Главная      Лекции     Лекции (разные) - часть 9

 

поиск по сайту           правообладателям

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  231  232  233   ..

 

 

работа тема: История лексикографии поморских говоров Мурманской области конца 19 начала 20 в

работа тема: История лексикографии поморских говоров Мурманской области конца 19 начала 20 в

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МУРМАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФАКУЛЬТЕТ ФИЛОЛОГИИ И ЖУРНАЛИСТИКИ

КАФЕДРА РУССКОГО ЯЗЫКА

Тема:

История лексикографии поморских говоров Мурманской области конца 19 – начала 20 в.

Выполнила студентка

2 курса, 2В группы,

очного отделения
факультета филологии и журналистики

Попова М.В.

Научный руководитель

Антошина С.А.

Мурманск

2009

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ …………………………………………………………………….......3

ГЛАВА I . Диалектные словари в исторической и современной русской лексикографии …………………………………………………………………......5

1.1. Общие вопросы лексикографической теории и практики………….5

1.2. Словари диалектов……………………………………………………9

1.3. «Словарь областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении» А. О. Подвысоцкого. История появления, особенности содержания и структуры………………...13

1.4. «Живая речь Кольских поморов» И.С.Меркурьева. История появления словаря, особенности содержания и структуры………17

ГЛАВА II. Сопоставление состава словников и содержания, объемы их толкования в Словарях А.О.Подвысоцкого и И.С.Меркурьева.

2.1. Региональные слова, характерные только для одного словаря…….23

2.1.1. Словарь А.О.Подвысоцкого……………………………………23

2.1.1 Словарь И.С.Меркурьева ……………………………………… 23

2.2. Слова, представленные в словнике обоих словарей………………...24

2.2.1. Слова, имеющие близкие или совпадающие значения……… 24

2.2.2. Слова, представленные в обоих словарях, но имеющие разные значения……………………………………………………………….. 25

ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………......................................................................................26

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ………………………………………………………29

ПРИЛОЖЕНИЕ…………………………………………………………………30

Введение

Актуальность исследования. В настоящее время лингвистика переживает смену основных представлений о языке, смену научных парадигм, однако изучение русских народных говоров остается до сих пор актуальной проблемой. Современный этап развития русского языка характеризуется широким воздействием средств массовой информации на языковое сознание диалектоносителей, что неминуемо ведет к глубинным изменениям в структуре говора. Но территориальные диалекты, считают ученые, не умирают, трансформируясь в особые новые формы разговорной речи, в которой утрачиваются многие архаичные черты и развиваются новые особенности. В настоящее время особую роль приобретает региональная лексикография: диалектные словари, сохраняя уже утраченные элементы живой речи, “обогащают национальный духовный потенциал, общий культурный фонд народа”[1]

Как известно, диалектные словари, во-первых, составляют базу для синхронического и диахронического изучения лексики, во-вторых, “обобщая и приумножая языковое, а значит, и ментальное богатство, дают четкость … слову, ясность в вопросах происхождения языка и народа, отражают многообразие народного литературно-речевого творчества”.[2]

Современная парадигма лингвистического знания рассматривает язык как своеобразный код, где “зашифрована” информация о самом человеке, его воззрениях на природу, на мир. В этом смысле когнитивные функции диалектного словаря в структуре региональной культуры очевидны, ибо сам “толковый словарь – это целый мир в алфавитном порядке”.

Говор жителей Кольского полуострова, по-моему мнению, заслуживает особенного внимания. Ведь он сформировался на самой северной окраине русской земли, вдали от культурных центров, в условиях, где были слабыми связи коренного русского населения с населением других областей и даже с населением соседних сел из-за большого расстояния между ними и по причине других географических условий, где уклад жизни поморов отличался в значительной степени от уклада жизни в центральных и большинстве северных областей страны, где соседями русских в течение столетий были финны, карелы и саами. Кроме того, для нас, северян, изучение этого наречия имеет особое значение. Ведь Кольский край - наша малая родина, здесь наши корни, издревле жили и трудились здесь наши предки.

В аспекте региональной культуры диалектный словарь представляет особый интерес, так как именно диалектный словарь отражает истоки национального самосознания поморов Кольского севера. Диалектный словарь не просто свидетельствует о наличии или отсутствии той или иной реалии: определенным образом связанные между собой слова отражают мировидение Кольских поморов, а значит, фрагменты языковой картины русского мира.

Диалектная лексика говора русских поморов Кольского севера отражена в «Словаре областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении» А. О. Подвысоцкого, изданном в 1885 году, и словаре «Живая речь Кольских поморов» И.С.Меркурьева, вышедшем в свет в 1978 году. Сопоставление словников этих словарей позволяет проанализировать, как изменилась жизнь, быт и занятия северян за последнее столетие.

Цель исследования. Описать и сравнить особенности лексикографии поморских говоров Мурманской области в «Словаре областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении» А. О. Подвысоцкого и словаре «Живая речь Кольских поморов» И.С.Меркурьева.

Предмет исследования. Состав словника и особенности его толкования в «Словаре областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении» А. О. Подвысоцкого и словаре «Живая речь Кольских поморов» И.С.Меркурьева.

Материалы исследования. Слова до буквы «Д» в «Словаре областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении» А. О. Подвысоцкого и монографии И.С.Меркурьева «Материалы к «Мурманскому областному словарю».

Глава 1

Диалектные словари в исторической и современной русской лексикографии

1.1. Общие вопросы лексикографической теории и практики

Лексикография (от греч. 'относящийся к слову' и 'пишу') — это наука, основной задачей которой является выработка принципов словарного представления лексики. Однако лексикографией называют и процесс создания словарей, и совокупность словарей, связанных с той или иной национальной традицией, тем или иным временным периодом. Наука о принципах «словарного дела» называется еще теоретической лексикографией, а ее применения— практической .

Теоретическую лексикографию трудно отделить от лексикологии, потому что практические нужды первой требуют опоры на понятия лексического значения слова, моно- и полисемии, синонима и синонимии, антонима и антонимии и др. Все они рассматриваются в лексической семантике. Лексикографическая практика не может быть успешной без надежных методов анализа, которые активно разрабатываются и обновляются в развивающейся в последние десятилетия науке о содержании языковых единиц. Это означает, что лексикографию невозможно отграничить от теоретической семантики — центрального раздела лексикологии.

Какие же бывают словари? Обратимся к типологии. Типология словарей — это их классификация, основанная на существенных различительных признаках словарных описаний, сложившихся в определенной лексикографической традиции. Так как словарь представляет собой сложнейший многоаспектный продукт деятельности человека, классификации словарей обязаны учитывать совокупность многих характеристик.

Они определяются, во-первых, типом описываемого в словаре языкового объекта или аспекта этого объекта, во-вторых, назначением словаря, в-третьих, принципами лексикографической интерпретации языкового материала.

Одним из важнейших является различение словарей энциклопедических , в которых описывается мир и предметы, существующие в нем, объясняются понятия, даются биографии деятелей науки, литературы, искусства, и лингвистических , а которых смыслы слов описывается с бытовой, «наивной», общей точки зрения.

Среди лингвистических словарей, в свою очередь, различаются синхронные и диахронические .

Это противопоставление задается ориентацией на отражение в рамках словаря единой системы в определенный момент времени («синхронный» подход) или на упорядочивание диахронических языковых данных по хронологическому принципу, а также на реконструкцию изменений, пережитых единицами этой системы с момента их появления. К диахроническим словарям относятся исторические , в которых лексика языка представляется во временных изменениях (обычно — в пределах заданного периода), и этимологические , содержащие информацию о происхождении слов.

Подавляющее большинство лингвистических словарей относится к специализированным (аспектным , или профильным ) словарям. В них описывается определенный аспект лексических единиц, или определенная лексическая сфера, или другие значимые единицы языка. К специализированным относят толковые, синонимические, антонимические, идеографические, фразеологические, диалектные, орфографические, орфоэпические, грамматические, морфемные, словообразовательные, словари жестов, исторические, этимологические и др. типы. Специализация может быть широкой и узкой.

Для словарей, называемых толковыми , основной целью является разъяснение (толкование) слов и фразеологизмов и описание правил их употребления, дополнительной — представление фонетических, орфоэпических, грамматических и стилистических признаков слов. Таким образом, толковые словари отличаются широкой специализацией, или многопрофильностью. Примерами лексикографических описаний с узкой специализацией могут быть орфоэпические, орфографические, синонимические, антонимические словари.

Специализация может быть связана с объектом описания : лексикография наших дней, как уже было отмечено, пополнилась словарями морфем, словосочетаний, семантических типов предложений и даже жестов. В грамматических словарях содержатся сведения о словоизменительных и некоторых других грамматических характеристиках слов, в орфоэпических — о правильном литературном произношении слоя и их форм. Этимологические словари объясняют происхождение лексических единиц.

Лексикографическое описание может быть посвящено определенной сфере лексики (таковы диалектные , жаргонные словари), использованию лексики определенным автором (в словарях языка писателей и поэтов ), определенному типу слов — собственным именам, иноязычным словам и т. п. (в словарях синонимов, антонимов, омонимов, неологизмов, архаизмов, топонимов, антропонимов, иноязычных слов ).

Поиск модели целостного описания языка, в котором должны быть соотнесены словарь и грамматика, приводит к концепции универсального , или интегрального , словаря современного языка. Дня интегрального словаря принципиально важно рассмотрение каждого слова в контексте всей системы лексических единиц и в рамках множества типичных для данного слова высказываний. Подобный подход позволяет выявить, с одной стороны, системные принципы организации лексико-фразеологического состава, с другой — синтагматические правила взаимодействия лексических и грамматических значений. В соответствии с концепцией интегрального лексикографического описания оно должно выполнять функции толкового, фразеологического, синонимического, словообразовательного и ряда других типов специализированных словарей. Подобное всестороннее описание лексики и фразеологии, принципиально нацеленное на соединение с грамматикой, способно в гораздо большей степени, чем это характерно для толковых словарей с широкой специализацией, отражать план содержания и множество других, новых для лексикографической практики, аспектов лексических и фразеологических единиц.

Единицы одного языка могут описываться средствами того же языка или другого (других). Переводные словари, в которых языковые единицы одного языка описываются средствами другого (других), возникли раньше прочих типов лексикографических представлений. Их появление определялось потребностью понимать тексты на чужих языках. Они широко обращаются к межъязыковой синонимии — переводным лексическим эквивалентам. Переводные словари известны большинству людей: без них нельзя обойтись при изучении иностранного языка, при переводе с одного языка на другой.

Одним из важнейших является противоположение: словарь-справочниксловарь активного типа .

К словарю-справочнику пользователь обращается, встречаясь в тексте с незнакомым словом или сочетанием. Это, иначе, пассивный словарь, словарь, обеспечивающий переход от текста (или слова) к выражаемому им смыслу. Словарями-справочниками являются, например, все исторические словари. Примерами лексикографических описаний справочного типа могут служить словари редких и устаревших слов.

Активный словарь должен обеспечивать производство текстов, то есть переход от смысла к выражающему его тексту. К подобному типу словаря, по Щербе, в наибольшей степени приближается академический словарь . Действительно, в первой половине XX в. академические словари (словари, созданные самым авторитетным в России научным учреждением, объединяющим в качестве своих членов выдающихся ученых страны) содержали наиболее полную для своего времени информацию о различных аспектах слова, в том числе и о том, можно ли в некотором случае употреблять интересующее пользователя языковое средство. Активный тип словаря окончательно сложился в 70—80-е годы XX в. Активным должен быть подготавливаемый в настоящее время Интегральный словарь русского языка .

Лингвистические словари могут различаться тем, предполагается или не предполагается отбор описываемого в них материала. Тезаурусы (от греч. 'сокровищница') в принципе охватывают весь языковой материал и отбора не предполагают. Идеальный тезаурус фиксирует все написанное и сказанное на данном языке. К типу тезауруса приближается академический Словарь русского языка под редакцией А. А. Шахматова. Сама идея тезауруса, строго говоря, может быть реализована полностью только по отношению к мертвым языкам. По принципу отбора слов и их форм тезаурусами могут быть словари языка писателей или их отдельных произведений.

Толковые словари, материал которых подлежит отбору, дифференциации (Щерба называл их обычными ), нередко являются нормативными . В них даются кодифицированные лексическо-фразеологическне единицы, то есть образцовые языковые средства, закрепленные общественной практикой. В силу нормативной установки такие словари обязаны фиксировать в первую очередь общеупотребительную лексику, хотя и архаические, и новые, и территориально или социально ограниченные слова и сочетания в них также могут быть представлены, если они засвидетельствованы важнейшими литературными или публицистическими текстами. Нормативными являются некоторые академические словари.

Отличие одного словаря от другого может проявляться в расположении материала . Принцип расположения объясняемых в словаре единиц может быть алфавитным (формальным) или идеографическим (содержательным).

По алфавиту могут даваться словарные статьи для всех объясняемых в словаре слов (именно такие словари называют алфавитными ) или только для первообразных (непроизводных) — в так называемых гнездовых. Словарная статья гнездового словаря, начинающаяся заглавным, обычно непроизводным словом, объединяет ряд подстатей производных (или однокоренных) слов, образующих словообразовательное гнездо. Отсюда и название — гнездовой. Гнездовой алфавитный словарь характеризуется, следовательно, одновременным использованием и формального, и содержательного признаков.

Особой разновидностью алфавитного словаря является обратный (инверсионный) словарь, в котором рассматриваемые единицы расположены по алфавиту конечных букв (Обратный словарь русского языка (1974).

В идеографических словарях (называемых также тезаурусами ) слова даются не по алфавиту, а по лексика-семантическим группам, которые выделяются по смысловой общности. Описание в них направлено от значения к средствам его выражения, значения же характеризуются заданными смысловыми отношениями.

При определении типа словаря учитывается его предназначение (адресация ). Большая часть словарей создана — и создается — для массового или достаточно широкого круга пользователей и носит прикладной характер. Пользователи словарей могут быть носителями языка и иностранцами. Интересы определенных групп этих категорий читателей обусловливают появление разнообразных учебных словарей , при составлении которых исходят из конкретных запросов обучающихся (существуют учебные словари для русских и иностранцев; для детей определенного возраста; для старших школьников; для студентов и т. п.).

Особый подтип — словари, служащие для технических прикладных целей (например, для машинного перевода).

В последние десятилетия появились теоретические (научные ) словари, создаваемые лингвистами для лингвистов. Подобные издания представляют собой, по сути, исследования. Они выполнены в соответствии с принципами определенной научной теории и оформлены в виде своего рода циклов словарных статей.

С адресацией тесно связаны такие признаки, как объем словаря и количество описываемых в нем единиц. В русской лексикографической традиции сложилось, например, противопоставление большого, среднего и малого толкового словаря [Ожегов 1974(1952); 158-181].

У каждого словаря есть концепция . Иными словами, в словаре воплощается определенная система взглядов его составителей на назначение, объем словаря и принципы отбора описываемых единиц и различных их аспектов, требующих лексикографической интерпретации.

Концепция обычно разъясняется во вводной статье словаря, которая одновременно может быть и руководством для его читателей. В ней, как правило, характеризуется состав, порядок следования и условности технического оформления подразделений, или зон, словарных статей. Новейшие словари часто содержат специальные очерки, посвященные теоретическим положениям, на которые ориентируются составители. Определенная часть концепции словаря может быть изложена и в виде словаря терминов используемой лингвистической терминологии.

Вспомогательная часть, дополняющая содержание словаря, иногда имеет форму приложений . В них даются сведения о тех аспектах системы языка, которые должны быть согласованы с основной частью описания.

В словарях даются также, в случае необходимости, списки научной литературы и источников иллюстративных примеров.

Одной из наиболее сложных является проблема номенклатуры единиц , описываемых в словаре, — его словника .

В любом словаре, посвященном описанию лексики, тем или иным образом решается задача разграничения полисемии и омонимии, лексикализованных форм, превратившихся в самостоятельные слова, и форм слова и т. п. Отбор слов и других единиц в нормативных словарях основывается на критериях, которые обычно перечисляются и разъясняются во вводных статьях.

Эмпирическую базу лексикографического описания образуют, во-первых, предшествующие словари (если таковые существуют) и, во-вторых, картотеки примеров. Главным источником примеров, которые включаются в картотеки общих словарей, являются лучшие прозаические, публицистические, научно-популярные, поэтические, журнальные и газетные материалы. В последние десятилетия к этим источникам добавились машинные базы данных . Это большие корпусы текстов на магнитных носителях, в которых компьютер по запросу может найти нужные слова.

1.2. Словари диалектов

Словари диалектов описывают лексику одного говора (диалекта), говоров определенной территории или всех говоров языка. По характеру представления слова значительная часть этих словарей относится к толковым (объяснительным) словарям.

Роль лексикографических трудов данного типа огромна: сведения о русской диалектной лексике необходимы при решении важнейших проблем современного общенационального языка, а также истории, причем не только русского и родственных славянских, но и других языков, носители которых были соседями русских или их предков. Диалектная лексика отражает историю народа, специфику его быта и культуры, поэтому словари диалектов оказываются необходимыми и для лингвистов, и для историков, этнографов, писателей.

В зависимости от широты территориального охвата лексики словари диалектов могут быть общими (включающими лексику всех диалектов языка), региональными (включающими лексику одного диалектного региона) и даже лексиконами одного говора.

По характеру отбора лексики различают дифференциальные и полные словари. В дифференциальные словари включаются диалектизмы разных типов — лексические (в том числе словообразовательные), семантические и др. В полные составители стремятся ввести всю лексику диалекта, то есть наряду с диалектизмами слова и значения слов, общие для диалекта и литературного языка. Впрочем, составление действительно полных словарей диалектов вряд ли возможно: как бы ни приспосабливался исследователь к нормам поведения носителей диалекта, они воспринимают его как носителя другой культуры.

Интерес к народной лексике, собирание которой в России началось не позднее 30-х годов XVIII в., резко возрастает к середине XIX в. В это время выходят Опыт областного великорусского словаря (1852) и Дополнение к «Опыту областного великорусского словаря» (1858). Организаторами и исполнителями этих изданий были академики А. X. Востоков и И. И. Срезневский. Для своего времени это были образцовые издания. Чуть позже появляется словарь В. И. Даля, где также представлено много диалектных слов.

Из лексикографических трудов второй половины XIX - первой трети XX в. надо назвать в первую очередь Словарь областного архангельского наречия А. О. Подвысоцкого (1885), Словарь областного олонецкого наречия Г. Н. Куликовского (1898), Областной словарь Колымского русского наречия В. Богораза (1901), Материалы для объяснительного областного словаря вятского говора Н, М. Васнецова (1908), Смоленский областной словарь В. Н. Добровольского (1914), Донской словарь А. В. Миртова(1929).

В 50-е годы XX в. стало очевидно, что материалы, которые описаны в десятках больших и малых словарей, но зачастую недоступны специалистам, необходимо объединить и издать в виде одного большого словаря всех русских народных говоров. Изданием, в котором показываются засвидетельствованные в предшествующих изданиях запасы диалектной лексики, становится сводный Словарь русских народных говоров (СРНГ). Публикация СРНГ началась в 1965 г., к настоящему времени доведена до 35 выпуска. Базой СРНГ является картотека СРНГ, которая хранится в Институте лингвистических исследований РАН (Санкт-Петербург). В ней более 2 млн. карточек. Она представляет собой самостоятельный источник разнообразных исследований по диалектологии и истории русского языка.

Решение важной задачи объединения всех известных диалектных лексических данных не снимало, тем не менее другой: заметные изменения, которые произошли и продолжают происходить в лексике диалектов, и явные лакуны, которые высветились в новое время в имеющейся у нас картине русской диалектной лексики, требовали создания иных областных словарей — словарей, опирающихся на понятия, выработанные современной диалектологией и лексикографией. Для диалектной лексикографии заметным событием стало появление Словаря современного русского народного говора (д. Деулино Рязанской области)(1969). В нем зафиксированы все обнаруженные составителями слова, имеющие в говоре ту или иную лексикализованную диалектную специфику. Большой словник, учет разных значений многозначных слов, их сочетаемости, иных возможностей и фразеологических связей и, наконец, богатый иллюстративный материал позволили достаточно полно раскрыть системные отношения в лексике одного говора. Исчерпывающим образом — как самодовлеющее целое — описана диалектная лексика в Полном словаре сибирского говора (1992-1995) под ред. О. И. Блиновой и в Словаре говора деревни Акчим Красновишерского района Пермской области (1984-1995). Идея системности лежит в основе концепции Псковского областного словаря с историческими данными (ПОС), в котором современная диалектная лексика включена в возможных случаях в историческую перспективу. Составление этого словаря было начато по инициативе выдающегося ученого Б.А.Ларина.

В последней трети XX в. выходит множество словарей, отражающих русскую диалектную лексику отдельных областей (Брянской, Иркутской, Калининской, Новгородской, Новосибирской, Ярославской и др.) и целых регионов (Белоруссии, Карелии и сопредельных областей, Кольского поморья, Прибалтики, Среднего Урала, средней части бассейна р. Оби и др.).

Особый интерес для нас представляет одно из подобных изданий — Архангельский областной словарь (АОС), работа над которым много лет ведется учеными, сотрудниками, аспирантами и студентами филологического факультета МГУ под руководством О. Г. Гецовой. Специфика АОС в том, что он имеет предшественника — опубликованный более 100 лет назад образцовый для своего времени Словарь областного архангельского наречия А. О. Подвысоцкого. Словарь опирается на картотеку, содержащую более 4 млн. карточек, картотека собирается более 40 лет студентами, преподавателями и сотрудниками филологического факультета МГУ. Статья АОС дает заглавное слово, грамматические и стилистические пометы, толкование (или — для многозначных слов — толкования), диалектный синоним к толкуемому слову или значению, иногда — синонимический ряд (если синоним или синонимы засвидетельствованы в диалектной картотеке) и иллюстрации. Фиксируется в нем ареал, с которым связано описываемое слово, а также особенности его сочетаемости и вхождение во фразеологические сочетания; в ряде случаев приводятся этнографические данные. В словарь включается вся собственно диалектная лексика и все слова, для которых были установлены лексикализованные отличия от литературного языка. Включается в АОС как важный компонент системы народного языка просторечная, устно-разговорная и профессиональная лексика. Архангельский областной словарь, таким образом, является словарем дифференциального типа. Но при этом, как отмечали рецензенты, «почти весь материальный и духовный мир говорящих, отраженный в их словарном запасе, нашел отражение в данном словаре».[3]

Словарные статьи многозначных слов могут представлять собой сводку бытования разных значений слова в нескольких диалектных системах, представленных в описываемой «системе систем». Это означает, что словарь дает документированные материалы, по которым можно изучать лексическую систему архангельских говоров в ее современном состоянии и историческом развитии.

Отметим появление диалектных словарей, специализированных по типу описываемой единицы или аспекта рассмотрения диалектного слова. Издан, в частности, Фразеологический словарь русских говоров Сибири (1983), в котором представлены диалектные устойчивые сочетания, обладающие фразеологизированным значением. Словарь содержит около 7 000 фразеологических и устойчивых сочетаний. Вышли ономастические обратные диалектные словари и даже диалектные словари личности . В Диалектном словаре личности (1971), составленном В. П. Тимофеевым, описана лексика неграмотной крестьянки Е. М. Тимофеевой, родившейся в 1897 г. Ее запас диалектных средств состоит из 2 705 слов и 87 фразеологизмов. Словарь диалектной личности , подготовленный Е. А. Нефедовой (2001), отражает экспрессивную лексику и деолекта носителя севернорусского говора. В словарной статье этого описания есть особые зоны коннотаций, синонимов и дериватов. В Русском диалектном инверсарии В. Г. Головина, Л. И. Ройзензона и О. И. Соколовой (1974-1977) представлены фрагменты обратного словаря русских говоров. Особенностью данного словаря является наличие кратких толкований, что делает его важным источником изучения диалектного словообразования. Мотивационный диалектный словарь (1982-1983), составленный на базе говоров Среднего Приобья, отражает деривационные отношения в диалектной словообразовательной системе. Словарь опирается на специальный понятийный аппарат. Составители различают лексические мотиваторы (соотносимые семантически однородные лексические единицы) и структурные мотиваторы (соотносимые структурные единицы). За вводом словарной статьи (заголовочным словом) в словаре следуют лексические и структурные мотиваторы. Они сопровождаются цифровыми индексами, указывающими на число зафиксированных случаев активизации мотивационных отношений. Далее идут иллюстративные примеры. Словарь базируется на картотеке, состоящей из 80 000 карточек, и дает 1966 словарных статей. Материалы этой лексикографической работы, представленные в удобной и обозримой для научного использования форме, открывают широкие возможности для исследования явления мотивированности.

Отметим в заключение следующие важнейшие общие тенденции развития современной диалектной лексикографии: 1) сознательная ориентация составителей лучших словарей на системное представление региональных разновидностей языка, 2) стремление к глубокому и тщательному описанию разнообразных особенностей семантики и функционирования народного слова в живой речи, 3) расширение диапазона типов словарей.

1.3. «Словарь областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении» А. О. Подвысоцкого. История появления, особенности содержания и структуры.

Изданная в 1885 г. Императорской академией наук, книга удостоена Ломоносовской премии еще до издания (1881). Содержит более 7000 слов. Это первый в России полный словарь по одному областному наречию. Особая ценность его состоит в том, что материал взят из первоисточника – из уст народа.

Для начала, хотелось бы сказать несколько слов об авторе.

Александр Иосифович Подвысоцкий (1825-1883), писатель, этнограф и собиратель русского фольклора, лексикограф; вице-губернатор в Архангельске (1871-1879). Из потомственных дворян Черниговской губернии. Окончил Харьковский университет.

К началу работы над словарем Подвысоцкий был уже известным автором нескольких исторических заметок, очерков из местной жизни Архангельской губернии, календарей и справочных книг.

Среди его сочинений стоит отметить: "Харьковский календарь на 1869 год, месяцеслов, адресная и справочная книга", Харьков. 1869 г.; "Записки очевидца о событиях в Варшаве, в 1861 и 1862 годах, составленные по документам", СПб. 1869 г. Первые девять глав этого труда были напечатаны в "Русском Инвалиде" за 1868 г.; "Харьковский календарь на 1870 год", Харьков. 1869 г.; "Харьковский календарь на 1871 год", Харьков. 1870 г.; "Граф Михаил Огинский и его отношения к императору Александру Павловичу; из записок графа Огинского" ("Русский Архив" 1874 г., кн. 3); "Справочная и памятная книга Архангельской губернии на 1875 год", Архангельск. 1874 г.; "Повар Халябя; указ Императрицы Елисаветы Петровны о его возвращении из Колы" ("Русская Старина" 1875 г., т. XII); "Отправка купеческих сыновей в Англию, в 1766 году" там же, 1875 г., т. XIII; "Поиски морских раков в Белом море и Ледовитом океане; переписка кн. А. А. Вяземского с Головцыным" (там же, 1876., т. XVI); "Водворение и распространение картофеля в Архангельской губернии" и "Попытки освещения улиц в Архангельске, в 1767—1768 годах" (там же 1879 г., т. XXVI).

Александр Иосифович Подвысоцкий не был профессиональным лингвистом, в последние годы жизни, когда Словарь находился ещё в разработке, он занимал должность управляющего конторой Государственного банка в Архангельске, т.е. был чиновником. Он отличался широкой образованностью, владел украинским и польским языками (отсюда соответственно украинские и польские параллели в словаре). Разъезжая по долгу службы по Архангельской губернии, Александр Иосифович хорошо ознакомился с жизнью и бытом северян. Изучал местные говоры, собирал "местные выражения", пословицы, поговорки и пр. Собранный богатый этнографический, географический, лингвистический и другой материал большей частью и вошел в его "Словарь областного архангельского наречия".

Улучшению качеств словаря способствовало прочтение его выдающимся специалистом в области лексикологии и лексикографии Я.К.Гротом. Руководствуясь подробным отзывом Грота, автор исправил и дополнил свой Словарь опубликованными материалами. К сожалению Подвысоцкому так и не удалось увидеть свой труд напечатанным: он умер в 1883 году за два года до выхода Словаря в свет.

Приступая к составлению Словаря, Подвысоцкий предлагает Академии наук свою программу собирания слов и сведений для областных словарей. Конечной целью было составление на основе областных словарей различных местностей общего сводного академического словаря.

Первая задача, поставленная перед областным словарем, - приведение в известность богатства областных наречий «в словах и речениях, в бытовых присловьях и поговорках, в народных приметах, поверьях и пословицах». «Необходимо, чтобы словари областных наречий были с тем вместе и этнографическими, - писал Подвысоцкий о второй задаче областных словарей, -…Областные наречия образовались под влиянием различных в разных местностях этнографических условий, которыми только и можно объяснить склад и происхождение весьма многих областных слов и особенностей наречий». Эти две задачи автор Словаря блестяще выполнил.

Грот отметил как самую важную особенность словаря – богатство материалов. Сравнивая его с предшествующими словариками архангельских слов, рецензент обнаружил, что все слова, включенные в них, за очень небольшим исключением, имеются в Словаре Подвысоцкого, причем с более подробными объяснениями и иллюстрациями, показывающими их употребление в живой речи.

Что же представляет собой Словарь Подвысоцкого? Какие слова в нем представлены? Автор собрал и объяснил местную лексику Архангельского края; в словаре, как правило, отсутствуют слова общенародные (отклонения от этого принципа немногочисленны). Подвысоцкий составил словарь, когда диалекты были ещё мало изучены и отличия диалектных слов от литературных ещё мало установлены.

В Словаре широко представлена бытовая лексика, то есть слова и выражения из самой обыденной жизни, пословицы и поговорки; значительное место занимает лексика различных промыслов и ремесел, бытовавших на территории Архангельской губернии (например, морского промысла), слова, отражающие местные верования и связанные с ними пословицы и поговорки, народные приметы и поверья. Например, вЬ’жливой, вЬ’жливой человек (другие названия: клЬ’тникъ, знато’къ, дру’жка ) – «род знахаря при свадьбах. Обязанность его состоит в том, чтобы охранять свадьбу от по’рчи , разрушать злонамеренные чары и предупреждать всякие, считаемые худым предзнаменованием случайности, напр.: чтобы лошади в свадебном к венцу поезде не остановились, не распряглись, не рвались порывисто, не заметали снегом или пылью и т.д. В видах устранения всего этого, вежливый осматривает все углы пороги в доме, пересчитывает камни в печах, кладет замок на порог, дует на скатерть свадебного стола, нашептывает разные наговоры над одеждой молодых и над лошадиной сбруей, дает молодым привески к крестам на шее и т.д. Слово вежливый в значении знахарь есть старинное Новгородское; в песне о новгородском госте Терентьище говорится о скоморохах, которых Терентьище просит вылечить его жену: веселые скоморохи люди венжливыя, очестливые».

В Словаре имеется богатый набор различных фразеологических выражений, бытовавших на русском Севере: одни из них приводятся в словарных статьях на ряду с другими материалами, иные помещаются самостоятельными статьями. Например, при слове кро’шни «род кузова» - поговорка: попал из короба в крошни ( литературное из кулька в рогожку ). В статье на слово идти приведено свыше двадцати выражений, как идти по лакомке «мотать деньги на разгульную жизнь». Выражения: живой рукой «живо, проворно» (живой рукой сбегал да принес), заложить ухо «забыть о чем-либо» и другие – помещаются самостоятельно.

Пословицы, поговорки, приметы приводятся и в статьях на областные слова, и в тех случаях, когда они в своем составе не имеют диалектизма. Статья на слово кошка (животное) включена в Словарь только для того, чтобы привести приметы, связанные с этим животным: «Кошка сидит на окне и глядит в него» - к прибыли; «Кошка моется на полу против дверей в избе» - к нечаянным и небывалым гостям. Есть и другие статьи. Рябина. Народные приметы: урожай рябины – к мокрому будущему лету и богатому лову сельдей. Избушка. Поговорка: Хоть в лесной избушке жить, да за любимым быть.

Слова в Архангельском словаре расположены преимущественно в алфавитном порядке, но имеются статьи и с гнездовым расположением слов, когда в одной статье объединяется несколько однокоренных синонимов; иногда там же помещается синоним другого корня, как в статье ко’лоб , где приведены слова ко’лоб , колобо’к , скро’ботенъ .

Для облегчения поисков слова в словаре, каждое из слов, объединенных в статье, в алфавите имеет отсылочную статью. Конечно, применение гнездового принципа нельзя назвать строго научным. Однако, объединяя в слова в одной статье, автор имеет возможность более экономно и компактно разместить материал.

Собственно грамматических помет в словаре мало. Но примеры употребления диалектных слов, своеобразие их грамматических особенностей (сравнительная степень наречий ба’ско , баси’стобасчее , баси’стей , иногда даже вплоть до выделения особо своеобразных случаев в самостоятельные статьи), приведение различных диалектных грамматических форм и образований (формы множественного числа существительных: кренъкре’нъя , пи’вопива’ , ту’есту’есья ), также и другие формы падежей существительных в силу их своеобразия (пле’цъ «плечо», мн.ч. пле’ци , твор.пад. пле’цъю , пле’цъем , плеце’ми ) – все это помогает читателю составить ясное понятие о грамматических особенностях архангельских говоров.

Большинство слов в Словаре истолкованы кратко, экономно, то есть имеют обычные, принятые в словарях, лаконичные толкования (варва’ «негодные, выбрасываемые остатки битого скота») или просто переводятся литературным словом (ба’йга «туман, мгла» ).

Слова же местного терминологического характера (названия животных, рыб, орудий труда, местных обычаев, местных условий природы и т.п.), поскольку они не знакомы читателю, получают полное энциклопедическое толкование. Статья на слово забо’ръ «устройство для ловли семги» занимает почти целую страницу: подробно описываются этапы построения забора, механизм его применения. Или, например, словарная статья к слову га’рва «(от норвежского garu-ставная сеть) – ставная, для ловли семги, сеть при кольях, длинною в 10-15, шириною в 1-5, а высотою в 1 сажень, отороченная сверху и снизу тетиво’ю , и прикрепляемая к верхней тетиве тонкой веревочкой, называемой: ножи’лина , поджи’лка , на которую нанизывают верхний ряд ячей сети, привязывая пожилину к тетиве узлом через каждые три ячеи. Гарвы окрашивают красною или ольховой коры краскою, и ставят их по несколько рядом, в небольшом между собою расстоянии ребром к берегу. Ячеи в гарвах крупные, в 2,5-4 вершка, а грузила(ки’басья ) вплетаются берестой в кольцо из березовых прутьев, - для того, чтобы не проходили сквозь ячеи и не путались в сети. Гарва образует сетяную в воде стену, на которую устремляющаяся вверх по реке семга натыкается и завязает в ячеях. Гарвы бывают морские, в несколько верст длины ( в устьях Печеры назыв.: топь ), и речные, вышеописанные, которые расставляют в искусственной затиши (за’водь 4 ) , образуемой посредством переплета, или же вбивая в дно реки колья с приваливаемым к ним хворостом.»

Благодаря подробным толкованиям можно составить хорошее представление о местных промыслах, свадебных (см. выше пример статьи к слову вЬ’жливой ) и других обрядах. Показательна в этом отношении статья к слову зару’чка «устное условие подъемщиков Мурманских промыслов с рабочими на поступление в покру’ченники, при чем хозяин промысла дает каждому покрученнику, в виде задатка, но безвозвратно, так называемый зару’чной, запивно’й рубль (рядовы’м покру’ченникам и поменьше, а ко’рмщику и побольше). Заключить такое условие с хозяином судна и промысла называется: заручи’ться хозяиномъ. По совершении заручки, перед отправлением на промысел, хазяин-подъемщик угощает всех покрученников обедом, после которого дарит каждому по деревянной ложке, а главным судорабочим, сверх того, и толстого сукна на починку авачу’гъ – на две пары ко’ршику и тялецу’ и на одну пару весе’льщику. Перед отплытием в море судно с покрученниками, один из них обращается к хозяину со словами: хазяинъ! Благослови путь, - на что хозяин отвечает: святые отцы благославляютъ, а корщик заключает: праведные Боги молятъ, после чего выкатывается якорь, и судно, сделавши поворот к солнцу, отправляется в путь».

Вообще весь Словарь написан интересно. Словарные статьи с примерами живой, непринужденной речи, с выражениями, поговорками, пословицами построены так, что читаются как увлекательные рассказы о словах.

Каждое значение, сочетание или выражение имеет в Словаре точную географическую помету, указание в каком уезде они записаны (а в случае употребления во всей Архангельской губернии – ставится «повсеместно»).

Для данной работы были выписаны слова, собранные в Кольском уезде, помещенные в Словаре с пометой Кол . Уместна небольшая историческая справка. К 1802 г. «после округа Мезенского, Кольский уезд из всех в Архангельской губернии состоящих величайший: содержит оный в себе площадного пространства 180,101 квадратных верст, 4 десятины и 800 квадратных сажен в длину, от востока к западу простирается оный на 620 верст, в ширину от юга к северу на 397, а в окружении содержит 2781 версту.

Округ сей, почти весь обливает море Белое, начав от Кемского уезда и Кандалагской губы до Святого носа, а далее Северный океан по Датскую Лапландию, что соделывает его почти полуостровом; ибо с матерою землею соединяется он только границею своею с Шведской Норвежской Лапландией со стороны западной. От севера с океаном, от северо-востока и востока с морем Белым, а от юга с округом Кемским.»[4] В 1859 г. Кольский уезд был упразднён, а 8 февраля 1883 года восстановлен с центром в городе Кола.

По богатству материалов, собранных автором, по методам описания, Словарь Подвысоцкого был самым полным и лучшим областным словарем своего времени. По образцу словаря А. И. Подвысоцкого позднее составлялись другие областные словари (например, «Словарь областного олонецкого наречия» Г. И. Куликовского, «Словарь вятского говора»Н.М.Васнецова, «Смоленский областной словарь» В.Н.Добровольского). Традиции научной методики А. И. Подвысоцкого использованы составителями многотомного «Архангельского областного словаря» под редакцией О. Г. Гецовой (1-й том вышел в издательстве МГУ в 1980). Кроме того, на материалы, собранные Александром Иосифовичем, опирался И.В.Меркурьев, работая над своим выдающимся трудом «Живая речь Кольских поморов».

1.4. «Живая речь Кольских поморов» И.С.Меркурьева. История появления словаря, особенности содержания и структуры.

Огромнейший вклад в исследование и сохранение говора и культуры древнейшего русскоязычного населения Кольского полуострова внес И.С.Меркурьев, известный прежде всего как автор знаменитого областного словаря «Живая речь Кольских поморов».

Иван Севастьянович Меркурьев родился 6 сентября 1924 г.в деревне Тараскино Пустошкинского района Псковской области, закончил 7 классов сельской школы и с 1939 г.учился в Опоченском педучилище. Во время фашистской оккупации работал в колхозе, а летом 1943 принял присягу и стал выполнять задания разведки Красной Армии. В 1944 призван в армию и в сентябре уже был на 2-м Белорусском фронте, получил ранение. После госпиталя окончил третий курс Опоченского педучилища и принят в Ленинградский педагогический институт им.А.И.Герцена., который в 1950 году окончил. Проработал 3 года завучем и учителем русского языка и литературы в Славковской средней школе Псковской области, там в 1952 году вступил в партию. В 1956 окончил аспирантуру в ЛГПИ им. А. И. Герцена и был направлен министерством заведовать кафедрой русского языка в Мурманском пединституте, где прослужил девятнадцать лет. С 1975 года работал в Ленинградском государственном институте им. А.И.Герцена, затем профессором кафедры русского языка Ленинградского государственного областного университета им.А.С.Пушкина

Научное наследие Ивана Севастьяновича разнообразно и «по сути, представляет собой успешно осуществленное системное описание фонетики, лексики и значительной части морфологической системы мурманского говора и многовекового фольклорного творчества».[5] Под руководством И.С.Меркурьева в 1957-1967 годах были организованны диалектологические экспедиции с целью обследования старинных русских поселений на Кольском полуострове. В процессе многолетней работы обследованы 22 таких поселения и собран богатейший лингвистический, краеведческий и этнографический материал, послуживший основой всех научных трудов Ивана Севастьяновича, посвященных языку и фольклору кольских поморов: «Мурманский говор(Фонетика. Вокализм.)»(1960), «Мурманский говор (Консонантизм)»(1962), «Об особенностях ударения в мурманском говоре»(1963), «Склонения имен существительных в мурманском говоре(Единственное число)»(1966), «Склонение имен существительных в мурманском говоре (Множественное число)», «Формы прилагательных в говорах старинных русских поселений на Кольском полуострове»(1966), «Притяжательные и притяжательно-относительные прилагательные в русских говорах(На материале поморского диалекта Мурманской области)»(1970), целая серия статей об особенностях употребления местоимений в мурмаском говоре, особенности системы служебных частей речи и прочие работы по вопросам морфологии.

Центр научных интересов И.С.Меркурьева, несомненно, всегда находился в области изучения и описания лексики диалекта и фольклора Кольских поморов. Не случайно все его работы грамматической направленности обязательно сопровождались краткими словариками диалектных слов и включали в качестве образцов диалектной речи пословицы, поговорки и фрагменты русских народных песен, позже систематизированных и представленных в хрестоматиях диалектного материала, в различных учебно-методических изданиях для студентов («Учебные задания к практическим занятиям по диалектологии для студентов дефектологического факультета» (1985), «Программа исторического комментария к курсу современного русского языка для дефектологического факультета»(1987), «Русская диалектология»(1996), Русская диалектология (1998, в соавторстве с А.М.Родионовой-Нащокиной), и школьников («Учет региональных особенностей в определении содержания основного и дополнительного школьного лингвистического образования»(1994), «программа факультатива «Живая речь Кольских поморов»(для школ Мурманской области)(1994), «Так говорят Кольские поморы»(1995-первое издание, 1996-второе издание), в сборниках поморских сказок и пословиц («Пословицы и поговорки Поморья»(1997), «Сказки поморов Мурманской области»(1997), монография «Устное народное творчество поморов Мурманской области»(2000).

Вершиной научного творчества ученого по праву можно назвать словарь «Живая речь Кольских поморов» (1978-первое издание, 1997-второе издание).

Изданию предшествовало несколько публикации, посвященных изучению особенностей лексического состава поморского диалекта: тезисы «О «Мурманском областном словаре»(1971), «О лексике «Мурманского областного словаря»(1972), «о задачах изучения оленеводческой лексики в русских говорах»(1988) и монография «Материалы к «Мурманскому областному словарю»(1971). Именно материалы последнего труда были использованы в моей работе, так как монография заканчивается пробной публикацией словарных статей будущего словаря от А до Д, которая дает представление о реальном объеме собранного и изученного И.С.Меркурьевым диалектологического материала, что очень важно, поскольку, как сообщается в предисловии ко второму изданию словаря, в целом в целом объем всей обследованной в говоре лексики в 3-4 раза превышает объем материала, вошедшего в оба издания словаря.

Мурманский областной словарь и включает в себя диалектную лексику говора русских поморов Кольского полуострова, зафиксированную ежегодными летними экспедициями Мурманского педагогического института в 1957—1967 годах. За время указанных экспедиций составителем Словаря" обследовался говор всех старинных русских поселений Мурманской области. При этом в большинстве сел удалось побывать два и более раз. В сборе лексики принимали участие также студенты историко-филологического факультета Мурманского педагогического института.

Местная лексика собиралась различными методами:

а) путем непосредственного наблюдения над говором представителей старшего поколения;

б)посредством проведения с носителями говора бесед на самые различные темы;.

в) проверялось существование в современном говоре многих слов, когда-либо записанных в Беломорье, выяснялось их значение и употребление;

г) использовались данные разнообразных фольклорных произведений, бытующих в настоящее время в Поморье. Не мало записей сделано нами и при помощи магнитофона.

Словарь создается на основе личных наблюдений составителя. Сведения других собирателей лексики также должным образом учитываются.

Принадлежность слова к диалектной лексике определялась при составлении словаря путем сопоставления данных говора и литературного языка — по .материалам «Словаре современного русского литературного языка» АН СССР] т.т. I-XVII, М.-Л., 1950-1965, а также «Словаря русского языка» АН СССР, т.т. I-IV, М. 1957-1961. Основанием для отнесения -местного слова к диалектным является отсутствие про в названных словарях или соответствующая при нем помета, этих словарей, свидетельствующая о принадлежности слов к областной (диалектной) лексике. Включаются в словарь и слова, образованные от общенародных корней, но имеющие иные аффиксы и значения, а также слова, отличающиеся от литературных лишь своими аффиксами. Входят в Мурманский областной словарь и слова, имеющие лексикализонанные фонетические особенности. Вошли в Словарь слова, ничем в своем, оформлении не отличающиеся от слов литературного языка, но имеющие в говоре другие значения. Слова, являющиеся производными от выше перечисленных групп слов, также включены в Словарь,

Внесены в Словарь названия жителей, образованные от названия сел, поскольку таких названий у нас, естественно, немного и они мало кому известны. Прозвища, лиц, клички животных включены в Словарь только в тех случаях, когда они образованы от имен нарицательных.

Фразеологические диалектизмы тоже отражены в Словаре.

Остаются за пределами Словаря слова общенародные. Не входят в Словарь слова, имеющие в говоре лишь грамматические отличия от аналогичных слов современного русского литературного языка (особенности склонения, спряжения, инфинитивных форм, степеней сравнения). Собственные имена и топонимические названия Словарем также не учитываются. Лишь отдельные географические наименования, отличающиеся от соответствующих общеизвестных названий, вколочены нами в Словарь (Кандалуха — Кандалакшский залив и т. п.). Слова вносились в словарь и в сомнительных случаях, когда трудно было решить, являются они диалектными или общенародными.

Этимологические справки Словарем не даются.

Слова расположены в Словаре в алфавитном порядке.

На соответствующем месте алфавита помещаются глаголы совершенного и несовершенного вида, а также глаголы одного вида, но образованные при помощи разных суффиксов, а также фонетические варианты некоторых слов.

Варианты слов, обусловленные цоканьем, оглушением согласных на конце слова, явлениями ассимиляции, упрощением отдельных групп согласных, Словарем не приводятся.

Заголовок словарной статьи (толкуемое слово) дается преимущественно в привычной орфографической форме. Далее приводятся: обычная грамматическая характеристика слова; в необходимых случаях — пометы, объяснение значения (значений) слова, примеры употребления в говоре этого диалектного слова. В конце словарной статьи имеются отмеченные фразеологизмы.

В толкуемом слове, его форме, как правило, показывается ударение. Ударения в словах цитаты для облегчения набора ставятся не всегда, а лишь в необходимых случаях: когда есть расхождения в постановке ударения с литературной речью или когда могут возникнуть какие-либо сомнения на этот счет. Буква ё может одновременно обозначать на письме звук о и место ударения. Однако часто в словах мурманского говора этот гласный о (ё) является безударным, что и показывается в таких случаях постановкой знака ударения над другими гласными (всёгды и пр.).

Грамматические особенности слова приводятся в тех случаях, когда имеется соответствующий материал.

Отдельные диалектные слова полностью совпадают по своему значению с соответствующими словами современного русского литературного языка. В таких случаях толкуемое, слово переводится (объясняется) литературным словом.

Другим же местным словам в литературном языке соответствуют определенные синонимы, которые и используются при объяснении данных областных слов. Наконец, значительная часть диалектных слов не имеет в литературном языке соответствующих значений — тогда слово толкуется описательным способом.

Если слово зафиксировано в одном или незначительном числе населенных пунктов, после объяснения значения этой лексемы ставится географическая помета (пометы) — название (названия) населенного пункта, в котором толкуемое слово было записано. Из этого, конечно, не следует, что данное слово отсутствует в говоре других сел — оно может там быть, но нами оно не отмечено. Если слово известно повсеместно или зафиксировано во многих населенных 'пунктах, то эти географические сведения не указываются. Цитаты всегда имеют географические пометы. Иногда при слове приводится несколько примеров, записанных в одном и том же селе. Географическая помета в этом случае ставится один раз — после этих цитат.

Когда примеров с употреблением областного слова у нас имеется достаточно много, количество, их для Словаря ограничивается. К сожалению, в материалах нередко и отсутствуют необходимые цитаты. Если пример заимствован из произведения фольклора, об этом говорит соответствующая помета. Собственные речения составителя не допускаются.

В необходимых случаях при цитате есть ремарка составителя.

Цитаты приводятся в упрощенной транскрипции. Все цитаты начинаются с заглавной буквы. Заглавная буква сохраняется - и при написании имен собственных. Употребляются знаки препинания, обычные и для литературного языка. Гласные в сочетании с йотом (йа, йо, йэ, йи, йу ) передаются буквами я ё, е, и, ю . Названные буквы после мягких согласных обозначают звуки а, о, э, и, у. Для обозначения звука э после твердых согласных и в начале слова употребляется буква э. Буквы ъ, ь используются в своем обычном орфографическом назначений. Буква щ обозначает долгий мягкий согласный ш . Другие двойные согласные передаются написанием двух одинаковых букв.

При работе над настоящим словарем использовался опыт создания других областных словарей, см., например, Г. Г. Мельниченко «Краткий ярославский областной словарь», т. I, Ярославль, 1961; «Словарь русских говоров Среднего Урала», т. I, Свердловск, 1964; «Псковский областной словарь», в. I, изд. ЛГУ, 1967; «Словарь современного народного говора (д. Деулино, Рязанского района, Рязанской области)» под ред. И. А. Оссовецкого, изд., «Наука», М., 1969 и др., а особенно — «Словарь русских народных говоров» Института русского языка АН СССР, в. I, составленный Ф. П. Филиным, изд. «Наука», М.-Л., 1965 (См. также последующие выпуски этого словаря). Во многом помог в работе труд члена-корреспондента АН СССР Ф. П. Филина «Проект «Словаря русских народных говоров», изд. АН СССР, М.-Л., 1961.

Словарь предназначен для широкого круга читателей: студентов-филологов, диалектологов, лексикологов и историков русского языка, для всех тех, кто интересуется историей Заполярья и Поморья, кто работает среди местных учащихся и населения.

Глава 2

Сопоставление состава словников и содержания, объемы их толкования в Словарях А.О.Подвысоцкого и И.С.Меркурьева.

2.1. Региональные слова, характерные только для одного словаря.

2.1.1. Словарь А.О.Подвысоцкого.

Всего до буквы Д в словере Подвысоцкого 1995 слов, 84 слова с пометой «Кольский», 32 из них имеют параллели у Меркурьева, остальные 52 представлены только в этом Словаре.

Условно их можно разделить на несколько тематических групп:

· слова, называющие природных явления: ба’йга, волчки’, ва’кора, вере’тья, Вере’тья, ВеретЬ’я, Волчки’.

· слова, называющие людей по качествам характера: басала’й, всеговори’що,

· названия птиц и рыб: бакла’жка, бЬ’шенка, Гага’рка, Галле’я.

· названия растений: Бру’жница, Ва’кора, Ва’коръ.

· предметы быта - утварь, одежда, обувь, пища: во’тты, деревни’, вы’точь, Выточно’й, БЬ’лая ба’рыня, Волчо’к..

· слова, связанные с рыболовным промыслом: Берегово’е ужи’ще, Бродчи’къ, Вали’ть, Веди’лки, Верту’шка, Вьюро’к , Ба’рды, Бахта’, Варва’, Глуши’ть уду’.

· слова, связанные с оленеводством: Арча’, Арча’къ, Вожъ, Вонделва’женка, Во’нделка, Ги’гна.

· слова, отражающие верования, обычаи: Аю’кла, Бессме’ртные оле’ни, Бо’лдыръ, ВЬ’жливой, ВЬ’жливой человек, Добро’в .

· слова, отражающие явления общественной жизни: Бо’лдыръ, Бра’льшица, Бра’льщица, Бра’тской судъ, Брюха’нъ, Вольный промышленникъ.

· слова, характеризующие опред. поведение: Басала’ить.

· Частицы, союзы, вводные слова, обращения: Ашшо’.

2.1.2. Словарь И.С. Меркурьева.

Всего до буквы «Д» в словаре Меркурьева 1312 слов.

Условно их можно разделить на несколько тематических групп, сходных с группами у Подвысоцкого. Их состав пополнился количественно. Особенно характерно это для слов, входящих в следующие тематические группы:

· Слова, называющие природные явления: визи’рка (просека), взво’д, взво’день (высокая волна).

· Названия людей по качествам характера: бах (хвастун, лгун), бобы’ль (лентяй), бараку’ла (шутник).

· Растения: анфе’льца ( вид морских водорослей), багу’ля (багульник).

· Названия птиц и рыб: га’льдей (мелкая треска, пикша), га’хка (гага).

· Частицы, союзы, вводные слова, обращения: а’жно (даже, так что), ак (как), А’ли (или), бо’ря-бо’ря (подзывные слова для баранов).

Эти слова, называют реалии, которые не изменились со временем, потому отсутствие их в Словаре Подвысоцкого, можно объяснить просто выходом их активного употребления.

Жизнь Кольских поморов со второй половины 19в., когда был издан словарь Подвысоцкого, сильно изменилась: появились новые предметы быта, орудия промысла и, как следствие, новые слова, их называющие:

· Орудия рыболовного промысла и охоты: балбе’ра (поплавок из дерева, коры, пенопласта рыболовной снасти), дри’фтер (специальная сеть из толстых ниток), дель (полотно сети для изготовления орудий лова).

· Предметы быта: восми’нка (пачка чаю), вы’ступки (кожаные женские туфли, похожие на калоши).

С изменениями в жизни Кольских поморов, образованием новых населенных пунктов связано появление новой тематической группы, полностью состоящей из слов, характерных только для Словаря И.С.Меркурьева:

· Прозвища людей по месту проживания: Англичанин (прозвище жителя с.Кузрека, Терского района Мурм.обл.), Америка (прозвище жителей села Оленица Терского р-на, Мурм.обл.), ворона’(прозвище жителей д.Чапома, Мурм.обл.).

Важно отметить, что в Словаре И.С.Меркурьева почти нет слов тематических групп «верования, обряды и обычаи» и «общественные явления». Это может быть объяснено исчезновением данных реалий. Например, словосочетание Вольный промышленникъ (промышляющий (в противоположность кабальным промышленникам) рыбу и морского зверя собственными средствами, а не в качестве покру’тчиковъ) представлено в только в Словаре А.О.Подвысоцкого, вероятно потому, что данное общественное явление характерно только для второй половины 19 в.

Возможно, отсутствие таких слов связано с тем, что монография «Материалы к «Мурманскому областному словарю», которой я пользовалась, была издана в 1971 году, когда всякое проникновение в печать информации о верованиях, обычаях, традициях подвергалось цензуре. Кроме того, отражение слов названных тематических групп более характерно для Словаря А.О.Подвысоцкого, так как он является этнографическим.

2.2. Слова, представленные в словнике обоих словарей.

2.2.1. Слова, имеющие близкие или совпадающие значения.

Слов, имеющих близкие или совпадающие значения в обоих словарях встретилось до буквы «Д» 32.

Условно их можно разделить на несколько тематических групп:

· слова, называющие природных явления: База’ръ, Быкъ, Ва’ра, Ва’рака, Во’локъ, Волочёкъ, Воло’чка.

· названия птиц и рыб: Але’йка, Га’вка, Га’гка, Гагу’нъ.

· слова, связанные с рыболовным промыслом: А’рестега, Бере’жникъ, Весе’льщикъ, Га’рва, Гру’зев, Двоесо’лка.

· предметы быта: Бо’локъ, Ве’жа, Ви’нделка, Вы’шкварка, ВЬ’жа, Граби’лк,

· слова, отражающие явления общественной жизни: Бра’льшикъ.

· слова, относящиеся к оленеводству: Ва’женка, Ва’лмы, Вонделва’женка, Во’нделка, Ганга’съ, Ги’рвас, Гу’ба.

· слова, характеризующие опред. поведение: Варако’сить.

Как правило, все это слова, называющие реалии, которые с течением времени не изменились и измениться не могли: Ва’ра ( Гора, сопка, возвышенность), Бык (Выдавшаяся с берега в реку скала).

Либо слова, связанные с рыболовством и оленеводством – древнейшими промыслами Кольских Поморов: Бережни’к (Ближайший к берегу поплавок рыболовной снасти), Ва’женка ( Оленья самка по четвертому году жизни), Ва’лмы (Часть груди оленя между передними ногами.).

2.2.2. Слова, представленные в обоих словарях, но имеющие разные значения.

Слов, имеющих разные значения, встретилось до буквы «Д» всего три.

Два из них можно отнести к тематической группе «слова, связанные с рыболовным промыслом».

В Словаре А.О.Подвысоцкого:

Ба’бка – скамья для гребцов на шняке . Кол.

Дворъ – 2)матня у невода, сажени в четыре длины, ширины и вышины, для ловли сельдей. Онеж., Кем., Кол.

В словаре И.С.Меркурьева они приобретают значение «предметы быта»:

Ба’бка , и, ж. 1)Женщина, занимающаяся подачей помощи при родах. 2)Небольшая наковаленка для отбивания кос.

Двор, а, м. Устье русской печи.

Слово Баклы’шка относится к тематической группе «слова, связанные с оленеводством». Оно так же приобретает значение «предмет быта»:

Баклы’шка – прикрепляемая к передку керёжи перекладина, к которой припрягают оленей. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Баклы’шка, и , ж. 1) Пробка для бутылки. с.Оленица, с.Кашкаранцы. 2)Шаровидный набалдашник на конце деревянного стержня пешни, на конце хорея, мачты и т.п. пос.Териберка.

Таким образом, слова, имеющие разные значения, называют орудия промысла. Вероятно, спустя почти сто лет, сами предметы исчезли, но слова не вышли из употребления и сегодня используется как название предметов быта.

Заключение

Изучение русских народных говоров всегда актуально. Современный этап развития русского языка характеризуется широким воздействием средств массовой информации на языковое сознание диалектоносителей, что ведет к кардинальным изменениям в структуре говора. Однако территориальные диалекты не умирают, трансформируясь в особые новые формы разговорной речи, в которой утрачиваются многие архаичные черты и развиваются новые особенности. В настоящее время особую роль приобретает региональная лексикография: диалектные словари, сохраняя уже утраченные элементы живой речи, “обогащают национальный духовный потенциал, общий культурный фонд народа”.

Диалектные словари составляют базу для синхронического и диахронического изучения лексики и “обобщая и приумножая языковое, а значит, и ментальное богатство, дают четкость … слову, ясность в вопросах происхождения языка и народа, отражают многообразие народного литературно-речевого творчества”.

Современная лингвистика рассматривает язык как своеобразный код, заключающий информация о самом человеке, его воззрениях на природу, на мир. В этом смысле диалектный словарь незаменим, так как сам “толковый словарь – это целый мир в алфавитном порядке”.

В сложившейся духовной ситуации рубежа тысячелетий выживание нации зависит от того, какое место отводится культурной политике, системе жизнеобеспечения языка, средствам его развития и изучения, в первую очередь национальной словарной службе. Словари аккумулируют национальную память народа, являясь своеобразным барьером на пути развеяния национальных духовных ценностей. О значимости толковых словарей русского языка в понимании сущности русского духа, национального русского характера свидетельствуют мероприятия последних лет общенационального масштаба, например, организованная Вторым Вселенским собором “Державная служба словарей”, также разрабатываемая Институтом русского языка государственная Программа “Историческая память России” на основе лексикографической практики в создании различных словарей национального русского языка.

В аспекте региональной культуры диалектный словарь представляет особый интерес, так как именно диалектный словарь отражает истоки национального самосознания жителей определенной местности. Диалектный словарь не просто свидетельствует о наличии или отсутствии той или иной реалии: определенным образом связанные между собой слова отражают мировидение людей, а значит, фрагменты языковой картины русского мира.

Региональная лексикография позволяет увидеть специфику диалектного слова, его связи с общерусским фондом, с местными языками и диалектами.

Исследование говора жителей Кольского полуострова, по-моему мнению, особенно важно. Он сформировался на самой северной окраине русской земли, вдали от культурных центров, в условиях, где были слабыми связи коренного русского населения с населением других областей и даже с населением соседних сел из-за большого расстояния между ними и по причине других географических условий, где уклад жизни поморов отличался в значительной степени от уклада жизни в центральных и большинстве северных областей страны, где соседями русских в течение столетий были финны, карелы и саами. Для нас, северян, изучение этого наречия имеет особое значение. Ведь Кольский край - наша малая родина, здесь наши корни, издревле жили и трудились здесь наши предки.

Диалектная лексика говора русских поморов Кольского севера отражена в «Словаре областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении» А. О. Подвысоцкого, изданном в 1885 году, и словаре «Живая речь Кольских поморов» И.С.Меркурьева, вышедшем в свет в 1978 году. Сопоставление словников этих словарей позволило проанализировать, как изменилась жизнь, быт и занятия северян за последнее столетие.

При этом каждый словарь по-своему обогатил наше представление о данном наречии.

«Словарь областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении» А. О. Подвысоцкого содержит более 7000 слов. Это первый в России полный словарь по одному областному наречию. Особая ценность его состоит в том, что материал взят из первоисточника – из уст народа. Этот словарь привел в известность богатства областных наречий «в словах и речениях, в бытовых присловьях и поговорках, в народных приметах, поверьях и пословицах». В нем имеется богатый набор различных фразеологических выражений, бытовавших на русском Севере. Словарь является этнографическими, в этом его особая ценность. Важная особенность словаря – богатство материалов. Все слова приводятся с подробными объяснениями и иллюстрациями, показывающими их употребление в живой речи. Благодаря подробным развернутым толкованиям можно составить наиболее полное представление о местных промыслах, быте, верованиях, обрядах и вообще мировоззрении Кольских поморов во второй половине 19 века.

Словарь «Живая речь Кольских поморов» И.С.Меркурьева так же имеет огромное значение для изучения говора. Он включает диалектную лексику, зафиксированную ежегодными летними экспедициями Мурманского педагогического института в 1957—1967 годах. Толкования более лаконичны, нет, как в Словаре А.О.Подвысоцкого, развернутых описаний орудий промысла и предметов быта. Почти не представлены слова, называющие верования, обряды, явления общественной жизни северян. Однако собрано гораздо большее количество материала. Внесены в Словарь названия жителей, образованные от названия сел, прозвища, клички животных. Фразеологические диалектизмы тоже отражены в Словаре. Есть и цитаты, показывающие употребление слов в живой речи.

Оба труда, «Словарь областного архангельского наречия» и «Живая речь Кольских поморов», позволяют восстановить быт и реалии жизни наших предков, Кольских поморов, но более полную картину мы можем составить именно на материале словаря Александра Иосифовица Подвысоцкого, его вклад в развитие истории родного края и языка бесценен.

Использованная литература:

1. Антонова Л.Е., Толокова Е.С. Обзор работ И.С.Меркурьева, написанных за годы работы в Санкт-Петербурге // Наука и бизнес на Мурмане.-2003, №1

2. Антошина С.А. Фольклор Кольских поморов и мурманский говор в трудах И.С.Меркурьева // Наука и бизнес на Мурмане.-2003, №1, с.15

3. Берков В.П. Двуязычная лексикография. – С-Петербург: СПУ, 1996.

4. Богатова Г.А. Размышления после международного съезда русистов в Красноярске // Вопросы языкознания. М.,1998. № 3. С.115 - 122.

5. Виноградов В. В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. М., 1977.

6. Вольский В. Мурманский Даль // Наука и бизнес на Мурмане.-2003, №1, с.48-49.

7. Гринев С.В. Введение в терминологическую лексикографию. Учебное пособие. - М.: МГУ, 1986.

8. Денисов П.Н. Лексика русского языка и принципы ее описания. - М.: Русский язык, 1980.

9. Караулов Ю.Н. Общая и русская лексикография. - М.: Наука, 1976.

10. Караулов Ю.Н. Современное состояние и тенденции развития русской лексикографии // Советская лексикография. М., 1988. С.4 - 12.

11. Кузнецова, О. Л. Архангельский словарь А. О. Подвысоцкого // О. Л. Кузнецова // Русская речь. - 1974. - №1. - С.98-112

12. Некролог // Архангельский губернские ведомости. - 1883. - 26 февр.

13. Ожегов С. И. О трех типах толковых словарей русского языка // Ожегов С. И, Лексикология. Лексикография. Культура речи. М., 1974.

14. Панов В.И. Некоторые вопросы областной русской лексикографии // Лексикографический сборник. Вып.3 М., 1958. с.48-65

15. Паршев, А. А. Роль А. О. Подвысоцкого в изучении истории, географии и культуры Беломорья / А. А. Паршев // Слово о людях и земле Поморской. - Архангельск, 1993. - С.25-33

16. Плотникова, А. А. Диалектный словарь - энциклопедия крестьянской жизни / А. А. Плотникова // Русская речь. - 1990. - №5. - С.119-123.

17. Попов И.А. Архангельский областной словарь // ВЯ, 1989. №6. С.151.

18. Пошман Антон фон. Архангельская губерния в хозяйственном, коммерческом, философическом, историческом, топографическом, статистическом, физическом и нравственном обозрении ... составленное в 1802 году. - Архангельск: Губ. типография, 1866. - Т.I. - 196 с.; 1873 - Т.II. - 174 с.

19. Щерба Л. В. Опыт общей теории лексикографии // Щербя Л. В. Языковая система и речевая деятельность. Л., 1974.

20. Шимчук Э.Г. Русская лексикография: Учебное пособие. – М.: Изд-во МГУ, 2003.

Приложение

Список слов с толкованием до буквы «Д»

А

Але’йка (Утка Алейка) ­­- один из видов дикой утки, водящийся на озерах и реках в лесных местностях Кемского уезда и Кольского полуострова; она устраивает себе гнезда, несет яйца,( по словам местных жителей четыре раза в лето) и высиживает их в дуплах прибрежных деревьев, откуда переносит их в клюве на озеро или реку. Крестьяне пользуются способностью аллейки часто нестись: развешивают на длинных шестах по деревьям ящики или корзины, в которых недогадливая птица устраивает гнезда, и в продолжении лета выбирают оттуда яйца. Кем., Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Але’ёк , м. Вид небольшой морской утки с черным оперением.

Але’йка, и , ж. То де, что алеёк.

А’рестега ( А’ростега, О’ростега, О’ростига, О’ростяга) – 1) длинная хворостина, которой погоняют ездовых оленей. Кол.; 2)Топкая, около аршина с четвертью длины и с гусиное перо толщиной, веревка с удиным крючком, а верхним концом привязываемая к я’русу. Арестеги, которых бывает 4тыс. в ярусе, привязываются на расстоянии двух петель, между собой. (См. Ярус, Петля ) Особого рода арестеги употребляются и при ловле на леску (см. Леска ).

В словаре И.С.Меркурьева:

А’рестега, и , ж. Тонкая веревка. Кандалакша.

Арча’ – (слово Лопарское) Прогоны, денежная плата за езду на оленях. Отсюда: арчак . Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Арча’къ – повозчик при оленях. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Ашшо’ – ещё. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Аю’кла – (по всей вероятности, слово Лопарское или Карельское) Воображаемое суеверами пугало вроде лешего (по поверию между лопарями и карелами). Этим же словом, в виде ругательства, обзывают русские крестьяне лопарей и карелов, которых, особенно последних, подозревают в сношении с нечистой силой. Кем., Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Б

Ба’бка – скамья для гребцов на шняке . Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: (др.знач.)

Ба’бка , и, ж. 1)Женщина, занимающаяся подачей помощи при родах. 2)Небольшая наковаленка для отбивания кос.

База’ръ – сборище, гнездилище, обыкновенно в несметном числе, чаек и других морских птиц на скалистых, высящихся уступами, берегах Северного океана. По всей вероятности, название происходит от того, что крик множества птиц напоминает гул от смешанного людского говора на базарах. Кол., Мез.

В словаре И.С.Меркурьева:

База’ристый, ая, ое . Относящийся к птичьему базару.

Ба’йга – туман, мгла. Порато заволокло насъ, скрозь байгу и огней-то не стало видно. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Бакла’жка – утка гага. Кол. (есть ещё знач.)

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Баклы’шка – прикрепляемая к передку керёжи перекладина, к которой припрягают оленей. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: (др.знач.)

Баклы’шка, и , ж. 1) Пробка для бутылки. с.Оленица, с.Кашкаранцы. 2)Шаровидный набалдашник на конце деревянного стержня пешни, на конце хорея, мачты и т.п. пос.Териберка.

Ба’рды – китовый ус. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Басала’ить – 1) повесничать; 2) надоедать речами, не давая никому говорить; перебивать речи других криком. – отсюда: басалай . Кол., Кем.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Басала’й – повеса; не дающий никому говорить, перебивающий других крикун. Кол., Кем.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Бахта’ (Пахта’) – гагачий пух. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Бе’рег – от этого слова мн.знач. 1) бережник ; 2)береговое ужище (см. шаранец 2 ).

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Бере’жникъ – а) одна из двух (ближайшая к берегу) веревок, которыми вытаскивают на юрикъ сеть с пойманной семгой; б) ближайшая к берегу часть расставленной для ловли лысуновъ и нерьпи сеть; в) работник при семужьем лове, идущий по берегу с клечью в руках, между тем как другие работники тащут невод лодкой. Онеж., Кем., Кол. (всего 6 значений)

В словаре И.С.Меркурьева:

Бережни’к, а, м. 1) сеть завязки, протянутая от ловушки до берега. с.Кандалакша. 2)Веревка, за которую тянут невод к берегу. С.Чеваньга, Оленица, Кузомень. 3)Ближайший к берегу поплавок рыболовной снасти. с.Тетрино, Териберка.

Берегово’е ужи’ще – веревки, прикрепляемая к каждому из двух шаранцов, называемые ужище: одна сажень в 50 длины, а другая сажень в 100 длины, со стороны моря, называемая го’ломяное ужище. Онеж.., Кем., Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Бессме’ртные оле’ни – (см. Олень 3 ) даваемые лопарями в приданое за дочерьми; называются так потому, что в случае смерти жены до истечения трех, а в некоторых погостах даже шести, лет должны быть возвращены семейству, откуда взята жена, непременно в том числе, в каком были получены в приданое. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Богъ – выражения: кого Богъ полюбилъ, тому гостя послалъ . Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Бо’лдыръ – помесь от брака русского с лопаркою или самоедкою. Кол., Мез.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Бо’локъ – 1) керёжа с холщевым верхом, называемым волчок . Кол. ( всего 2 знач.)

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Боло’к, болока’, болка’ , м. Устар. Сани с брезентовым верхом.

Бра’льшикъ, Бра’льщик – скупщик от одиночных на Мурмане промышленник рыбы по выгоднейшей против устанавливаемой местными кулаками цене. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Бра’льщик, а , м. Устар. Купец или его представитель, покупающий у поморов на тонях рыбу.

Бра’льшица, Бра’льщица – скупщица полотна крестьянского изделия. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Бра’тской судъ – самосуд (между промышленниками на Мурмане). Начальству не жалились, братскимъ судомъ отстегали. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Бродчи’къ – рабочий при рыболовном сооружении заборъ , наблюдающий за исправным состоянием его; для этого приходится ему не только ходить вброд по реке(от чего и название: бродчикъ), но и погружаться, лазить в воду( по этому на Терском берегу бродчикъ называется также: водолазъ ). Онеж., Кем., Кол., Мез.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Бру’жница – водящаяся на болотистых местностях ягода ежевики. Кол., Мез.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Брюха’нъ – брюхач. В промысловых на Мурмане артелях обязывают брюханам своих разбогатевших хозяев-кулаков. Нужа наша ихъ кормитъ нашихъ брюхановъ-то, а они, вишь, бохвалятся да величаются надъ нами. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Быкъ – 1) Видавшийся с берега в море каменистый утес. Онеж., Кем., Кол. (всего 3 знач.)

В словаре И.С.Меркурьева:

Бык , а, м. Выдавшаяся с берега в реку скала.

БЬ’лая ба’рыня (шут.) – наполненная водкой объемистая, стеклянная бутыль. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

БЬ’шенка – водящаяся в Северном океане маленькая рыбка, которою мурманские рыбопромышленники, при недостатке мойвы и песчанки , наживляют удяные крючки. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

В

Ва’женка – 2) Оленья самка по четвертому году. Кол. (у Лопарей) (всего2 знач.)

В словаре И.С.Меркурьева:

Ва’женка, и, ж. Самка северного оленя на четвертом году и старше. (=важенца)

Ва’кора, Ва’коръ – кривое, малорослое дерево; также: суковатый пень. Кем., Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Вали’ть – 1)(соверш.в. Вы’валить ) – выметывать из карбаса в море невод для ловли сельди. Онеж., Кем., Кол. (всего 2 знач.)

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Ва’лмы – часть груди у оленя между передними ногами, где проходит сса , нередко растирающая кожу в этом месте; в таком случае говорят, что у оленя валмы стерты. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Ва’лмы, лишь мн. Часть груди оленя между передними ногами.

Ва’ра, Ва’рака (по объяснению А.И,Шренка, от финского и лопарского слова: ва’ара , означающего у финнов – скала, гора, а у лопарей – гора с плоской вершиной) – 2) Возвышенное место, крутой холм, также скалистая гора на берегу моря . – На Кольском полуострове варакой называют вообще всякую гору. 3)Скалистый остров в море. - со’ло варака (солнечная гора), у подножия которой расположен г.Кола; караульная варака также близ г.Кола. Не ровенъ человекъ-отъ на семъ свентен, иной уродится применрно эвтакой, зато ево душа словно варака. Онеж., Кем., Кол. (всего 4 знач.)

В словаре И.С.Меркурьева:

Ва’ра, ы, ж. Ва’рак, и, ж. 1) Гора, сопка, возвышенность. 2)Ругань, ворчание.

Варако’сить – болтать, пустомелить. Кем., Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Варако’сить - 1)ругаться, произносить нецензурн.слова. 2)болтать пустословить, сплетничать.

Варва’ – негодные, выбрасываемые остатки битого скота. Кем., Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Веди’лки – перила юрика . (см. ю’рика 2 )

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Ве’жа – устраиваемая из жердей и удобопереносимая с места на место лопарская изба в летних пого’стах . Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Вежа’, и, ж. 1)Лопарский чум, шалаш. 2)Землянка рыбаков.

Вере’тья, ВеретЬ’я – 1)сухое, в виде кочки, место на тундре, где растет морошка. Онеж., Кем., Кол. (всего 3 знач.)

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Верту’шка – укрепленное на ледовом борте шняки’ (в отделении её: ка’ра ) деревянное колесо, посредством которого вытягивают из воды я’русъ . Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Весе’льщикъ – гребец на шнякЬ’ во время лова трески: он же смотрит за парусами, сносит и укладывает тюки в гребень и передает их тяглецу’ въ ка’ру . Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Весе’льщик , а, м. Гребец.

Ви’нделка – буравчик. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Ви’нделка, и, ж. 1)Буравчик. 2)м. и ж. Вертлявый человек.

Вожъ – вожжи в оленьей упряжке. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Во’локъ, Волочёкъ, Воло’чка – 2) в разных местностях слово имеет др.значения: у Мурманского берега – перемычки между материком и полуостровами Рыбачьем и Средним. (всего 2 знач.)

В словаре И.С.Меркурьева: (знач.изменилось)

Во’лок , а, м. 1) Путь, сухопутная дорога от села до села. 2)Пространство, участок землм между селами.

Волочо’к, чка, м. Небольшое препятствие в реке, через которое надоперетаскивать лодку.

Волчки’ – местное название гор, окружающих Териберскую бухту на Мурманском береге. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Волчо’к - керёжа с холщевым верхом. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Вольный промышленникъ – промышляющий (в противоположность кабальным промышленникам ) рыбу и морского зверя собственными средствами, а не в качестве покру’тчиковъ . Кол., Мез.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Вонделва’женка – оленья самка по третьему году. Кол. (у лопарей)

В словаре И.С.Меркурьева:

Вонделва’женка,и, ж. Оленья самка на третьем году жизни.

Во’нделка – оленья самка во втором году. Кол.(у лопарей).

В словаре И.С.Меркурьева:

Во’нделка , и, ж. Оленья самка на втором году жизни.

Во’тты – привезенные из Норвегии шерстяные вязанные рукавицы. Кем., Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Всеговори’що – говорун. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Вьюро’к ( Ю’рка, Тюкъ, Юро’къ ) – связка сырых шкур морских зверей, нанизанных на веревку или ремень из моржовой кожи; в таком виде шкуры эти тянут по льду до берега, или же буксируют по воде, привязав к прикрепляемой у кормовой части стя’ге . Арх., Онеж., Кем., Кол., Мез.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Выточно’й – узорный. Кем., Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Вы’точь – узор на ткани. Кем., Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Вы’шкварка (Шква’ра, Шква’рка ) – остающаяся на дне котла, при вытапливании ма’всы и во’юксы черная пригорелая масса. Норвежцы выменивают у наших промышленников шквару на ром и употребляют ее на удобрение земли. Кол. В Малорос.языке: вы’шкварки – поджаренные кусочки свиного сала, которыми, вместе с вытопленным из них жиром, приправляют крутую гречневую кашу.

В словаре И.С.Меркурьева:

Вы’шкварки , мн. Осадок, отходы при вытопке жира.

ВЬ’жа – 1) Летнее (в летних погостах ) жилище лопарей на Кольском полуострове. Это род избы без окон, из жердей, обкладываемых сперва хворостом и ветвями хвойных деревьев, а затем большими пластами дерна. По внутреннему устройству, вежа имеет сходство с самоедским чумомъ : тот же посреди жилья очаг и отверстие вверху крыши для выхода дыма и такой же земляной пол; только входное в вежу отверстие(устраиваемое непременно с южной стороны) прикрывается не оленьими, как в чуме, шкурами, а склоченными плотно и приподнимающимися сверху досками. В зимних погостах лопарей жилище их называется ту’па ; она такого же устройства, как вежа и отличается от нее только тем, что строится не из жердей, а из тонких бревен, и пол прикрывается оленьими шкурами. 2)землянка. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Вежа’, и, ж. 1) Лопарский чум, шалаш. 2) Землянка рыбаков.

ВЬ’жливой, ВЬ’жливой человек (КлЬ’тникъ, Знато’къ, Дру’жка ) ( у корелов в Кем. у. Подва’шка ) – род знахаря при свадьбах. Обязанность его состоит в том, чтобы охранять свадьбу от по’рчи ,разрушать злонамеренные чары и предупреждать всякие, считаемые худым предзнаменованием случайности, напр.: чтобы лошади в свадебном к венцу поезде не остановились, не распряглись, не рвались порывисто, не заметали снегом или пылью и т.д. В видах устранения всего этого, вежливый осматривает все углы пороги в доме, песчитывает камни в печах, кладет замок на порог, дует на скартерть свадебного стола, нашептывает разные наговоры над одеждой молодых и над лошадиной сбруей, дает молодым привески к крестам на шее и т.д. Онеж., Кем., Кол. Слово вежливый в значении знахарь есть старинное Новгородское; в песне о новгородском госте Терентьище говорится о скоморохах, которых Терентьище просит вылечить его жену: веселые скоморохи люди венжливыя, очестливые.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Г

Га’вка, Га’гка, Гагу’нъ – водящаяся на прибрежных скалах, островах и лу’дахъ Белого моря и Северного океана птица гага, которую промышляют для добычи ее ценного пуха. Онеж., Кем., Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Гавку’н, а, м. Самец гаги.

Гага’рка – 1) водящаяся на побережьях Северного океана птица кайра толстоклювая, глупая. Кол., Мез. (всего 2 знач.)

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Галле’я – водящаяся у берегов Кольского полуострова сельдь.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Галлиё’к, галлийка, м. Ласкат. Кга’ллий.

Ганга’съ (слово лопарское) – употребленная у лопарей ловушка на диких оленей, мелких пушистых зверей и куропаток: прикрепляемая к сучьям и ветвям деревьев и кустарников веревочная петля, в которую если животное случайно просунет голову, то, при движении вперед или при усилии освободиться, петля затягивается и удушает жертву. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Га’нгас, а, м. Петля – ловушка для диких оленей.

Га’рва (от норвежского garu-ставная сеть) – ставная, для ловли семги, сеть при кольях, длинною в 10-15, шириною в 1-5, а высотою в 1 сажень, отороченная сверху и снизу тетиво’ю , и прикрепляемая к верхней тетиве тонкой веревочкой, называемой: ножи’лина , поджи’лка , на которую нанизывают верхний ряд ячей сети, привязывая пожилину к тетиве узлом через каждые три ячеи. Гарвы окрашивают красною или ольховой коры краскою, и ставят их по несколько рядом, в небольшом между собою расстоянии ребром к берегу. Ячеи в гарвах крупные, в 2,5-4 вершка, а грузила(ки’басья ) вплетаются берестой в кольцо из березовых прутьев, - для того, чтобы не проходили сквозь ячеи и не путались в сети. Гарва образует сетяную в воде стену, на которую устремляющаяся вверх по реке семга натыкается и завязает в ячеях. Гарвы бывают морские, в несколько верст длины ( в устьях Печеры назыв.: топь ) , и речные, вышеописанные, которые расставляют в искусственной затиши (за’водь 4 ) , образуемой посредством переплета, или же вбивая в дно реки колья с приваливаемым к ним хворостом. Онеж., Кем., Кол., Мез.

В словаре И.С.Меркурьева:

Га’рва,ы, ж. Устар. Стаквная сеть с загнутым концом для ловли семги. (Применялась до Великой Отечественной войны)

Ги’гна (И’гна, Хи’гна ) – (слово лопарское) – привязываемая к голове оленя вожжа с прикрепленною на переднем конце острою костью, могущую по произволу правящего давить оленя в лоб, чтобы заставить его повиноваться. Сверх того, на гигне привязываются пасущиеся в тундре одиночные олени. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Ги’рвасъ (И’рвасъ, Шарду’нъ) - (слово лопарское) олений самец во втором году; если он кладенный, то называют: быкъ ги’рвасъ , быкъ шарду’нъ . Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Ги’рвас, а, м. 1) Некастрированный олень-самец – вожак стада. 2)Олень-самец в возрасте двух лет.

Гла’знецы – стеклянное монисто. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Глазник 1)бусина, 2)небольшой кусок льда.

Глуши’ть уду’ – заложить крючек уды, чтобы не путался и не задевал острым концом веревочки, к которой прикреплена уда; также: завязывать петлей а’рестеги , чтобы они не путались и не цеплялись одна за другую. И то и другое делается тотчас по снятии с крючков пойманной рыбы. При ловле трески, когда надо вновь приготовить ярусъ к делу, тягле’цъ надевает тюкъ на втыкаемую в по’рубень трещо’тку и начинает разматывать его, развязывать петли аростегъ (это называется: разглушать снасть ) и передавать их наживо’дчику , который сидит там же, где тяглецъко’рЬ на шнякЬ ) и должен поспевать наживлением крючков по мере передачи их ему тяглецомъ . Кол. (на Мурманских промыслах.)

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Граби’лка (Наби’рка ) – деревянное орудие с зубьями и ложбиной между ними, для сбора лесных ягод. Кем., Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Граби’лка, и, ж. Предназначенный для сбора различных ягод совок, имеющий, всместо дна, длинные зубья.

Гру’зево, Грузи‘ло – кусочек железа, прикрепляемый к леске, который тянет вниз как леску, так и привязываемый к ней поперк железный прут, называемый: перевёсло . Кем., Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Гру’зево, а, ср. Грузило.

Гу’ба – 1)ременная петля, в которую вкладывается икума’лка в оленьей упряжи. Кол. (всего 2 знач.)

В словаре И.С.Меркурьева:

Гу’ба, ы, ж. Веревочная или деревянная у саней и керёж, к которой присоединяется оленья упряжка.

Д

Двоесо’лка – посоленная вторично, при нагрузке на судно. Треска. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева:

Двоесо’лка, и, ж. Рыба, вторично посоленная при укладке в бочки.

Дворъ – 2)матня у невода, сажени в четыре длины, ширины и вышины, для ловли сельдей. Онеж., Кем., Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: (др.значение)

Двор, а, м. Устье русской печи.

Деревни’ (ед.ч. Деревня’) – деревянные, не подбитые оленьей шкурой лыжи. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет

Добро’въ – подарок, делаемый женихом невесте после заруче’нья. Кол.

В словаре И.С.Меркурьева: нет


[1] Караулов Ю.Н. Современное состояние и тенденции развития русской лексикографии // Советская лексикография. М., 1988. С.4 - 12.

[2] Богатова Г.А. Размышления после международного съезда русистов в Красноярске // Вопросы языкознания. М.,1998. № 3. С.115 - 122.

[3] Рец.: Попов И.А. Архангельский областной словарь // ВЯ, 1989. №6. С.151.

[4] Пошман Антон фон. Архангельская губерния в хозяйственном, коммерческом, философическом, историческом, топографическом, статистическом, физическом и нравственном обозрении ... составленное в 1802 году. - Архангельск: Губ. типография, 1866. - Т.I., с. 180.

[5]

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  231  232  233   ..