познание сложного. М., 1990.

Пригожин И, От существующего к возникающему. Время и сложность в физических науках. М., 1985.

Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М., 1986.

Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант. М., 1994.

Пригожин И. Философия нестабильности // Вопросы философии. 1991. № 6.

Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1983.

Рожанский Н.Д. Развитие естествознания в эпоху античности. М., 1979. Ч. 2.

Самоорганизация и наука: опыт философского осмысления. М., 1994.

Стёпин B.C. Теоретическое знание. Структура, историческая эволюция. М., 2000.

Трубецков Д. И. Колебания и волны. Саратов, 1997.

Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М., 1986.

Хакен Г. Синергетика. Иерархии неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах. М., 1985.

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.: Норма, 2005. — 928 с.

Литература дополнительная.

Гемпель К. Г. Логика объяснения. М., 1998.

Гурина М. Философия. М.: Республика, 1998 / Глава 9. Философия природы и философия духа.

Топоров А. Космогонические мифы // Мифы народов мира. М., 1982. Т. 2.

Структура и развитие науки. М., 1978.

Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Антропный принцип в синергетике // Вопросы философии. 1997.

Кун Т. Структура научных революций. М., 1975.

5. Темы ов и контрольных работ.

Натурфилософия как мыслительное истолкование природы как целостности.

Границы между естествознанием и натурфилософией.

Натурфилософский принцип тождества микро- и макрокосмоса.

Хаос как образ и понятие.

Природа как объективная реальность.

Естествознание и философия естествознания, их соотношение.

Философия нестабильности И. Пригожина.

Самоорганизация и открытые системы.

Нелинейность, бифуркация, эволюция.

6. Вопросы для самооценки знаний.

Какие вопросы обсуждает натурфилософия?

Существуют ли границы между естествознанием и натурфилософией?

Кто разработал концепцию “Философия нестабильности”?

Как соотносятся между собой естествознание и философия естествознания?

Что такое самоорганизация?

Как соотносятся понятия нелинейности, необратимости и многовариантности эволюции?

Тема 11. Общество, эмпирическое познание общества, философия общества (социальная философия).

1. Основные понятия.

Общество, социум, история. Общественное бытие и общественное сознание. Основные сферы жизнедеятельности общества. Социальные науки и социальная философия. Формации и цивилизации.

Индустриальное, постиндустриальное и информационное общества

2. Содержание.

Метафизическое и неметафизическое направления социальной философии. “Государство” Платона, “Политика” Аристотеля, “Философия истории” Г. Гегеля, “Открытое общество и его враги” К. Поппера.

Социальная онтология. Социальная философия как философское учение об обществе, о природе общества, об общественном бытии и общественном сознании, их соотношении. Социальная философии и философия истории (исследование сущности, смысла и хода социально-исторического процесса). Политическая философия как конкретизация положений социальной философии, как исследование природы, структуры, функций государства, способов его функционирования и развития.

Социальные науки как вид эмпирического познания общества. Историческая наука, социология, экономическая наука, политология, правоведение, их роль в познании общества. Социальные науки и социальная философия.

Общество, история и культура. Формация и цивилизация. Социум как социокультурная реальность, как социальная форма движения материи. Общество, его настоящее, прошлое и будущее. Формационный и цивилизационный анализы общества. Социальное пространство, социальное время, социальное движение и социальная материя как формы социального бытия. Атомистическая и континуальная концепции общества.

Основные сферы жизнедеятельности общества: экономическая, социальная, политическая и духовная. Материальное производство. Наука как теоретическая сфера жизнедеятельности людей. Ценности и их конституирующая роль в жизни общества.

Теория цивилизаций Н. Данилевского. Культурно-исторические типы. Стадии их жизненного цикла: этнографическая, государственная, цивилизационная. Теория локальных цивилизаций О. Шпенглера. Культурно-исторические миры, стадии их жизненного цикла: мифосимволическая, метафизико-религиозная, цивилизационная (окостеневшая культура).

Понятия цивилизаций и великих культур в учении А. Тойнби. Типология социокультурных систем в социологии П. Сорокина: идеационая, идеалистическая, чувственная.

Стадии прогресса общества в концепциях А. Тоффлера (цивилизации аграрная (доиндустриальная), промышленная (индустриальная) и информационная (постиндустриальная), С. Хангтингтона (цивилизации космогенная, техногенная, антропогенная).

Социальная аксиология и социальная практика.

3.Теоретические положения и методические пояснения.

Философия общества есть часть философии. Для прояснения ее статуса необходимо понятие философии. Формирование понятия философии есть задача, постановки, обсуждения и возможные решения которой непрерывно возобновляются в историческом бытии философии.

Философия общества, как и философия в целом, реализует свой потенциал в контекстах дискурсивных изменений. Философия общества, существуя в контексте традиции философствования, всем своим интеллектуальным содержанием, которое функционирует как когнитивно– смысловая потенциальность, направлена на общество, на освоение опыта его бытия и познания, опыта оценки и конструирования общественной жизни.

Жизнь общества атрибутивно характеризуется рефлексивной социальностью. Это выражается в тематизации философии общества как соотнесения бытия и сознания, социального бытия и социального сознания. Мышление бытия общества и мышление его мышления есть тропы философии общества, конституированные традицией.

Мышление – развитая функция сознания. Философия общества как мышление его бытия и мышление его сознания исторически изменяется. гармонируя с изменением традиции философствования. Например, опыты антропологического и лингвистического поворотов философствования осваиваются философией общества. Презумпции природы человека и лингво–текстуальных объективаций деятельности сознания и мышления как принципы теоретической философии осваиваются в тематическом поле философии общества. Это проявляется в преобразовании ее тематического многообразия. Философия общества как мышление социального и индивидуального сознания тематизирует себя как исследование модусов объективации деятельности сознания и условий возможности их существования.

Языковые (устные и письменные) объективации деятельности сознания актуализируются в проблематике философии общества в контексте глобальной лингвистической трансформации тематики философии как традиции.

Любой исследовательский, творческий акцент в философии общества, как и в философии в целом, не нуждается в абсолютизации. Акцентирование тематики как оценка значимости той или иной темы для исследования, актуализированного современностью, вполне правомерно и прагматически оправдано.

В этом и только в этом смысле философия общества сегодня может быть оценена как исследование модусов объективации активности индивидуального и общественного сознания в их отношении к способам организации жизни общества.

Текст, дискурс, дискурсивные изменения и дискурсивные практики тематизируют исследовательскую проблематику философии общества.

Являясь смыслопорождающей последовательностью знаков, текст включен в контекстуальную реальность. Внутреннее и внешнее как абстрактные определения мышления конструктивно идеализируют многообразия смысловых отношений текстуального и транстекстуального порядков. Эти идеализации позволяют специально исследовать устойчивые внутритекстуальные отношения как имманентную динамику смыслопорождения, а также концептуализировать атрибутивную функцию представления в содержании текста внезнаковой реальности.

Текстуальное опредмечивание творческой субъективности человека, ее сознательного и бессознательного содержаний, осуществляемое в философии и искусстве, в науке и идеологии, в политике и праве, определяет специфику представления социальности и ее осмысления в традициях философствования.

Смыслопорождающее структурирование знакового многообразия, свойственное тексту, выражает специфику текстуально объективированного творчества личности, социальной группы, общества. Смыслопорождение, являясь атрибутивным свойством текста, характеризует специфику культуры и социальных коммуникаций. Поэтому природа и механизмы смыслопорождения тематизируются в философии общества как ее проблемы.

Исследование коммуникативности также актуализирует необходимость понимания механизмов смыслопорождения. В связи с этим код, кодирование, декодирование вовлекаются в содержания философского и семиотического поисков.

Кодирование может быть осмыслено как движение космизации семиотического многообразия, виртуальными исходным и конечным пунктами которого выступают смысловой хаос и семиотическая структура.

Семиотическая структура кода есть динамическое отношение, спонтанно или сознательно функционирующее в культуре и социальной практике. Коду присущ способ структурирования (космизация хаоса межзнаковых отношений), соотнесенность означающего и означаемого содержания. Являясь специальным видом деятельности, кодирование телеономично. Цель есть актуально или виртуально заданная предпосылка, определяющая деятельность кодирования.

Через кодирующие механизмы смыслопорождения субъективность трансформируется в интерсубъективность и этим включается в культурные и социальные процессы. В телеономичности кодирования обнаруживается идеологическая составляющая текстуальной реальности, являющаяся горизонтом социальности, ее бытия и ее сознания.

Исследование социальности как становящегося единства бытия и сознания общества, ее объективности и субъективности предполагает поиск кодов культуры, структурирующих ее знаковое многообразие. При этом важно подчеркнуть, что многообразие кодов культуры в социуме представлено в качестве виртуального текста.

Текстуальная реальность герменевтична. Понимание и интерпретация являются способами деятельности, определяющими содержание герменевтических процессов. Тематизация философии общества происходит в контексте философских истолкований понимания как феномена. Интеллектуальный переход от истолкования понимания как гносеологического феномена к его философской онтологизации предзадает тематизацию и концептуализацию проблематики философии общества. Если понимание есть не только способ социального познания, но по природе есть способ бытия человека в мире, то это имеет конститутивное значение для осмысления социального бытия и сознания, для осмысления их соотношения.

Тема понимания и тема текста естественным образом становятся темами философии общества.

Исследование смыслопорождения как атрибута текстуальности приводит к осмыслению условий его возможности. Дискурс есть то нечто, которое непосредственно относится к условиям возможности смыслопорождения. Дискурс как категория философии культуры и философии общества соотнесен с категориями традиции и рациональности.

Практики смыслопорождения, опредмеченные в культуре и социуме, контекстуально отнесены к традиции культуры и типу рациональности социального мышления и бытия, жизни общества. Дискурс может быть осмыслен как интертекстуальный способ смыслопорождения. Отношение дискурса и традиции состоит в том, что традиция есть социальный механизм сохранения и трансляции структуры дискурса в культуре обществе.

Дискурс как абстрактное определение мышления конкретизируется введением родовидовых отношений в понятие дискурса. Социокультурные демаркации видов дискурса даны в содержании опыта. Исторически сложившиеся реалии философии, естествознания, историографии, искусства, религии, политики, экономики, идеологии, медицины и других видов деятельности позволяют рассмотреть их как определенные виды дискурсивных практик смыслопорождения, имеющие лингвистическую или эктсралингвистическую природу.

Осуществление видовой демаркации дискурса возможно посредством восприятия понятия дискурсивной практики соответствующих видов культуры, общественного сознания, деятельности. Дискурсивные практики – видовой способ смыслопорождения.

Видовые демаркации дискурса, закрепленные в дискурсивных практиках, позволяют обнаружить различия внутри единства и целостности дискурса. Возможна и целесообразна принципиальная типология этих различий. В качестве основания типологии могут быть предложены содержательное и временное основания.

Содержательно дискурсы различаются по видам смыслопорождения, сложившимся в культуре общества. Временные различия целесообразны для фиксации эволюции содержания дискурсивных практик во времени истории общества.

Условно эти основания типологии можно представить в виде горизонтальной и вертикальной типологий. Горизонтально представлены виды смыслопорождения, сложившиеся в культуре общества в данный момент. Вертикально представлены они же в условиях парадигмальных сдвигов смыслопорождения.

Дискурсивные изменения тотальны, что обусловлено целостностью дискурса. Они свойственны онтологическим и аксиологическим, эпистемическим и прагматическим компонентам смыслопорождения.

Онтологические компоненты смыслопорождения (предметные миры дискурсивных практик) различаются в дискурсах экономики и политики, религии и искусства, мифологии и философии, науки и политики, идеологии и медицины. Политический дискурс, например, как дискурс власти онтологически отнесен к ее феноменологии. Онтологии философского и научного дискурсов соотнесены как предметы мышления и познания. Онтология философского дискурса подвергается непрерывному перетолковыванию в контексте деятельности мышления. Онтологии научных дисурсов конкретизируются многообразием предметов, данных научному сообществу эмпирически. Более определенные различия в содержаниях онтологии философского и научного дискурсов предполагают прояснение идеалов философствования и научного познания, опираются на осмысление контекстуального статуса метафизики.

Аксиологические компоненты смыслопорождения – оценки ценности вещей - специфичны для конкретных видов дискурсивных практик. Ценности личной жизни человека (например, счастье) и ценности рыночной экономики (прибыль) содержательно различны, но функционально, возможно, тождественны. Они задают целостные смыслы в соответствующих видах деятельности. Научный и философский дискурсы также аксиологически различны. Эти различия конкретизируются в динамике культуры.

Эпистемологические составляющие дискурса в их полярных позициях (например, знание и мнение, вера и истина) специфицируются содержанием дискурсивных практик.

Философский дискурс как дискурс рефлексирующей мыследеятельности отличается эпистемически от дискурса научного конституированием в их содержании различных видов знания. Для научного дискурса атрибутивно знание предметное. Для философского дискурса (при определенном понимании философии) атрибутивно знание рефлексивное. Это различие не абсолютно. Метафизический дискурс догматического философствования претендует на статус предметного знания по природе, что вводит его в конкурентное отношение с предметностью знания научного дискурса.

Политический дискурс структурирован порядком власти. Он может быть понят как полилог интересов, представленных многообразием мнений. Многообразие высказываний дискурса власти контекстуально включено в предданный порядок властных отношений, истолковывающий политический интерес в качестве истины.

Политический дискурс соотнесен с дискурсом идеологическим, в рамках которого предзадаются смыслы базисных мировоззренческих понятий. Трудности определения понятия человека выразились в философско – идеологической мысли: человек понимается как изначально доброе или изначально злое существо, как животное политическое или символическое, как разумное существо или как существо, обусловленное в своей активности бессознательно действующими желаниями. Человек понимается как несамодостаточное и незавершенное бытие, нуждающееся в сверхбытийных жизненных смыслах. При этом его сущность трактуется как духовная или биологически родовая, как биосоциальная или как социально–структурная.

Не меньшие трудности подстерегают мысль на пути прояснения природы государства. Государство понимается как продукт общественного договора, как единство, генетически обусловленное народным духом или языковой культурой, или, возможно, природой классовых отношений, с необходимостью соотнесенных со способом производства жизни человека и общества. Понятие политики также моделируется мыслью в контексте принятых тех или иных исследовательских программ.

Вертикальные изменения в содержании дискурсивных практик выражают архетипические трансформации способов смыслопорождения, трансформации в способах организации жизни общества.

Например, архетипы философии объективности, субъективности и интерсубъективности выражают качественные сдвиги в способах мыследеятельности, соотнесенных со структурами смыслопорождения. Философия общества, например, функционирующая в архетипе философии интерсубъективности, воспринимает разнообразные модальности отношения интерсубъективности. Тематизация философии общества посредством тем текста и дискурса, дискурсивных практик и дискурсивных изменений выражает коммуникативный статус ее современного состояния.

4. Литература.

Литература основная.

Алексеев П.В. История философии: Учебник. - М: Проспект: Велби, 2005. - 237 с.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. Учебник. Изд-е 3, доп. и перераб. – М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2000.

Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1993.

Глинчикова А.Г. Капитализм, социализм, индустриальное общество - к вопросу о соотношении понятий // Вопросы философии. 2001. № 9.

Иноземцев В.Л. Современный постмодернизм: конец социального или вырождение социологии? // Вопросы философии. 1998. № 9.
Маркузе Г. Одномерный человек. М., 1994.

Лапин Н.И. Проблема социокультурной трансформации // Вопросы философии. 2000. № 6.

Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.: Норма, 2005 / Раздел VII. Общество, история и культура.

Литература дополнительная.

Борисова Т. В. Философский анализ предпринимательской деятельности. Самара, 2003.

Бродель Ф. Материальная цивилизация. Экономика и капитализм. XV — XVIII вв. Т. 1, 2. М., 1988.

Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. М., 1990.

Иноземцев В.Л. Расколотая цивилизация: системные кризисы индустриальной эпохи // Вопросы философии. 1999. № 5.

Кемеров В.Е. Концепция социальной реальности // Вопросы философии. 1999. № 7.

Кравченко И.И. Общественный кризис ХХ века и его отражение в ряде западных концепций // Вопросы философии. 2001. № 8.

Ковшов Е. М. Социальная рефлексия. Самара, 1998.

Лукач Д. Молодой Гегель и проблемы капиталистического общества. – М., 1987.

Пантин В.И. Волны и циклы социального развития: Цивилизац. динамика и процессы модернизации. - М.: Наука, 2004. - 246 с.

Поппер К. Открытое общество и его враги. Т.2. М.: 1992.

Рожков В. П. Запад и Россия. Философские основания цивилизационной константы общественного сознания. Саратов, 1998.

Розов Н.С. Структура социальной онтологии: по пути к синтезу макроисторических парадигм // Вопросы философии. 1999. № 2.

Стризое А. Л. Политика и общество: социально-философские аспекты взаимодействия. Волгоград, 1999.

Филимонова О. Ф. Жизненное пространство города: концептуальные начала и ментальные структуры. Саратов, 2004.

Шоню П. Цивилизация классической Европы: Пер. с фр. - Екатеринбург: У-Фактория, 2005. - 606 с.

Яковец Ю.В. Формирование постиндустриальной парадигмы: истоки перспективы // Вопросы философии. 1997. № 1.

5. Темы ов и контрольных работ.

Общество как социокультурная реальность.

Формационный подход к анализу общества.

Цивилизационный подход к анализу общества.

Свобода как социально-философская проблема.

Социальная типология: общества традиционные и инновационные, индустриальные и постиндустриальные

6. Вопросы для самооценки знаний.

Каков предмет социальной философии?

Какова логика монистического решения вопроса о соотношении общественного бытия и общественного сознания?

В чем отличие социальных наук от социальной философии?

В чем специфика формационного и цивилизационного исследования общества?

Каковы основные сферы жизнедеятельности общества?

Тема 12. Культура, научное описание культуры, философия культуры.

1. Основные понятия.

Культура. Сущность культуры. Концепции культуры. Онтология культуры, универсалии культуры. Труд, искусство, миф, религия, язык, цивилизация. Локальные культуры, диалог культур, кризис культуры.

2. Содержание.

Метафизическое и неметафизическое направления философии культуры. “Философия духа” Г. Гегеля, “Философия символических форм” Э. Кассирера.

Онтологическая проблематика философии культуры. Универсалии культуры как неосознаваемые основания культуры и социальной жизни. Система универсалий культуры (представления о природе, обществе, человеке, добре и зле, жизни и смерти, свободе и необходимости, труде, праве, справедливости и ответственности, например) как смысловые ориентиры традиции. Традиция как форма отбора и трансляции социального опыта. Кризис традиции и актуализация мировоззренческих вопросов (что такое благо, например, что такое справедливость, в чем смысл человеческой жизни?).

Сущность и основные функции культуры. Культура как социально-антропологический феномен. Аксиологическая природа культуры. Знаковая природа культуры. (К. Леви-Стросс, М. Фуко). Психоаналитическая концепция культуры З. Фрейда. Игровая концепция культуры (Й. Хейзинга, Х. Ортега-и-Гассет).

Культура и природа, культура и цивилизация. Теории локальных цивилизаций (Н. Данилевский, О. Шпенглер, А. Тойнби). Культура, этнос, язык. Культура в условиях глобализации. Проблема диалога культур.

Культура и формы духовно-практической деятельности человека. Искусство, религия, философия, право. Этика как осмысление природы добра и зла. Эстетика как исследование сущности прекрасного, форм его проявления в искусстве и природе, выражения человеческой субъективности.

Кризис культуры.

3.Теоретические положения и методические пояснения.

Культура (от лат. cultura — возделывание, воспитание) - универсум ценностей и оценок, идеалов и норм, смыслов, искусственных предметов, созданный человечеством. Культура исследуется гуманитарными науками - культурологией, этнографией, культурной антропологией, социологией, психологией, историей. Она является предметом философского осмысления.

Культура определяет соотношение статики и динамики общественной жизни. Это обеспечивается характером культурной традиции.

Культура существует как закономерное целое, она обладает определенными механизмами самопорождения, оформляется в знаковой форме. Включая в себя систему образования, культура выполняет функции поощрения и запрета, осуществляет различение «своего» и «чужого».

Культура есть интегральный социально-антропологический феномен, способ освоения природы, способ бытия человека в мире.

4. Литература.

Литература основная.

Алексеев П.В. История философии: Учебник. - М: Проспект: Велби, 2005. - 237 с.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. Учебник. Изд-е 3, доп. и перераб. – М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2000.

Аникеева Е.Н., Семушкин А.В. Диалог цивилизаций: Восток - Запад // Вопросы философии. 1999. № 5.

Антология исследований культуры. СПб., 1997

Белый А. Философия культуры // Философия и социология науки и техники. Ежегодник. 1987.

Виндельбанд В. Философия культуры и трансцендентальный идеализм // Культурология. ХХ век: Антология. М., 1995.

Гуревич А. Я. Средневековый мир. Культура безмолвствующего большинства. М., 1990.

Доброхотов А.Л. Культура // Философия: Энциклопедический словарь / Под ред. А.А. Ивина. — М.: Гардарики, 2004.

Кассирер Э. Логика наук о культуре // Кассирер Э. Избранное. Опыт о человеке. М., 1998.

Кнабе Г.С. Материалы к лекциям по общей теории культуры и культуре античного Рима. М., 1993

Косыхин В. Г. Культурологическая концепция Жана Бодрийяра. Саратов, 2004.

Лосев А. Ф. Диалектика мифа // Лосев А. Ф. Философия. Мифология. Культура. М., 1991.

Лотман Ю.М. Культура и взрыв. М., 1992

Малиновский Б. Научная теория культуры. М., 1999.

Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. 1. Исходные философские проблемы, понятия и принципы. — М., 1991 Раздел седьмой. Культура как общественно-историческое явление.

Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс // Вопросы философии. 1989. № 3-4.

Петров М. К. Язык, знак, культура. М., 1981.

Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре // Культурология. ХХ век: Антология. М., 1995.

Самосознание европейской культуры ХХ века. М., 1991.

Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.: Норма, 2005 / Раздел VII. Общество, история и культура.

Флиер А.Я. Культурогенез. М., 1995

Хейзинга Й. Homo Ludens. М., 1992.

Литература дополнительная.

Артемьева Т.В., Микешина М.И. Европейская идентичность и российская ментальность // Вопросы философии. 2002. № 2.

Беркова Э. В. Пространственно-временной континуум в онтологии культуры. Волгоград, 2002.

Ионов Л. Г. Социология культуры. М.: Логос, 1996.

Лапин Н.И. Проблема социокультурной трансформации // Вопросы философии. 2000. № 6.

Левченко Е. В. Субъект художественного творчества как творец культуры. Саратов, 2000.

Листвина Е. В. Современная социокультурная ситуация: сущность и тенденции развития. Саратов, 2001.

Маркарян Э. Теория культуры и современная наука. М., 1983.

Назаретян А.П. Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры. М., 1995.

Пелипенко А.А., Яковенко Г.Г. Культура как система. М., 1998

Романов В.Н. Историческое развитие культуры. Проблемы типологии. М., 1991

Розин В.М. Природа и генезис игры (опыт методологического изучения) // Во-просы философии. 1999. № 6.

Тавризян Г.М. Шпенглер и Хейзинга: две концепции кризиса культуры. М., 1989.

Томпсон М. Философия религии. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001.

Философия и культура. М., 1987.

Ярская-Смирнова Е. Р. Социокультурный анализ нетипичности. Саратов, 1997.

5. Темы ов и контрольных работ.

Универсалии культуры как неосознаваемые смыслы культуры.

Традиция как форма отбора и трансляции социального опыта.

Сущность и основные функции культуры.

Культура и формы духовно-практической деятельности человека.

Культура как социально-антропологический феномен.

Аксиологическая природа культуры.

Знаковая природа культуры. (К. Леви-Стросс, М. Фуко).

Психоаналитическая концепция культуры З. Фрейда.

Игровая концепция культуры (Й. Хейзинга, Х. Ортега-и-Гассет).

Искусство как феномен культуры.

Массовая и элитарная культура (Х. Ортега-и-Гассет, Г. Маркузе).

Кризис культуры.

6. Вопросы для самооценки знаний.

В чем сущность и основные функции культуры?

Какова онтологическая проблематика философии культуры?

Что такое универсалии культуры?

Какова связь культурной традиции и социального опыта?

Каковы последствия кризиса традиции?

В чем специфика аксиологической природы культуры?

В чем особенность знаковой природы культуры?

Каковы принципы психоаналитической концепция культуры?

В чем особенность игровой концепция культуры?

В чем различие культуры и цивилизации?

Тема 13. Философия человека.

1. Основные понятия.

Философская антропология, человек, сущность и существование человека. Телесность человека. Человек, индивид, личность. Свобода человека. Смысл жизни человека. Личность, идентичность, отчуждение.

2. Содержание.

Философская антропология как учение о природе, сущности и существования человека как особой формы бытия.

Человек как определенная форма бытия, как бытие, понимающее свое бытие. Природа человека как проблема философии. Философские вопросы: что я могу знать? что я должен делать? на что я могу надеяться? как вопросы о природе человека, как вопрос о том, что такое человек и как он существует.

Соотношение биологического, социального и культурного в природе человека. Сущность и существование человека. Телесность человека.

Человек как индивид и как личность. Человек как деятельное и творческое существо. Феномен внутренней свободы человека. Смысл жизни человека и назначение его бытия в мире. Духовность и целостность личности. Проблема идентичности личности. Отчуждение. Интерсубъективная природа бытия личности.

3.Теоретические положения и методические пояснения.

Человек есть центральная тема и основная проблема философии. Противоречивые самоопределения человека обусловлены его рефлексивной природой. М. Шелер выделил пять стратегий самоопределения человека. Человек есть: 1) образ и подобие Божие; 2) Homo sapiens, разумное существо; 3) Homo faber — “Человек делающий”, его сущность не в разуме, потенциально свойственный также и животным, но в способности создавать орудия труда, искусственный мир культуры; 4) дезертир жизни, ее тупик. По причине своей биологической слабости он создал цивилизацию, государство, право, производство. Человеческий дух уничтожает жизнь; 5) свободное нравственное креативное существо.

Любая положительная (катафатическая) стратегия самоопределения человека оказывается односторонней. Поэтому обсуждается возможность отрицательного (апофатического) самоопределения человека.

4. Литература.

Литература основная.

Алексеев П.В. История философии: Учебник. - М: Проспект: Велби, 2005. - 237 с.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. Учебник. Изд-е 3, доп. и перераб. – М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2000.

Агацци Э. Человек как предмет целостного познания // О человеческом в человеке. М., 1991

Бахтин M. М. К философии поступка // Философия и социология науки и техники. М., 1986.

Бердяев Н.А. О назначении человека. Опыт парадоксальной этики // Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993

Бубер М. Проблема человека // Бубер М. Два образа веры. М., 1995.

Бубер М. Я и Ты // Бубер М. Два образа веры. М., 1995.

Время и бытие человека. М., 1991.

В.Д. Губин. Человек // Философия: Энциклопедический словарь / Под ред. А.А. Ивина. — М.: Гардарики, 2004.

Камю А. Эссе об абсурде // Камю А. Бунтующий человек. М., 1990.

Кассирер Э. Человеческий мир пространства и времени // Философская и социологическая мысль. 1991. № 5.

Кьеркегор С. Страх и трепет. М., 1993.

Леви-Стросс К. Структурная антропология. М., 1985.

Левинас Э. Время и Другой. Гуманизм другого человека. СПб., 1998.

Лобковиц Н. Что такое личность? // Вопросы философии. 1998. № 2.

Лосев А.Ф. Личность и абсолют. М., 1999.

Мамардашвили М. К. Проблема человека в философии // О человеческом в человеке. М., 1991

Маркузе Г. Одномерный человек. М., 1994.

Маслов Р. В. Телесность человека: онтологический и аксиологический аспекты. Саратов, 2003.

Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. 1. Исходные философские проблемы, понятия и принципы. — М., 1991 / Раздел пятый. Человек и его место в мире.

Михель Д. В. Тело в западной культуре. Саратов, 2000.

Ортега-и-Гассет Х. Человек и люди // Ортега-и-Гассет Х. Дегуманизация искусства и другие работы. М., 1991

Подорога В. Феноменология тела: Введение в философскую антропологию. М., 1995.

Сартр Ж.-П. Бытие и ничто // От Я к Другому: Сб. переводов по проблемам интерсубъективности, коммуникации, диалога. Минск, 1997.

Тейяр де Шарден П. Феномен человека. М., 1987.

Тельнова Н. А. Целостность человека как философско-антропологическая проблема. Волгоград, 2001.

Трубников Н.Н. Время человеческого бытия. М., 1987.

Федорова Т. Д. Гуманизм как проблема философии // Философия в духовной жизни общества. СПб., 1997.

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.: Норма, 2005 / Раздел VI. Человек как особая форма бытия.

Франк С. Л. Реальность и человек. М., 1997.

Хайдеггер М. Бытие и время. М., 1997.

Швырев В.С. О деятельностном подходе к истолкованию "феномена человека" // Вопросы философии. 2001. № 2.

Шелер М. Положение человека в Космосе // Проблема человека в западной философии. М., 1988.

Шугуров М. В. Человек: бытие и отчуждение. Опыт антропологической герменевтики. Саратов, 1999.

Литература дополнительная.

Антропология и история культуры. М., 1993.

Барулин B.C. Социально-философская антропология. М., 1994.

Гурин С. П. Проблема маргинальности в антропологии. Саратов, 2002.

Орлова Э.А. Введение в социальную и культурную антропологию. М., 1994.

Розин В. М. Образ человека в контексте современности // Философские науки. 2000. № 1.

Смысл человеческого бытия. Владимир, 2002.

Ушакин С. Поле пола: в центре и по краям // Вопросы философии. 1999. № 5.

5. Темы ов и контрольных работ.

Предмет философской антропологии.

Природа человека как проблема философии.

Соотношение биологического, социального и культурного в природе человека.

Сущность и существование человека.

Телесность человека.

Феномен внутренней свободы человека.

Смысл жизни человека.

Интерсубъективная природа бытия личности.

6. Вопросы для самооценки знаний.

Как определяется предмет и метод философской антропологии?

В чем различие сущности и существования человека?

Что такое “бытие понимающее”?

Как связано биологическое, социальное и культурное содержание в природе человека?

Является ли философской проблемой телесность человека?

Как можно понимать феномен внутренней свободы человека?

Что такое духовность и целостность личности?

Тема 14. Философия науки.

1. Основные понятия.

Наука, культура, философия, преднаука, научное знание, факт, теория, основания науки, динамика науки, научная рациональность, социальный институт.

2. Содержание.

Наука в культуре современной цивилизации. Ценность научной рациональности. Функции науки в жизни общества.

Возникновение науки и основные стадии ее исторической эволюции. Преднаука и наука. Две стратегии порождения знаний: обобщение практического опыта и конструирование теоретических моделей. Культура античного полиса и становление первых форм теоретической науки. Становление опытной науки в новоевропейской культуре. Формирование науки как профессиональной деятельности. Становление социальных и гуманитарных наук.

Структура научного знания. Научное знание как сложная развивающаяся система. Эмпирический и теоретический уровни познания и знания. Структура эмпирического знания. Наблюдение и эксперимент. Факты и эмпирические зависимости. Проблема теоретической определенности факта. Структура теоретического знания. Теоретические модели и законы. Теория. Основания науки. Идеалы и нормы исследования. Научная картина мира. Философские основания науки.

Динамика науки как процесс порождения нового знания. Взаимодействие оснований науки и опыта как начальный этап становления новой дисциплины. Формирование моделей и законов. Проблемные ситуации в науке.

Научные традиции и научные революции. Типы научной рациональности. Научные революции как перестройка оснований науки. Типы научной рациональности: классическая, неклассическая, постнеклассическая наука.

Особенности современного этапа развития науки. Перспективы научно-технического прогресса.

Наука как социальный институт. Проблема государственного регулирования науки.

3. Теоретические положения и методические пояснения.

Философское мышление, ориентированное на осмысление условий возможности познания мира человеком, осваивает тему познания как тему отношения явлений нашего опыта к вещам самим по себе, существующим, как полагается естественной установкой сознания, независимо от мира опыта, от процесса познания. Тема отношения явления и вещи, мира явлений и мира вещей рассматривается как тема, конституирующая становление философии в целом, философии науки в особенности. “Нельзя не признать скандалом для философии и общечеловеческого разума необходимость принимать лишь на веру существование вещей вне нас (от которых мы ведь получаем весь материал знания даже для нашего внутреннего чувства) и невозможность противопоставить какое бы то ни было удовлетворительное доказательство этого существования, если бы кто–нибудь вздумал подвергнуть его сомнению” (Кант, И., 1964, 101). Историческое бытие философии и философии науки в ее контексте есть процесс осознания фундаментальности этой темы или, в другом модусе речи, этого отношения.

Существует органичная связь общефилософских идей со специальной проблематикой философии, именуемой философией науки.

Компаративистский анализ показывает, что то или иное понимание природы научного познания (философия науки) формируется на основании определенных предпосылок мировоззренческого, онтологического, гносеологического, аксиологического статуса.

Наука и культура, соотнесенные в историческом бытии человека и общества как часть и целое, являются традиционными предметами философских размышлений. Философия, осмысливающая культуру, естественным образом приходит к раздумьям о месте науки в содержании культуры, культурного бытия человека и человечества. Потому последовательное философское осмысление культуры, то есть философия культуры, гармонично взаимодействует с концепциями философского понимания науки, с философией науки. Классические философские концепции Платона и Аристотеля, И. Канта и Г. Гегеля, постклассические философские построения Л. Фейербаха, К. Маркса, Ф. Ницше, М. Хайдеггера и других современных философов так или иначе осмысливают природу науки и культуры в целом, то есть строят своеобразные концепции философии культуры и философии науки. Эти концепции выстраивались либо как учения о теоретическом и практическом разуме, либо как критика теоретического разума и разума практического, либо как учения об антропологической, праксиологической или герменевтической природе культуры... Классическими образцами осмысления науки с различных философских позиций являются "Критика чистого разума" И. Канта, монографические исследования А. Пуанкаре, объединенные в сборнике "О науке", "Человеческое познание: Его сфера и границы" Б. Рассела, "Логика научного исследования" К. Поппера, "Структура научных революций" Т. Куна, "Становление научной теории" В. С. Степина, "Анализ научного познания" В. С. Швырева, "Эволюция понятия науки" П. П. Гайденко.

Систематическое осмысление природы науки и ее места в культуре, осуществляемое концептуальными возможностями философии, или философия науки, формировалось и становилось в виде интеллектуальной традиции исторически. Осваивая исторический опыт становления философии науки как традиции культуры, в философии было установлено, что имеются два универсальных способа отношения философии к науке - синтез и анализ. Древняя философия преимущественно конструктивистски относилась к еще только формирующейся науке, поэтому она не столько анализировала, сколько синтезировала научное знание и познание. Осмысливая становление первых научных программ, древнегреческая философская мысль выступала в роли протофилософии протонауки. Геометризация и арифметизация математики, осуществляемые в древнегреческой философии, выступали как программы синтеза возможного математического знания. Разработка философских программ синтеза возможного научного знания Демокритом, Платоном, Аристотелем осуществлялась в контексте теоретизирования, что предопределяло в основном синтетическое отношение философии к науке.

Традиция мыслительного отношения философии к науке, зародившаяся с момента возникновения философии, транслировалась в культуре древней и средневековой философской мысли. Новоевропейская философия, осмысливая геометрию Евклида и физику Ньютона, зародила и развила традицию рефлексивного отношения к науке, к научному познанию. Философская рефлексия над наукой акцентировала развитие традиции анализа научного знания и познания. Картезианский поиск самоочевидных оснований знания и познания, критическая философия Канта развивали культуру философского анализа научного знания, логика которого приводила в конечном результате к новым формам синтеза нового знания науки.

Культура философского освоения науки, многообразных циклов ее синтеза и анализа, эволюционировала вместе с эволюцией самого философского мышления, культуры философского вопрошания. В философии в ходе ее истории происходило все более сложное различение смыслов исследования культуры. В контексте философского мышления произошла демаркация метафизики и онтологии, онтологии и аксиологии, гносеологии и методологии. Сформировавшиеся в историческом бытии философии и ставшие относительно самостоятельными подсистемы теоретической философии - метафизика, онтология и методология, гносеология, аксиология и праксиология оказались теми концептуальными системами философии, которые формировали и обогащали предметный мир и проблематику философии науки. В современной развитой культуре философского освоения науки соответственно исторически структурировавшемуся философствованию можно выделить такие относительно самостоятельные области философии науки, как метафизику научного знания, онтологию и методологию науки, гносеологию, аксиологию и праксиологию научного познания и знания. Сформировались как относительно самостоятельные методологический и философско-аксиологический анализ науки. Принимая во внимание феномен историчности, эмпирической незавершенности эволюции философского мышления, можно предположить, что формирование концептуальных подсистем системы философского вопрошания есть процесс, открытый творчеству будущего.

Научное познание, ориентированное на постижение в знании предметных миров, данных в контексте возможного опыта в структуре определенных методов исследования, является традиционным предметом философского вопрошания, философского исследования, включающего анализ и синтез познания и знания. Научное знание сегодня - своего рода идеальная субстанция самодвижения цивилизации креативного типа. Поэтому философия, систематически осмысливающая природу культуры, обращается к постижению науки, к выявлению ее места в культуре прошлого, настоящего и будущего бытия человека и человечества.

Современная философия науки осуществляет свой поиск в значительной мере под знаком анализа. Сформировавшийся в виде логического анализа языка науки, анализ научного познания и знания в традиции философии науки вбирает в себя аналитические возможности культуры философствования вообще. Развитие содержания философского мышления явилось основой становления философского анализа познания. Сегодня философский анализ научного познания предполагает систематическое выявление мировоззренческих презумпций научного мышления, постижение гносеологической природы научного познания, в первую очередь природы знания и его истинности, осмысление онтологического содержания научных теорий и законов науки, других форм бытия знания и осуществления познания. Философский анализ научного познания обращен к постижению методологии науки, к осмыслению аксиологических координат и смыслополагающих ориентиров науки, деятельности научных сообществ, ученых. Методология, аксиология и телеология науки обнаруживают свои гармоничные взаимосвязи с праксиологией научного познания, исследующей различные формы научно-познавательной активности под углом зрения идеи практической природы познания и культуры в целом.

Существующие в современной философии науки подходы и методы философствования в той или иной форме реализуют структурированное понятие философского анализа научного познания. В контексте деятельностного подхода к научному познанию осмысливается его природа и структура через понимание категориальной структуры деятельности человека. Осмысливается, например, предметность научного познания, обсуждаются вопросы объективности и виртуальности предметных миров науки. Деятельностный подход к осмыслению природы научного познания направлен на минимизацию неконтролируемых опытом метафизических презумпций философии и науки.

Фундаментальной проблемой философии науки является проблема существования объектов научного знания, особенно такого вида его организации, каким является научная теория. Обсуждение этого круга вопросов привело в современной философии науки к аргументируемому противостоянию реалистической и нереалистической философии науки. Аргументации нереалистического понимания научного знания обусловили совершенствование аргументации реалистической философии науки. В структуре реалистического подхода к научному познанию предпринимаются все более дифференцированные аргументы для обоснования идеи истинности как когнитивного идеала науки, многосторонне оцениваются версии реалистической философии науки

Любая целостная концепция философии науки предполагает ответы на вопросы о целях и ценностях научного познания, о его предметных мирах и способах их существования, о методах овладения этими мирами, о структуре и генезисе научного знания, что определяет сопряженность философии науки не только с культурой философствования в целом, но и с подсистемами философии (с философией природы, человека, общества, истории, культуры, техники, экономики, политики). Философия науки взаимосвязана не только со всеми концептуальными подсистемами наличной культуры философствования. Она также соотнесена с направлениями науковедения, с историей науки и социологией науки, с психологией научного творчества и логикой науки.

Современная философия науки эволюционирует в контексте рефлексивного архетипа философствования. Рефлексией философии науки над своими собственными исследованиями является историография философии науки, которая осмысливает историческое бытие философии науки, представленное в публикациях результатов исследований в этой области познания. Дискретные характеристики изменения и специфики философии науки отображены в антологиях, книгах для чтения, учебниках по философии науки, резюмирующих дискретные итоги динамики знаний в области философии науки.

Существуют разные способы центрирования проблематики философии науки. К. Поппер в "Логике научного исследования" подчеркивает, что центральными проблемами философии науки являются проблема индукции и проблема демаркации. Ян Хакинг в книге "Представление и вмешательство" утверждает, что в философии науки имеется две основные темы - темы рациональности и реальности. К метафизике науки иногда относят темы законов природы, объяснения, естественных видов. Их объединяет тема реальности, представленная в концепциях реализма. Проблемой метафизики науки иногда полагается аргументация, оценка и выбор реалистической или антиреалистической позиции в философии науки. К эпистемологической части философии науки отнесены темы скептицизма и индукции, вероятности и научного вывода, индуктивного познания, метода и прогресса науки. В антологиях по философии науки 70-х годов ХХ века были акцентированы следующие основные проблемы: природа научного объяснения и предсказания, структура и функции научных теорий, подтверждение научных гипотез. Классические проблемы философии науки обусловлены как познавательным способом отношения науки к миру, так и ее преобразовательной направленностью. Проблематика исследования отношения бытия и мышления, свойственная европейской философской традиции, в полной мете воспринята и наукой, в содержании которой связь мышления и бытия с необходимостью опосредована практикой. Современная философия науки, ориентированная на исследование специфики научного мышления, концептуализирует опыт научной рациональности. Публикации по философии науки, ориентированные на исследование существования объективного мира, данного в процессах научного познания, акцентируют проблематику реальности. Тема соотношения научного мышления и "научного бытия" является фундаментальной темой философии науки, в том числе и современной. Поэтому концепции рациональности/иррациональности - реализма/антиреализма являются осевыми концепциями современной философии науки. В базисных учебниках по философии науки 90-х годов, выполненных в рамках деятельностного подхода, ставятся проблемы бытия научного познания в контексте культуры.

Философия науки XX века ориентирована на исследование ряда тем, среди которых отмечаются тема индуктивизма и его оценка, тема конвенционализма, конвенциональных оснований научного знания, оценка тезиса Дюгем-Куайна, тема природы и специфики научного наблюдения и, наконец, тема демаркации между наукой и метафизикой. Тему индуктивизма активно обсуждали Б. Рассел, члены Венского кружка, А. Пуанкаре, П. Дюгем, К. Поппер. Фактически в контексте этой темы обостряется и уточняется оппозиция индуктивизма и дедуктивизма в философии науки.

Тему конвенционализма классически сформулировал А. Пуанкаре, показав, что исходные принципы геометрии и законы физики вводятся дефинитивно как определения терминов. Выбор же предлагаемых дефиниций определяется в том числе и соображениями удобства. Дюгем сформулировал так называемый холистский тезис, согласно которому физический эксперимент никогда не может оценивать изолированную гипотезу, он соотносится с теоретической группой в целом. Этот тезис не получил однозначной оценки в философии науки. Оценки этого тезиса расположены в интервале от интерпретации его как выражения конвенционализма до оценки его как формулировки модифицированного фальсификационизма. Здесь существенно то, что Дюгем различал физические законы двух уровней. Законы первого уровня могут быть фальсифицированы изолированно от теоретического контекста. Законы второго уровня оцениваются в их отношениях к контексту. Поэтому холистский тезис относится к оценке закона второго уровня.

Философский анализ научного наблюдения, осуществленный в контексте лингвистически - аналитического поворота в философии науки, был сосредоточен на оценке предложений наблюдения, базисных суждений, базисных утверждений. Р. Карнап, О. Нейрат, Б. Рассел, К. Поппер внесли свой вклад в обсуждения этой темы. Особый интерес вызвала идея теоретической нагруженности наблюдения или предложений наблюдения, что далеко не одно и то же. Проблема здесь состоит в том, что субъективные чувственные данные соотносятся в спонтанном познавательном процессе с интерсубъективными предложениями наблюдения. Такой переход, скачок, трансцензус не может не являться источником познавательной проблематизации, неопределенности, а поэтому и источником дискуссий в философии науки.

Проблема демаркации как проблема различения науки и метафизики, а в более широком контексте как проблема разграничения науки и ненауки наиболее значима для философии, науки и культуры в целом. Венский кружок, Л. Витгенштейн в "Логико-философском трактате", К. Поппер, У. Куайн, Т. Кун и другие философы науки подвергли аргументированному разбору эту проблему. Итог оказался неожиданным - начав с установки полной элиминации метафизики из науки, позитивизм столкнулся с трудностями, которые привели к тому, что в контексте иных подходов была признана роль метафизики в науке. Однако это не было решением всех проблем. Признание роли метафизики обострило проблему научной рациональности: переход от одной концептуальной системы к другой стал феноменом бытия науки, который не поддается рациональному объяснению.

Рациональность научного познания исследуется как сама по себе, так и в ее естественных отношениях к рациональности деятельности, практики. Проблематично само понятие научной рациональности. Правомерно ли отождествление научной рациональности и логичности? Если нет, то каково место логического следования в содержании рациональности научного исследования? Являются ли телеологичность и нормативность атрибутивными свойствами научной рациональности, если рациональность не редуцируется к логичности? Каков статус аксиологичности научного мышления и исследования и как аксиологичность науки соотнесена с ее рациональностью? Эти и многие другие вопросы описывают проблематичность современной философии науки.

Проблема данности реальности в системах научного познания и знания осмысливается в концепциях научного реализма, а также в концепциях, оппозиционных ему. Современный рафинированный научный реализм философии науки так или иначе исторически соотнесен с наивным реализмом повседневного практического сознания человека. Отличие научного реализма современной философии науки от установки наивного и стихийного реализма сводится к рефлексивности научного реализма философии науки. Рефлексивная философская оценка реалистической позиции науки привела к пониманию того, что различные уровни организации научного познания и знания требуют своей собственной интерпретации с позиций дифференцированного, конкретизированного научного реализма. Поэтому научный реализм вполне правомерно распадается на реализм видов возможного знания и реализм научно-познавательной деятельности. Реализм первого рода ставит вопросы о реальности, данной в научных понятиях, моделях, фактах науки, законах и научных гипотезах и теориях. Реализм второго рода направлен на интерпретацию наблюдения, измерения и эксперимента в научном познании.

Соотношение реализма научного знания и научно-познавательной деятельности может быть сложным и опосредованным. Можно, например, антиреалистически оценивать онтологию универсальных научных теорий, инструменталистски понимать символические обобщения науки, но оставаться реалистом в понимании научного наблюдения, измерения, эксперимента. Своеобразный плюрализм есть, возможно. неизбежная специфика научного реализма как современной философии науки, так и современного научного познания.

Интересен и продуктивен компаративистский подход к анализу направлений философии науки, противостоящих друг другу или различающихся существенным образом. Сравнение, например, позиций логического позитивизма и постпозитивизма показало, что в основании этих традиций - единая прагматически ориентированная концепция семантического конвенционализма в понимании науки. В целом философский анализ научного познания, выявляющий, кстати сказать, и механизмы синтеза знания, опирается на развивающуюся культуру философствования. Поэтому он позволяет осмысливать изменяющееся положение науки в эволюции культурного бытия человека, общества, человечества.

Философия науки XX века, как и прошлых веков, находится под определенным влиянием культуры. Культура модерна и постмодерна так или иначе соотнесена с философией науки модерна и постмодерна. Классическая идея истины как отражения природы воспринимается при определенном подходе как устаревшая при ее сопоставлении с постмодернистской практикой интерпретации, оценки и переоценки всех ценностей культуры, в том числе и культуры научного мышления. Радикализированный анализ научного познания приводит к выводам о том, что наука никогда не была зеркалом природы, что не существует нейтральных наблюдателей, как и нейтрального языка научного описания, что все эксперименты теоретически нагружены, что не существует простых фактов научного знания. Интерес к возможностям интерпретации и к проблематике понимания в герменевтически ориентированной философии науки не может отвергнуть возможностей аналитической традиции в философии науки. Постмодернизм и аналитизм в философии науки, осмысливая свои внутренние проблемы, вынуждены обращаться к предпосылкам и очевидностям, которые свойственны антропологическому, праксиологическому, прагматическому философствованию в сфере научного познания и знания.

Структурная оформленность проблематики философского исследования науки позволяет строить систематическое философское исследование специфики гуманитарных и социально-экономических наук. Теоретически и практически значимым сформировался аксиологический анализ социально-экономического научного знания и предметного мира этого знания - реальных социально-экономических систем и процессов. Тема ценностной и целевой обусловленности социально-экономической активности человека и социальных групп, общества является одной из актуальнейших в современном осмыслении как социального бытия, так и социального познания этого бытия. В сфере экономических отношений, как и в области социального бытия вообще культурно - исторический аксиологический выбор неизбежно сопряжен с выбором систем объектов человеческой деятельности.

Философское исследование показывает, что критерием оценки всех действительных и возможных концепций социально-экономического развития общества может быть выверенность в их структуре их аксиологических и телеономных оснований. Аксиологические и телеологическое обоснование можно рассматривать как атрибутивный признак как социально-экономической стратегии, так и систем научного знания о социально-экономических процессах.

Философское осмысление социально-гуманитарных наук показывает, что важнейшей для них является тема понимания. Поскольку предметом понимания является психологическое бытие человека в мире, сознание человека и общества, а также виды их объективации в культуре в виде символически закодированных смыслов, а содержанием действительности является сознающий себя субъект, то тема понимания в социально-гуманитарных науках осмысливается как центральная как на уровне субъект-субъектных, так и на уровне субъект-объектных отношений. Субъект-объектные отношения в предметном мире экономических наук являются по содержанию субъект-субъектными.

Статус философии науки в системе естественнонаучного, социально-экономического и гуманитарного образования определяется возможностью философского исследования в осмыслении всех действительных и возможных аспектов как видов научного знания, так и предметных миров этих знаний.

Философия науки, исследуя общенаучные аспекты познания (проблема индукции и проблема демаркации, научный разум и реальность, познаваемая наукой, метафизика науки и эпистемология науки...), выходит на осмысление проблематики частных проблем философии науки, которые формулируются и обсуждаются на почве опыта логики и математики, физики и биологии, психологии и медицины...

Философия физики, фундирующая философию науки XX века, развивается тем не менее в контексте эволюции общих идей философии науки. "Философские основания физики" Р. Карнапа, "Философия физики" М. Бунге и другие работы этого жанра представляют проблематику философии физики. Обзор более современных публикаций показывает, что здесь остаются актуальными исследования по интерпретации фундаментальных физических теорий, физического эксперимента, наблюдения, измерения. Обсуждаемы темы субъективности в квантовых измерениях, интерпретации теории относительности, философского осмысления истории физики. В философии физики, как и в философии науки в целом, все большее значение приобретает осмысление нелинейной динамики, ее мировоззренческих и методологических возможностей. Категории нелинейной динамики соотнесены с категориями мышления культуры, с категориями философии. На основании когнитивного опыта нелинейности возникает новая наука, новая философия науки.

Осмысление философских вопросов биологии, отношения биологии и жизни, биологии и науки о жизни, биологии и общества привело к становлению философии биологии. Так, например, систематически анализируется эволюционная биология. Темы развития и селекции, групповой адаптации и неустойчивости актуальны для той части философии биологии, которая ориентируется на проблематику биологической реальности.

Если предметность и истинность указывают на объективное содержание научного знания, то его обоснованность можно оценить как субъектную характеристику науки. Иным аспектом осуществления единства объекта и субъекта в научном знании является отношение нашего опыта к бытию, мира явлений к миру вещей самих по себе.

4. Литература.

Литература основная.

Алексеев П.В. История философии: Учебник. - М: Проспект: Велби, 2005. - 237 с.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. Учебник. Изд-е 3, доп. и перераб. – М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2000.

Агацци Э. Моральное измерение науки и техники. М., 1998.

Башляр Г. Новый рационализм. М., 1987.

Бердяев Н.А. Человек и машина (Проблема социологии и метафизики техники) // Вопросы философии. 1989. № 2.

Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление // Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М., 1988.

Гейзенберг В. Шаги за горизонт. М., 1987.

Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. М. 1990.

Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология // Вопросы философии. 1992. № 7.

Евклид. Начала. М., 1949. Кн. 7—10.

Кезин А.В. Наука в зеркале философии. М., 1990.

Койре А. Очерки истории философской мысли. О влиянии философских концепций на развитие научных теорий. М., 1985.

Кун Т. Структура научных революций. М., 2004.

Малкей М. Наука и социология знания. М., 1983.

Никифоров А.Л. Философия науки: история и методология. М., 1998.

Николис Г., Пригожин И. Познание сложного. М., 1990.

Новая технократическая волна на Западе: Сб. текстов. М., 1986.

Огурцов А. П. Дисциплинарная структура науки. М., 1988.

Поппер К. Логика научного исследования. М., 2004.

Пуанкаре А. О науке. М., 1990.

Степин В.С. Философская антропология и философия науки. М., 1992.

Степин B.C., Кузнецова Л.И. Современная научная картина мира. М., 1997.

Традиции и революции в развитии науки. М., 1991.

Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М., 1986.

Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.: Норма, 2005 / Раздел V. Знание и познание..

Философия и методология науки. Учебник для вузов / Под ред. В. И. Купцова. М., 1996.

Литература дополнительная.

Гайденко П. П. Эволюция понятий науки. М., 1978.

Зотов А. Ф. Современная западная философия. М., 2001.

Лекторский В. А. Эпистемология классическая и неклассическая. М., 2000.

Наука в культуре. М., 1998.

Наука глазами гуманитариев. М., 2005.

Принципы историографии естествознания. XX век. М., 2001.

Современная философия науки. Хрестоматия. М., 1996.

Степин В.С. Теоретическое знание. М. 2000.

Псевдонаучное знание в современной культуре (материалы "круглого стола") // Вопросы философии. 2001. № 6

Розин В. М. Возможна ли семиотика как самостоятельная наука (методологический анализ семиотических подходов и исследований) // Вопросы философии. 2000. № 5.

Хюбнер К. Истина мифа. М., 1996.

Человек, наука, цивилизация. М., 2004.

Яковлев В.А. Бинарность ценностных ориентаций науки // Вопросы философии. 2001. № 12.

5. Темы ов и контрольных работ.

Наука в культуре современной цивилизации.

Ценность научной рациональности.

Функции науки в жизни общества.

Возникновение науки и основные стадии ее исторической эволюции.

Структура научного знания. Научное знание как сложная развивающаяся система.

Эмпирический и теоретический уровни познания и знания.

Структура эмпирического знания.

Проблема теоретической определенности факта.

Структура теоретического знания.

Основания науки.

Идеалы и нормы исследования.

Научная картина мира.

Научные традиции и научные революции.

Типы научной рациональности.

Наука как социальный институт.

6. Вопросы для самооценки знаний.

В чем ценность научной рациональности?

Каковы функции науки в жизни общества?

Охарактеризуйте две стратегии порождения знаний.

Какова структура научного знания?

Как соотносятся эмпирический и теоретический уровни познания и знания?

Какова структура эмпирического знания?

В чем смысл проблемы теоретической обусловленности факта науки?

Какова структура оснований науки?

Каковы исторические типы научной рациональности?

В чем смысл проблемы государственного регулирования науки?

Тема 15. Проблематизация бытия человека, общества, человечества. Философия глобальных проблем.

1. Основные понятия.

Проблематизация бытия. Глобализм. Глобальный интерес, глобальные условия, глобальная необходимость, глобальные противоречия, глобальные задачи. Глобальное мышление. Глобальная безопасность. Политический глобализм. Глобалистика. Глобальные проблемы современности. Философская футурология. Альтернативные модели развития человеческого общества. Демографический взрыв. Экологическая катастрофа. Мировая динамика.

2. Содержание.

Проблематизация бытия человека, общества, человечества как результат индустриального типа развития современной цивилизации. Глобализм (1) онтологический (как характер эволюции современной цивилизации) и (2) когнитивный (как направление современного мышления, осваивающее глобальность проблематизации бытия). Системность глобализма как типа мышления: глобальное мышление, глобальные проблемы, глобальный интерес, глобальные условия, глобальная необходимость, глобальные противоречия, глобальные задачи.

Глобалистика как специальная научная дисциплина, исследующая глобальные проблемы. Глобализм как концептуальная основа глобалистики. Политический глобализм и глобальная безопасность.

Основания типологии глобальных проблем.

Конкретные глобальные проблемы: недопущение термоядерной войны; «демографического взрыва», экологической катастрофы; обеспечение экономического и социального развития для всего мирового сообщества.

Философская футурология. Альтернативные модели развития человеческого общества. Мировая динамика.

3.Теоретические положения и методические пояснения.

Термин Глобализм происходит от латинского globus - шар. Он обозначает понятие, выражающее специфику развития современной цивилизации (глобализм как тип развития), а также характер современного философского, научного, политического мышления, которое осмысливает глобальные проблемы (глобализм как тип мышления).

Глобализм как тип мышления применяет систему понятий (глобальные проблемы, условия, противоречия, цели, задачи, отношения). Систематизация глобального мышления привела к развитию глобалистики как определенной научной дисциплины. Глобализм есть концептуальная основа глобалистики. Глобализм как тип мышления воспринят гуманитарными, общественными, естественными и техническими науками.

Для определения проблем в качестве глобальных необходимы определенные основания – признаки. В качестве таких признаков – оснований типологии проблем применяются признаки планетарности, всемирности.

Становление глобальных проблем можно расценить как фактор формирование единого человечества и становления всемирной истории.

Их особенностью является системность генезиса и эволюции. В этой связи направленность эволюции глобальных проблем становится основанием философской футурологии и научного прогнозирования.

Глобальные проблемы поставили под вопрос само существование человечества. Осознается необходимость новых стратегий отношения человека к природе и к человеку. Это предполагает становление новых мировоззренческих ориентиров. Диалог культур, философских традиций является тем культурным процессом, который создает предпосылки конструктивного осмысления проблем современной глобалистики.

4. Литература.

Литература основная.

Араб-Оглы Э.А. Обозримое будущее: социальные последствия НТР. М., 1986.

Бердяев Н.А. Судьба человека в современном мире. К пониманию нашей эпохи // Бердяев Н.А. Философия свободного духа. М., 1994.

Данилов-Данильян В.И. Возможна ли коэволюция природы и общества? // Вопросы философии. 1998. № 8.

Иноземцев Н.Н. Глобальные проблемы современности. М., 1981.

Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. М., 1997.

Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. 1. Исходные философские проблемы, понятия и принципы. — М., 1991 / Раздел восьмой. Развитие человеческой цивилизации. 2. Глобальные проблемы цивилизации.

Тоффлер А. Футурошок. СПб., 1997.

Кинг А., Шнейдер Б. Первая глобальная революция Римского клуба. М., 1991.

Федотова В. Г. Глобальный мир и модернизация // Философские науки. 2000. № 1.

Философия. Энциклопедический словарь / Под ред. А.А. Ивина. — М.: Гардарики, 2004. Статьи: Глобализм, Глобалистика.

Форрестер Дж.В. Мировая динамика. М., 1978.

Печчеи А. Человеческие качества. М., 1980.

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  90  91  92   ..