Главная      Лекции     Лекции (разные) - часть 9

 

поиск по сайту           правообладателям

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  165  166  167   ..

 

 

Понятие и причины юридических коллизий

Понятие и причины юридических коллизий

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ............................................................................................................. 3

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ПРИЧИНЫ ЮРИДИЧЕСКИХ КОЛЛИЗИЙ........ 6

ГЛАВА 2. ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ КОЛЛИЗИЙ.......................................... 14

ГЛАВА 3. СПОСОБЫ РАЗРЕШЕНИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ КОЛЛИЗИЙ...... 21

ЗАКЛЮЧЕНИЕ....................................................................................................... 27

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ............................................ 29

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы курсовой работы

Жизнь общества и государства, как и граждан, требует упорядоченности и стабильности. Без правил поведения нельзя наладить совместное существование и деятельность людей. Право, как известно, и выступает официально установленным сводом формализованных норм общественного поведения. Это признано всеми, к этому привыкли, это соблюдается.

Однако право в современных условиях и консервативно в поддержании устойчивого порядка, и изменчиво. Оно претерпевает большие изменения. В современных условиях национально-правовая «самодостаточность» каждой страны, не утрачивая своих истоков, испытывает все более мощное влияние других правовых систем. И международно-правовая система тоже все более активно взаимодействует с национально-правовыми системами. Возникает обширное поле юридических противоречий – в правовых теориях, правовых взглядах, актах и юридических действиях. Потребности в нормах, действующих по «отклонениям», в процедурах регулирования коллизионных ситуаций, в специальном анализе так называемых спорных правоотношений и юридических коллизий становятся все более насущными.

Юридические коллизии есть следствие социальных, экономических и политических коллизий, которые в правовой сфере приобретают особую остроту и деструктивность. Они отра­жают сложный процесс развития современной действительности – процесс, который, как и всякое развитие, не может быть бесконфликтным. Тем более это актуально в период коренной ломки старых общественных отношений, смены власти, форм собственности, идеологии, образа жизни. Под юридическими коллизиями понимаются расхождения или противоречия между отдельными нормативно-правовыми актами, регулирующими одни и те же либо смежные общественные отношения, а также противоречия, возни­кающие в процессе правоприменения и осуществления компетентными органами и должностными лицами своих полномочий.

Современное правовое развитие в мире объективно обусловило формирование коллизионного права. Десятилетия и столетия юридические противоречия разрешались в рамках традиционных отраслей права. Их инструментарий был нацелен на своеобразное «правовое ожидание» происходящих нарушений законности. Накопление и развитие коллизий, их обострение и перерастание в острые юридические конфликты не удавалось перевести в русло механизма их легального преодоления. Ныне речь идет об управляемом процессе предотвращения и устранения юридических коллизий.

Имеется немало полезных научных трудов в данной сфере, накоплен большой социальный опыт преодоления юридических противоречий. И, тем не менее, в юридической науке не выбран системный подход к анализу данного явления. Общественная практика не вооружена необходимым инструментарием.

Таким образом, исследование проблематики юридических коллизий имеет не только теоретико-прикладной смысл. Изучение их основ и овладение навыками анализа коллизионных и конфликтных ситуаций и приемами правильного применения набора средств для их преодоления является актуальной задачей.

Объектом исследования в курсовой работе является понятие юридической коллизии.

Предметом исследования в курсовой работе являются сущностные характеристики коллизии; способы разрешения юридических коллизий.

Цель исследования состоит в том, чтобы на основе анализа литературных источников по теме курсовой работы сопоставить различные подходы к коллизиям в праве, дать наиболее общее понятие коллизии, уяснить причины, виды и способы разрешения юридических коллизий.

Задачи исследования предопределяются целью исследования и состоят в том, чтобы проанализировать и раскрыть наиболее распространенные трактовки понимания юридической коллизии.

Кроме того, одной из задач исследования является нахождение основных причин и видов коллизий в праве.

К числу важнейших задач исследования относится также выявление и освещение путей преодоления и способов разрешения юридических коллизий.

Методы исследования. Для достижения цели курсового исследования были применены различные методы: общенаучные (системный метод познания) и частнонаучные (формально-юридический метод, метод сравнительного правоведения).

Краткая характеристика специальной литературы по теме. Как показал анализ литературы по теме курсовой работы, проблемой понятия и сущности юридических коллизий, способами их разрешения занимались многие специалисты. Среди них такие известные ученые-правоведы, как Ю. А. Тихомиров, С. С. Алексеев, Н. И. Матузов, М. В. Баглай, А. Я. Курбатов, Я. М. Семенова, И. Салеев, Е. Леанович и другие.

Структура курсовой работы включает титульный лист, содержание, введение, три главы, заключение и список использованных источников.

Написана на 28 страницах компьютерного текста.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ПРИЧИНЫ ЮРИДИЧЕСКИХ КОЛЛИЗИЙ

Современное законодательство – сложное, многоотраслевое, иерархическое образование, в котором имеется масса всевозможных разно­чтений, нестыковок, параллелизмов, несогласованностей, конфликтующих или конкурирующих норм и институтов. В последние годы законодательство существенно обновилось, увеличилось количественно, сориентировалось на рыночные отношения, но в целом все же отстает от быстротекущих общественных процессов и остается пока крайне несовершенным. Оно носит в основном пере­ходный характер и в связи с этим страдает такими недугами, как хаотичность, спонтанность, сумбурность. Огромную и изменчивую совокупность юридических норм приходится постоянно корректировать, приводить в соответ­ствие с новыми реалиями, подгонять под международные стандарты.

В общем законодательном массиве одновременно действуют акты разного уровня и значения, разной юридической силы, ранга, социальной направленности; протекают процессы унификации и дифференциации, объединения и обособления; переплетаются вертикальные и горизонтальные связи и тенденции. Это динамически напряженная и во многом изначально противоречивая и асим­метричная система.

Вместе с тем в практической жизни постоянно возникают такие «замысловатые сюжеты», которые сразу подпадают под действие ряда норм и порождают нежелательные юридические дилеммы и альтернативы. Различные нормы как бы вступают друг с другом в противоборство, пересекаясь в одной точке правового пространства и «претендуя» на регулирование одних и тех же отношений. Коллизия может выражаться также в виде правового тупика, когда нет предусмотренного законом выхода из создавшейся ситуации [14, с.225].

Несмотря на имеющиеся теоретические разработки проблемы коллизионности в праве, в настоящее время в литературе нет недостатка в определениях понятия «юридическая коллизия», и авторами, работающими в этом направлении, данное определение трактуется неоднозначно.

По нашему мнению, расхождения в позициях обусловлены различным пониманием сущности и объема исследуемого явления.

Рассмотрим некоторые из определений понятия «коллизия».

Этимологическое значение этого понятия, имеющего латинские корни (от лат. collisio – столкновение), ставит его в единый синонимический ряд со словами «противоборство», «конфликт». С. И. Ожегов определяет коллизию как «столкновение каких-либо противоположных сил, интересов или стремлений». Данное понятие в юридической науке обычно используется для характеристики специфических ситуаций, возникающих в процессе правоприменительной деятельности [19, с.36].

Н. И. Матузов под юридическими коллизиями понимает расхождения или противоречия между отдельными нормативно-правовыми актами, регулирующими одни и те же либо смежные общественные отношения, а также противоречия, возни­кающие в процессе правоприменения и осуществления компетентными органами и должностными лицами своих полномочий [14, с.226].

М. В. Баглай называет коллизиями противоречия между нормами [7, с.260], С. С. Алексеев – столкновение актов в связи с их действием на той или иной территории, с компетенцией правотворческих органов и временем издания актов [5, с.76].

Ю. А. Тихомиров дает такое понятие юридической коллизии – это противоречие между существующим правовым порядком и намерениями и действиями по его изменению. Происходит своего рода соизмерение этого притязания либо с действующим правопорядком, либо с принципами права.

Предлагаемое определение юридической коллизии содержит более широкое и системное понимание данного явления. Традиционная трактовка юридической коллизии как столкновения норм не исчезает, но из единственной и универсальной становится одним из аспектов понятия.

Юридическая коллизия выражается:

· в контрастных различиях правовых взглядов и позиций, в правопонимании;

· в столкновении норм и актов внутри правовой системы;

· в неправомерных действиях внутри механизма публичной власти, между государственными и иными институтами и органами;

· в расхождениях между нормами иностранных законодательств;

· в спорах между государствами и противоречиях между нормами национального и международного права [25, с.14].

На наш взгляд, это наиболее точное определение, так как действительно понятие юридической коллизии является ключевым для понимания всех системных противоречий в праве. В нем отражается прежде всего противоречие между существующими правовыми актами и институтами, правопорядком и притязаниями и действиями по их изменению, признанию или отторжению.

Ю. А. Тихомиров подчеркивает, что, говоря о содержании юридической коллизии и давая ей определение, необходимо уделить внимание различным ее аспектам. Юридическая коллизия может проявляться в предметном плане двояким образом. С одной стороны, в собственно правовой сфере, когда ее предмет сугубо нормативен – коллизия актов, различия в правопонимании, толковании, расхождения в применении правовых норм. С другой стороны, юридическая коллизия почти всегда «присутствует» в других противоречиях и конфликтах (межнациональные противоречия, споры в экономической, трудовой, социальной, экологической, политической, международной, семейной и иных сферах жизни общества).

Юридическая коллизия может послужить причиной, толчком к возникновению других конфликтов. Нередко она служит побочным явлением, следствием другого конфликта. И, наконец, юридическая коллизия часто выступает как один из элементов другой коллизии. Скажем, в международных конфликтах в связи с распадом Югославии, СССР, в приграничных спорах всегда есть элементы международного, конституционного, административного права [21, с.96].

Все это необходимо учитывать на практике. И политикам, законодателям, предпринимателям, работникам правоохранительных органов, всем гражданам следует правильно оценивать природу противоречий, видеть пределы собственно юридических и иных действий.

Таким образом, функциональная содержательность юридических коллизий должна всегда учитываться во избежание поспешных оценок и действий. Общество и государство не могут не знать о причинах, направленности и путях разрешения разнообразных юридических коллизий. Гласность и общественное мнение с опорой на закон здесь необходимы.

Коллизия – это не только разовый акт или действие, одномоментное или одновременно совершаемое. Это и процедуры анализа и оценки актов и действий, установление своего рода «предправовой противоправности», той ее меры, которая строго еще не зафиксирована, и ей не дана юридическая квалификация. Здесь мы имеем дело с комплексом средств, норм и процедур, которые рассчитаны как бы на стадийное изучение правовой действительности и выявление противоречий, причем часто не только юридических, но и других, прямо или косвенно влияющих на юридические противоречия [21, с.102].

Юридические коллизии и конфликты порождаются, как правило, теми или иными правовыми актами. В столкновении этих актов юридические противоречия находят многообразные проявления. Примечательно, что именно с принятием и реализацией законов, указов, постановлений и иных актов связано преодоление различных конфликтов, в т.ч. юридических. И здесь роль этих актов столь же значительна, хотя не меньшее значение приобретает устранение противоречий между ними. Сбалансированные между собой правовые акты как бы «гасят» одну из причин юридических коллизий и тем самым вносят свой нормативный вклад в процесс устранения коллизий и их последствий.

Юридические коллизии есть следствие социальных, экономических и политических коллизий, которые в правовой сфере приобретают особую остроту и деструктивность. Они отра­жают сложный процесс развития современной действительности – процесс, который, как и всякое развитие, не может быть бесконфликтным. Тем более это актуально в период коренной ломки старых общественных отношений, смены власти, форм собственности, идеологии, образа жизни [14, с.226].

В этой связи С. С. Алексеев отмечает, что правовая система, не достигшая уровня права современного гражданского общества (применительно к нашему времени это право власти), зачастую вступает в противоречие, в коллизию с требованиями жизни общества, да и в целом оказывается не соответствующей, а порой и прямо враждебной требованиям современного естественного права, прирожденных прав человека . Алексеев. – ОВчто юешения [6, с.142].

Коллизии порождаются самыми разнообразными причинами. М. В. Баглай выделяет следующие: несовершенство законов, судебные ошибки, произвольное толкование Конституции и других актов, выход отдельных органов за пределы своих полномочий и т.д. [7, с.265].

Ю. А. Тихомиров подчеркивает, что возникновение и нарастающую остроту коллизий пока не удается предотвратить по двум причинам – мешают слабое и неполное правовое регулирование данной сферы и отступление от действующих норм и договоренностей. Мало процедур разрешения споров [22, с.23].

Все причины возникновения коллизий могут быть классифицированы в зависимости от источников: правотворчества или правоприменения. Те и другие устраняются либо правотворческими, либо правоприменительными актами. Установление причин коллизий позволяет, в частности, использовать предупредительные и властные правоприменительные формы их преодоления.

По мнению Н. И. Матузова, В. А. Власенко, Ю. А. Тихомирова и др. исследователей, причины юридических коллизий носят как объективный, так и субъек­тивный характер [14; 9; 22].

К объективным, в частности, относятся: противоречивость, динамизм и изменчивость регулируемых правом общественных отношений, их скачкообразное развитие. Немаловажную роль играет также отставание («старение», «консерватизм») права, которое обычно не поспевает за течением реальной жизни. То и дело возникают «нештатные» ситуации, требующие государственного реагирования. Право поэтому постоянно корректируется, приводится в соответствие с новыми условиями. Вообще, всякое право, как и любое другое явление, содержит в себе внутренние противоречия, выступающие источником его развития.

В результате одни нормы отпадают, другие – появляются, но будучи вновь изданными, не всегда отменяют прежние, а действуют как бы наравне с ними. Кроме того, общественные отношения неодинаковы, и разные их виды требуют дифференцированного регулирования с применением различных методов. К тому же они более динамичны, чем законы, их опосредующие.

Свое влияние оказывают несовпадение и подвижность границ между правовой и неправовой сферами, их расширение или сужение. Наконец, любое национальное право должно соответствовать международным стандартам, нравственно-гуманистическим критериям, принципам демократии.

Все это делает юридические коллизии в какой-то мере неизбежными и естественными. Более того, по мнению Ю. А. Тихомирова, было бы упро­щением оценивать их только как сугубо негативные явления. «Коллизии нередко несут в себе и положительный заряд, ибо служат свидетельством нормального процесса развития или же выражают законное притязание на новое правовое состояние» [24, с.4].

Еще Гегель отмечал, что «возникновение коллизий при применении законов... совершенно необходимо, ибо в противном случае ведение дела приняло бы механический характер. Если некоторые юристы пришли к мысли, что покон­чить с коллизиями можно, предоставив многое усмотрению судей, то такой вывод значительно хуже, так как решение, принятое только судом, было бы произволом» [10, с.249].

К субъективным причинам коллизий относятся такие, которые носят «рукотворный» характер, т. е. зависят от воли и сознания людей – политиков, законодателей, представителей власти. Это, например, низкое качество законов, пробелы в праве, непродуманность или слабая координация нормотворческой деятельности, неупорядоченность правового материала, отсутствие должной правовой культуры, юридический нигилизм, эконо­мические неурядицы, социальная напряженность, политическая борьба, конфронтация, криминальный беспредел и др.

Б. Н. Топорнин отмечает, что «было бы неверно списывать на объективные причины ту чехарду в законодательстве, которая является следствием ошибок и просчетов в политике или косвенного пренебрежения закономерностями правового развития» [26, с.37].

Итак, на сегодняшний день в юридической науке не сложилось единого представления о коллизиях. Понятие «правовая коллизия» имеет множество значений. В са­мом общем виде оно может быть определено как ситуация, связанная с конфликтом, конкуренцией двух или более правовых норм, источни­ков права, систем правового регулирования или правопорядков в целом.

Среди разных причин возникновения коллизий, представленных учеными, наиболее приемлемой является классификация деления их на объективные и субъективные. Ведь именно они дают наиболее полное представление о причинах, вызывающих правовые коллизии.

Вместе с тем необходимо отметить, что, подразделяя причины возникновения коллизий на субъективные и объективные, нельзя забывать и о том, что нередко в основе коллизий может быть не одна причина, а комплекс причин, относящихся как к субъективным, так и объективным.

Анализ причин возникновения коллизий создает основу для наиболее эффективного раскрытия путей их устранения, обеспечения совершенствования системы права и практики его применения.

ГЛАВА 2. ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ КОЛЛИЗИЙ

Юристы в любой области права постоянно сталкиваются с правовыми коллизиями различного вида.

Юридические коллизии не только многочисленны, но и крайне разнообразны по своему содержанию, характеру, остроте, иерархии, социальной направленности, отраслевой принадлежности, формам выражения, политизированности и способам разрешения.

Эти коллизии можно подразделить на две большие группы:

1. коллизии между правовыми системами отдельных государств;

2. внутригосударственные правовые коллизии.

Внутригосударственные правовые коллизии подразделяются на:

· интерлокальные (территориальные) коллизии – коллизии между правовыми системами отдельных территориальных единиц, имеющих автономные правовые системы в рамках одного государства;

· интерперсональные коллизии – внутригосударственные коллизии между кодифицированным законодательством и системами обычного племенного или религиозного права. Возникают преимущественно в развивающихся странах (право бывших метрополий коллизирует с местным правом) или странах, правовая система которых построена на религиозных началах. Различное по содержанию право применяется в зависимости от религиозной или племенной принадлежности лица;

· коллизии между отдельными источниками права одного и того же
государства – это могут быть коллизии между источниками, имеющими разную юридическую силу, равными по силе источниками права принятыми в разное время, между источниками внутригосударственного права и международными договорами данного государства и пр. Любое государство устанавливает собственную систему правил по разрешению таких коллизий [17, с.48].

Теперь рассмотрим классификацию юридических коллизий, предложенную Н. И. Матузовым [14, с.227].

1. Прежде всего, юридические коллизии можно подразделить на шесть родовых групп: 1) коллизии между нормативными актами или отдельными правовыми нормами; 2) коллизии в правотворчестве (бессистемность, дублирование, издание взаимоисключающих актов); 3) коллизии в правоприменении (разнобой в практике реализации одних и тех же предписаний, несогласованность управленческих действий); 4) коллизии полномочий и статусов государственных органов, должностных лиц, других властных структур и образований; 5) коллизии целей (когда в нормативных актах разных уровней или разных органов закладываются противоречащие друг другу, а иногда и взаимоисключающие целевые установки); 6) коллизии между национальным и международным правом.

2. Коллизии между законами и подзаконными актами. Разрешаются в пользу законов, поскольку они обладают верховенством и высшей юридической силой. Особенность данных противоречий в том, что они носят наиболее распространенный, массовый характер и причиняют интересам государства и граждан наибольший вред. Причем общий объем подзаконных актов продолжает расти.

3. Коллизии между Конституцией и всеми иными актами, в том числе законами. Разрешаются в пользу Конституции.

Ст. 112 Конституции Республики Беларусь гласит: «Если при рассмотрении конкретного дела суд придет к выводу о несоответствии нормативного акта Конституции, он принимает решение в соответствии с Конституцией и ставит в установленном порядке вопрос о признании данного нормативного акта неконституционным» [3].

Конституция – основной закон любого государства, поэтому обладает бесспорным и абсолютным приоритетом. Это – закон законов.

4. Наконец, могут быть коллизии между национальным (внутригосударственным) и международным правом.

Что касается этого вида юридических коллизий, то анализ литературы в рамках курсовой работы показал следующее.

Основные принципы коллизионно-правового регулирования в России и Беларуси схожи. Однако, несмотря на то, что в основе развития коллизионного регулирования в этих государствах лежали одни и те же ориентиры (Основы гражданского законодательства СССР 1991 г., Модель Гражданского кодекса для государств – участников СНГ), оно содержит уже некоторые отличия.

Так, Н. И. Матузов отмечает, что приоритет имеют международные нормы. Особенно это касается гуманитарной сферы [14, с.227].

В ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации говорится: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора» [4].

Конституция Республики Беларусь не содержит прямого указания о месте международных договоров в системе нормативных актов республики.

Как справедливо заметил Г. А. Василевич, «в нашем законодательстве нет общей формулировки, согласно которой международные договоры, заключенные в соответствии с конституционной процедурой, составляют неотъемлемую часть республиканского законодательства» [8, с.10].

Отметим, что ч. 5 ст. 116 Конституции Республики Беларусь содержит указание о том, что Конституционный суд определяет «соответствие законов, декретов, указов Президента, международных, договорных и иных обязательств Республики Беларусь Конституции и международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь» [3].

Представляется, однако, что на основании только этого положения Конституции преждевременно делать вывод о безусловном приоритете норм ратифицированных международных договоров над внутренним законодательством республики. Действительно, «государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства» (ч. 2 ст. 7 Конституции РБ), «суды осуществляют правосудие на основании Конституции и принятых в соответствии с ней иных нормативных актов» (ч. 1 ст. 112 Конституции РБ) [3].

Как видим, Конституция определила закрытый перечень нормативных актов, обязательных для исполнения национальными органами Беларуси. В данных нормах упоминание о международных договорах отсутствует. Поэтому трудно согласиться с высказанным мнением, что правотворческие и правоприменительные органы при принятии решений обязаны руководствоваться нормами международных договоров, и при выявлении расхождений между вступившим в силу международным договором и иными правовыми актами суд (общий и хозяйственный) при рассмотрении конкретного дела должен принять решение в соответствии с международным договором [12, с.225].

Таким образом, как отмечает И. Салеев, в республике фактически существует две иерархии нормативных актов: одна предназначена для Конституционного суда (предусматривает приоритет ратифицированных международных договоров над законами, декретами, указами), другая — для всех остальных органов и должностных лиц государства (в соответствии с ней приоритет международных договоров отсутствует) [18, с.6].

На это противоречие указывают и видные юристы-международники.

Л. В. Павлова, например, делает вывод, что «налицо явное несоответствие между положениями законодательства, допускающего непосредственное применение норм международного права, и отсутствием конституционных полномочий у национальных судов их применять» [16, с.7].

Г. А. Василевич констатирует, что «в настоящее время суды практически не выносят решения со ссылками на нормы Конституции и международных договоров» [8, с.88].

Очевидно, что существует внутреннее противоречие между конституционными нормами. Представляется, что решить его можно лишь путем толкования соответствующих статей Конституции.

Как было показано выше, Конституция Республики Беларусь не содержит прямого и однозначного указания на место международных договоров в иерархии нормативных актов республики. Этот пробел восполнен иным законодательством. В соответствии со ст. 20 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» и ст. 15 Закона «О международных договорах Республики Беларусь» нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в силу, имеют силу того нормативного правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора [1; 2].

Если исходить из буквального толкования этой нормы, можно прийти к выводу, что международные договоры приравнены по своей юридической силе к закону – если соответствующий договор подлежит ратификации парламентом (ратификация осуществляется в виде закона), указу – если для вступления договора в силу для Республики Беларусь достаточно его подписания Президентом республики, либо к постановлению правительства - если для вступления договора в силу необходимо только решение правительства. В случае коллизии между нормативными правовыми актами субъекты правоотношений обязаны руководствоваться нормой акта, обладающего более высокой юридической силой. В случае коллизии между нормативными правовыми актами, обладающими равной юридической силой, действуют положения акта, принятого позднее.

Из буквального толкования вышеприведенных положений следует также, что нормы, содержащиеся в международных договорах, не обладают безусловным приоритетом над нормами, содержащимися в иных нормативных актах, действующих на территории республики. Отсюда напрашивается вывод, что действие норм международного договора на территории республики может быть прекращено путем принятия нового закона, декрета или указа. В случае коллизии между нормами международного договора и нормами закона, декрета или указа будет действовать норма более позднего по времени принятия акта [18, с.8].

Итак, подводя итоги вышесказанному, можно сделать следующие выводы:

1. Несмотря на то, что Конституция Республики Беларусь теоретически допускает верховенство ратифицированных международных договоров над внутренним законодательством, на практике наблюдается обратная ситуация, что стало возможным из-за внутренней противоречивости и несовершенства норм Конституции и других нормативных правовых актов республики.

2. Поскольку международные договоры приравнены по своей юридической силе к актам законодательства, которыми выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора, представляется необходимым определить иерархическое соотношение между этими актами национального законодательства. К сожалению, данный вопрос не получил однозначного разрешения в рамках правовой системы Беларуси.

3. Несмотря на провозглашение курса на сближение законодательства Беларуси и России, юридическая сила международного договора, как источника права в двух государствах, значительно отличается. Таким образом, в процессе унификации законодательства двух государств необходимо будет разрешить и данное противоречие [18, с.9].

В этой связи Е. Леанович отмечает, что в настоящий момент в коллизионном регулировании отношений с иностранным элементом в Республике Беларусь и Российской Федерации есть довольно существенные расхождения. Действующие между обеими странами международные договоры содержат коллизионные нормы, которые оставляют многие проблемы открытыми. Кроме того, они не отвечают современному уровню развития национального коллизионного права. С учетом тенденций экономического и политического сближения России и Беларуси целесообразно было бы принять меры по широкомасштабной унификации международного частного права обеих стран [13, с.18].

Таковы основные и наиболее общие виды юридических коллизий, возникающих или могущих возникнуть на обширном правовом поле. Но именно основные, а далеко не все. Более конкретных, частных, текущих, отраслевых коллизий – бесчисленное множество.

ГЛАВА 3. СПОСОБЫ РАЗРЕШЕНИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ КОЛЛИЗИЙ

Под способами разрешения юридических коллизий понимаются конкретные приемы, средства, меха­низмы, процедуры их устранения. В зависимости от характера коллизии применяется тот или иной метод, используется та или иная форма, избирается тот или иной путь снятия возникшего противоречия или выхода из правового тупика.

Наиболее распространенными способами разрешения юридических коллизий являются следующие:

· толкование;

· принятие нового акта;

· отмена старого;

· внесение изменений или уточнений в действующие акты;

· судебное, административное, арбитражное и третейское разбирательство;

· систематизация законодательства, гармонизация юридических норм;

· переговорный процесс, создание согласительных комиссий;

· конститу­ционное правосудие;

· оптимизация правопонимания, взаимосвязи теории и практики;

· международные процедуры [14, с.234].

Разрешение коллизий для выработки варианта поведения может осуществляться не только на стадии применения права (т.е. правоприменительными органами), но и на стадии реализации права (т.е. всеми субъектами права). Разница лишь в том, что результаты разрешения коллизий правоприменительные органы, как правило, выражают в актах применения права (индивидуальных предписаниях), а не только в фактических действиях или бездействии.

В международном частном праве коллизионная проблема – это проблема выбора права, подлежащего применению. В данном случае именно коллизионная проблема и ее устранение составляют основное содержание этой правовой отрасли. В других отраслях вопросы коллизии норм имеют подчиненное значение и приобретают вид разрешения противоречий между нормами права либо нормами права и общеправовыми принципами [11, с.6].

Чтобы устранить коллизию, требуются высокий профессионализм правотолкующего и правоприменяющего лица, точный анализ обстоятельств «дела», выбор единственно возможного или по крайней мере наиболее целесообразного варианта решения. Это, как правило, сложная аналити­ческая задача. В огромном, труднообозримом правореализационном процессе такие противоречия встречаются постоянно, и поставить правильный «диагноз» той или иной юридической метаморфозе бывает непросто.

Разумеется, противоречия можно снять (и они снимаются) путем издания новых, так называемых коллизионных норм, которые по своему юридическому содержанию могут быть разделены на три основные группы:

1. нормы, регулирующие выбор между нормами по территориальному признаку;

2. нормы, регулирующие выбор между нормами по временному признаку;

3. нормы, регулирующие выбор между нормами, содержащимися в актах различного уровня. Все они базируются на общих принципах – идеях построения нормативной базы и применения норм права. За счет выработки этих принципов разрешения коллизий в праве обеспечивается соблюдение баланса интересов, заложенного законодателем, а также придается стабильность правовому регулированию.

Особенности коллизионных норм:

· коллизионная норма сама по себе не дает ответа на вопрос, каковы права и обязанности сторон данного правоотношения, а лишь указывает на компетентный для этого правоотношения правопорядок, определяющий права и обязанности сторон;

· коллизионная норма является нормой отсылочной, поэтому применяется только вместе с теми материальными нормами, к которым отсылает [15, с.61].

По меткому выражению Ю. А. Тихомирова, это – нормы-«арбитры», они составляют своего рода коллизионное право [25, с.97].

В последующих своих публикациях автор убедительно обосновывает необходимость выделения данной отрасли как автономной и равноправной с другими [23; 22].

С этим следует согласиться, поскольку условия для формирования коллизионного права действительно назрели – имеются как свой предмет (специфическая область общественных отно­шений), так и метод правового регулирования, т. е. два необходимых критерия (основания) для выделения любой отрасли права.

На уровне практического правоприменения соответствующие органы и должностные лица при обнаружении коллизий обычно руководствуются следующими общеправовыми принципами разрешения коллизий между правовыми нормами:

1. Приоритет нормы, обладающей более высокой юридической силой. Данный принцип выражен в целой системе коллизионных норм, смысл которых сводится к установлению, что акт определенного вида не может противоречить акту более высокой юридической силы.

2. Приоритет специальной нормы перед общей. В данном случае под специальной понимается правовая норма, закрепляющая особенности, присущие для какого-либо субъекта или объекта. Указанное понятие в связи с отсутствием его специального юридического значения основано на общем филологическом смысле слова «специальный». В праве специальный характер норм может прямо закладываться через систему отсылочных норм.

3. Приоритет нормы, принятой позднее. Если противоречат друг другу акты одного и того же органа, изданные в разное время по одному и тому же вопросу, то применяется последний по принципу, предложенному еще римскими юристами: позже изданный закон отменяет предыдущий во всем том, в чем он с ним расходится [11, с.9].

Однако в силу того, что данные принципы выводятся из целой системы коллизионных норм, для их применения в конкретном случае не требуется, чтобы было прямое указание об этом в нормах права.

Существует строго определенная последовательность применения перечисленных принципов, т. е. каждый последующий из них применяется только при невозможности применения предыдущего:

· В первую очередь применяется принцип приоритета нормы, обладающей более высокой юридической силой. Юридическая сила акта определяется исходя из органа, принявшего акт, а в отдельных случаях – исходя из вида акта.

· Во вторую очередь применяется принцип приоритета специальной нормы перед общей. Специальный характер нормы определяется либо через наличие указания на возможность установления особенностей правового регулирования в других актах либо через сравнение сферы действия норм по субъекту или по объекту. Сферы действия общей и специальной норм должны либо совпадать по объектам правового регулирования, но соотносится как общее и частное по субъектам регулируемых отношений либо совпадать по субъектам регулируемых отношений, но соотносится как общее и частное либо по объектам.

· В последнюю очередь применяется принцип приоритета нормы принятой позднее [11, с.10].

Юридические коллизии, политические неурядицы подрывают основы порядка и стабильности в обществе, деформируют правосознание людей, создают критические ситуации, социальную напряженность. Подобные катаклизмы – признак невысокой правовой культуры, процветающего на всех уровнях юридического нигилизма. Поэтому катаклизмы необходимо по возможности не допускать, профилактировать, а если они все же возникают – своевременно снимать с помощью выработанных для этого механизмов и процедур. Иной путь ведет в тупик [20, с.206].

Н. В. Худойкина отмечает, что юридические коллизии являются частью более широкой проблемы – конфликтологии, представляющей собой новую дисциплину и новое научное направление в отечественном правоведении и политологии. Данная проблема ранее в нашей стране практически не исследовалась. Причины понятны. Но в постсоветский период она стала все более и более привлекать к себе внимание ученых, и сегодня можно говорить об определенных достижениях в разработке теории конфликтов и других противоречий, существующих в обществе [27, с.6].

Итак, наиболее распространенными способами разрешения юридических коллизий являются следующие: 1) толкование; 2) принятие нового акта; 3) отмена старого; 4) внесение изменений или уточнений в действующие акты; 5) судебное, административное, арбитражное и третейское разбирательство; 6) систематизация законодательства, гармонизация юридических норм; 7) переговорный процесс, создание согласительных комиссий; 8) конститу­ционное правосудие; 9) оптимизация правопонимания, взаимосвязи теории и практики; 10) международные процедуры.

Пути преодоления юридических коллизий или сведения их к минимуму очевидны. Это прежде всего устранение тех причин, которые порождают эти катаклизмы, и главной из них – кризисного состояния общества. Конкретно необходимо следующее:

1. совершенствование законодательства и практики его применения;

2. прекращение войны законов и властей;

3. повышение профессионализма и правовой культуры законодателей;

4. своевременное издание коллизионных норм, восполнение пробелов в праве;

5. строгое соблюдение конституционных и иных юридических процедур для разрешения возникающих споров;

6. глубоко продуманная систематизация всех нормативных актов в трех ее формах – инкорпорации, консолидации и кодификации;

7. четкая работа госаппарата и его должностных лиц, недопустимость выхода чиновников за рамки своих статусов и полномочий;

8. снижение уровня полярного правопонимания и толкования законов;

9. укрепление порядка, организованности и управляемости в стране, избавление от политической конфронтации;

10.приведение в соответствие друг с другом федерального и регионального законодательства, гармонизация единого правового пространства, юридической системы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В последние годы произошло много перемен во всех сферах нашей жизни, которые подвергли испытаниям государственные институты и правовую систему.

Современное право не просто меняется, оно становится обширнее, покрывает ранее неизвестные отношения. Современные правовые системы и нормативно-правовые массивы устроены довольно сложно. Неизбежны поэтому как внутренние юридические противоречия в рамках каждой из правовых систем, так и внешние противоречия между ними.

Современное правовое развитие обусловило более глубокое изучение юридических коллизий и противоречий в целом. Поэтому одна из задач современного права как регулятора общественных отношений – это формирование коллизионного права.

На сегодняшний день в юридической науке не сложилось единого представления о коллизиях. Понятие «правовая коллизия» имеет множество значений. В са­мом общем виде оно может быть определено как ситуация, связанная с конфликтом, конкуренцией двух или более правовых норм, источни­ков права, систем правового регулирования или правопорядков в целом.

Среди разных причин возникновения коллизий, представленных учеными, наиболее приемлемой является классификация деления их на объективные и субъективные. Ведь именно они дают наиболее полное представление о причинах, вызывающих правовые коллизии.

Вместе с тем необходимо отметить, что, подразделяя причины возникновения коллизий на субъективные и объективные, нельзя забывать и о том, что нередко в основе коллизий может быть не одна причина, а комплекс причин, относящихся как к субъективным, так и объективным.

Анализ причин возникновения коллизий создает основу для наиболее эффективного раскрытия путей их устранения, обеспечения совершенствования системы права и практики его применения.

Юридические коллизии не только многочисленны, но и крайне разнообразны по своему содержанию, характеру, остроте, иерархии, социальной направленности, отраслевой принадлежности, формам выражения, политизированности и способам разрешения.

Эти коллизии можно подразделить на две большие группы: коллизии между правовыми системами отдельных государств и внутригосударственные правовые коллизии.

Кроме того, юридические коллизии можно подразделить на шесть родовых групп: 1) коллизии между нормативными актами или отдельными правовыми нормами; 2) коллизии в правотворчестве; 3) коллизии в правоприменении; 4) коллизии полномочий и статусов государственных органов, должностных лиц, др.властных структур и образований; 5) коллизии целей; 6) коллизии между национальным и международным правом.

Наиболее распространенными способами разрешения юридических коллизий являются следующие: 1) толкование; 2) принятие нового акта; 3) отмена старого; 4) внесение изменений или уточнений в действующие акты; 5) судебное, административное, арбитражное и третейское разбирательство; 6) систематизация законодательства, гармонизация юридических норм; 7) переговорный процесс, создание согласительных комиссий; 8) конститу­ционное правосудие; 9) оптимизация правопонимания, взаимосвязи теории и практики; 10) международные процедуры.

В заключение необходимо отметить, что юридические коллизии, политические неурядицы подрывают основы порядка и стабильности в обществе, деформируют правосознание людей, создают критические ситуации, социальную напряженность. Подобные катаклизмы – признак невысокой правовой культуры, процветающего на всех уровнях юридического нигилизма. Поэтому катаклизмы необходимо по возможности не допускать, профилактировать, а если они все же возникают – своевременно снимать с помощью выработанных для этого механизмов и процедур.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Закон Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» от 10 января 2000 г. № 361-З // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2000. - № 7.

2. Закон Республики Беларусь «О порядке заключения, исполнения и денонсации международных договоров Республики Беларусь» от 23 октября 1991 г. № 1188-XII с изменениями и дополнениями // Ведомости Верховного Совета Республики Беларусь. – 1991. - № 32.

3. Конституция Республики Беларусь от 24 ноября 1996 г. с изменениями и дополнениями. – Мн.: Амалфея, 1997.

4. Конституция Российской Федерации (с изменениями). – М.: Инфра-М, 2004.

5. Алексеев, С. С. Государство и право: начальный курс / С. С. Алексеев. – М.: Юридическая литература, 1993. – 410 с.

6. Алексеев, С. С. Теория права / С. С. Алексеев. – М.: БЕК, 1995. – 320 с.

7. Баглай, М. В. Конституционное право Российской Федерации / М. В. Баглай. – М.: Норма-Инфра, 1999. – 360 с.

8. Василевич, Г. А. Нормативные правовые акты государственных органов Республики Беларусь / Г. А. Василевич. – Серия «Право», приложение к журналу «Право и экономика». – Мн., 1999. – С.2-112.

9. Власенко, Н. А. Коллизионные нормы в советском праве / Н. А. Власенко. – Иркутск, 2001. – 142 с.

10. Гегель, Г. В. Ф. Философия права / Г. В. Ф. Гегель. – М.: Просвещение, 1990. – 390 с.

11. Курбатов, А. Я. Порядок разрешения коллизий в российском праве / А. Я. Курбатов // Корпоративный юрист. – 2005. - № 11. – С.4-12.

12. Курылева, О. С. Конституционно-правовые проблемы реализации международных норм о труде: Материалы международной научно-практической конференции / О. С. Курылева. – Мн.: БГУ, 2000. – 420 с.

13. Леанович, Е. Развитие коллизионно-правового регулирования в Российской Федерации / Е. Леанович // Белорусский журнал международного права и международных отношений. – 2003. - № 3. – С.11-19.

14. Матузов, Н. И. Коллизии в праве: причины, виды и способы
разрешения / Н. И. Матузов // Правоведение. – 2000. - № 5. – С.225-244.

15. Международное частное право: тексты лекций. – Гродно: ГрГУ, 2004. – 260 с.

16. Павлова, Л. В. Международное право в правовой системе государств / Л. В. Павлова // Белорусский журнал международного права и международных отношений. – 1999. - № 3. – С.4-9.

17. Поленина, С. В. Юридическая конфликтология – новое направление в науке / С. В. Поленина // Государство и право. – 2001. - № 4. – С.47-50.

18. Салеев, И. Соотношение международных договоров и внутреннего законодательства Республики Беларусь / И. Салеев // Белорусский журнал международного права и международных отношений. – 2000. - № 3. – С.2-9.

19. Семенова, Я. М. Устранение коллизий в процессе применения норм трудового права: автореф. дисс. ... канд. юридич. наук / Я. М. Семенова. – Пермь, 2006. – 125 с.

20. Скакунов, Э. И. От конфликтов к стабильности: путь России / Э. И. Скакунов. – Тольятти, 2002. – 325 с.

21. Тихомиров, Ю. А. Действие закона / Ю. А. Тихомиров. – М.: Известия, 1992. – 260 с.

22. Тихомиров, Ю. А. Коллизионное право: учебное и научно-практическое пособие / Ю. А. Тихомиров. – М.: Юринформцентр, 2001. – 310 с.

23. Тихомиров, Ю. А. О коллизионном праве / Ю. А. Тихомиров // Журнал российского права. – 1997. - № 2. – С.6-15.

24. Тихомиров, Ю. А. Юридическая коллизия: власть и правопорядок / Ю. А. Тихомиров // Государство и право. – 1994. - № 1. – С.2-6.

25. Тихомиров, Ю. А. Юридическая коллизия / Ю. А. Тихомиров. – М.: Манускрипт, 2001. – 301 с.

26. Топорнин, Б. Н. Правовая реформа и развитие высшего юридического образования в России / Б. Н. Топорнин // Государство и право. – 1996. - № 7. - С.35-41.

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  165  166  167   ..