Допинги в собаководстве Фармакофизиологическая коррекция экстерьера и продуктивности (Э.Г. Гурман) - часть 1

 

  Главная      Учебники - Разные     Допинги в собаководстве Фармакофизиологическая коррекция экстерьера и продуктивности (Э.Г. Гурман)

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

 

содержание   ..    1  2   ..

 

 

Допинги в собаководстве Фармакофизиологическая коррекция экстерьера и продуктивности (Э.Г. Гурман) - часть 1

 

 

Э.Г. Гурман, В.Г. Кассиль, И.Н. Годзиева, И.Р. Бродецкий

Допинги в собаководстве

Фармакофизиологическая коррекция экстерьера и

продуктивности

Первый   популярный   анализ   проблемы,   обстоятельно   рассматривающий   этико-

правовые   нормы   применения   стимуляторов   в   собаководстве,   методы   коррекции
экстерьера,   рабочих   качеств   и   продуктивности   животных,   возможности   контроля   и
последствия   применения   допингов.   Специальные   главы   подробно   комментируют
современные   возможности   фармакологии   и   физиологии   для   коррекции   высшей   нервной
деятельности,   строения   скелета,   развития   мускулатуры,   плодовитости   собак.
Рассмотрены   опасности,   которым   могут   подвергнуть   здоровье   животного
нечистоплотные   соперники,   и  способы   зашиты   от   них.   Глава,   посвященная   онтогенезу,
чувствительности организма к различным воздействиям, позволяет выделить моменты в
жизни животного, отличающиеся особой пластичностью и уязвимостью для воздействий,
улучшающих или ухудшающих качество собаки. Дан анализ способов коррекции экстерьера
и рабочих качеств с помощью специализированного кормления. Приведенные сведения по
породной   специфике   фармакочувствительности   собак   позволяют   конкретизировать
рекомендации. Главный акцент сделан на индивидуализированном фармакофизиологическом
подходе, базирующемся на понимании естественных технологий.

Книга   написана   доступным   языком   с   большим   числом   примеров   из   практики.

Несмотря   на   сугубо   научный   подход   к   проблеме,   изложение   практически   свободно   от
специальной   терминологии.   Текст   сопровожден   предметным   указателем,   облегчающим
практическое   использование   приведенных   данных.   Книга   адресована   кинологам   и
собаководам (как рядовым любителям, так и профессионалам), животноводам, биологам,
фармакологам,   медикам   и   всем,   интересующимся   проблемами   совершенствования
животного.

Научный редактор – доктор биологических наук Э.Г. Гурман
Ответственный редактор – доктор биологических наук Н.Н. Иезуитова

Оглавление

Глава 1. Вводные замечания.
Глава 2. Принципы и методы
2.1 Принципы фармакофизиологической коррекции
2.2. Методы фармакофизиологической коррекции
Глава 3. Управление высшей нервной деятельностью (поведением)
Глава 4. Коррекция скелета
4.1. Череп
4.1.1. Воздействия на параметры черепа
4.1.2. Зубы
4.2. Скелет туловища
4.2.1. Позвоночник и его коррекция
4.2.2. Конечности и коррекция их дефектов
Глава 5. Мускулатура
Глава 6. Наружные покровы
Глава 7. Конституция
7.1. Коррекция отклонений типа конституции
7.1.1. коррекция типа конституции диетой
7.1.2. Физиотерапевтическая коррекция телосложения
7.1.3. Фамакокорекция телосложения
7.2. Коррекция выраженности полового типа
Глава 8. Управление сексуальным поведением и плодовитостью
Глава 9. Развитие фармакофизиологической чувствительности собак в онтогенезе
Глава 10. Породные особенности применения фармакофизиологических методов

коррекции

10.1. Крупные собаки
10.2. Породы мелких собак
10.3. Служебные породы
10.4. Охотничьи породы
10.5. Собаки-компаньоны
10.6. Породы собак с дегенеративными признаками строения тела
10.7. Крайние шерстные варианты
10.8. Экстремальные психические варианты (бойцовые и беговые собаки)
10.9. Породные особенности болезней и лечения
Глава 11. Специализированное питание
Глава  12. Нечистоплотные  методы  воздействия на  соперника (даны  некоторые

доступные   яды,   яды,   действующие   кумулятивно,   синергично   действующие   яды,
биологически токсичные вещества, дозы, признаки отравлений, противоядия.

Глава 13. Заключение
Список литературы

Глава 1. ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Главной   задачей   этой   книги   является   удовлетворение   реальной   потребности   всех

интересующихся в знаниях способов исправления недостатков и улучшения качества уже
имеющейся   собаки.   В   этой   книге   мы   почти   не   касаемся   селекционных   и   генетических
методов получения прекрасных особей в будущем.

Тема   этой   книги   практически   не   раскрыта   в   широкой   литературе,   а   разрозненные

сведения  передаются  собаководами  из уст  в уста,  что делает  весьма  вероятными  многие
ошибки. Мы надеемся помочь читателю в конкуренции с другими собаководами, тем или

иным   способом   добывшими   отдельные   данные   для   того,   чтобы   уравнять   стартовые
возможности конкурсантов по уровню спецподготовки.

Достичь чемпионских высот в собаководстве можно за счет двух, не исключающих

одна   другую,   тактик:   выбором   достойного   животного   с   соответствующим   генетическим
потенциалом   (1)   и   формированием   максимально   привлекательных   признаков   в   ходе
выращивания   конкретной   уже   выбранной   особи   (2).   Советы   относительно   получения   и
выбора   элитных   животных   представлены   значительной   литературой   и   интересующийся
собаковод знает, где искать помощь. Поэтому опытные собаководы и новички потенциально
примерно  равны   – было бы  желание!  Конечно,   другое  дело, как   каждый  реализует  свои
возможности: готов ли платить высокую цену за элитного щенка, готов ли тратить время и
силы   на   поиск   выдающегося   экземпляра,   готов   ли   планомерно   собирать   объективную
информацию о поголовье, готов ли предоставить подобающие условия для развития щенка и
т.д. Но если в отношении знаний, советов, доступности литературы по этим вопросам все
собаководы  и не равны, то по крайней  мере распределение  их возможностей  достаточно
справедливо.

Иная   ситуация   складывается   для   специальных   способов   формирования

индивидуальной   особи   в   ходе   ее   выращивания.   Правда,   общие   сведения   по   усредненно
правильному кормлению, моциону, тренировке щенков обильно представлены в массовой
кинологической   литературе.   Но   что   касается   особых   фармакологических   приемов
подготовки собак к выставочным баталиям и форсированной эксплуатации животных, по
сути допинговым приемам конкуренции, массовой доступной всем собаководам литературы
нет вовсе.

Можно априори осуждать применение допингов в собаководстве, но нельзя делать вид,

что этой проблемы не существует. Умолчание прячет проблему, но не ведет к ее решению.
Эксперты-кинологи и опытные собаководы знают, что некоторые владельцы выставочных
красавцев   используют   допинги   для   достижения   высоких   результатов   на   выставках   и   в
повседневной   эксплуатации   собак.   Их   честные   и   наивные   соперники   своей
неосведомленностью только облегчают более ловким конкурентам достижение их целей. А
это уж точно несправедливо.

Когда книга только задумывалась и ее наброски обсуждались с коллегами, мы слышали

предостережения против пропаганды применения допингов в собаководстве. Мы заведомо
отвергаем такой упрек. Наоборот, поднимая эту новую для официальной литературы тему,
мы привлекаем внимание кинологической общественности к важной реально существующей
проблеме, даем экспертам, законодателям и деятелям кинологической сферы информацию
для   принятия   решений   о   допустимости   и   рамках   возможного   применения   допингов   и
приемов форсированной эксплуатации собаки. В случае принятия запретов на использование
тех или иных видов допинговой стимуляции животных, книга послужит источником знаний,
необходимых для организации антидопингового контроля.

Следует   заметить,   что   применение   фармакофизиологических   воздействий   с   целью

коррекции экстерьера и улучшения  рабочих качеств собак не так уж бесспорно и всегда
должно осуждаться. Не надо автоматически переносить нормы, выработанные в спорте для
человека, на правила, применяемые в собаководстве.

Во-первых, цели кинологической селекции отличны от целей физической культуры по

формированию   здорового   человека   и   выявлению   его   предельных   возможностей.   Надо
признать,   что   расовое   собаководство   зачастую   придает   здоровью   собаки   второстепенное
значение.  Разве выведение  собак  с дегенеративными  изменениями  черепа, укороченными
ножками, шарпеистостью кожи, лысых или покрытых колтунами, предельно мелких или,
наоборот, громадных размеров отражает заботу о здоровье этих животных?

Человек   как   бы   заключает   договор   с  Природой:   я  селекцией   умышленно   изуродую

группу животных, но зато возьму на себя заботу о компенсации причиненных неудобств
(буду сам ухаживать за шерстью и кожей, буду согревать, готовить специальную еду, помогу
при   вязке   и   родах   и   т.п.).   Подразумевая   допустимость   такого   договора,   почему   бы   не

распространить его на некоторые фармакологические условия: я воздействую в желательном
мне направлении на организм собаки с помощью фармакологических или физиологических
приемов, но зато сделаю это грамотно, без вреда и мучений, а при необходимости применю
соответствующие реабилитационные меры.

Во-вторых, обществом с пониманием принимается уродование или нанесение иного

вреда животному человеком ради его «хозяйских» целей. По отношению к животному ущерб
при   этом   в   ряде   случаев   может   существенно   превосходить   вероятный   ущерб   от   многих
жестких   приемов   фармакофизиологической   коррекции,   однако   это   традиционно   не
осуждается.   Например,   ради   удобства   и   покоя   хозяина   кастрируют   собаку   (этот   прием
ограничения численности собак-париев находит бурную поддержку зеленых и защитников
животных), для эстетического удовольствия делают вычурную стрижку, купируют уши и
хвост,   ради   успеха   на   ринге   гасят   природные   инстинкты   и   т.д.   На   фоне   этих   примеров
традиционной этики собаковода так ли уж однозначно  подлежит осуждению применение
фармакологических   средств   наращивания   мускулатуры,   успокоения   или   возбуждения   пса
психотропными препаратами, стимуляции роста, изменения пигментации и т.д.? Цель ведь та
же   –   получение   особи,   восхищающей   глаз   и   ум   искушенного   зрителя   творческим
достижением человека, оперирующего живой материей.

Наиболее весомый аргумент в пользу запрета применения допингов в собаководстве

это   то,   что   фенотипическая   маскировка   осложняет   выявление   на   выставке   генетической
базы.   Основой   этого   тезиса   является   закон   генетики:   приобретенные   признаки   не
наследуются.   Учитывая   роль   выставочных   достижений   собаки   в   широте   ее   племенного
использования, аргументация в пользу запрета всех фармакологических средств стимуляции
и тонких физиологических приемов коррекции формирования у собаки ценимых признаков
была бы почти бесспорна. Но если последовательно руководствоваться этим правилом, то
тогда не следовало бы учитывать выставочные кондиции животного, качество стрижки или
купировки   хвоста   и   ушей,   отсутствие   из-за   травм   зубов,   приобретенные   недостатки   и
достоинства   движений   и   т.д.!   Размышления   на   эту   тему   подводят   к   тому,   что   назрело
введение   в   кинологическую   практику   полного   разделения   «собачьих»   соревнований   на
племенные   выставки   (ставящие   сугубо   генетические   задачи   и   соответственно   не
учитывающие   все   приобретенные   признаки)   и   выставки-шоу,   на   которых   соревнуются
собаки   как   таковые   без   учета   их   происхождения   и   прочих   факторов.   В   этом   случае   на
выставке-шоу соревнование, в отличие от племенной выставки будет идти по сиюминутным
результатам   комплексного   творения   селекционера,   воспитателя,   дизайнера,   косметолога,
хендлера   и   т.д.   Путаница   понятий,   высветленная   проблемой   допингов,   достаточно
принципиальна: сегодня селекционеры-кинологи теряют ценный генетический материал из-
за   того,   что   какого-нибудь   выдающегося   щенка   неправильно   кормили,   тренировали,
готовили к выставке или ему не повезло и оказался сломан клык или порезано сухожилие. И
напротив,  посредственные   в  генетическом  отношении   экземпляры,  попав  в  умелые  руки,
становятся лидерами рингов, выходят на простор племенной деятельности.

Сегодня, когда научно обоснованного разделения правил племенных и шоу-выставок

нет,   аргументы   противников   применения   приемов,   которые   можно   считать   допингами,
существенны. Тем более кинологам и экспертам необходимы знания возможных приемов
имитации   генетических   достоинств   и   признаков   использования   допинга,   а   задачей
кинологического официоза является разработка норм объективной оценки генотипа собаки
по ее фенотипу и рамок допустимых вмешательств.

Ссылки   на   традиционность   одних   способов   украшения   собаки   и   повышения   ее

продуктивности и запретность считающихся новыми фармакологических приемов не верны.
Тривиальные передозировки витаминов и микроэлементов, применение спецрационов для
отдельных пород собак в принципе ничем радикально не отличаются от допинговых приемов
коррекции внешности и работоспособности собаки. Результаты же селекции ущербных по
отдельным   генам   пород   (бедлингтоны   с   их   наследственной   патологией   печени,
обусловливающей синюшный цвет кожи; чау-чау с их генетически нарушенным липидным

обменом и ожирением; карликовые той-породы с их наследственным дефицитом гормона
роста;   шарпеи,   щенки   которых   не   могут   открыть   глаза   без   помощи   хирурга   и   др.)   не
превосходят нарушений здоровья собаки, вызываемых допингами.

Фармакофизиологические приемы, приведенные в этой книге, строятся на понимании

тонких   деталей   реального   механизма,   обеспечивающего   тот   или   иной   признак   собаки.
Многие из этих приемов могут считаться вполне адекватными, приемлемыми с точки зрения
физиолога   для  конкретной  породы  и  особи.   Например,   как  будет  показано  ниже,   только
регуляция времени появления щенка на свет выбором продуктивной для вязки течки может
существенно   предопределить   качества   и   успехи   собаки   на   будущих   выставках.   Дело,
конечно, не в «гороскопе» будущей собаки (табл. 1.1). Просто подгадав со сроками рождения
щенков,   собаковод   одновременно   задает   характер   ультрафиолетовой   инсоляции   в
определенный период формирования скелета собаки (а значит, и обеспеченность витамином
D),   длительность   светового   дня   (а   значит,   степень   активации   гипофизарной   продукции
гормона роста в чувствительный к нему период), вероятность холодов и дождей (а значит, и
условия для прогулок и возможность простуд) и т.д. Этот прием никак не может подпасть
под запрет, но ведь по механизму это настоящее фармакофизиологическое регулирование
качества вашей собаки!

Таблица 1.1.

Гороскоп собаки

Этап

жизни

Ведущий

фактор

Ответст

венный
возраст

щенка,

мес.

Месяц вязки суки

Январь

Февра

ль

Март

Апрел

ь

Май

Июнь

Июль Август

Сентяб

рь

Октябр

ь

Ноябрь

Декабр

ь

Январь

Знак Зодиака щенка

Овен

Телец

Близне

цы

Рак

Лев

Дева

Весы

Скорпи

он

Стреле

ц

Козеро

г

Водоле

й

Рыбы

Внутриут

робный

Условия

содержания

суки

–2–0

+

+ +

+ + +

+ + +

+ + +

+ +

+ –

– –

– –

Сосунков

ый

Питание

суки,

температурн

ый комфорт

1–1,5

– +

+ + +

+ + +

+ + +

+ + +

+ + +

+ –

– –

– –

Выход из

«гнезда

Температурн

ый комфорт

1–2

+ +

+ + +

+ + +

+ + +

+ + +

+ +

– – –

– – –

– +

Инфекционн

ая

уязвимость

1–3

+ +

+ + +

+ + +

+ +

+ +

+ +

Подростк

овый

возраст

Закладка

костяка,

питание,

моцион

2–6

+ + +

+ + +

+ +

+ –

– – –

– –

+ +

+ + +

Дрессировка

(прогулка)

8–12

+ +

+ +

+ +

+ +

+ +

+ + +

+ +

+ +

+ +

+ +

– –

Натаска

охотничьей

собаки

(открытие

охоты)

8–12

+

+ –

– +

+ +

+ + +

+ +

+

Дебют в

классе

юниоров

Погода,

линька,

соответствие

возрасту

9–14

+ +

+ +

+ +

+

+

– –

– –

– –

+

Соотношение «плюс: минус»

12:2

15:4

15:3

13:3

14:6 11:7

8:9

7:11

6:11

6:11

4:12

8:7

Примечание.   Количество   «плюсов»   условно   отражает   степень   благоприятности,   а

«минусов»   –   неблагоприятности   для   соответствующего   фактора   условий   выращивания
щенка.   Оценка   степени   благоприятности   сделана   для   климата   средней   полосы   России.
Соотношение благоприятных и неблагоприятных факторов для карьеры собаки меняется в
различные   сезоны.   Важен   не   только   их   суммарный   баланс,   но   и   «вес»   того   или   иного
фактора   для   конкретной   породы   и   собаки.   Так,   щенку   ротвейлера   предпочтительней

родиться под знаком Тельца, а чи-хуа-хуа – под знаком Льва. Коккеру, предназначенному на
роль шоу-дога, желательно быть Близнецом, а коккеру-охотнику – Козерогом или Водолеем.

Можно   ли   осуждать   применение   средств,   компенсирующих   нехватку   тех   или   иных

веществ в организме  собаки,  необходимых для достижения  пика  выставочных кондиций,
компенсации избытка или дефицита нагрузки, нивелирующих иммунную недостаточность
породы или перегруженность ее генами, понижающими жизнеспособность и причиняющими
мучения   собаке?   Например,   шарпеи   склонны   к   кожным   заболеваниям   почти   в   такой   же
степени,   в   какой   выражена   «шарпеистость»   (складчатость)   их   кожи.   Применение
дерматопротекторных   средств   у   собак   этой   породы   улучшает   выставочный   вид   и
одновременно   защищает   животное   от   мучений,   причиняемых   кожными   заболеваниями.
Применение транквилизаторов не только улучшает вид и поведение излишне возбудимых
собак   на   ринге,   но   и   защищает   их   от   опасного   стресса.   Ноотропы   и   психостимуляторы
ускоряют   дрессировку   медлительных,   туповатых   особей,   чем   облегчают   жизнь   собаки   и
дрессировщика. Применение контрацептивов и стимуляторов половой активности, приводя
график размножения в соответствие с планами хозяина, снимает многие проблемы. Таким
образом,   грамотное   применение   фармакофизиологических   методов   коррекции   экстерьера,
поведения   и   размножения,   включающее   знание   механизмов,   допустимых   дозировок,
побочных эффектов и мер предосторожности, улучшает здоровье породистой собаки.

Хорошую   книгу   или   диссертацию   отличает   то,   что   главную   мысль   труда   можно

выразить одной-двумя фразами доступно для непрофессионала. Если такой главной мысли
нет, то нет и книги, а есть набор сведений.

Главной идеей этой книги для нас является анализ методов коррекции значимых для

кинолога   признаков   индивидуальной   собаки   на   базе   современных   представлений   о
физиологических механизмах, формирования признака и достижений фармакологии. Акцент
на индивидуальности совершенствуемого животного весьма важен. Одна из особенностей
кинологии   заключается   в   том,   что   любые   модуляции   признаков   могут   носить   в   одних
случаях   желательный,   в   других   нежелательный   характер.   Имеющиеся   руководства   по
выращиванию, кормлению, воспитанию щенков, несмотря на слова о необходимости учета
особенностей каждого животного, все же дают рекомендации, рационы, нормы нагрузки и
т.д. для некой средней собаки. Лучшие руководства носят более узкий характер и их советы
адресованы владельцам отдельных пород. На наш взгляд и этого недостаточно. Необходимо
для каждой особи подбирать ее индивидуальный режим формирования. Естественно, этого
можно достичь только с помощью самого собаковода, для чего его надо вооружить не только
знанием   готовых   рецептов,   но   и   приемов   их   создания   применительно   к   конкретным
условиям. Это во многом определило характер и стиль изложения.

Книга   написана   в   общенаучном   жанре,   т.е.   точно   в   соответствии   с   данными

современной   науки,   но   без   ее   традиционно   громоздкого   аппарата   цитирования,
методических   подробностей,   полемики,   узко   специальных   концепций   и   сложной
терминологии. Конечно, специальная терминология облегчает общение профессионалов, для
которых за каждым термином стоит совершенно определенное понятие, явление, система
фактов и отношений между ними. Однако в ряде случаев использование профессиональной
терминологии   ограничивает   доступ   к   знаниям   практикам   и   ищущим   знания,   но   не
получившим формального образования. Мы сохраняем специальную терминологию там, где
нужно однозначно определить вещество, способ воздействия или эффект. Там, где можно без
ущерба   для   сути,   явления   и   механизмы   описываются   языком,   доступным   рядовому
собаководу или поясняются примерами. Так, сложная схема процессов и явлений, лежащих
между   наследственностью   и   внешним   проявлением   ее   у   особи,   заслуженно   тщательно
изучается весьма продвинутыми науками – анатомией, морфологией, биохимией, генетикой,
физиологией и др. Для целей читателя, однако, достаточно разобраться в некоторых общих
свойствах живого (рис. 1.1).

Каждая клетка организма животного, начиная с самой первой, образующейся слиянием

отцовского сперматозоида с материнской яйцеклеткой, имеет и передает своим потомкам
закодированную наследственную программу. Эта программа записана на весьма устойчивом
носителе.   Копирование   программы   для   клеток-потомков   выполняется   с   минимальными
ошибками.   Подавляющее   большинство   этих   ошибок,   искажая   программу,   снижает
жизнеспособность   организма.   Иногда   случайные   «описки»   при   копировании   программы
придают смыслу команд программы новый оттенок, приносящий организму пользу в новых
условиях существования.

Наследственная программа команд дублирована – одна копия от отца, одна от матери.

Части   программы   в   материнской   и   отцовской   копиях   почти   идентичны,   различаясь   в
основном характером «описок» – мутаций. По какой из копий считываются команды для
исполнения   –   определяет   специальный   механизм.   Целенаправленно   менять   команды   в
программе   возможно   только   методами   генной   инженерии.   Основной   из   них   –   пересадка
природных генов от одного вида животного к другому. Технически эти методы настолько
сложны и дороги, что в ближайшее время нет надежды на применение в кинологии методов
направленной коррекции наследственной программы особи.

Рис. 1.1. Схематическое представление механизмов реализации биологических свойств

организма.

1   –   сперматозоид   с   половинным   набором   хромосом,   несущих   отцовскую   версию

наследственной программы;

2 – яйцеклетка с материнской версией программы;
3 – зигота с дублем наследственных программ;
4 – соматические клетки организма, имеющие такой же комплект наследственных

программ, как и зигота; 5–7 – стадии формирования половых клеток:

5 – наследственные программы разделяются на блоки файлов (хромосомы), 6 – обмен

блоками   файлов   между   версиями   наследственных   программ,   7   –   образование   новых
половинных наборов программ, 1а и 2а – половые продукты следующего поколения: (1а –
сперматозоиды, если клетки 3–7 принадлежат самцу, 2а – яйцеклетки, если клетки 3–7
принадлежат самке).

На А – схема жизнедеятельности соматической клетки: по командам программы в

специальных   приспособлениях   строятся   различные   (9

1

...   9

4

)   клеточные   инструменты

(каналы,   ферменты,   рецепторы   и   др.)   и   структурные   элементы;   8   –   потоки
обрабатываемых веществ, поступающих извне.

Смысл команд, выполняемых клеткой по ее наследственной программе, заключается в

том,   когда   и   какие   материалы,   инструменты   и   молекулярные   приборы   готовить.   Эти
«инструменты»   (ферменты,   превращающие   одни   вещества   в   другие;   транспортеры,
переносящие   определенные   вещества   в   нужный   отсек   клетки;   рецепторы,   улавливающие
сигналы;   сократительные   элементы,   осуществляющие   механические   движения,   и   др.)
способны   выполнять   определенные   операции   по   переработке   и   перемещению   веществ,
поступающих   в   распоряжение   клетки   из   внешней   среды.   Преобразованные   клеточными
механизмами   вещества   образуют   тело   клетки.   Клетки,   произошедшие   от   первой   и
сохранившие  дублированную   программу,  образуют  организм   с  присущими  данной  особи
свойствами.   Клетки   в   организме   совместно   обрабатывают   вещества.   Их   хорошо
скоординированная работа обеспечивается сложными регуляторными связями. Форма частей
организма, свойства его составляющих и всего организма в целом зависят от того, какие
клеточные механизмы работают, и в конечном счете диктуются характером, интенсивностью
и графиком поступления команд в соответствии с конкретной наследственной программой.
Формирование   любого   значимого   для   кинолога-эксперта   признака   (например,   окраса)   в
соответствии с этой схемой выглядит следующим образом. Окрас – это по сути количество,
качество и расположение красящего вещества (пигмента) в наружных покровах тела собаки.
Для   образования   пигмента   необходимо   поступление   в   организм   определенных   исходных
веществ   и   работа   специальных   механизмов,   преобразующих   и   перемещающих   нужные
вещества,   полупродукты   и   продукты   производства   пигмента.   Наличие   и   работа   этих
механизмов заданы типом и графиком поступления команд из наследственной программы
особи.

Конечно, эта схема процессов, приводящих к реализации генотипа в фенотипе собаки,

достаточно примитивна, но это обобщение позволяет наглядно представить, что происходит
в организме животного, строящего себя в жестком соответствии с заданной программой, и
определить   возможные   пути   целенаправленного   вмешательства   в   конечный   результат.
Очевидны следующие возможности:

1) воздействия на потоки поступающих в организм исходных веществ;
2) воздействия на готовые механизмы клеток;
3) вмешательства  в систему  регуляции,  управляющей  жизнедеятельностью  клеток  и

систем организма;

4)   провокация   включения   «спящих»   участков   программы   действий   или   досрочное

выключение «работающих»;

5)   искусственное   изменение   содержания   в   организме   отдельных   молекулярных

«инструментов»,   полупродуктов   превращения   веществ   или   допереработка   продуктов
жизнедеятельности клеток.

Как   видим,   даже   не   имея   возможности   редактировать   текст   наследственной

программы, остается достаточно большой выбор путей коррекции фенотипа при заданном
генотипе особи. Одновременно становится ясно, что для удачного вмешательства в каждом
случае   нужно   отчетливо   представлять   физиологический   и   биохимический   механизмы,
лежащие в основе формирования данного признака и свойства организма, или хотя бы то,
сколь сложную систему взялись подправлять.

Важно также заметить, что фактически команды наследственной программы не носят

характер   однозначного   приказа,   а   всегда   подразумевают   некоторое   обусловливание   его
выполнения. Дело даже не в том, что для того, чтобы из вещества А сделать вещество Б,
кроме соответствующих «инструментов», нужно само исходное вещество А. Как правило,
наследственная   программа   реализации   признака   включает   комплекс   команд,   содержащих
файл-условие:   «при   таких-то   условиях   делай   так-то,   при   других   –   делай   иначе!».   Так,
программа «одевания» тела собаки шерстью сводится к тому, что при низкой температуре

окружающей   среды   следует   производить   столько-то   шерсти,   а   при   повышенной   –
существенно  меньше.  Иными словами,  в генотипе  во многих  случаях кодируется  не  сам
признак,   а   норма   реакции   на   условия   существования.   Например   известно,   что   у   собак,
типичных   хищников,   в   генотипе   заложено   превалирование   пищеварительных   ферментов,
необходимых   для   переваривания   животной   пищи   (зоолитические   ферменты),   над
ферментами,   необходимыми   для   усвоения   растительных   продуктов   (фитолитические
ферменты). Оказалось, что, выращивая щенка на хлебе и кашах, можно существенно усилить
фитолитическую активность желудочно-кишечного тракта, оставив программу производства
зоолитических ферментов не до конца реализованной. Конечно, сдвиги возможны лишь в
определенных рамках, простор которых генетически запрограммирован (пищеварительные
способности собаки никогда не уподобятся возможностям кролика, хотя за столетия жизни
возле человека фитолитическая активность ферментов желудочно-кишечного тракта собаки
в   среднем   существенно   возросла).   Все   же,   оперируя   с   поставками   различных   исходных
веществ   в   организм,   можно   заметно   изменить   многие   черты   экстерьера,   поведения   и
работоспособности   собаки.   Воздействия   на   работу   готовых   «инструментов»   клеток
(ферментов, рецепторов, транспортеров и т.д.) могут быть оказаны путем замедления или
ускорения   их   разрушения   или   созданием   препятствий   к   их   нормальному
функционированию.   Так,   связывание   ряда   веществ   с   ферментами,   рецепторами   или
транспортерами  способно  существенно  изменить   их  работу   или  блокировать   выполнение
ими своих функций. Изменение температуры, кислотности среды, доступности энергии и
кофакторов существенно отражается на продуктивности работы многих механизмов клеток.
При   соответствующем   подборе   воздействий   или   их   комплекса   удается   достичь   сдвига   в
работе организма в направлении, нужном человеку.

Велики   возможности   коррекции   форм   и   свойств   организма   собаки   путем

направленного   вмешательства   в   регуляторные   связи   функциональных   систем.   Внося   в
организм   дополнительное   сигнальное   вещество,   разрушая   вырабатываемое   естественным
образом   или   нарушая   восприятие   сигналов,   можно   резко   нарушить   нормальный   ход
процессов в организме – замедлить или ускорить половое созревание, рост скелета, развитие
мускулатуры и т.д.

Корректировка   темпов   считывания   частей   наследственной   программы   –   довольно

сложный,   но   вполне   доступный   прием.   Для   этого   могут   быть   использованы   как
фармакологические средства (стероидные гормоны и пр.), так и физиологические методы. К
последним   можно   отнести   многие   факторы   выращивания   собаки   (тренировки,
физиотерапевтические   методы,   стресс).   Так,   показано,   что   в   условиях   стресса   резко
ускоряются темпы созревания желудочно-кишечного тракта щенков-сосунков и, вероятно,
других систем организма. Используя эту способность организма, можно влиять на темпы
созревания собаки и сохранение  в ее облике инфантильных черт, столь характерных для
некоторых пород.

Примерами  искусственного  внесения  в организм  резервных  веществ  или  клеточных

«инструментов»   могут   служить   переливания   крови   или   введение   в   организм   готовых
ферментов   (лучше   ранее   накопленных   и   сохраненных   от   того   же   животного),
дезинтоксикация   организма   освобождением   его   от   вредных   веществ   и   недоокисленных
продуктов   (например,   перенасыщением   организма   кислородом)   или   освобождением   от
полупродуктов жизнедеятельности (например, диализом), а также различные косметические
процедуры.

Для точного воздействия тем или иным способом в желаемом направлении для каждого

из корректируемых признаков нужна огромная вполне конкретная информация. Во многих
случаях нужная информация о физиологии и биохимии клеток и организма долгое время
отсутствовала, поэтому практики шли путем проб и ошибок.

Классическая   фармакология   действовала   индуктивным   методом   (от   частного   к

общему): регистрировали последствия воздействий различных веществ на организм, а затем
на основании многих наблюдений строили предположения о том, как усилить эффект, как

избавиться от побочных эффектов, какое новое вещество, сходное с известными, испытать в
качестве возможного лекарства. Такой подход в информатике называют методом черного
ящика – что в нем, как он устроен – неизвестно, но по ответам на те или иные воздействия
создаем гипотезы, удобные для описания и пользования данным способом лечения.

Другой   подход   –   дедуктивный   (от   общего   к   частному)   –   закладывается

фармакофизиологией. Изучая детали, конструкцию и свойства физиологического механизма,
строят   концепцию   технологии   функционирования   организма   или   органа.   Понимание
технологии   функционирования   системы   открывает   во   всей   многогранности   разумные
способы   коррекции   ее   работы.   Оба   подхода   –   коллекционирование   результативных
наблюдений и конструирование приемов воздействия на биологический механизм на основе
понимания физиологии живой системы продуктивны. Один ближе (быстрее) к практическим
потребностям сегодня, другой глубже, шире и продуктивней по конечной отдаче.

* * *

Для   понимания   механизма   формирования   признаков   экстерьера   и   рабочих   качеств

собаки достаточно общих знаний, свободных от специальных терминов и концепций. Для
точных, «иголочных», вмешательств в хитросплетения процессов, реализующих конкретный
признак,   необходимо   детальное   знание   конкретных   механизмов,   на   которые   направлены
воздействия.

Фармакофизиология,   родственная   классической   фармакологии   целенаправленностью

интересов, расширила арсенал своих методов привлечением физиологических подходов и
традиций   понимания   биотехнологии   явлений.   Большинство   рекомендаций   предлагаемой
книги   близки   фармакофизиологическому   подходу,  т.е.   фармакологическому   по
используемым средствам и решаемым задачам и физиологическому по логике их решения.

Краеугольным   камнем   фармакофизиологии   станет   концепция   универсальных

функциональных блоков, комбинацией которых Природа создает все разнообразие живых
систем. Помимо прочего, эта концепция, разработанная выдающимся ученым Александром
Михайловичем   Уголевым   (1926–1991),   дает   понимание   того,   сколь   неимоверно
многопланово   каждое   воздействие   на   организм   животного.   Ясные   представления   о
сложности   изменений,   вызываемых   любым   фармакологическим   или   физиологическим
воздействием, и о неизбежной множественности эффектов любого вмешательства в работу
организма   (так   называемые   побочные   эффекты)   должны   дать   читателю   осознание   риска
нежелательных   последствий   и   опасности   пользования   непроверенными   советами   и
безграмотными   приемами,   бытующими   среди   собаководов.   Такое   понимание   позволит
пользователю осознано решать, стоит ли рисковать и платить ту или иную цену здоровьем
питомца за желаемый допинговый эффект.

Глава 2. Принципы и методы

На первый взгляд глава, посвященная теоретическим соображениям и формализации

знаний,   кажется   излишней   в   книге,   адресованной   широким   кругам   кинологов.   Однако,
уважая своих читателей, мы считаем необходимым соблюдение коллегиальных отношений
со   всеми   кинологами.   В   конце   концов   собаковод-практик,   нежелающий   обсуждать
формально-теоретические  аспекты  проблемы,  может  перелистнуть  эти  несколько   страниц
(мы будем кратки), хотя мне кажется, что для правильного пользования рекомендациями
глубокое понимание проблемы и идей настоящей главы полезны.

2.1. ПРИНЦИПЫ ФАРМАКОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ

Разнообразие   аспектов   фармакофизиологической   коррекции   не   противоречит

соблюдению   нескольких   основополагающих   принципов.   Иногда   эти   принципы
присутствуют   в   подходах   к   решению   практических   задач   неявно,   но   лучше,   если
рекомендующий и изучающий четко договорятся по принципиальным вопросам.

Этический императив. Медицина и ветеринария, которым служит фармакология, как

никакие другие естественные науки близки к этическим и нравственным проблемам. При
этом известное изречение о том, что медицина лечит человека, а ветеринария – человечество
как нельзя более уместно для кинологии и книги, подобной нашей. Альберт Эйнштейн, чье
имя стало синонимом научной преданности и гениальности, ставил нравственность выше
науки.   Давая   рекомендации,   беря   в   руки   шприц,   кинолог   должен   четко   сознавать
нравственную ответственность за свои действия перед животным и перед коллегами. Этот
этический   принцип,   который   каждый   должен   соблюдать   сам   и   который   все   сообщество
кинологов   в   целом   должно   принять   как   основу   формальных   правил,   требует   уважения
Природы и коллег-соперников, обдуманности и осторожности в поступках. Применительно к
себе авторы видят соблюдение этого принципа в том, что мы четко оговариваем все плюсы и
минусы обсуждаемых методов, доверяем порядочности своих читателей, не ограничиваем их
свободу и обнажаем актуальную проблему. Последнее обстоятельство, надеемся, приведет к
разработке   формальных   положений,   отграничивающих   допустимое.   от   запретного,
регламентирующих  контроль  и наказание  за  недозволенное  нарушение  этических  норм в
кинологии.

Принцип   целеопределенности  требует   детерминации   цели   того   или   иного

воздействия   на   организм.   Если   кинолог   четко   сформулирует,   хотя   бы   для   себя,   чего   он
стремится достичь своими действиями, то тем самым в ряде случаев ему удастся очертить
круг приемлемых средств для достижения цели и проверить: ту ли цель он имел в виду,
которую получит с помощью фармакофизиологической коррекции. Например, сравните две
цели:   иметь   лучшую   собаку   и   иметь   победителя   выставки.   На   первый   взгляд   эти   цели
совпадают, но только на первый. Для того, чтобы иметь лучшую собаку нужно, чтобы она
обладала   не   только   отличным   фенотипом,   но   и   генотипом   (последний,   как   известно,
подправить   нельзя).   Для   того,   чтобы   быть   победителем   определенной   выставки,   может
оказаться достаточным отсутствие достойных соперников, подвод собаки к выставке в пике
формы, умелое хендлерство и т.д. Даже цель «стать победителем выставки», часто вольно
или невольно скрывает иную истинную цель – получить приз, прославиться, получить доход
от   рекламы   собаки   и   более   интенсивного   ее   племенного   использования.   Следовательно,
прежде чем прибегать к помощи фармакофизиологических методов коррекции, убедитесь в
том, чего вы хотите  достичь в результате. Иначе может получиться  так, что выставку, к
примеру,   ваша   собака   выиграет,   но   заплатит   за   это   плодовитостью   и   вы,   надеясь
использовать своего пса-чемпиона на племя, навредите достижению своей конечной цели.

Принцип   оптимальной   стоимости  средств   и   результатов   достижения   цели

обеспечивает   адекватность   воздействий   и   средств.   Он   достаточно   близок   с   предыдущим
принципом. За все нужно платить – не обязательно деньгами. Интенсифицируя некоторыми
методами   обмен   веществ   или   эксплуатацию   собаки   собаковод   иногда   оплачивает   это
достижение сокращением срока ее службы. Улучшая экстерьер шоу-дога собаковод может
оказаться вынужденным оплатить это достижение потерей собакой ее служебных качеств и
т.д.

Принцип комплексности  отражает обязательное понимание того, что в Природе на

каждое   действие   следуют   многочисленные   ответы.   С   детской   мечтой   фармакологии   о
возможности   создания   «волшебной   пули»   (в   современном   образном   мышлении   –
«самонаводящейся   крылатой   ракеты»)   приходится   расстаться.   Универсальность   блоков,
ограниченный набор которых используется для построения самых разных биомеханизмов,
делает нереальным создание лекарства, которое воздействовало бы строго на одну какую-

либо функцию клеток или организма. Принцип комплексности существует в двух ипостасях:
комплексности реакций на воздействие и комплексности воздействий, способных приводить
к   сходному   результату.   Примеров   воплощения   обеих   вариаций   принципа   комплексности
слишком много в последующих главах книги для того, чтобы не возникала необходимость
иллюстрировать   их   здесь.   Всегда,   когда   вам   дают   какой-нибудь   совет,   постарайтесь
выяснить все стороны, все последствия рекомендуемого приема. Следствием этого принципа
является также понимание предпочтительности комплекса щадящих мер, направленных на
достижение   единой   цели,   перед   единственным   мощным   воздействием.   Суммируя
положительные слабые эффекты различных воздействий, можно достичь нужного результата
при меньшем риске побочных эффектов (часть которых, к тому же, может компенсироваться
эффектами   других   воздействий)   от   одного   сильного   воздействия.   Нельзя,   например,
ограничиваться   одним   назначением   антибиотиков   (они   убьют   заодно   с   болезнетворными
микробами   полезную   микрофлору   кишечника)   –   вслед   за   антибиотиками   следует
обязательно   назначить   прием   бактериальных   препаратов   для   засева   положительной
микрофлорой опустошенных ниш обитания.

Дозирование воздействия как очевидный принцип базируется на понимании того, что

в зависимости доза-эффект для любого лекарства или фактора существуют три различные
зоны:   зона   доз,   не   вызывающих   заметных   изменений   (эффекты   гомеопатических
воздействий, по-видимому, тонут во флуктуациях естественных состояний организма); зона
доз, в которой в ответ на увеличение дозы изменяется величина вызываемого воздействием
эффекта; зона доз, при которых эффект переходит в новое качество (например, лекарство
превращается   в   яд).   Понятно,   что   для   разных   веществ   масштаб   зависимости   может
существенно   различаться   –  зона   эффективности   для   одних   лекарств   может   находиться   в
области граммов, тогда как для других – милиграммы уже запредельны. Выяснение дозы,
при которой эффект явно выражен, а последствия передозировки отсутствуют – актуальная
задача  подбора  метода   коррекции.   Соблюдение  этого   принципа  диктует  постепенность   в
наращивании воздействия, проведение пробных анализов, учет индивидуальных реакций.

Принцип   хронологичности  состоит   в   том,   что   любой   эффект   любого   воздействия

проявляется   в   виде   развернутых   во   времени   изменений.   Единственный   стабильный
результат,   который   может   быть   достигнут   фармакологией   –   прекращение   жизни.   Все
остальные   результаты   не   только   формируются   постепенно,   но   и   преходящи.   Следствием
понимания этого принципа является тот факт, что любое долгосрочное состояние организма,
достигнутое   фармакофизиологическими   приемами,   требует   хронического   применения
поддерживающих   мер.   При   этом   следует   учитывать,   что   исходное   для   последующих
изменений состояние организма отличается от первоначального, т.е. должен постоянно идти
процесс согласования достигнутых изменений и необходимых корректив.

Принцип   универсально-индивидульного   дуализма  заключается   в   необходимости,

опираясь на более или менее универсальные рецепты, формировать индивидуальную тактику
в каждом конкретном случае. Без обобщающих выводов и универсальных концепций наука
невозможна, а без индивидуализации  рекомендаций на базе этих обобщений  невозможно
использование ее результатов.

Принцип относительной точности требует понимания того, что любые рекомендации

в области фармакологии имеют относительный характер. Это связано, с одной стороны, с
тем, что в основе биологического способа накопления информации лежат статистические
процессы, с другой стороны, с тем, что реакции биологических систем зависят от массы
факторов,  в  частности,  текущего  состояния   системы   в  момент  воздействия   (см.  принцип
хронологичности).

Принцип   документальной   регистрации   и   контроля  банален   для   науки,   но   его

напоминание   нелишне   в   связи   со   спецификой   нашей   темы.   Большинство   изменений,
вызываемых   фармако-физиологическими   приемами,   достаточно   медленные,   заметно
проявляющиеся   через   недели,   месяцы,   а   иногда   годы   (например,   геропротекция)   после
начала   воздействия.  Вполне   естественно,  что   собаковод,  изо  дня  в день  общающийся  со

своим питомцем, может не замечать изменений, вызванных его вмешательством. Это иногда
снижает   энтузиазм,   столь   необходимый   при   хронических   методах   коррекции   (например,
массаже,   диетотерапии   и   др.),   а   иногда   толкает   на   необоснованный   переход   на   другие
методы  влияния.  Для того чтобы  избежать  этого следует  четко  регистрировать  исходное
состояние улучшаемой собаки и повседневную динамику изменений, т.е. наладить контроль
эффективности воздействия. При этом важно правильно выбрать фиксируемые параметры и
эталон   сравнения,   поскольку   от   правильности   выбора   зависит   наглядность,   точность   и
оценка изменений. Лучший эталон для сравнения достигнутых коррекцией результатов – это
само животное вне применяемых воздействий. Такая возможность дается либо ситуацией с
однояйцевыми близнецами,  растущими  в одних и тех же условиях, либо экстраполяцией
исходных   данных   собаки   на   соответствующий   момент   с   и   без   воздействия.   Многие
собаководы ведут дневники своих наблюдений и количественных измерений. К сожалению,
бесценная информация, которая могла бы послужить для создания соответствующей базы
данных,   используется   крайне   неэффективно.   Было   бы   очень   желательно,   если   бы
кинологическая общественность и кинологический официоз организовали обработку такой
информации.

Таким образом, руководствуясь вышеперечисленными принципами, кинологи смогут

наилучшим  образом,  с  пониманием   и  критикой   анализировать   информацию  по  вопросам
фармакофизиологической коррекции.

2.2. МЕТОДЫ ФАРМАКОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ

Все   разнообразие   методов   фармакофизиологической   коррекции   может   быть   по

характеру используемых приемов классифицировано в следующие группы:

1) протезирование (форм и функций);
2) имитация;
3) модулирование;
4) провокации;
5) обусловливания.
Действительно, не по используемым средствам, а по сути все методы воздействия на

организм могут быть отнесены к одной из пяти групп. Так, в ряде случаев суть воздействия,
оказываемого   для   коррекции   экстерьера   или   продуктивности   собаки,   состоит   в
протезировании форм или функций. Это не только тривиально понимаемое протезирование,
в ходе которого животному прикрепляют искусственный заменитель отсутствующей части
тела   (зуба,   например,   или   костного   фрагмента),   но   и   более   широко   понимаемое
протезирование   как   компенсация,   заключающаяся   в   замене   недостающего   элемента
физиологического   механизма   искусственным.   Все   искусственные   органы   –   почки,
поджелудочная железа, сердце, искусственные сосуды-трубки и т.д. – фактически являются
протезами.   Они   замещают   недостающий   орган   или   его   часть.   Принципиально   ничем
существенным от такого протезирования не отличается искусственное введение в организм
недостающих биохимических компонентов и молекулярных агрегатов, например, инсулина
диабетикам,   пищеварительных   ферментов   или   соляной   кислоты   животным   со   слабым
пищеварительным   аппаратом   (дефицитом   ферментов   или   недостаточной   секрецией
желудочного сока), половых гормонов инфантильным животным с ослабленной функцией
половых   желез,   введение   соответствующей   сыворотки,   компенсирующей   нехватку
собственных антител и т.д.

Методы имитации при внешнем сходстве с протезированием отличаются от него тем,

что с помощью соответствующего вмешательства не столько восстанавливается утраченная
или   ослабленная   функция,   сколько   чисто   внешне   восполняется   нехватка   чего-либо.
Примерами имитации могут служить установка искусственного яичка крипторху в мошонку
(оно,   конечно,   ни   в   коей   мере   не   заменяет   естественное,   но   внешне   скрадывает   порок),

введение под кожу силиконовых заменителей мышц, имитирующих желаемый натуральный
рельеф   поверхности   тела.   Это   также   различные   косметические   операции,   не
восстанавливающие   те   или   иные   функции,   а   лишь   имитирующие   их.   Так,   создание
рубцового   или   спаечного   каркаса   для   поддержания   формы   ушной   раковины   можно
рассматривать как протезирование, а пластическая операция по изменению формы разреза
глаз – чистая имитация.

Большая   группа   методов   фармакофизиологии   может   быть   отнесена   к   методам

модуляции   функций.   Отличительной   чертой   таких   методов   является   то,   что   воздействие
само по себе не подменяет ту или иную естественную функцию организма, тот или иной
орган, механизм, но оно стимулирует или, напротив, тормозит выполнение естественными
системами   их   функций.   Примеров   такого   рода   –   тьма.   Введение   ингибиторов   или
активаторов ферментов, блокаторов рецепторов и каналов и т.д.

Различные провокации используются тогда, когда нужно ввести в действие резервные

силы   организма.   Например,   в   резерве   организма   имеется   возможность   вырабатывать
антитела против опасного возбудителя болезни, но до ее начала выработка антител против
соответствующего болезнетворного начала в организме не происходит. Введением вакцины
мы в сущности провоцируем выработку таких антител до возникновения потребности в них.
Примерно   такая   же   суть   различных   способов   гормональной   стимуляции   –   реальной
потребности в большой массе мышц вроде нет (нагрузка недостаточна), а анаболики дают
организму команду наращивать мускулатуру; организм не подошел к состоянию, в котором
он приступил бы к размножению, а искусственно введенные гормоны запускают механизм
течки и т.д.

Наконец,   ряд  методов воздействия  используют   фактически   изменение  ситуации   для

того, чтобы  заставить  системы  организма  функционировать  как-то иначе.  Это, например,
методы,   предусматривающие   изменение   стиля   и   состава   кормления,   варьирования
физической   нагрузки,   температурного   режима,   эмоционального   фона   и   других   условий
существования   животного.   Методы   фармакокоррекции   формы   и   свойств   организма
животного по техническому  исполнению,  по характеру  средств,  используемых для этого,
могут быть сведены к методам, использующим введение натуральных близкородственных
соединений, методам, использующим введение в организм чужеродных веществ, и методам
физической   или  химической  коррекции   функций.   Ниже  тезисно   рассмотрены  важнейшие
моменты   традиционных   лечебных   приемов,   способных   существенно   воздействовать   на
продуктивность и экстерьер собак.

2.2.1. Диетотерапия

Коррекция  тела и  поведения  собаки  с помощью специального  режима кормления  и

состава корма описана в главе 11. По-видимому, из-за своей кажущейся простоты этот прием
огромной созидательной силы изучен недостаточно. Точнее, фантазий и предрассудков на
этот   счет   достаточно,   а   научно   обоснованной   базы   знаний   для   управления   свойствами
организма с помощью пищи не хватает.

Уже первый вопрос, естественно возникающий при подходе к этой проблеме, – «каков

точный и полный состав ингредиентов в нормальной пище собаки?» – вызывает сложности с
ответом. Действительно, что понимать под нормой? для какой собаки? какова достаточная
степень   точности   должна   быть   у   ответа?   что   важнее   –   суммарное   количество   за
определенный   (какой?)   срок   или   состав   разовой   порции?   Эти   и   многие   другие   вопросы
физиологии   питания   собак   еще   требуют   своей   доскональней   научной   проработки.
Условимся, что здесь будут рассмотрены базовые пищевые потребности средней по размеру
(типа бигля), средней по здоровью, среднего возраста, не растущей, не размножающейся, не
выполняющей никакой принудительной работы собаки. Целью существования такой собаки
является  радость  самого бытия  на белом свете,  по  возможности  более долгого.  Здесь не

случайно оговаривается цель существования, так как предназначение и характер базового
питания для существования организма тесно взаимосвязаны.

Обобщая различные сведения о необходимом собаке питании с учетом поправок на

усреднение   объекта   по   вышеперечисленным   параметрам   и   с   учетом   доступной   точности
измерений   в   разные   года   исследований,   мы   даем   ниже   наши   представления   о   составе
стабильного базового рациона собаки (табл.2.1). Рацион такого состава, теоретически, собака
должна есть изо дня в день всю жизнь. Однообразная пища приедается не только хозяину, но
и   его   собаке.   По-видимому,   нет   возможности   и   нужды   абсолютно   все   необходимые
ингредиенты вкладывать в каждую порцию пищи. Варьируя состав кормов в разные дни,
можно   добиться   суммарно   полноценного   обеспечения   организма   всеми   необходимыми
нутриентами без однообразия разовых порций корма. Конечно, для научно обоснованного
выполнения такой задачи необходимо знать: а) предельные допустимые объемы разового
поглощения   каждого   пищевого   компонента;   б)   зависимость   усвояемости   пищевых
компонентов   от   их   количества   и   композиции   в   корме;   в)   емкость   депо   для   пищевых
компонентов   в   организме   собаки   и   допустимую   периодичность   их   заполнения.   Многих
ответов   на   эти   вопросы,   полученных   строго   научным   путем,   пока   нет   –   приходится
пользоваться интуитивными и эмпирическими оценками.

Отклонения   от   приведенных   в   таблице   норм   поступления   нутриентов   в   организм

собаки, естественно, вызывают отклонения в состоянии организма. На этом основывается
диетотерапия при исправлении нежелательных состояний организма и диеткоррекция при
улучшении среднестатистической нормы.

2.2.2. Витаминотерапия

По действующему началу, методы витаминотерапии не отличаются от диеткоррекции,

акцентирующей  внимание  на  незаменимых  ингредиентах  пищи.  Однако  витаминотерапия
имеет свою специфику по способу снабжения организма эссенциальными (незаменимыми)
веществами.   Витаминотерапия   использует   в   основном   рафинированные   витамины   и
эссенциальные вещества (микро- и нанонутриенты) и может вводить их в организм, минуя
желудочно-кишечный тракт.

Таблица 2.1.

Базовый состав питательных веществ, необходимых «средней» собаке

Компонент пищи

Ежесуточная

потребность

Допустимые

краткосрочные

(1–3 дня)

отклонения

Последствия

дефицита

Последствия

переедания

1

2

3

4

5

Белки

Субтильность,

слабость,

истощение

Экземы, аллергия,

мочекаменная

болезнь

в том числе:

65 г

35%

животный белок

75%

65%

незаменимые

аминокислоты:

45%

30%

– гистидин

0,7 г

– изолеицин

2,4 г

– лейцин

4,87 г

– лизин

325 г

– метионин+цистеин

1,45 г

фенилаланин+тирози

н

3,00 г

– треонин

2,4 г

– триптофан

0,5 г

– валин

2,5 г

Жиры

в том числе

91 г

60%

Вялость,

нервозность,

слабость,

дерматиты

Ожирение,

атеросклероз,

истощения,

простуды диарея

животный жир

жирные кислоты

70%
35%

60%
50%

Замедление роста,

А-, D-, Е-

авитаминозы,

насыщенные

расстройства

половой и

гормональной

функций

То же

ненасыщенные

жирные кислоты

62%

50%

Болезни

сердечнососудисто

й системы

Диарея

Углеводы

95 г

80%

Снижение

работоспособности,

похудение

Ожирение, диабет

Пищевые волокна

9 г

70%

Запоры,

интоксикация

Потеря

микроэлементов,

гормонапьные

отклонения, диарея,

обезвоживание

Витамины:

100%

Соответствующие

авитаминозы

А (ретинол)

1,3 мг

Дефекты зрения,

кожи

Печеночная

патология

D (кальциферол)

0,75 мг

Рахит

Кальцификация

сосудов

Е (токоферол)

4,0 мг

Нарушения половой

сферы, мышечная

дистрофия, гемолиз

эритроцитов

Е (линетол)

400 мг

Нарушения

биомембран

B1 (тиамин)

1,5 мг

Невриты, экземы,

язвы

В2 (рибофлавин)

2,2 мг

Воспаления

слизистых,

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..    1  2   ..