Главная      Лекции     Лекции (разные) - часть 9

 

поиск по сайту           правообладателям

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  220  221  222   ..

 

 

работа

работа

НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. Н. И. Лобачевского


Факультет социальных наук

Кафедра прикладной социологии

Отделение социологии

Исследования интеллектуальной безработицы

отечественной наукой

(контент-анализ публикаций)

Работа выполнена студенткой

4 курса дневного отделения

Масловой Александрой Николаевной

Научный руководитель

д. э. н., проф.

Иудин А. А.

Нижний Новгород, 2004

СОДЕРЖАНИЕ

СОДЕРЖАНИЕ.. 2

ВВЕДЕНИЕ.. 3

Глава 1. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ПОНЯТИЙ.. 6

Глава 2. МЕСТО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ В СТРУКТУРЕ ОБЩЕЙ БЕЗРАБОТИЦЫ... 9

2.1. Обзор самых острых проблем безработицы.. 9

2.2. Проблемы измерения уровня интеллектуальной безработицы.. 11

2.3. Специфика увольнения интеллектуалов. 13

ГЛАВА 3. ИЗМЕНЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ЭЛИТЫ В ХХ ВЕКЕ.. 17

3.1. Проблемы интеллигенции на рынке труда в историческом контексте 17

3.2. Изменение социальной роли интеллигенции в ХХ веке. 20

3.3. Невостребованность академической науки как показатель изменения ценностей интеллектуалов. 22

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.. 25

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ... 27

ПРИЛОЖЕНИЕ.. 30

ВВЕДЕНИЕ

Данная представляет собой контент-анализ публикаций отечественных ученых о проблеме интеллектуальной безработицы и смежных с ней тем. В данном случае смежными являются широкие темы безработицы и положения интеллектуалов на рынке труда.

Целью работы является анализ исследований интеллектуальной безработицы. Нас интересуют многие вопросы: насколько актуальна тема интеллектуальной безработицы в научном сообществе, к каким результатам приходят исследователи данной проблематики, каким образом они проводят исследования, какими данными пользуются и многие другие.

Актуальность темы обусловлена динамичными изменениями рынка труда за последнее десятилетие. Высокие технологии внедряются во все большее число сфер жизнедеятельности. Поэтому значимость высококвалифицированного труда возрастает. Конец ХХ века ознаменовался бумом высшего образования, который выразился в значительном увеличении числа выпускников школ, продолжающих обучение в ВУЗе. В то же время недалеко позади осталась социально-экономическая трансформация России, признаками которой стала кризисная ситуация на рынке труда и утечка умов из страны. В данной ситуации вопрос о интеллектуальной безработице как игнорировании потенциала страны является необходимым для изучения.

В ходе исследования мы решим следующие задачи :

1. Описать понятие интеллектуальной безработицы и ряд других терминов, необходимых для рассмотрения при раскрытии темы, используя терминологию авторов анализируемых статей;

2. Определить, насколько волнует проблема интеллектуальной безработицы исследователей российского рынка труда;

3. Определить, какие проблемы поднимаются научным сообществом относительно интеллектуальной безработицы, коротко описать их;

4. Определить, отличия интеллектуальной безработицы от других ее типов;

5. Определить, есть ли особенности изучения данной проблемы, описать их причины;

6. Определить характер изменений положения интеллектуалов на рынке труда на протяжении ХХ века;

7. Определить социальные функции интеллектуалов и специфику их исполнения в настоящее время.

Перед началом контент-анализа, нами были поставлены следующие гипотезы :

1. Проблема интеллектуальной безработицы является одной из острейших проблем современности;

2. Научным сообществом так или иначе поднимаются проблемы, связанные с положением интеллектуалов на рынке труда;

3. Рассматриваемая проблема трансформировалась в течении последнего десятилетия и выглядит иначе, чем в начале девяностых годов;

4. Специфика изучения данного вида безработицы некоторым образом связана с особой культурой и экономическим поведением данной группы населения;

5. Безработные с высшим образованием являются группой, легко доступной для изучения;

6. Изменение положения интеллектуалов на рынке труда в конце ХХ века произошло после реформ девяностых годов;

7. Социальные функции интеллектуалов понимаются исследователями через призму исторического опыта.

Выбранный метод позволит нам воспользоваться большим объемом информации по данной проблематике и изучить его при помощи структурирования текстов. Для достижения поставленной цели нами было отобрано более 150 статей из разных источников и разработана модель анализа – словарь, с помощью которого проводился контент-анализ. Объем словаря составил 548.292 слова. Разработанный словарь содержал 117 семантических рядов, примененных в качестве фильтров при анализе статей.

На втором этапе был проведен факторный анализ данных, характеризующих семантику и лексику исследуемых текстов. Исходная матрица составляла 117 семантических рядов х 4253 фрагмента. В результате факторного анализа была выбрана оптимальная модель, состоящая из 8 факторов. Объясняющая способность модели равна 15,32%. На основании факторной модели было определено 9 сюжетов, на основе анализа которых было проведено данное исследование. Факторная модель представлена в приложении (см. таблицу 1).

Структура работы представлена введением, тремя главами, заключением, списком используемой литературы и приложением с полученной в результате многомерного статистического анализа факторной структурой проблемных вопросов в исследовании интеллектуальной безработицы. Первая глава представляет собой глоссарий с описанием понятий, использующихся в данной работе. Во второй главе описывается специфика интеллектуальной безработицы, по сравнению с другими ее видами. Данная глава разбита на три параграфа. В первом из них дается описание фактора под названием «Острейшие проблемы, связанные с безработицей», во втором – «Проблема регистрирования безработицы», в третьем – «Увольнение» и «Потеря работы». Третья глава посвящена рассмотрению изменений положения интеллектуалов, произошедших в ХХ веке. Она также поделена на три параграфа. В первом анализируются факторы, имеющие следующие названия: «Трудоустройство молодых специалистов», «Безработица в разных типах населенных пунктов», «Работа в столице», во втором – «Социальная роль интеллигенции», в третьем – «Научная деятельность».

Глава 1. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ПОНЯТИЙ

В данной работе мы оперируем понятиями, используемыми авторами анализируемых публикаций. Эти понятия могут иметь в работах других социологов несколько отличные значения, однако, мы не будем их рассматривать. Данный параграф представляет собой глоссарий. Мы представим определения различных типов безработицы, классифицированных по разным основаниям. Также мы определим понятия интеллектуал, интеллектуальный труд, интеллигенция, интеллигентность.

Прежде всего определим, кого считать безработными. Безработными считаются «трудоспособные граждане в трудоспособном возрасте, постоянно проживающие на территории данного государства, не имеющие работы, не занимающиеся предпринимательской деятельностью, не обучающиеся в дневных учебных заведениях и не проходящие военной службы»[1] .

По способу сбора информации безработица делится на регистрируемую и общую. Регистрируемая безработица – это показатель, определяющий отношение безработных, зарегистрированных в органах государственной службы занятости, к общему числу трудоспособного населения. Общая безработица – это суммарный показатель различных типов безработицы, определяемый по результатам регулярных обследований рабочей силы, в которых статус безработного определяется по критериям Международной организации труда (МОТ).

По критерию зарегистрированности в государственной службе занятости безработица делится на регистрируемую и нерегистрируемую. Нерегистрируемая безработица – это показатель, определяющий отношение незарегистрированных безработных (лица, обладающие формальными признаками безработных, но не состоящие на учете в государственной службе занятости) к сумме трудоспособного населения и зарегистрированных безработных.

Трудоустроенный человек может оказаться в состоянии частичной занятости, а значит и частичной безработицы. Скрытая (частичная) безработица – безработица, определяемая не статистически, а лишь оценочно, которая возникает, когда рабочее время работников используется лишь частично[2] .

Анализируя причины безработицы, авторы статей оперируют также понятием структурной безработицы. Структурная безработица – безработица, возникающая в ходе изменения отраслевой структуры хозяйства, когда освобождающиеся работники не находят применения в других отраслях[3] .

Объектом исследования являются интеллектуалы. Интеллектуалы – работники умственного труда, имеющие высшее образование, производители интеллектуальных продуктов, реализуемых на рынке. Интеллектуалы, как правило, составляют интеллигенцию. Интеллигенция – социальная группа работников, профессионально занятых умственным трудом достаточно высокой квалификации[4] . Предполагается, что данная группа обладает интеллигентностью. Интеллигентность – качественная характеристика, степень развития которой определяется высоким профессионализмом, широким кругозором, добросовестным отношением к труду, стремлением к постоянному самосовершенствованию, требовательностью к себе и окружающим. Интеллигентность предполагает доброжелательное отношение к людям, умение повлиять на поведение окружающих[5] . Соотношение понятий интеллигентности, интеллигенции и интеллектуалов будет рассмотрено нами в третьей главе.

Термин интеллектуальная безработица, вынесенный в название исследования, трактуется нами достаточно широко. Под интеллектуальной безработицей мы понимаем безработицу среди лиц с высшим образованием, а также не- и недоиспользование ими полученных знаний на практике.

Проведя операционализацию понятий, используемых в данной работе, перейдем к основной содержательной части.


Глава 2. МЕСТО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ В СТРУКТУРЕ ОБЩЕЙ БЕЗРАБОТИЦЫ

2.1. Обзор самых острых проблем безработицы

В данном параграфе мы рассмотрим, какие проблемы волнуют исследователей безработицы больше всего. Контент-анализ публикаций показал, что наиболее значимыми для исследователей являются вопросы длительной и молодежной безработицы, и способов решения данных проблем. Интеллектуальная безработица не относится к числу наиболее острых и обсуждаемых в научной литературе проблем.

Вопросы молодежной безработицы являются классическими в научно-исследовательской литературе. Ведь именно от экономического поведения данной возрастной группы зависит будущее страны. Безработица среди молодежи в России (как, впрочем, и в других странах) выше, чем среди других возрастных групп. Каждому четвертому безработному до 29 лет[6] . Такое положение дел исследователи считают естественным, поскольку «наиболее интенсивный поиск на рынке труда, сопровождающийся неизбежными пробами и ошибками, приходится на начальный этап трудовой активности человека»[7] . В литературе довольно часто обсуждается вопрос трудоустройства молодых специалистов. Однако, к его рассмотрению мы обратимся в третьей главе.

Внимание исследователей также сосредоточено на долговременной (хронической) безработице. Данный тип опасен для общества изменением мировоззрения в сторону социального иждевенчества. Чем выше уровень затяжной безработицы, тем слабее надежда на трудоустройство длительно безработных. «С течением времени сокращаются профессиональные и мотивационные ресурсы потенциального работника, он теряет веру в свои силы, вместе с тем у него все более укрепляется иждивенческая позиция, которая, в свою очередь, продолжает снижать конкурентоспособность на рынке труда»[8] .

Рассуждая о возможностях решения проблем безработицы, исследователи обращаются к деятельности профсоюзов, повышению уровня образования трудоспособного населения[9] . По мнению исследователей, построение эффективного обмена информацией, эффективной экономики вообще приведут к затуханию молодежной безработицы, поэтому социологи предлагают подходить к решению проблемы стратегически.

Исследование показало, что безработица среди лиц с высшим образованием, скорее, проблема прошлого, нежели настоящего и будущего. По сравнению с тем, как модно было писать об этом в середине девяностых годов, представленность данной темы в современных публикациях ничтожна.

Более того, исследователи отмечают высокую ресурсность данной группы и констатируют наилучшее положение на рынке труда, по сравнению с другими группами:

¨ Самый низкий уровень безработицы оказывается среди специалистов (9%)[10] ;

¨ Долговременная безработица ниже всего в группе с высшим образованием;

¨ «Чем выше квалификация, чем меньше работник подвержен риску остаться не у дел»[11] .

Таким образом, мы выяснили, что проблема интеллектуальной безработицы не является одной из ведущих при рассмотрении безработицы в целом. Это положительно характеризует российский рынок труда. Однако, данная тема не может остаться совершенно без внимания исследователей, так как интеллектуалы являются движущей силой научно-технического прогресса и культурного развития. Они являются наиболее сильным ресурсом страны, и интеллектуальная безработица даже при уровне 9% может негативно сказаться на экономике и культуре страны.

2.2. Проблемы измерения уровня интеллектуальной безработицы

В данном параграфе мы опишем, с какими трудностями сталкиваются специалисты, изучающие проблему интеллектуальной безработицы, и как это сказывается на их выводах относительно данной проблемы. Прежде всего отметим, что по сравнению с другими группами безработных интеллектуалы являются более проблемной для исследования группой. Это связано не с характером их прежней деятельности, а с особым типом экономического поведения.

Человек с высшим образованием и опытом работы является носителем профессионального типа экономического поведения. Он считает ниже своего достоинства обращаться за помощью в трудоустройстве на биржу труда. Профессионал, как правило, достаточно высоко оценивает свою конкурентоспособность, верит в себя и свои силы, и поэтому занимается поисками подходящего места самостоятельно. До тех пор, пока подходящая вакансия не найдена, представители этой группы занимаются профессиональным надомным трудом (например, ручной сборкой компьютеров на дому, написанием компьютерных программ под заказ и др.)[12] .

Данный тип поведения является продуктивным для экономики страны, но сложным для изучения безработицы. Во-первых, государство не имеет точных сведений о количестве незарегистрированных в службе занятости безработных. Приходится вычислять уровень интеллектуальной безработицы не на основе официальных источников информации, а с помощью индивидуальных социологических исследований. В данном случае возникают вопросы об инструментарии, о процедурных и систематических ошибках исследований. Поэтому социологи предпочитают не заимствовать чужие ошибки, а проводить исследования самостоятельно. В литературе мы находим порой сильно различающиеся данные.

Во-вторых, профессиональный тип экономического поведения интеллектуалов неудобен для исследования также по причине неформального надомного труда в периоды безработицы. Результатом применения такой стратегии является размытость, неопределенность социального статуса по показателю занятости. Эту методологическую проблему подчеркивают многие эксперты. "У нас практически статус занятого и статус безработного оказались совершенно размытыми. Те кто работают у нас, по существу, не имеют работы. Или имеют ее очень немного, и не имеют дохода. А те, кто фиксируются в качестве безработных, как ищущие работу, как правило, имеют неформальную занятость, которая нигде не фиксируется, и там люди преспокойно получают свои доходы, иначе как бы Россия вообще выживала" (экономист, ведущий научный сотрудник НИИ)[13] .

Вследствие неопределенности критериев безработицы и отсутствия официальных данных возможны различные интерпретации существующего положения интеллектуалов на рынке труда. Нам встречались статьи, авторы которых считают, что лиц с высшим образованием среди безработных чрезвычайно много[14] . Другие исследователи стоят на противоположной позиции. Стоит отметить, что таких авторов большинство[15] .

Таким образом, трудности изучения интеллектуальной безработицы связаны с вопросами регистрации, неформальной занятости и определения точных критериев статуса безработного.

2.3. Специфика увольнения интеллектуалов

О вопросах увольнения интеллектуалов исследователи пишут, обращаясь к анализу рынка труда во время кризисов девяностых годов ХХ века. Они связаны с переходом России от плановой к рыночной экономике. Данный временной отрезок связывается с массовыми увольнениями.

Широкий резонанс в литературе получила проблема вынужденных увольнений интеллектуалов. Вынужденные увольнения затронули интеллектуалов следующих типов: работников маленьких и средних городов со свертываемой монопромышленностью, трудоизбыточных и депрессивных регионов; работников отраслей (машиностроения, легкой, пищевой и т.д.) и профессий, специальностей (инженерно-технические работники), невостребованных современными экономическими условиями; работников реформируемых бюджетных отраслей науки, образования, армии[16] . Данные предприятия и отрасли понесли наибольшие потри в результате кризиса начала девяностых годов и положение интеллектуалов не является в данном случае специфичным.

Увольнения интеллектуалов во время кризиса 1998 года оцениваются специалистами по-разному. Причем встречаются полярные характеристики данного процесса. По мнению одних исследователей, высокий ресурс интеллектуалов позволил им избежать безработицы: «Мало кто из высококлассных специалистов потеряли работу в результате кризиса. А те, кто ее все же лишился, имеют наибольшее количество шансов снова получить хорошее место. Если кто-то из них и не идет сейчас работать, то лишь потому, что существующие вакансии не соответствуют их уровню и амбициям»[17] . Другие исследователи оценивают положение интеллектуалов на рынке труда в 1998 году менее оптимистично: «многие фирмы прекратили свою деятельность, тысячи специалистов остались без работы. Пытаясь вывести предприятия из кризиса, руководители предприятий предприняли серьёзные шаги по сокращению затрат, в том числе и затрат на персонал. Многие менеджеры потеряли работу, остальным в несколько раз снизили заработную плату»[18] .

Вынужденные увольнения интеллектуалов особенно сильно влияют на их психологическое состояние. Работа интеллектуалов является более интересной и творческой, по сравнению с занятиями людей другого социального статуса. Именно поэтому потеря любимой работы приводит к состоянию фрустрации специалистов. Специалисты становятся маргиналами. Шок в результате потери любимой работы может привести к длительной безработице. Следующая цитата из интервью в бывшим летчиком наглядно показывает психологическую неудовлетворенность: «Для меня работа была чем-то особенным, своим миром, что ли. Мне сейчас даже об этом говорить не хочется. Это моя больная тема. Слишком больно даже сейчас. Как будто кислород перекрыли. Сейчас я не ищу работы. Я не вижу себя кем-то в современном мире. Если буду искать работу, то только для денег...»[19] . Социальные условия в стране таковы, что теряя работу, человек теряет социальный статус, а вместе с ним уважение окружающих, прежнюю самооценку.

Увольнения интеллектуалов по некоторым позициям стоят особняком, по сравнению с потерей работы другими группами населения. Мы выделили несколько особенностей данного процесса.

Во-первых, увольнения интеллектуалов носят по преимуществу добровольный характер. На это есть несколько причин. С одной стороны, работодателю не выгодно увольнять профессионалов. Увольнения по сокращению штатов, получившие широкое распространение в начале девяностых годов, в меньшей мере затронули эту группу, так как работодатели стремились и имели возможность сохранить наиболее ценные кадры, избавившись от наименее нужного и наименее квалифицированного персонала. При желании остаться на предприятии профессионалы, на которых опирается производство, имеют для этого больше возможностей, благодаря привилегированным условиям контракта[20] . С другой стороны, низкие зарплаты, задержки в их выплате и общая нестабильность предприятия оказали наибольшее влияние на поведение людей с высшим образованием, как наиболее высокоресурсной группы. Эти меры получили название косвенных методов выдавливания работников[21] . В первой половине 90-х годов увольнения в связи с нерегулярностью заработка возросли с 1,6 до 12,9%[22] .

Во-вторых, вынужденные увольнения интеллектуалов с предприятия (при условии, что оно продолжает функционировать) являются временными. Данное понятие означает, сохранение связей работодателей с теми работниками, которых уволили по сокращению или отправили на пенсию. В случае необходимости они звонят уволенным ранее работникам или даже идут к ним домой, чтобы попросить вернуться на предприятие. Если человек уже трудоустроился, они берут на себя все хлопоты по возвращению нужного работника. Интеллектуалы имеют большие шансы устроится снова на то же предприятие, где работали до увольнения. Начальство с большей охотой берет на работу своих бывших подчиненных, чем людей со стороны, особенно высококлассных специалистов.

Специалисты в ряде случаев готовы принять предложения о возвращении на прежнее место работы. Причиной этого являются социальные мотивы возвращения, которые можно назвать психологической привязанностью к трудовому коллективу, либо притяжением социальной сети. Именно укорененность человека в социальной сети дает ему чувство защищенности и стабильности. Отказаться от нее способен не каждый человек.

По итогам данной главы можно сделать вывод о том, что интеллектуальная безработица представляет собой специфическую проблему. На современном этапе развития экономики России интеллектуальная безработица не является одной из наиболее острых проблем. Исследователи при изучении такого типа безработицы сталкиваются с рядом проблем: труднодоступностью информации о реальном уровне безработицы, несовершенством методологической части определения статуса безработного. Увольнения интеллектуалов включены в общую канву перемен на рынке труда, однако, имеют собственную специфику. Для данной группы существует меньший риск оказаться безработным, но состояние безработицы переживается ими более болезненно.


ГЛАВА 3. ИЗМЕНЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ЭЛИТЫ В ХХ ВЕКЕ

3.1. Проблемы интеллигенции на рынке труда в историческом контексте

В данном параграфе мы рассмотрим какие проблемы поднимаются исследователями интеллектуалов и интеллигенции. Положение интеллектуальной элиты на протяжении ХХ века не всегда являлось лучшим, по сравнению с положением других групп населения. Исследователи отмечают наличие проблемы безработицы самого образованного слоя России еще в конце ХIХ века. Например, Степняк-Кравчинский приводит такой факт: «В 1881 г., когда по всей стране вспыхнули эпидемии, уничтожившие крестьянский скот, в печати сообщалось, что более 100 ветеринарных врачей, не имеющих должности, тщетно обращались в Министерство внутренних дел, так как земства отказывались предоставлять им работу»[23] .

К началу ХХ века положение интеллигенции не улучшилось. Труд врачей оценивался низко, вследствие перенаполненности рынка труда представителями данной профессии. Нищета учителей была общеизвестным фактом. Жалование народного учителя было так смехотворно мало, что он не мог себе позволить завести семью. Жалование часто задерживали на полгода и больше. Когда в 1901 г. в Новгородской губернии умерла от голода учительница сельской школы, выяснилось, что таких голодающих учителей еще 11 тысяч[24] .

Проблемы интеллектуальной элиты на рынке труда связаны не только с безработицей, но и с недостаточной оплатой высококвалифицированного труда. Особенно остро такая проблема проявилась в начале шестидесятых годов, когда правительство Н. С. Хрущева взяло курс на повышение социальной однородности советского общества. Важнейшее направление этого курса заключалось в стирании грани между физическим и умственным трудом, которое достигалось за счет выравнивания уровня доходов через повышение зарплаты рабочих и служащих-неспециалистов. Несколько лет спустя, когда оплата труда рабочих не только догнала, но и значительно превысила оплату труда специалистов, широкое распространение получила идеологическая версия, согласно которой низкая зарплата специалистов должна была компенсировать государству расходы, затраченные на их образование.

Во время социально-экономической перестройки России в девяностых годах ХХ века на первый план вышли проблемы частичной и структурной безработицы интеллектуалов. Специалистам приходилось подрабатывать в сфере неквалифицированного труда: торговле, транспорте, жилищнокоммунальном хозяйстве и др.[25] . Они оставались на предприятиях исключительно из нравственных соображений, а не из соображений материального характера. Структурная безработица была характерна особенно для сектора оборонной промышленности. В наихудшем положении оказались сотрудники закрытых предприятий, которые имели ограниченные возможности подработок. Показательны в этом смысле слова бывшего научного сотрудника: «Вся беда в том, что я работал не в городе, а в этом закрытом институте... А он не в городе. Поэтому получается так: я работаю в городе, есть друзья, знакомые, но они все твоего круга, и в таком же примерно положении. Либо они продолжают работать в институте и получают 1000 рублей, либо они тоже не работают...»[26] .

Особую проблему представляет в настоящее время большие различия в спросе на интеллектуальный труд в различных типах населенных пунктов. Работа в больших городах и прежде всего в столице является наиболее интеллектуальной. Существует пропасть между экономикой столицы и других городов России. Результатами такого положения дел являются, во-первых, существенные различия в оплате труда одной и той же категории, во-вторых, сосредоточение вакансий, на которые требуются высококвалифицированные кадры, в столице.

Вот что говорит Н. Есакова, специалист по подбору персонала: «Для столицы и периферии нам нужны специалисты разного уровня. Так как в Москве находится головная организация, то, естественно, у нас много специалистов, которые не востребованы в регионах. Если же мы рассмотрим небольшую региональную станцию c численностью персонала, скажем, в 7-8 человек, то понятно, что им не нужна такая сложная структура, как в Москве, столько высококвалифицированных специалистов»[27] . Таким образом, интеллектуальная безработица, не характерна для столичного рынка труда и является признаком периферии.

В настоящее время проблемы интеллектуалов на рынке труда связаны прежде всего с несоответствием спроса и предложения на рынке интеллектуального труда. Для каждого второго работающего, особенно в негосударственной сфере, актуальна проблема несоответствия образования фактической работе. Теоретический уклон образования, подготовка ВУЗами специалистов, не требующихся на рынке труда, излишки выпускников определенных специальностей являются причинами безработицы молодых специалистов. Вузам необходимо на ближайшие годы знать, какие предприятия готовы брать на работу молодых специалистов, сколько они заплатят за их подготовку и требуемый уровень качества подготовки последних[28] . На данный момент на рынке труда наблюдается парадоксальная ситуация – большой спрос на высококвалифицированных специалистов существует параллельно с большим предложением таких специалистов и с высоким уровнем интеллектуальной безработицы среди молодежи.

Таким образом, исторический анализ доказывает, что высокая ресурсность интеллектуалов не способна уберечь данную группу от разного рода проблем на рынке труда.

3.2. Изменение социальной роли интеллигенции в ХХ веке

Данный параграф посвящен описанию представлений ученых о роли высокообразованных людей в социуме в целом и на рынке труда, в частности. Интеллигенция должна выполнять следующие функции: быть носителем нравственности, давать экспертную оценку происходящего, критиковать власть, выводить страну из кризисов. Мы видим, что требования ученых очень широки. В конце ХХ века интеллигенция утратила многие свои функции, однако, приобрела новые. Сначала остановимся на функциях, которые современная интеллигенция более не способна выполнять.

Интеллигенция, по мнению некоторых специалистов, больше не является носителем нравственности. Она перестает преподносить образцы поведения, к которым нужно стремиться. Подавляющее большинство авторов бьет тревогу о недостаточном уровне интеллигентности у все возрастающей по численности интеллигенции, особенно технической. Задачей сегодняшнего дня авторы провозглашают «поднять на новый, более высокий уровень интеллигентность, вернуть былую славу интеллигентности»[29] .

По мнению специалистов, интеллигенция утрачивает прерогативу в осуществлении экспертной оценки. Она не имеет возможности контролировать средства массовой информации, интернет, другие коммуникативные сети, деятельность политической элиты. Именно они на данном этапе развития России продуцируют эталоны оценок, образы друга и врага, стирают границы между реальными и виртуальными событиями, провоцируют общественные настроения и эмоции[30] .

Существует точка зрения, что место интеллигенции в оппозиции существующей власти. Она должна быть оппонентом власти. Исследователи отмечают гипертрофированное стремление современной интеллигенции занять место во власти. Это стремление осуждается частью научного сообщества, а также народными массами[31] . Мы согласны с тем, что деятельность властных структур должна подвергаться критике со стороны интеллигенции, однако, считаем, что значительных изменений в выполнении интеллигенцией данной функции в последнее время не произошло. Поэтому называть стремление к власти современной интеллигенцией гипертрофированным мы все-таки не стали бы.

Результатом утраты вышеописанных функций является перерождение традиционной интеллигенции в новую для России группу интеллектуалов, и переход части бывших представителей интеллигенции в совершенно иные социальные группы (предприниматели, маргиналы и пр.)[32] . Исследователи озабочены данной проблемой даже в большей степени, нежели интеллектуальной безработицей, поэтому мы уделили в своей работе большое внимание рассмотрению данного вопроса.

После социально-экономической перестройки России в научном сообществе стали говорить еще об одной функции интеллигенции. На данную группу возлагаются надежды по глобальному изменению сложившейся ситуации в стране. Возникает довольно противоречивая ситуация. Именно эффективное использование интеллектуального потенциала страны должно вывести Россию из кризиса[33] , но «в утвердившемся сегодня рефлексивном проекте современного российского интеллигента среди традиционного набора качеств – образованности, компетентности, совестливости, духовности, культуртрегерства и т.п. почти начисто отсутствуют составляющие успешной жизни: динамизм, признание, достижение, удачливость, карьера и др.»[34] . Получается, что либо интеллигенция должна измениться, либо надеяться надо не на нее.

Таким образом, исследователи возлагают большие надежды на интеллектуалов, которые благодаря своему социальному и культурному капиталу, должны вывести страну из экономического кризиса и состояния аномии. Изучив литературу о интеллектуалах и интеллигенции, мы приходим к выводу, что больше всего при описании данной социальной группы внимание уделяется ее функциям как обязанностям высокоресурсной группы по отношению к обществу в целом, а не разбору вопросов о том, каким образом она будет выполнять данные функции.

3.3. Невостребованность академической науки как показатель изменения ценностей интеллектуалов

В конце ХХ века произошли значительные перемены в институте науке как наиболее важной сфере в процессе воспроизводства интеллектуалов. Перестройка стала причиной массового оттока специалистов из данной сферы деятельности. Структурная безработица коснулась именно этой сферы. В первую очередь ее покинули ученые среднего возраста. Исследователи называют их креативной элитой научного сообщества. Хотя большая и отнюдь не худшая часть научного сообщества осталась на своих рабочих местах, отъезд ученых за границу и вынужденный отказ части из них от профессиональных занятий наукой являются наиболее существенным фактором, от которого зависит судьба этого слоя. Те же, кто остался в науке были вынуждены подрабатывать в других более прибыльных сферах деятельности[35] .

Такое положение дел не могло не сказаться на престижности научной деятельности среди младшего поколения. Молодые люди, наиболее подходящие для научно-исследовательской и преподавательской работы в ВУЗе, игнорируют эти профессии и выбирают иные сферы деятельности после окончания вуза. В Москве и Санкт-Петербурге это стало настолько заметно, что возникают трудности комплектования аспирантуры коренными жителями этих городов. В Нижегородской области ориентация на аспирантуру сравнительно выше у студентов – выходцев из малых и средних городов, сознание которых более инерционно и медленнее реагирует на трансформирующуюся систему ценностей в обществе рыночного типа, тогда как продвинутая молодежь областного центра уже идет по стопам своих сверстников из столиц[36] . В результате в аспирантуру теперь берут не самых достойных, а тех, кто хочет. Таким образом, интеллектуальная элита воспроизводится в системе образования не столько посредством успеваемости, сколько посредством социальной установки на учебу и последующую карьеру.

Исследователями отмечается особая проблема изменения ценностей нового поколения в сфере интеллектуального труда. Наука сама по себе теряет прежнее значение и превращается не в цель, а в средство делания карьеры. На рынке труда требуются высококвалифицированные специалисты для решения конкретных практических задач, а не глобальных теоретических. Молодежь стремиться прежде всего в высокооплачиваемый коммерческий сектор, в то время, как кадры государственных научных учреждений стареют. В одном из исследований описаны ценностные ориентации старого и нового поколений, являющиеся причиной подобного положения – «динамизм и успех, открытость новому и мобильность, высокий уровень притязаний – это для молодых. Исполнение долга в условиях невостребованности, защита интеллектуальных норм, верность профессии - для старшего поколения»[37] .

По итогам данной главы можно сделать следующие выводы. Изменения ценности академической науки связаны с ситуацией на российском рынке труда, а также с положением государственных научных учреждений. Они выражаются в более прагматичном отношении к научной деятельности молодых специалистов. Данный подход является верным, если учесть противоречия спроса и предложения на рынке труда, причиной которого является непродуманная подготовка специалистов невостребованных специальностей и несоответствия профессиональной подготовки требованиям работодателей. Однако, несмотря на проблемы интеллектуалов на рынке труда (включая безработицу молодых специалистов), научное сообщество именно от них ждет деятельности, которая спасет всю страну.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе исследования были решены поставленные задачи. Мы пришли к интересным результатам, которые позволят нам разработать план дальнейших исследований. Некоторые гипотезы, выдвигаемые вначале проекта, не подтвердились. Это является важным результатом, означающим, что данная проблематика не элементарна и требует определенных знаний в данной области. С некоторой трактовкой событий автор данной работы не согласен. Например, мы выражаем свое несогласие с невыполнением функции критики власти современной интеллигенцией. Аргументы оппонентов кажутся нам неубедительными. Однако перейдем к представлению результатов относительно каждой гипотезы.

1. Проблема интеллектуальной безработицы не является одной из острейших проблем современности. Наиболее остро сейчас стоят вопросы длительной и молодежной безработицы (вне зависимости от уровня образования). Исследование показало, что безработица среди лиц с высшим образованием, скорее, проблема прошлого, нежели настоящего и будущего;

2. Научным сообществом поднимаются вопросы, связанные с положением интеллектуалов на рынке труда. Однако зачастую они являются не проблемноориентированными, а связанными с преодолением трудностей страны посредством эффективного использования ресурсов интеллектуалов;

3. Проблемы девяностых годов отошли на второй план. Это связано с тем, что так или иначе они были решены. Теперь интеллектуальная безработица поднимается исследователями в контексте трудоустройства выпускников ВУЗов;

4. Специфика изучения данного вида безработицы связана с особым профессиональным типом экономического поведения данной группы населения;

5. Безработные с высшим образованием являются труднодоступной для изучения группой, вследствие практик частичной занятости и незарегистрированности в государственной службе занятости;

6. Изменение положения интеллектуалов на рынке труда в конце ХХ века действительно произошло после реформ девяностых годов. Однако оно коснулось не всех интеллектуалов. Изменения были связаны прежде всего со структурной безработицей, которая затронула сферу науки, здравоохранения, культуры, оборонной промышленности. Высокий профессиональный ресурс данной группы избавил некоторые группы интеллектуалов от безработицы;

7. Социальные функции интеллектуалов исследователи анализировали по преимуществу в исторической перспективе и оперировали при этом понятием интеллигентности. Исследователи выделяют следующие функции: быть носителем нравственности, давать экспертную оценку происходящего, критиковать власть, выводить страну из кризисов. Социологи признают утрату рассматриваемой группой первых трех функций. Проблема заключается в том. Что анализируя деятельность современных интеллектуалов, исследователи меряют ее старыми мерками. Интеллигенция теперь другая и стоит воспринимать это как неизбежный результат проведенных преобразований в стране.

Результаты данного исследования представляют интерес для исследователей структуры рынка труда, изменения ценностей россиян и интеллектуалов и интеллигенции как специфических социальных групп.


СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ашвин, С. Утверждение мужской идентичности на рынке труда современной России. [Обращение к документу: 5 марта 2004]. Доступ через <http://www.socionet.ru/RuPEc/xml/rus/article-nsusru/rusnsusru17_1.html>.

2. Безработица скрытая, безработица структурная // Социологический энциклопедический словарь. На русском, английском немецком, французском и чешском языках. Редактор-координатор – академик РАН Г.В. Осипов. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА–ИНФРА . М), 2000. С. 29.

3. Витухин, А. Специалисты для здоровой экономики. [Обращение к документу: 27 февраля 2004]. Доступ через <http://rv.ryazan.ru/cgi-bin/main?n=1066&m=10.html>.

4. Голощапова, Т.В. Особенности маркетинговой деятельности ВУЗов в условиях рынка. [Обращение к документу: 27 февраля 2004]. <http://marketing.spb.ru/conf/2002-01-edu/index.htm>.

5. Дегтярь, Л. Государственная политика на рынке квалифицированного труда: опыт стран Центральной и Восточной Европы / Л. Дегтярь // Проблемы теории и практики управления. – 1997. - №1. – С. 67-71.

6. Дудченко О., Мытиль А. Формирование новых правил трудовых отношений как фактор адаптации предприятий к рыночным условиям. – Отчёт об исследовании: состояние трудовых отношений в современной России, Москва, 2003. [Обращение к документу: 23 марта 2004]. Доступ через <http://www.leviy.ru/news/2003/isled_trud_otn.html>.

7. Исингарина, М. Ж., Сатыбалдина, Х. Ж. Гуманитаризация современного образования: состояние и пути совершенствования. [Обращение к документу: 27 февраля 2004]. Доступ через <http://www.bilim.kz/education/default.asp?region=0&lang=1&id=505.html>.

8. Кабалина, В. И. Трудовая мобильность: организационные, институциональные и социально-структурные факторы / В. И. Кабалина // Социологический журнал, №3/4, 1999.

9. Капелюшников, Р. И. Российский рынок труда: адаптация без рестуктуризации ??? [Обращение к документу: 20 февраля 2004]. Доступ через <http://www.libertarium.ru/libertarium/10779/lib_article_t.html>.

10. Капелюшников, Р. И. Российская безработица: дифференциация по социально-демографическим группам / Р.И. Капелюшников, Н.Т. Вишневская // Феномен российской безработицы: динамика, структура, специфика. Сер. "Независимый экономический анализ", Москва, 2003. С. 74-101.

11. Карпенко, Т.И. Социальные проблемы слабозащищенных категорий населения на рынке труда. [Обращение к документу: 27 февраля 2004]. Доступ через <http://dissertation2.narod.ru/avtoreferats7/s23.htm>.

12. Кузьминова, Т. В. Исследование феномена безработицы отечественной наукой: (По материалам фондов диссертационного отдела РГБ) / Т. В. Кузьминова // Социологические исследования. - 2003. - N 7. - С. 145-149.

13. Курбатова, А.А. Рынок труда маркетологов: анализ, тенденции развития / А. А. Курбатова, А. А. Шешенин // Маркетинг в России и зарубежом. №1, 2001.

14. Левичева, В.Ф. Гуманитарная интеллигенция: основания корпоративной идентичности / В. Ф. Левичева // СОЦИС. - 2001.- N 2. - С. 57-61.

15. Маргинальность в современной России: коллективная монография. – М., 2000. Гл. 4.1, 5.2. [Обращение к документу 20 февраля 2004]. Доступ через <http://ihtik.lib.ru/philsoph/ihtik_2233.doc>.

16. Молодежь: Будущее начинается сегодня. [Обращение к документу: 27 февраля 2004]. Доступ через <http://www.trud.org/icftu/future_comp.htm>.

17. Осинский, И. И. Интеллигенция в судьбах России на рубеже ХХ и ХХI веков / И.И. Осинский, М.И. Добрынина // Социол.исслед., 2002.-№ 1. - С. 143-146.

18. Особенности национального подбора персонала - Круглый стол // Кадровый вестник, №6, 2000.

19. Рынок труда. [Обращение к документу 27 февраля 2004]. Доступ через <http://www.volgograd.intergrad.ru/index_trud.html>.

20. Саралиева, З. Х. Воспроизводство научно-педагогических кадров: гендерный аспект / З. Х. Саралиева, С. С. Балабанов // СОЦИС, №11, 2002. С.110-120.

21. Сваровский, Ф. Бренд-менеджерам остаться, остальные – свободны / Ф. Сваровский // "Компания" деловой еженедельник №7 27 июня, 1999.

22. Соколова, Г. Н. Нерегистрируемая безработица в Беларуси / Г.Н. Соколова, О.В. Кобяк // Социол.исслед., 2003.-N 7. - С. 25-33.

23. Тарасов, А. Письма либералу-шестидесятнику из Архангельска и либералам-шестидесятникам вообще. [Обращение к документу: 27 февраля 2004]. Доступ через <http://www.alternativy.ru/magazine/htm/01_1/letters2.htm>.

24. Тихонов, В. А. Закрытые города в открытом обществе / В. А. Тихонов. – М., 1996.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Таблица 1.

Факторная структура проблемных вопросов

в исследовании интеллектуальной безработицы

Названия факторов

Семантические ряды

Факторные нагрузки

1) Острейшие проблемы, связанные с безработицей

Безработица в прошлом

-0,687029861

Длительная безработица

-0,631487184

Уровень безработицы

-0,590994501

Молодые безработные

-0,526323942

Безработица

-0,501058848

Эффективный

-0,087982317

Эффективность

-0,054465686

2) Работа в столице

Московский

0,74402703

Санкт-Петербург

0,73856277

Москва

0,680890363

Высокооплачиваемая

0,17065424

Переезд

0,165518286

3) Проблема регистрирования безработицы

Безработные

0,703004118

Безработный

0,562875526

Регистрируемая безработица

0,522554945

Служба занятости

0,5035482

Пособие

0,499941244

Дифференциация безработицы

0,371558408

Скрытая безработица

0,361841477

Общая безработица

0,357193036

Актор

-0,024495731

4) Научная деятельность

Аспирантура

-0,762377523

Диссертация

-0,711455344

Трудность

-0,438949227

Подработка

-0,386572095

Научная работа

-0,372212196

Преподаватель

-0,151670572

5) Потеря работы

Потеря работы

0,702154922

Терять

0,685213072

Страх

0,361064525

Болезнь

0,280756045

Поиск работы

0,19138824

Маргинальность

0,159361922

Профессионализм

0,122358231

Профессионал

0,110650825

Стаж

0,108266811

Признание

0,094774195


6) Безработица в разных типах населенных пунктов

Село

-0,627119583

Город

-0,506639354

Безработица в настоящее время

-0,306921077

Высокий уровень безработицы, ее рост

-0,292919893

Самозанятость

-0,200913349

Низкий уровень безработицы, ее снижение

-0,169918209

Миграция

-0,131925368

Конкурентоспособность

-0,115454414

7) Трудоустройство молодых специалистов

Диплом

0,371149329

Молодой специалист

0,348314344

Работа молодых

0,321499821

Высшее образование

0,316720842

Творческий

0,25889439

Найти работу

0,208978114

Опыт работы

0,19199215

Хорошая работа

0,182437795

Плохая работа

0,14408807

Коммерческий

0,142629313

Рекомендация

0,115663194

Специализация

0,104199219

Перспектива

0,101093886

Россияне

-0,09417269

Бюджет

-0,063584086

Конкуренты

-0,031121188

8) Социальная роль интеллигенции

Интеллектуальный труд

0,549622897

Интеллигенция

0,430003372

Интеллектуал

0,304816778

Америка

0,211921291

Кризисный

0,211057974

Элита

0,202315697

Реформа

0,164801208

Европа

0,164630802

Квалифицированный

0,151510308

Инженер

0,113155468

Перестройка

0,07081132

Конкуренция

0,065345608

9) Увольнение

Увольнение

0,705278246

Уволенные, уволившиеся

0,491162507

Уволить

0,460709132

Инициатива

0,381857398

Плановая экономика

0,233442073

Профсоюз

0,223773278

Наемный работник

0,105611425

Налоги

0,100070004


[1] Соколова, Г. Н. Нерегистрируемая безработица в Беларуси / Г.Н. Соколова, О.В. Кобяк // Социол.исслед., 2003.-N 7. - С. 25-33.

[2] Безработица скрытая // Социологический энциклопедический словарь / Под ред. Г.В. Осипова. М. – 2000. С. 29.

[3] Безработица структурная // Там же.

[4] Осинский, И. И. Интеллигенция в судьбах России на рубеже ХХ и ХХI веков / И.И. Осинский, М.И. Добрынина // Социол.исслед., 2002.-№ 1. - С. 143-146.

[5] Исингарина, М. Ж., Сатыбалдина, Х. Ж. Гуманитаризация современного образования: состояние и пути совершенствования. [Обращение к документу 27 февраля 2004]. Доступ через <http://www.bilim.kz/education/default.asp?region=0&lang=1&id=505.html>.

[6] Рынок труда. [Обращение к документу 27 февраля 2004]. Доступ через <http://www.volgograd.intergrad.ru/index_trud.html>.

[7] Капелюшников, Р. И. Российская безработица: дифференциация по социально-демографическим группам / Р.И. Капелюшников, Н.Т. Вишневская // Феномен российской безработицы: динамика, структура, специфика. Сер. "Независимый экономический анализ", Москва, 2003. С. 74-101.

[8] Карпенко, Т.И. Социальные проблемы слабозащищенных категорий населения на рынке труда. [Обращение к документу: 27 февраля 2004]. Доступ через <http://dissertation2.narod.ru/avtoreferats7/s23.htm>.

[9] Молодежь: Будущее начинается сегодня. [Обращение к документу: 27 февраля 2004]. Доступ через <http://www.trud.org/icftu/future_comp.htm>.

[10] Дегтярь, Л. Государственная политика на рынке квалифицированного труда: опыт стран Центральной и Восточной Европы / Л. Дегтярь // Проблемы теории и практики управления. – 1997. - №1. – С. 67-71.

[11] Капелюшников, Р. И. Российская безработица: дифференциация по социально-демографическим группам / Р.И. Капелюшников, Н.Т. Вишневская // Феномен российской безработицы: динамика, структура, специфика. Сер. "Независимый экономический анализ", Москва, 2003. С. 74-101.

[12] Соколова, Г. Н. Нерегистрируемая безработица в Беларуси / Г.Н. Соколова, О.В. Кобяк // Социол.исслед., 2003.-N 7. - С. 25-33.

[13] Цит. по: Маргинальность в современной России: коллективная монография. – М., 2000. Гл. 4.1, 5.2. [Обращение к документу 20 февраля 2004]. Доступ через <http://ihtik.lib.ru/philsoph/ihtik_2233.doc>.

[14] См., например: Кузьминова, Т. В. Исследование феномена безработицы отечественной наукой: (По материалам фондов диссертационного отдела РГБ) / Т. В. Кузьминова // Социологические исследования. - 2003. - N 7. - С. 145-149.

[15] См., например: Дегтярь, Л. Государственная политика на рынке квалифицированного труда: опыт стран Центральной и Восточной Европы / Л. Дегтярь // Проблемы теории и практики управления. – 1997. - №1. – С. 67-71; Капелюшников, Р. И. Российский рынок труда: адаптация без рестуктуризации ??? [Обращение к документу: 20 февраля 2004]. Доступ через <http://www.libertarium.ru/libertarium/10779/lib_article_t.html>.

[16] Маргинальность в современной России: коллективная монография. – М., 2000. Гл. 4.1, 5.2. [Обращение к документу 20 февраля 2004]. Доступ через <http://ihtik.lib.ru/philsoph/ihtik_2233.doc>.

[17] Сваровский, Ф. Бренд-менеджерам остаться, остальные – свободны / Ф. Сваровский // "Компания" деловой еженедельник №7 27 июня, 1999.

[18] Курбатова, А.А. Рынок труда маркетологов: анализ, тенденции развития / А. А. Курбатова, А. А. Шешенин // Маркетинг в России и зарубежом. №1, 2001.

[19] Цит. по: Ашвин, С. Утверждение мужской идентичности на рынке труда современной России. [Обращение к документу: 5 марта 2004]. Доступ через <http://www.socionet.ru/RuPEc/xml/rus/article-nsusru/rusnsusru17_1.html>.

[20] Дудченко О., Мытиль А. Формирование новых правил трудовых отношений как фактор адаптации предприятий к рыночным условиям. – Отчёт об исследовании: состояние трудовых отношений в современной России, Москва, 2003. [Обращение к документу: 23 марта 2004]. Доступ через <http://www.leviy.ru/news/2003/isled_trud_otn.html>.

[21] Капелюшников, Р. И. Российская безработица: дифференциация по социально-демографическим группам / Р.И. Капелюшников, Н.Т. Вишневская // Феномен российской безработицы: динамика, структура, специфика. Сер. "Независимый экономический анализ", Москва, 2003. С. 74-101.

[22] Кабалина, В. И. Трудовая мобильность: организационные, институциональные и социально-структурные факторы / В. И. Кабалина // Социологический журнал, №3/4, 1999.

[23] Цит. по: Тарасов, А. Письма либералу-шестидесятнику из Архангельска и либералам-шестидесятникам вообще. [Обращение к документу: 27 февраля 2004]. Доступ через <http://www.alternativy.ru/magazine/htm/01_1/letters2.htm>.

[24] Там же.

[25] Подробнее об этом: Осинский, И. И. Интеллигенция в судьбах России на рубеже ХХ и ХХI веков / И.И. Осинский, М.И. Добрынина // Социол.исслед., 2002.-№ 1. - С. 143-146; Тихонов, В. А. Закрытые города в открытом обществе / В. А. Тихонов. – М., 1996. С. 16-17.

[26] Маргинальность в современной России: коллективная монография. – М., 2000. Гл. 4.1, 5.2. [Обращение к документу 20 февраля 2004]. Доступ через <http://ihtik.lib.ru/philsoph/ihtik_2233.doc>.

[27] Цит. по: Особенности национального подбора персонала - Круглый стол // Кадровый вестник, №6, 2000.

[28] Голощапова, Т.В. Особенности маркетинговой деятельности ВУЗов в условиях рынка. [Обращение к документу: 27 февраля 2004]. <http://marketing.spb.ru/conf/2002-01-edu/index.htm>.

[29] Исингарина, М. Ж., Сатыбалдина, Х. Ж. Гуманитаризация современного образования: состояние и пути совершенствования. [Обращение к документу 27 февраля 2004]. Доступ через <http://www.bilim.kz/education/default.asp?region=0&lang=1&id=505.html>.

[30] Левичева, В.Ф. Гуманитарная интеллигенция: основания корпоративной идентичности / В. Ф. Левичева // СОЦИС. - 2001.- N 2. - С. 57-61.

[31] Осинский, И. И. Интеллигенция в судьбах России на рубеже ХХ и ХХI веков / И.И. Осинский, М.И. Добрынина // Социол.исслед., 2002.-№ 1. - С. 143-146.

[32] Там же.

[33] Витухин, А. Специалисты для здоровой экономики. [Обращение к документу: 27 февраля 2004]. Доступ через <http://rv.ryazan.ru/cgi-bin/main?n=1066&m=10. html >.

[34] Левичева, В.Ф. Гуманитарная интеллигенция: основания корпоративной идентичности / В. Ф. Левичева // СОЦИС. - 2001.- N 2. - С. 57-61.

[35] Левичева, В.Ф. Гуманитарная интеллигенция: основания корпоративной идентичности / В. Ф. Левичева // СОЦИС. - 2001.- N 2. - С. 57-61.

[36] Саралиева, З. Х. Воспроизводство научно-педагогических кадров: гендерный аспект / З. Х. Саралиева, С. С. Балабанов // СОЦИС. - 2002. - №11, . С. 110-120.

[37]

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  220  221  222   ..