Поэтический словарь (А.П. Квятковский) - часть 7

 

  Главная      Учебники - Разные     Поэтический словарь (А.П. Квятковский)

 

поиск по сайту            правообладателям  

 

 

 

 

 

 

 



 

содержание   ..  5  6  7  8   ..

 

 

Поэтический словарь (А.П. Квятковский) - часть 7

 

 


Измучась всем, не стал бы жить и дня, Да другу будет трудно без меня.

(пер. Б. Пастернака) 3.

Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж Достоинство, что просит подаянье, Над простотой глумящуюся ложь, Ничтожество в роскошном одеяньи,


И совершенству ложный приговор, И девственность, поруганную грубо, И неуместной почести позор,

И мощь в плену у немощи беззубой,


И простоту, что глупостью слывет.

И глупость в маске мудреца, пророка, И вдохновения зажатый рот,

И праведность на службе у порока.


Все мерзостно, что вижу я вокруг, Но жаль тебя покинуть, милый друг. (пер. С. Маршака)

ВАРСАКИ’ — название шутливой любовной песни в туркменской поэзии.

ВЕНО’К СОНЕ’ТОВ — архитектоническая форма поэмы, состоящей из 15 сонетов. В.с. строится так: тематическим и композиционным ключом (основой) является магистральный сонет (или магистрал), замыкающий собой поэму; этот, пятнадцатый по счету, сонет пишется раньше других, в нем заключается замысел всего В. с. Первый сонет начинается первой строкой магистрала и заканчивается второй его строкой; первый стих второго сонета повторяет последнюю строку первого сонета и заканчивается этот сонет третьей строкой магистрала. И так далее — до последнего, 14-го сонета, который начинается последней строкой магистрала и кончается первой его строкой, замыкая собой кольцо строк. Таким образом, 15-й, магистральный сонет состоит из строк, последовательно прошедших через все 14 сонетов.


B. c. изобретен в Италии в 13 в. Это весьма трудная поэтическая форма, требующая от поэта исключительного мастерства (особенно в подборе выразительных рифм). Первый В. с. на русском языке принадлежит Ф. Коршу, который в 1889 г. перевел В. с. славянского поэта Франца Прешерна. Оригинальные В. с. написали: Вяч. Иванов («Cor ardens»), В. Брюсов («Роковой ряд»), М. Волошин («Luñaria»), из советских поэтов — С. Кирсанов («Весть

o мире»), М. Дудин («Орбита»), С. Матюшкин («Осенний венок»).


Для ознакомления с формой В. с. ниже приводятся три первых и два последних сонета из лирического В. с. Валерия Брюсова «Роковой ряд», напечатанного в сб. «Скрижаль» (1918 г. ):

1.

Четырнадцать имен назвать мне надо... Какие выбрать меж святых имен, Томивших сердце мукой и отрадой?

Все прошлое встает, как жуткий сон.


Я помню юность; синий сумрак сада; Сирени льнут, пьяня, со всех сторон... Я — мальчик, я — поэт, и я — влюблен, И ты со мной, как белая Дриада!


Ты страсть мою с улыбкой приняла, Ласкала, в отроке поэта холя,

Дала восторг и, скромная, ушла...


Предвестье жизни, мой учитель, Лёля! Тебя я назвал первой, меж других Имен любимых, памятных, живых.

2.

Имен любимых, памятных, живых Так много! Но, змеей меня ужаля, Осталась ты царицей дней былых, Коварная и маленькая Таля.


Любила ты. Средь шумов городских, Придя ко мне под волшебством вуаля, Так нежно ты стонала: «Милый Валя!», Когда порыв желаний юных тих.


Но ты владела полудетской страстью; Навек меня сковать мечтала властью Зеленых глаз... А воли жаждал я.


И я бежал, измены не тая,

Тебе с безжалостностью кинув: «Падай!» С какой, отравно ранящей, усладой!

3.

С какой, отравно ранящей усладой, Припал к другим я, лепетным устам! Я ждал любви, я требовал с досадой, Но не хотел любви предаться сам.


Мне жизнь казалась блещущей эстрадой; Лобзанья, слезы, встречи по ночам, — Все было повод к огненным стихам;

Я скорбь венчал сонетом иль балладой.

Был вечер; буря; вспышки облаков;

В беседке, там, рыдала ты, — без слов Поняв, что я лишь роль играю, раня...


Но роль была — мой Рок! Прости мне, Маня! Сам я судил себя в стихах глухих.

Теперь, в мечтах я повторяю их.

......................... 14.

Да! Ты ль, венок сонетов, неизменен? Я жизнь прошел, казалось, до конца; Но не хватило розы для венца,

Чтоб он в столетьях расцветал, нетленен.


Тогда, с улыбкой детского лица, Мелькнула... Но — да будет сокровенен Звук имени последнего: мгновенен Восторг признаний и мертвит сердца!


Останься ты неназванной, безвестной, — Но будет жив твой образ бестелесный Для тех, кто стих мой вспомнят наизусть.


Ты — завершенье рокового ряда: Тринадцать названо; ты — здесь, и пусть Четырнадцать назвать мне было надо.

15.

Четырнадцать назвать мне было надо Имен любимых, памятных, живых!

С какой, отравно ранящей, усладой, Теперь, в мечтах я повторяю их!


Но боль былую память множить рада: О, счастье мук, бесстрашных, молодых, Навек закрепощенных в четкий стих!

Ты — слаще смерти! ты — желанней яда!


Как будто призраков туманный строй, В вечерних далях реет предо мной, — И каждый образ для меня священен.


Вот близкие склоняются ко мне...

В смятеньи — думы, вся душа — в огне... Но ты ль, венок сонетов, неизменен?


см. Сонет .

ВЕРЛИ’БР (франц. vers libre — свободный стих) — термин западной поэтики, под которым с начала 20 в. в русской поэтике разумеется ряд своеобразных формаций стиха, отличающихся от равносложного силлабического и равносложного силлаботонического стиха. Первоначально В., или свободным стихом, в России назывались переведенные на русский язык стихи французских поэтов-символистов и главным образом стихи бельгийца

Эмиля Верхарна — метрические, но не равностопные, как, например, рифмованный трехдольный В. с подвижной анакрузой:

Улица быстрым потоком шагов, Плеч, и рук, и голов

Катится, в яростном шуме, К мигу безумий,

Но вместе —

К свершеньям, к надеждам и к мести!... («Восстание», пер. В. Брюсова)


Однако в практике русских поэтов такие стихи появлялись задолго до символистов, например разностопный трехдольник вне тактометрического периода с подвижной анакрузой, без рифм, у А. Фета:

Я люблю многое, близкое сердцу, Только редко люблю я...

Чаще всего мне приятно скользить по заливу, — Так, — забываясь

Под звучную меру весла, Омоченного пеной шипучей, — Да смотреть, много ль отъехал И много ль осталось,

Да не видать ли зарницы...


В такой же форме трехдольного беспериодного В. написан роман А. Белого «Маски», который, по признанию автора, является поэмой в стихах и напечатан прозой лишь в целях экономии бумаги. Вот начало второй главы романа А. Белого:

Ах, как пышнели салоны московские, где бледно-желтые, но губоцветные дамы являлись взбелененными, как никогда, обвисая волнением кружев, в наколках сверкающих, или цветясь горицветными шляпами; и как шампанское, пенилась речь «либеральных» военных сквозь залп постановочный из батареи Таирова: яркой Петрушкой; в партерах сидели военные эти, ведомые в бой Зоей Стрюти, артисткою (Ольгою Юльевной Живолгой).


Гораздо шире по количеству произведений область разнообразного дисметрического В.

Поэма «Слово о полку Игореве» — это классический пример русской полиметрии и свободного стиха. Некоторые произведения ранней виршевой поэзии, приближающиеся к форме равностопия силлабистов, многие русские былины и лирические стихопесни построены как свободные стихи, как В. В русской поэзии сложились два основных вида дисметрического В.: интонационно-фразовый стих и ударник. И тот и другой могут быть с рифмами и без рифм. Примеры фразовикабез рифм:

Ходит спесь, надуваючись, С боку на бок переваливаясь.

Ростом-то Спесь аршин с четвертью, Шапка-то на нем во целу сажень, Пузо-то его все в жемчуге,

Сзади-то у него раззолочено.

А и зашел бы Спесь к отцу, к матери, Да ворота не крашены.

А и помолился б Спесь во церкви божией, Да пол не метен!

Идет Спесь, видит — на небе радуга; Повернулся Спесь во другую сторону; Не пригоже-де мне нагибатися!

(А. К. Толстой)

Когда вы стоите на моем пути, Такая живая, такая красивая, Но такая измученная, Говорите все о печальном, Думаете о смерти,

Никого не любите

И презираете свою красоту — Что же? Разве я обижу вас? (А. Блок)


Фразовик с перекрестными рифмами: Чуть ночь превратится в рассвет , вижу каждый день я :

кто в глав, кто в ком, кто в полит,

кто в просвет ,

расходится народ в учрежденья . Обдают дождем дела бумажные , Чуть войдешь в здание : Отобрав с полсотни —

самые важные!

служащие расходятся на заседания ... (В. Маяковский)


Фразовик народный, рифмы смежные (раёшный стих): Жил-был поп,

Толоконный лоб. Пошел поп по базару

Посмотреть кой-какого товару.

Навстречу ему Балда Шел, сам не зная куда. (А. Пушкин)


Примеры В. акцентного строя (ударники). Трехударник без рифм:

Жил стари́к со свое́ю стару́хой У са́мого си́него мо́ря;

Они жи́ли в ве́тхой земля́нке Ровно три́дцать ле́т и три го́да... (А. Пушкин)


Четырехударник без рифм:

Вече́рний су́мрак над те́плым мо́рем, Огни́ маяко́в на потемне́вшем не́бе, За́пах вербе́ны при конце́ пи́ра, Све́жее у́тро после до́лгих бде́ний, Прогу́лка в алле́ях весе́ннего са́да, Кри́ки и сме́х купа́ющихся же́нщин... (М. Кузмин)


Примеры рифмованных равноударников можно найти во многих стихотворениях В. Маяковского, а также в поэме «Владимир Ильич Ленин», написанной полиметрией с чередованием ямбических и хореических размеров, паузных трехдольников и равноударников. Вот отрывок из этой поэмы, строго выдержанный В. — четырехударник с перекрестными рифмами:

...И когда осталось

на баррикады выйти, день

наметив

в ряду недель,

Ленин сам

явился в Питер:

— Товарищи,

довольно тянуть канитель! — Гнет капитала,

голод-уродина, войн бандитизм,

интервенция во́рья, будет! —

покажутся

не более родинок на теле бабушки, древней истории.

см. Ударник и Фразовик .

ВЕРСИФИКА’ЦИЯ (от лат. versus — стих и facio — делаю) — искусство стихосложения по определенным правилам, выработанным на основе законов языка данного народа и практики поэтов. Из древних В. общеизвестна античная система стихосложения, сыгравшая огромную роль в формировании европейских систем, арабская система (аруз). В русской поэзии бытовали и бытуют следующие системы В.: многообразная система народного стиха, силлабическая, силлаботоническая, свободный стих (верлибр) и тактометрическая система.

ВЕРТЕ’П (первоначальное значение — пещера) — в старой Украине, Белоруссии и некоторых местах Средней Азии народный передвижной театр кукол. Пьесы, ставившиеся в этом театре, — религиозного и нравственно-бытового характера, чаще всего в стихах. Обличительные комедии и сатиры, высмеивавшие жадность богачей, лицемерие и разврат духовных лиц, вызывали преследования В. со стороны светских и духовных властей, в результате чего народное слово «вертеп» приобрело, в конце концов, одиозное значение как место разврата. В Великороссии вертепные стихи назывались раёшными стихами или райком (раёк). Вертепные театральные стихи по своей форме близки к русскому народному стиху, в особенности к стиху раёшного типа.

ВИЛЛАНЕ’ЛЛА , или виллане́ль (итал. villanella, франц. villanelle, от поздн. лат. villanus — крестьянский, деревенский), — в староитальянской, а затем в старофранцузской поэзии — лирическое стихотворение своеобразной формы, предназначенное для пения. Обычно В. заключает в себе шесть трехстишных строф и один заключительный стих, а всего в В. — 19 стихов на две рифмы. Композиция В. сложна: первый и третий стихи начальной терцины повторяются и дальше в определенном порядке и имеют одну рифму; каждый средний стих терцины оригинален, все средние стихи связаны между собой также одной рифмой. Ритм В. простой. Вот В., которую написал поэт Возрождения Жан Пассора (1534—1602):

Врозь я с горлинкой моею: Не она ведь мне слышна. Поспешу вослед за нею.


Ты ль с подружкою своею Розно? К нам судьба равна: Врозь я с горлинкой моею.


Верю я душою всею, Коль твоя любовь верна: Поспешу во след за нею.


Слух твой жалобой лелею Вновь, что нам двоим дана: Врозь я с горлинкой моею.


Без ее красы жалею

Все, чем жизнь была красна. Поспешу во след за нею.


Смерть, верши свою затею, То возьми, что взять должна: Врозь я с горлинкой моею,


Если стихи Зизания выдержаны в женских рифмах, то в стихах Транквилиона встречаются и мужские, и женские, и трехсложные рифмы, что опровергает укоренившееся мнение, будто русские виршевики заимствовали нормы своего стихосложения у польских виршевиков; по условиям акцентологии польского языка у них могут быть только женские рифмы. Нижеследующие вирши Транквилиона по своему строению — типичный русский (белорусский) народный раешник:

О мудрости преславная.

От веков в человецех давная, Любители твои тобою прославлены,

И на высоких достоинствах поставлены, Тобою царие царствуют,

И сильным народами справуют.

(Из «Похвалы премудрости троякой»)


Вторым этапом стихосложения русских виршевиков был переход на равносложный («силлабический») стих, который формировался частично, может быть, под влиянием польской версификации, но в основном явился развитием определенных традиций русского народного стиха (см. Силлабический стих ).

ВНУ’ТРЕННЯЯ РИ’ФМА — слова в середине стиха, рифмующиеся или с концевыми рифмами (в конце строки), или между собой. В. р. отмечены в стихах античных поэтов (Гомер, Гораций). Они часто встречаются в русской народной поэзии, особенно в частушках:

У тальянки медны планки ,

Тонки , звонки голоса. Я люблю вашу природу За кудрявы волоса.


Кабы шали не мешали , Кисти землю не мели; Кабы дома не ругали, Не таких бы завели.


В. р. не редкое явление в стихах русских поэтов, например: Нет, вам наскучили нивы бесплодные ...

Чужды вам страсти и чужды страдания; Вечно — холодные , вечно — свободные , Нет у вас родины, нет вам изгнания.

(М. Лермонтов)

Из бездны перловые брызги летят. И волны теснятся и мчатся назад. (Он же)

Метелица не ленится Пригреть советский люд, И по субботам ленинцы В поленницах поют.

(Н. Ушаков)


В. р. увлекались поэты-символисты, например А. Белый:

Блестели и пели капели , Златился покров ледяной... Сестрицы сидели и млели В окошке весной под луной .


Или Ф. Сологуб:

Опьянение печали , озаренье тихих тусклых свеч, —

Мы не ждали , не гадали , не искали на земле и в небе встреч. Обагряя землю кровью , вы любовью возрастили те цветы, Где сверкало , угрожая , злое жало безнадежной красоты.

ВОДЕВИ’ЛЬ (франц. vaudeville, от vau de Vire, т.е. долина Вир) — легкая комедийная пьеса с куплетами. В 15 в. в Нижней Нормандии жил поэт-рабочий Оливье Басслен, слагавший юмористические песенки; их распевали в долине реки Вир, и поэтому всякие короткие шуточные песенки стали называть «во де Вир» или, для благозвучия,

«водевиль». Это название удержалось потом за всеми веселыми легкомысленными песенками, которые в 18 в. стали обязательными для комедий. Первоначально так и говорилось: комедия с водевилями, пьеса с водевилями, т.е. с пением куплетов. Затем из комедийных жанров В. выделился как самостоятельная форма театрального представления. Во Франции знаменитые авторы водевиля — Э. Скриб в 18 в. и Э. Лабиш в 19 в. В России В. появились в начале 19 в. Лучшие В. принадлежали Ф. Кони, Д. Ленскому, В. Соллогубу, П. Григорьеву. Автором нескольких В. был Н. Некрасов. К концу 19 в. В. почти сошли с русской сцены.

ВО’ЛЬНОСТЬ ПОЭТИ’ЧЕСКАЯ (лат. licentia poëtica) — термин старой классической поэтики, преднамеренное или невольное отклонение стихотворной речи от

языковых, синтаксических, метрических и других норм. В. п. была типична для поэтов 18 в. , когда формировался литературный стих и заканчивался процесс становления русского литературного языка, освобождавшегося от влияния церковнославянского. В то время в стихах наблюдались не оправдываемые ничем, как только условностью, В. п., усечение слов, затрудненная грамматическая инверсия идр. отклонения от норм. Например:

Нимфы окол нас кругами Танцевали поючи.

(М. Ломоносов)

Всегда роскошствует природа, Искусством рук побуждена. (Он же)

Многи тя сестры ея славят Аполлона, Уха но не отврати и от Росска звона. (В. Тредиаковский)

Граф — весел, как петух, — поет ку-ка-ре-ку И горд победою своей (в поэзьи негой), Пирихьем вновь звучит, как скриплою телегой. (Г. Державин)


Однако и в эпоху полного овладения стихотворным мастерством русские поэты нередко допускали в стихах В. п.:

Бродил Тригорского кругом. (А. Пушкин)

Страшен хлад подземна ада. (Он же)

Но струящаясь от бога Сила борется со тьмой. (А. К. Толстой)


В наше время случаи В. п. весьма редки. Однако для Маяковского они характерны, что объясняется своеобразием всей его поэтики; при этом нужно отметить, что В. п. у Маяковского встречаются в сравнительно ранних произведениях:

Рука

кинжала жало стиснь. («Человек»)


ср. Апокопа , Синкопа .

ВО’ЛЬНЫЙ СТИХ , или вольный ямб, — ямбический рифмованный стих, с неравным (не более шести) количеством стоп в строках, без строфы. В. с. пишутся басни (И. Крылов, Д. Бедный, С. Михалков). В 18 и начале 19вв. В. с. писались эпиграммы, эпитафии, надписи. Этим же стихом написаны комедия А. Грибоедова «Горе от ума» и драма М. Лермонтова

«Маскарад». Некоторые элегии поэтов первой трети 19 в. написаны В. с. с небольшой амплитудой колебаний длины стихов, например «Признание» Е. Баратынского и «Погасло дневное светило» А. Пушкина. При большой амплитуде колебаний длины строк в В. с. лирическое стихотворение приобретает стилистический оттенок, свойственный басне, что показывает следующий отрывок из лирической баллады А. Кольцова «Наяда»:

Взгрустнулось как-то мне в степи однообразной. Я слег

Под стог,

И, дремля в скуке праздной, Уснул; уснул — и вижу сон.

На берегу морском, под дремлющей сосною, С унылою душою,

Сижу один; передо мною Со всех сторон

Безбрежность вод и небо голубое — Все в сладостном ночном покое.

На все навеян легкий сон...


Форма Г. проникла в европейскую поэзию, особенно в немецкую: Г. писали И. Гете, Ф. Боденштедт, А. Платен и др. В русской литературе Г. писали А. Фет, В. Брюсов, Вяч. Иванов, М. Кузмин. Эта форма, как и другие формы восточной лирической поэзии, не привилась на русской почве и является лишь опытом поэтической стилизации. Как специфическая разновидность восточной поэзии, Г. требует применения признаков восточного стиля — особого строя поэтической философии, пышной метафоричности, условной гиперболы и пр.


Вот образец Г. азербайджанского поэта 13—14 вв. Гассан-Оглы Иззэддина: Ты душу выпила мою, животворящая луна!

Луна? — Краса земных невест! Красавица, вот кто она. Мой идол! Если я умру, пускай не пенится графин.

Какая пена в нем? — Огонь. Он слаще крепкого вина. От чаши, выпитой тобой, шумит у друга в голове.

Какая чаша? — Страсть моя. Любовь — вот чем она пьяна. Царица! Сладкой речью ты Египту бедами грозишь;

Все обесценится, падет на сахарный тростник цена. Покуда амбра не сгорит, ее не слышен аромат.

Какая амбра? — Горсть золы. Какой? Что в жертву предана. С младенчества в душе моей начертан смысл и образ твой.

Чей смысл? Всей жизни прожитой. Чей образ? Снившегося сна. Гасан-Оглы тебе служил с той верностью, с какой умел.

Чья верность? Бедного раба. Вот почему любовь верна. (пер. П. Антокольского)

ГАЛЛИЦИ’ЗМЫ (франц. gallicisme, от лат. gallicus — гальский) — слова, заимствованные из французского языка (манто, пальто, жабо, куражиться), или оборот речи, составленный по французскому образцу. Пушкин писал о Г. в «Евгении Онегине»:

В последнем вкусе туалетом Заняв ваш любопытный взгляд, Я мог бы пред ученым светом Здесь описать его наряд;


Конечно б, это было смело, Описывать мое же дело: Но панталоны, фрак, жилет,

Всех этих слов на русском нет.

ГЕКЗА’МЕТР (греч.

ἑζάμετρος — шестимерный) —

античный стихотворный размер, шестистопный дактиль. По преданию, Г. изобретен в древних Дельфах и первоначально употреблялся в религиозных гимнах, а затем уже был применен, как высокая форма стиха, в поэтических произведениях героического характера (поэмы Гомера). В римской поэзии Г. первым применил Энний, автор эпического произведения «Анналы»; вслед за ним Г. писали Лукреций, Цицерон, Вергилий, Овидий. Античный Г. по справедливости считается совершенной формой стихового ритма: самая емкая по своему ритмическому объему четырехдольная (четырехморная) дактилическая стопа ◡‾◡‾◡◡, заменяемая четырехдольным же спондеем ◡‾◡‾◡‾◡‾ (последний не употребляется только в первой и шестой стопах Г.), дает 32 комбинации.


Наиболее употребительные цезуры в Г.: цезура после третьей стопы, разделяющая стих на два равных полустишия

|◡‾◡‾◡◡|

◡‾◡‾◡◡|

◡‾◡‾◡◡||

◡‾◡‾◡◡|

◡‾◡‾◡◡|

◡‾◡‾◡∧|,


и двойная цезура, разделяющая стих на три части

|◡‾◡‾◡◡|

◡‾◡‾◡◡||

◡‾◡‾◡◡|

◡‾◡‾◡◡||

◡‾◡‾◡◡|

◡‾◡‾◡∧|.


Словесное ударение в античном Г. (как и в других античных размерах) может падать на любую долю дактилической или спондеической стопы, вследствие чего ритм стиха здесь смешанный — константный и инверсированный. Чтение античных четырехдольных Г. должно проходить в форме четкого скандирования, с соблюдением двудольного протяжения долгих слогов в дактиле и спондее. Принятое в Западной Европе и в России скандирование античного Г. в трехдольной манере, без соблюдения долгих слогов, неправильно; оно меняет ритм античного стиха, акцентируя лишь первый слог трехдольника. Такое чтение Г. игнорирует ударные слоги греческих слов, когда эти слоги приходятся на слабые доли стопы. В результате получается однообразный константный ритм Г. и искажаются искусственными акцентами греческие слова.


Первая попытка применить четырехдольный античный Г. в русском стихе принадлежит Мелетию Смотрицкому, который в своей «Грамматике», изданной в 1619 г. , произвольно установил для славяно-русского языка долгие и краткие слоги и дал образец античного

«ироического» стиха, состоящего из дактилей и спондеев.


Смелая для своего времени попытка Смотрицкого не была поддержана. Трехдольная же имитация античного Г. в том виде, в каком он известен и сейчас, принадлежит В. Тредиаковскому, который назвал этот размер дактило-хореическим. В. Тредиаковский первый дал примеры (и порой блестящие) имитированного трехдольного Г., далекого, однако, от подлинного античного образца. Прекрасно звучание Г. у А. Радищева. Русский имитированный Г. имеет 18-дольный объем, каждая стопа его трехдольна (3 × 6 = 18), в

то время как античный Г. 24-дольный и каждая его стопа четырехдольна (4 × 6 = 24). Русский Г. можно обратить и в 24-дольный, протягивая первый в стопе слог. Систематическое акцентирование только первого слога в трехдольной стопе создает однообразный константный ритм стиха, свободная же акцентуация в античной четырехдольной стопе делает ритм Г. богаче. Контрольный ряд русского имитированного Г. такой:

|◡́◡◡|◡́◡◡|

◡́◡◡||◡́◡◡|

◡́◡◡|◡́◡∧|.


Цезура в русском Г. может быть мужская, женская и дактилическая, что видно из следующего примера:

|Встала из| мрака мла|дая с перс|тами пур|пурными | Эос, ∧|

|Ложе по|кинул тог|да и воз|любленный| сын Одис|еев. ∧|

|Платье на|дев, изощ|ренный свой|меч на пле|чо он по|весил;∧|

|После по|дошвы кра|сивые | к светлым но|гам подвя|завши, ∧|

|Вышел из| спальни... («Одиссея», пер. В. Жуковского)


Трехдольные имитации Г. писали многие русские поэты — А. Пушкин, М. Лермонтов, А. Фет, Н. Щербина, А. Майков, Л. Мей, В. Брюсов, А. Блок, Вяч. Иванов, П. Радимов и др. Весьма любопытны опыты П. Радимова, который в своих Г. идиллически живописал быт старой русской деревни.

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  5  6  7  8   ..