Главная      Лекции     Лекции (разные) - часть 9

 

поиск по сайту           правообладателям

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  99  100  101   ..

 

 

Название Стр

Название Стр

СУЭТСКИЙ КРИЗИС

Москва, 2007 г.

СОДЕРЖАНИЕ

№ п\п

Название

Стр.

Введение………………………………………

5-6

1.

Обстановка в мире и регионе…………………

7-15

2.

Суэцкий кризис………………………………..

16-29

3.

Тройственная агрессия против Египта………

30-36

4.

Суэцкий кризис и Совет Безопасности ООН.

37-41

5.

Провал англо-франко-израильской агрессии в Египте………………………………………...

42-62

6.

Выводы…………………………………………

63-65

Литература……………………………………

66

Введение

Суэцкий кризис 1956 года по своей форме представлял военную агрессию Великобритании, Франции и Израиля против Египта с целью изменения политического режима в стране и сохранения контроля западных держав над Суэцким каналом. Этот судоходный морской канал соединяет Средиземное море и Красное море, являясь кратчайшим морским путем между Европой и странами расположенными на побережье Индийского океана. (Сокращение морского пути составляет 8-15 тыс. км.). В 50-ые годы через него проходило до 15% всего грузопотока и 70% нефти.

Вместе с тем на его развитие и завершение повлияли два фактора. Во-первых , продолжение конфликта на Ближнем Востоке, возникшего при возникновении государства Израиль и связанного с этим длительного арабо-израильского конфликта.

Во-вторых, большое значение имело противостояние ССССР и других социалистических стран с западными государствами, обострившееся в результате "холодной войны" в 50-ые годы. СССР сыграл ведущую роль как в военно-политическом, так и в дипломатическом развитии и прекращении этого конфликта.

Ход военного конфликта показал, что даже огромное военное преимущество со стороны ведущих западных стран и Израиля (229 тыс. человек, 650 самолетов и 130 военных судов против 90 тыс. человек в Египетской армии) перестало являться решающим фактором в мире после появления у СССР ракетно-ядерного оружия.

Большое значение также имел собственно внутриполитический фактор - приход к власти в Египте национально-ориентированных сил.

23 июля 1952 организация «Свободные офицеры» свергла короля Фарука и установила в Египте республику. Сначала, Египет возглавил Мухаммад Нагиб, но вскоре его заменил другой член организации – Гамаль Абдэль Насер.

Сложившиеся в Палестине границы не устраивали никого, ни израильтян, ни арабов. В 1950 году Израиль вопреки решению ООН объявил Иерусалим своей столицей. Выполнение решения о возвращении беженцев срывалось Израилем: в 1950 было разрешено вернуться лишь 5,5 тысячам беженцев. Уже в середине 1949 года начались рейды федаинов (партизан) с Западного берега реки Иордан и сектора Газа в Израиль. Израиль отвечал ответными рейдами на египетскую и иорданскую территории. «Федаины» базировались и проходили подготовку на базах, контролируемых и находившихся на территории Египта, Ливана и Иордании, что также вызывало напряжение с Израилем. Кроме того, большое значение на ход военного конфликта имела позиция США, формально не участвовавших в конфликте.


1. Обстановка в мире и регионе

В 50-е годы на Ближнем Востоке и в Африке произошли события, коренным образом изменившие облик этих регионов.

Для оказания нажима на страны Ближнего и Среднего Востока западные страны использовали английскую военную базу на Суэцком канале. К началу 50-х годов она занимала площадь более чем в 1400 кв. км. На ней, вопреки условиям англо-египетского договора 1938 г., было размещено около 90 тыс. английских солдат, а также сотни боевых самолетов, танков, артиллерия. Здесь были военные аэродромы, танкодромы, казармы и склады всех видов снабжения, употреблявшегося для военных нужд британских войск, расположенных на Среднем Востоке, между Ливией и Персидским заливом, между Кипром и Кенией. К базе относились причалы Порт-Саида, Суэца, а также ряд портов на канале и на Красном море, которыми египетское правительство было лишено возможности пользоваться даже для снабжения своей страны продовольствием. В кругах НАТО не скрывали, что английская военная база на Суэцком канале расширялась и укреплялась в конце 40 — начале 50-х годов специально на случай войны.

Поскольку в 1956 г. истекал срок действия англо-египетского договора, по которому Англия получила «право» на размещение британских гарнизонов в зоне Суэцкого канала, английская дипломатия добивалась от Египта согласия на сохранение этой базы. Когда англо-египетские переговоры 1946—1947 гг. зашли в тупик, Бевин рекомендовал египетскому министру иностранных дел «начать переговоры по военным вопросам, чтобы договориться по политическим».

С развитием морского судоходства из года в год росло значение Суэцкого канала, как одной из важнейших мировых транспортных артерий. В 1955 г. по нему было перевезено более 46% всего мирового экспорта нефти, а грузооборот канала за 1930—1955 гг. возрос более чем в 3 раза. Однако компания не считалась с изменениями, происходившими в мировом судостроении, тормозила реконструкцию канала, не производила работ по благоустройству портов, к чему ее обязывало соглашение с египетским правительством. Являясь важнейшим бастионом колониализма в Египте, компания чувствовала себя государством в государстве. Компания была крупным центром английского шпионажа на Среднем Востоке.

В 1953 году израильский офицер Ариель Шарон создал группу из 40 человек для проведения рейдов против партизан. В том же 1953 году Шарон и его группа «прославились» при нападении на деревню Негба на иорданской территории, убив 69 мирных жителей.

В 1954—1955 рейды федаинов также участились. В 1955 году 260 израильских граждан были убиты или ранены, были причинены значительные материальные разрушения.

Постепенно в эту «малую войну» втягивались регулярные египетские и иорданские войска, которые препятствовали проникновению на свою территорию израильских войск. Применялась артиллерия и авиация. Во второй половине 1956 года в ходе 4 антипартизанских рейдов погибло и было ранено 100 израильтян и 200 арабов. Напряжение между странами усиливалось.

В 1951 году Египет закрыл проход для израильских судов, выходящих из Акабского залива в Индийский океан. В ноябре того же года ООН осудил этот шаг. Но Египет в ответ установил береговую артиллерию на выходе из Тиранского пролива. Позже Насер запретит пролет израильских самолетов над акваторией, примыкающей к египетской территории и ввел фактически блокаду для всех судов, следующих в Израиль. Проход израильских судов по Суэцкому каналу был также запрещен.

Но еще большую угрозу своей безопасности в Израиле почувствовали в сентябре 1955 года, когда Египет закупил в Чехословакии 230 танков, 100 самоходных орудий, 200 бронетранспортеров, около полутысячи орудий, 200 самолетов (в том числе 128 реактивных), несколько эсминцев, катеров и подводных лодок. Техника советского производства превосходила западные аналоги, которые находились на вооружении в вооруженных силах Израиля. В добавок, Египет превосходил Израиль и количественно. В октябре 1955 года было создано объединенное военное командование Сирии и Египта. Через год к нему присоединится Иордания.

Эти действия вызвали очень болезненную реакцию Израиля. В июле 1956 года лидер Израиля Давид Бен-Гурион пришел к выводу, что Израиль должен нанести превентивный удар. Он дал поручение Генеральному штабу разработать и провести в 1956 операцию против Египта. Благо международная обстановка создавал благоприятные условия.

Западные державы давно вынашивали планы превращения Ближнего и Среднего Востока в военный плацдарм в целях проведения экс­пансионистской политики, подчинения стран этого райо­на своему влиянию. Еще в начале 50-х годов империали­стические круги предприняли шаги к сколачиванию аг­рессивной военной группировки. Однако сколачивание такого блока затянулось и оказалось куда более слож­ным, чем думали в Вашингтоне и Лондоне.

В 1955 г. все же удалось создать на Ближнем и Среднем Востоке военно-политическую груп­пировку пяти стран. Начало было положено заключени­ем в феврале 1955 г. военного соглашения между Тур­цией и Ираком. В марте того же года к нему присоеди­нилась Англия, а осенью Пакистан и Иран. В ноябре на совещании премьер-министров пяти стран в Багдаде было официально провозглашено создание так называе­мого Багдадского пакта.

Создание нового военного блока под эгидой запад­ных держав вызвало в арабских странах всеобщее недовольство. В Каире сообщение о заключении военного союза было встречено с настороженностью. Президент Объединен­ной Арабской Республики Гамаль Абдель Насер назвал Багдадский пакт «новейшей формой империалистической тюрьмы». Участие за­падных стран в организации обороны Среднего Востока рассматривалось бы как проявление колониализма». Одна из задач Багдадского пакта состояла в том, чтобы служить западным державам в качестве ново­го современного средства закабаления народов.

США формально не участвовали в Багдадском блоке, и в первое время после его создания проявляли извест­ную озабоченность тем, что этот блок создан под англий­ским руководством. Однако позже они приняли в нем непосредственное участие. Американские представители в. качестве наблюдателей участвовали в работе его раз­личных органов.

В своей политике западные державы не­однократно использовали Израиль. США, например, с начала существования еврейского государства стали оказывать его правящим кругам всяческую поддержку. Они предоставляли Израилю займы, техническую, эко­номическую и военную помощь. США, Англия, Франция и другие капиталистические страны поставляли совре­менное оружие, включая танки и самолеты.

Колони­альные державы вели двойную игру. Они ловко исполь­зовали в своих целях арабско-израильские противоре­чия. Усиленно подталкивая Израиль на выступления против Египта, Сирии и других арабских государств, Анг­лия предлагала арабским государствам удовлетворить их некоторые территориальные требования к Израилю. Таким образом, англий­ские правящие круги рассчитывали втянуть арабские страны, в частности Иорданию и Ливан, в Багдадский блок.

Такая политика США, Англии и Франции значительно обострила обстановку на Арабском Востоке, что было чревато опасными последствиями. Тем не менее, западным державам не удалось задержать процесс ро­ста национально-освободительного движения и стремле­ния уже освободившихся стран к проведению самостоя­тельной и независимой политики. Не удалось им поме­шать и успешному развитию советско-арабских отноше­ний.

Правительство Англии в 1954 году стало при­нимать меры к заключению нового военного соглашения с Египтом сроком на 25 лет.

Встретив твердую позицию египетского правитель­ства и понимая, что в новой международной обстановке им придется пойти на выполнение соглашения от 1954г. о выводе войск из Суэца, англичане осенью 1955г. уси­лили нажим на Египет. Они все еще надеялись, что им удастся сохранить в Суэце свои войска и заставить Еги­пет в конце концов капитулировать. Как писал англича­нин Гудсон, «английское правительство считало, что их интересам ничто не грозит до тех пор, пока египетские войска находятся под английским контролем».

Для обострения напряженности в этом районе зем­ного шара реакционные силы вновь использовали прави­тельство Израиля. Подталкивая его на провокации про­тив арабских государств, правящие круги колониальных держав надеялись, что в сложной обстановке им будет легче вмешаться в дела стран Ближнего и Среднего Во­стока, втянуть арабские страны в военный блок. 2 ноября израильские войска совершили нападение на египетский пост в районе Эль-Ауджа на Синайском по­луострове. На следующий день парламент Израиля постфактум одобрил это нападение. Египетская делегация в ООН немедленно направила письмо председателю Со­вета Безопасности, в котором подчеркнула, что вся ответ ственность за инцидент в демилитаризованной зоне ло­жится на израильское правительство.

В середине декабря 1955 г. израильские войска вновь совершили нападение на сирийскую территорию в районе Тивериадского озера. При рассмотрении этого вопроса в Совете Безопасности представители США, Англии и Франции предприняли попытку выручить своего союз­ника. С этой целью 11 января 1956 г. они внесли проект резолюции, в котором, выразив формально тревогу по поводу сложившейся на Арабском Востоке обстановки, пытались представить виновником событий Сирию.

Колониальные державы оказывали Израилю мораль­ную поддержку, материальную и военную помощь. Отве­чая на запрос в парламенте, министр иностранных дел Канады Пирсон заявил в январе 1956 г., что с согласия США и Англии в 1954 и 1955 г. Канада продавала ору­жие Израилю. Продавать же арабским странам оружие западные державы отказывались.

Одновременно с военными действиями Израиля импе­риалистические круги усилили нажим на Египет, Иорда нию и другие страны с целью заставить их вступить в Багдадский пакт. Вашингтон и Лондон оказывали давле­ние на эти страны непосредственно и через Турцию и Ирак. Учитывая, что народные массы Египта, Ливана, Иордании и Сирии к вступлению в военные блоки отно­сятся отрицательно, английские правящие круги, чтобы хоть как-то связать арабские страны с Багдадским пак­том, добивались заключения двусторонних экономических соглашений между странами как участниками, так и не­участниками пакта. Такое соглашение было подписано в декабре 1955 г. между Ираком и Иорданией. Дальнейшие усилия заставить Иорданию вступить в Багдадский пакт вызвали обратную реакцию населения страны. Во второй половине декабря в Иордании началась всеобщая заба­стовка, положившая начало большим событиям и привед­шая в дальнейшем к победе демократических сил в стране.

В защиту народов арабских государств, за ликвида­цию опасности на Ближнем и Среднем Востоке, за уста­новление и развитие дружественных отношений со стра­нами этого района выступил Советский Союз. В 1955 г. между СССР и арабскими странами был заключен ряд соглашений экономического, культурного и политического характера.

31 октября в Каире был подписан договор о дружбе между СССР и Йеменским королевством. Согласно этому договору стороны обязались разрешать возникающие между ними разногласия исключительно мирным путем; они приняли на себя обязательство облегчить торговый обмен в соответствии с признанными международными правилами; установить дипломатические отношения сог­ласно общепринятым основам и принципу взаимности.

В середине следующего месяца в Дамаске было под­писано советско-сирийское торговое и платежное согла­шение. Сирия согласилась поставлять в СССР хлопок, сухие фрукты, бобовые, масличные семена и другие то­вары. Советский Союз обязался поставлять машины, про­мышленные установки, легковые и грузовые автомобили, химические и некоторые другие товары.

2. Суэцкий кризис

К середине 1956 года резко ухудшились отношения Египта с западными странами. Еще до того, Египет испортил отношения с Францией из-за поддержки алжирских партизан. В результате Франция стала активно продавать оружие Израилю. В 1954—1956 пошатнулись позиции Западных стран на Ближнем Востоке, когда провалились попытки США и Англии втянуть Иорданию и Египет в антикоммунистический Багдадский пакт. В Египте все острее встал вопрос о том кто будет владеть Суэцким каналом.

Еще летом 1952 года Насер организовал ряд нападений на английские базы в районе Суэцкого канала и потребовал эвакуации английских войск из Египта. Командующий английскими войсками генерал Эскин предложил правительству вмешаться и заодно восстановить на престоле короля Фарука, но Лондон ограничился заморозкой в банках 10 миллионов фунтов, принадлежащих Египту. А затем численность английских войск в районе канала сократили с 80 до 10 тысяч человек. Насер продолжал нажимать и 19 октября 1954 года в Каире было подписано соглашение о полном выводе британских войск из зоны Суэцкого канала в течении 20 месяцев.

Наконец, Насер испортил отношения и с США. В 1953 году в Каир прибыл госсекретарь США Джон Фостер Даллес. Его целью было втянуть Египет в Багдадский пакт. Насер со своей стороны просил кредит на строительство Асуанской плотины и оружие. Но, опасаясь вызвать недовольство Израиля, который был верным союзником США в регионе, Даллес отказал в поставках оружия. Когда же Насер в сентябре 1955 года приобрел крупную партию оружия у стран Восточного блока, США приостановили выдачу кредитов Египту. Более того, Даллес потребовал немедленно аннулировать договор о поставках советского оружия и пригрозил блокировать Египет с моря, чтобы не допустить прибытия судов с оружием.

Последней каплей для египетского лидера стало заявление Даллеса от 19 июля 1956 года о том, что США отказывают Египту в обещанном кредите в 270 миллионов долларов. Примеру американцев последовали Великобритания и Международный банк реконструкции и развития.

26 июля 1956 г., выступая по случаю годовщины свержения короля Фарука на многотысячном митинге в Александрии, президент Насер объявил, что правительство Республики Египет приняло решение национализировать «Всеобщую компанию Суэцкого морского канала" и возложило управление службы движения по каналу на автономный египетский орган, подчиненный правительству. Акционерам и держателям учредительных акций национализированной компании было обещано законное возмещение. Президент заявил, что доходы от эксплуатации Суэцкого канала отныне станут служить интересам экономического развития независимого Египта, тогда как прежняя компания лишь выполняла роль инструмента политического порабощения и экономической эксплуатации египетского народа. Египетское правительство дало заверения в том, что после национализации Египет будет соблюдать ранее принятые им международные обязательства относительно судоходства по каналу.

Декрет египетского правительства о национализации компании Суэцкого канала был смелым историческим решением, полностью отвечавшим основным нормам современного международного права и вытекавшим из суверенного права государств и народов самостоятельно распоряжаться в своих интересах естественными богатствами, подтвержденным в декабре 1952 г. специальной резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН.

В заявлении о национализации компании Суэцкого канала президент ОАР Гамаль Абдель Насер отмечал: «Компания Суэцкого канала всегда была египетской ком­панией, которую, как и все другие египетские компании, можно было национализировать. Эта национализация ни­коим образом и ни в какой мере не затрагивает между­народных обязательств Египта. Мы, как и всегда, испол­нены решимости выполнять все наши международные обязательства, и как конвенция 1888 г., так и гарантия ее, содержащаяся в англо-египетском соглашении от 1954 г., полностью сохраняются и будут сохраняться. Свобода судоходства по Суэцкому каналу не ущемлена и не затронута никоим образом .и ни в какой сте­пени...».

Таким образом, египетское правительство признавало старые соглашения и заявляло, что оно гарантирует сво­боду судоходства, Если учесть, что, согласно статье 1 Дек­рета о национализации от 26 июля, Египет гарантировал акционерам и держателям учредительных акции «возме­щение за свои акции по их котировочной стоимости на парижской бирже ценных бумаг в день, предшествующий вступлению в силу настоящего закона», то станет ясно, что египетское правительство проявило понимание инте­ресов как государств, пользующихся каналом, так и от­дельных граждан западных стран, владеющих акциями компании Суэцкого канала.

Cразу же, как только стало известно о решении еги­петского правительства национализировать канал, анг­лийские и французские дипломаты и военные развили бурную деятельность.

Как отмечалось выше, национализация египетским правительством Суэцкого канала была использована ко­лониальными кругами Англии и Франции как предлог для военной агрессии против Египта. «Политика английского и французского правительств,— писал в разгар тройствен­ной агрессии английский еженедельник „Обсервер",— с самого начала суэцкого кризиса преследовала цель — уничтожить египетский режим и навязать силой англо-­французское решение суэцкого вопроса».

Именно в свержении египетского правительства и со­стояла главная цель правящих кругов Анг­лии, Франции и поддерживающих их Соединенных Шта­тов Америки. Они рассчитывали, что, на­неся удар по Египту, они не только приостановят даль­нейшее отступление, но и восстановят утраченные после второй мировой войны позиции на Ближнем и Среднем Востоке.

На первый взгляд может показаться, что США зани­мали более сдержанную позицию, чем Англия и Фран­ция. Осторожность правящих кругов США в суэцком во­просе объяснялась отнюдь не желанием поддержать законные мероприятия Египта, а стремлением восполь­зоваться создавшимся на Арабском Востоке положением и заодно попытаться нажить политический капитал, ко­торый так нужен был республиканской партии США в связи с предстоявшими президентскими выборами. Такая позиция правящих кругов США находила отклик и в американской печати. Одни газеты, как например «Нью-Йорк геральд трибьюн», писали, что с приездом Даллеса в Лондон «самой важной задачей является изыскание мирного международного решения проблемы Суэца». Другие не менее влиятельные, вроде «Нью-Йорк таймс», утверждали, что Даллес признал невозможным остав­лять канал под «ничем не ограниченным контролем лю­бого египетского правительства».

Логичен вопрос: какова была позиция Организации Объединенных Наций и почему стороны не прибегали к ее помощи?

Египетское правительство информировало Организа­цию Объединенных Нации через ее Генерального секре­таря о проведенных мероприятиях по национализации канала. В дальнейшем правительство Египта предложило' созвать в Женеве, в рамках ООН, конференцию госу­дарств, суда которых проходят через Суэцкий канал. Од­нако это предложение было отвергнуто Англией и Фран­цией. Английское правительство отвело предложение о созыве этой конференции в Женеве, на нейтральной почве, и потребовало проведения ее в Лондоне.

3 августа приглашение участвовать в этой конференции было передано министру иностранных дел ССС.

В заявлении Советского правительства от 9 августа 1956 г. говорилось, что оно считает решение правительства Египта о национализации компании Суэцкого канала вполне законным действием, вытекающим из суверенных прав Египта, и указывало, что нет никаких оснований проявлять какое-либо беспокойство относительно судоходства по каналу, тем более что Египет может обеспечить нормальное судоходство в не меньшей степени, чем какая-либо частная акционерная компания. Советское правительство осудило позицию правительств Англии и Франции в отношении Египта как несовместимую с принципами Устава ООН попытку применить силу против страны, осуществляющей свои суверенные права. Советское правительство отметило, что намечаемая в Лондоне конференция по существу является «конференцией группы стран, являющихся держателями акций компании Суэцкого канала, с группой стран, произвольно подобранных этими главными держателями акций компании», и что она созывается в обход ООН и в нарушение положений конвенции 1888 г. Правительство СССР, страны — участницы конвенции 1888 г., заявило, что, руководствуясь интересами мирного решения вопроса, оно направит своего представителя на конференцию и считает необходимым участие в ней таких стран, как Австрия, Албания, Бирма, Болгария, Венгрия, ГДР, КНР, Ливан, Ливия, Марокко, Польша, Румыния, Саудовская Аравия, Сирия, Судан, Тунис, Финляндия, Чехословакия, Югославия.

На Лондонской конференции (16—23 августа 1956 г.) со всей остротой проявились две принципиально различные линии в решении спорных международных вопросов.

Отклонив разумное предложение Египта о созыве под эгидой ООН представительной международной конфе­ренции в Женеве, английские и французские правящие круги показали, что они не заинтересованы в справед­ливом разрешении ими же самими созданного суэцкого кризиса. Монополистические круги Англии и Франции стремились лишь к одному — навязать любыми спосо­бами свои условия Египту. Поэтому правительства Ги-Молле и Идена упорно придерживались политики «с позиции силы».

Что касается политики .Египта в суэцком вопросе, то ее целями, как говорилось в письме Насера, по-прежнему остаются:

а) свобода прохода через Суэцкий канал и его надежное использование без дискриминации;

б) развитие Суэцкого канала с тем, чтобы он отвечал будущим требованиям навигации;

в) установление спра­ведливых пошлин и сборов;

г) техническая эффектив­ности Суэцкого канала.

10 сентября египетское правительство направило Со­ветскому правительству ноту, в которой информировало его о результатах переговоров с миссией Мензиса в Каире. В этой ноте правительство Египта, выразив убеждение в том, что «решение может быть найдено», предложило провести по суэцкой проблеме переговоры «в рамках буквы и духа Устава Организации Объеди­ненных Наций». Советское правительство «выразило готовность принять участие в предлагаемых египетской стороной переговорах».

К 15 сентября 20 государств одобрили предложение египетского правительства созвать конференцию, на которой были бы заслушаны различные точки зрения государств, пользующихся Суэцким каналом, и обсужде­ны вопросы о гарантии свободы судоходства по каналу. Но правящие круги Англии и Франции и слушать не хотели о поисках новых путей для справедливого реше­ния суэцкого вопроса. Они продолжали политику давле­ния и угроз. «В то время как премьер-министр Австра­лии Мензис убеждал президента Насера в Каире при­нять предложения конференции - 18 морских стран, фран­цузы и штабные офицеры Израиля строили планы за­хвата Суэцкого канала с помощью вооруженных сил Израиля». Так излагал ход событии десять лет спус­тя английский министр А. Наттинг.

Сразу после провала мис­сии Мензиса английское и французское правительства усилили нажим на Египет.

12 сентября премьер-министр Великобритании Идеи и председатель совета министров Франции Ги-Молле, а на следующий день государственный секретарь США Даллес в своих выступлениях выдвинули новый план решения суэцкой проблемы при помощи создания так называемой «Ассоциации пользователей каналом».

Хотя первыми изложили этот план руководители ан­глийского и французского правительств, тем не менее идея создания Ассоциации принадлежит американской дипломатии, лично Даллесу. Дело в том, что США не хотели сами выступать инициаторами создания Ас­социации. Поэтому они продолжали хитрить, делая вид, что не разделяют или, во всяком случае не полностью разделяют в этом вопросе позицию Англии и Франции.

В Лондоне и Париже заявили, что если Египет от­вергнет этот новый план, то Англия и Франция будут считать себя свободными принять такие действия, какие они сочтут необходимыми, как в рамках ООН, так и вне ее.

Одновременно было объявлено, что, если Каир не примет их условий, они отзовут лоцманов, обслуживаю­щих Суэцкий канал. И действительно, в ночь на 14 сен­тября 1956 г. лоцманы из Англии, Франции, Голландии, Норвегии, Италии и других стран, работавшие на канале, по настоянию правительств этих стран, отказались от выполнения своих обязанностей. Между тем к Суэц­кому каналу подходили с двух сторон все новые и новые суда. 14 сентября в Порт-Саиде и Суэце скопилось 50 кораблей. Колониальные державы решили дезоргани­зовать работу Суэцкого канала и тем самым оказать давление на Египет. В Лондоне и Париже надеялись, что отзыв лоцманов может надолго приостановить рабо­ту канала.

В срочном порядке были подготовлены новые кадры лоцманов из числа египтян и опытных моряков, при­бывших в Суэц из СССР, Индии, Югославии и других стран. Суда, скопившиеся у входа в Суэцкий канал и выхода из него, были проведены, и пробка ликвидиро­вана. К концу сентября 1956 г. движение судов по кана­лу осуществлялось совершенно нормально. «Битва лоцманов», по выражению западных журналистов, Ан­глией и Францией была проиграна.

Одновременно с действиями чисто дипломатического характера английские и французские правящие круги усилили и военные приготовления. Спустя несколько дней после национализации канала и в Лондоне и в Париже были назначены командующие интервенциони­стскими войсками. В конце июля началась концентра­ция английского флота в Средиземном море. Во Фран­ции к 25 августа была готова военная эскадра для от­плытия к берегам Египта. Было принято также реше­ние о секретных поставках оружия Израилю.

Между Парижем и Тель-Авивом установилась проч­ная и постоянная связь по всем линиям. Для перегово­ров о поставках оружия в период подготовки тройствен­ной агрессии в Египте генеральный директор министер­ства обороны Израиля 16 раз летал в Париж.

Важное значение для Парижа и Лондона имела по­зиция США. Знали об этом, конечно, и в Вашингтоне. На протяжении всего суэцкого конфликта руководители американского государства избегали публичных заявле­ний об открытой поддержке политики агрессивных кру­гов Франции и Англии.

И действительно, если бы правящие круги США хотели предотвратить агрессию, они могли бы об этом заявить открыто и недвусмысленно предупредить Лон­дон и Париж. Таких предупреждений, однако, не было. Более того, факты говорят о том, что США поощряли своих союзников по НАТО на выступление против Египта. «Если будет невозможно избежать военных мер,— ска­зал Даллес в одной из бесед Идену, — то президенту США понадобится согласие конгресса на ка­кие-либо действия США». Для этого, по мнению амери­канского государственного секретаря, было необходимо, чтобы «правовая основа наших общих заседаний была безупречной». Вполне понятно, что такое заявление Даллеса истолковывалось в двух европейских столицах как одобрение политики, направленной на подготовку военной интервенции.

Все это давало англичанам и французам основание не придавать большого значения некоторым публичным заявлениям президента Эйзенхауэра. Так, они не без основания полагали, что ответ президента Эйзенхауэра на вопросы журналистов о том, что США никогда не присоединятся к агрессорам, носит пропагандистский характер. Еще более убедило в этом Лондон и Париж интервью по телевидению, сделанное Даллесом во вто­рой половине сентября, в котором он сказал, что «не­возможно всегда рассчитывать, что государства не бу­дут применять силу, если нет иной альтернативы».

Принципиально отличной от американской политики была политика Советского Союза, правительство кото­рого откровенно и прямо заявило о полной поддержке египетского народа в его справедливой борьбе против притязаний Англии и Франции.

С осуждением планов «ассоциации» и в пользу решения суэцкого вопроса мирным путем выступили руководящие государственные деятели Индии, Индонезии, Сирии, Саудовской Аравии, Ирака и других государств.

В заявлении Советского правительства 16 сентября 1956 г говорилось, что план трех держав нельзя расценивать иначе как опасную провокацию, ведущую к тому, чтобы «еще больше обострить обстановку вокруг Суэцкого канала и искусственно создавать инциденты, которые можно было бы использовать как повод для применения силы против Египта». Советское правительство указало, что СССР, как великая держава, не может стоять в стороне от суэцкого вопроса и что любое нарушение мира в районе Ближнего и Среднего Востока не может не затрагивать интересов безопасности Советского Союза. Ведя двойную игру, подстрекая своих английских и французских союзников к решительным действиям против Египта и не желая обострять отношения с арабскими странами, США выступили, с заявлением о том, что они «не собираются силой пробивать себе дорогу через канал».

15 сентября президент Египта Насер заявил, что если какое-либо судно войдет в Суэцкий канал без разрешения египетских властей, то это будет рассматриваться как нарушение суверенитета Египта. «Египет будет защищать канал,— сказал президент.— Мы готовы бороться за него».
С окончанием второй Лондонской конференции 18 стран закончился первый и очень важный период в развитии суэцкого кризиса. Этот период показал:

во-первых , что английские и французские правящие круги не хотели мириться с потерей своих привилегий и готовы были любой ценой, вплоть до военной интер­венции, добиваться своих целей;

во-вторых , что состоявшиеся в августе — сентябре 1956 г. переговоры нужны были Англии и Франции лишь для того, чтобы показать мировой общественности свое «миролюбие» и стремление к разрешению вопроса о ка­нале мирным путем, с одной стороны, и для того, чтобы использовать время переговоров для подготовки войск вторжения в Египет,— с другой;

в-третьих , что на стороне египетского народа, отстаи­вающего свои законные права, были все прогрессивные и миролюбивые силы, Советский Союз и другие социа­листические страны.


3. Тройственная агрессия против Египта

«Пусть никто не обманывается. Обращение в ООН — это процедура, а не курс политики» — так лондонская «Дейли экспресс» характеризовала действительное назначение этого дипломатического шага правительств Англии и Франции на другой день после их обращения в Совет Безопасности.

С самого начала суэцкого кризиса правительства Англии и Франции планировали применение вооруженной силы против Египта. А.Иден признавал в своих мемуарах: «Правительство твердо решило, что наши кровные интересы в этом районе должны быть гарантированы, если потребуется, посредством военных действий... С самого начала мы должны были подготовиться поддержать наши интересы военной акцией». Роль застрельщика агрессии отводилась правительству Израиля, с которым правящие круги Англии и Франции вели секретные переговоры о выработке совместного плана вооруженной интервенции. Вопрос о совместном нападении на Египет обсуждался еще летом 1955 г. между французским министром обороны Буржес-Монури и его израильским коллегой Пересом.

Тройственная агрессия против Египта отвечала коренным интересам монополий США на Ближнем Востоке. США фактически подталкивали Англию, Францию и Израиль на войну против Египта.

Администрация Эйзенхауэра избегала одного — она не хотела связывать себе руки непосредственным участием в агрессии, рассчитывала заработать на компрометации своих партнеров по НАТО в глазах мирового общественного мнения, и прежде всего общественного мнения в арабских странах. Позиция США ободряла сторонников антиегипетской интервенции. А.Иден впоследствии писал, что Даллес 1 октября 1956 г. уведомил англичан и французов, что США «не исключают применения силы».

Англо-французский военный подкомитет собрался 29 июля, а 31 июля в Лондон прибыл офицер генерального штаба Франции со списком воинских частей, которые предназначались для участия в экспедиции против Египта. 1 августа французские парашютные части в Алжире получили приказ в пятидневный срок подготовиться к десанту против Египта. Во главе всех операций был поставлен английский генерал. Между министерством национальной обороны Франции и Тель-Авивом была установлена прямая связь. Генеральный директор министерства обороны Израиля 16 раз летал в Париж для переговоров о поставках оружия и координации планов военных действий. Генеральные штабы Франции и Израиля согласовали план военных действий против Египта, который 15 октября был доложен Идену от имени Ги Молле французским генералом Шалле. «Прекрасная идея»,— сказал Иден об этом плане.

16 октября 1956 г. в Париже встретились Иден и Ги Молле. Встреча была настолько секретной, что, кроме министров иностранных дел — Пино и Ллойда, на нее не был допущен даже британский посол в Париже Джебб. На этой встрече был утвержден план нападения на Египет. По сообщениям американской печати, Вашингтон был поставлен в известность об этих планах. Когда военная подготовка была в основном закончена, то в восточной части Средиземного моря насчитывалось 185 боевых кораблей, не считая мощного транспортно-десантного соединения, свыше тысячи англо-французских военных самолетов, несколько бронетанковых дивизий, 5 отдельных бригад, 13 отдельных полков, 2 армейские артиллерийские группы и другие воинские соединения. В водах Персидского залива находились 7 английских военных кораблей, 3 военных корабля были в Адене.

22 октября С. Ллойд летал во Францию, где в пригороде Парижа участвовал в секретной встрече с премьер-министром Израиля Бен-Гурионом. На этой встрече были окончательно согласованы планы нападения на Египет. В конце октября в Израиль была переброшена французская авиация. Как рассказывали французские пилоты, базировавшиеся на Тель-Авив и Хайфу, они еще до начала военных действий совершали разведывательные полеты над Сирией и Иорданией, обстреливали с воздуха египетские части на Синайском полуострове, совершали налеты на египетские аэродромы, в том числе на аэродром в Луксоре.

22 октября в Иордании состоялись парламентские выборы, на которых победили противники Багдадского пакта и сторонники тесного союза Иордании с Египтом и Сирией. Через день после выборов Иордания присоединилась к оборонительному союзу с Сирией и Египтом. Этот факт был использован израильским правительством как повод для объявления всеобщей мобилизации.

В ночь с 29 на 30 октября 100-тысячная армия Израиля внезапно вторглась в Египет.

30 октября в Лондон прибыли Ги Молле и Пино. После их совещания с Иденом и Ллойдом дипломатические представители Израиля и Египта были вызваны в Форин офис, где им вручили совместный англо-французский ультиматум. И агрессору, и жертве агрессии в этом ультиматуме одинаково предлагалось, не позднее чем через 12 часов, прекратить военные действия, отвести свои воинские части на 10 миль от Суэцкого канала и согласиться на оккупацию английскими и французскими войсками ключевых позиций в Порт-Саиде, Исмаилии и Суэце. В случае отклонения этих условий правительства Англии и Франции угрожали вооруженной интервенцией. Израильское правительство, войска которого в это время уже захватили Синайский полуостров, но были еще в 200 км от капала, приняло ультиматум, который, по существу, поощрял его продолжать наступление. Египет этот ультиматум отклонил.

В тот же день в Нью-Йорке Совет Безопасности начал разбирательство вопроса об израильской агрессии против Египта. Французский делегат, выполняя секретное соглашение с Израилем, пытался воспрепятствовать обсуждению этого вопроса. Советский представитель заявил, что Совет Безопасности должен принять меры к тому, чтобы пресечь израильскую агрессию и добиться немедленного вывода иностранных войск с египетской территории. На советское предложение Англия и Франция наложили вето, США воздержались при голосовании.

Французская и английская авиация подвергла Каир, Порт-Саид, Исмаилию и другие египетские города массированной бомбардировке.

31 октября 1956 г. Советское правительство выступило с заявлением по поводу вооруженной агрессии против Египта, потребовало прекращения агрессии и вывода войск интервентов с его территории. Советский представитель в Совете Безопасности разоблачил маневры англо-французской дипломатии, пытавшейся затянуть рассмотрение вопроса, чтобы позволить агрессорам расправиться с Египтом. 1 ноября 1956 г. собралась Чрезвычайная специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН для рассмотрения вопроса об агрессии Англии, Франции и Израиля против Египта. 2 ноября Генеральная Ассамблея, несмотря на противодействие Англии, Франции и Израиля, призвала Египет и Израиль отвести все войска за линию перемирия. Однако правительства Англии и Франции отвергли рекомендации Генеральной Ассамблеи и заявили, что они будут продолжать военные действия против Египта. Израильское правительство усиленно готовило агрессивные действия и против других своих арабских соседей. 4 ноября 1956 г. Генеральная Ассамблея приняла внесенный 19 странами Азии и Африки проект резолюции, в котором подтверждалась резолюция Генеральной Ассамблеи от 2 ноября и содержался новый призыв о немедленном прекращении военных действий против Египта. На следующий день правительство Канады предложило создать с согласия заинтересованных государств контингент вооруженных сил ООН, чтобы обеспечить прекращение военных действий.

Правящие круги США на словах отмежевывались от действий своих союзников, на деле продолжали снабжать их нефтью и предоставили Англии заем — 500 млн. долл.

5 ноября соединенные силы Франции и Англии высадились в Порт-Саиде, начали оккупацию зоны Суэцкого канала. В этот критический момент, вечером 5 ноября 1956 г., Советское правительство направило главам правительств Англии, Франции и Израиля посланий с требованием прекратить вооруженную агрессию. В послании выражалась решимость СССР всеми мерами «восстановить мир на Востоке». Одновременно Советское правительство обратилось к президенту США с предложением о сотрудничестве, с тем чтобы пресечь агрессию, использовав военно-морской флот США, военно-морской флот и авиацию СССР. Однако правительство США не приняло советские предложения. Советский Союз обратился в Совет Безопасности с призывом принять резолюцию о прекращении, в течение 12 часов, военных действий и выводе в трехдневный срок с территории Египта войск интервентов. СССР предлагал оказать вооруженную и другую помощь Египту, если агрессоры не выполнят в указанный срок требования Совета Безопасности.

Советское предупреждение подействовало, агрессия была остановлена, а когда агрессоры попытались оттянуть вывод своих войск, последовало сообщение ТАСС о том, что если Франция, Англия и Израиль не выведут своих войск с территории Египта, то «соответствующие органы Советского Союза не будут препятствовать выезду советских граждан — добровольцев, пожелавших принять участие в борьбе египетского народа за его независимость».

22 декабря 1956 г. вывод из Египта английских и французских войск закончился. 7 марта 1957 г. были выведены войска Израиля.

Тройственная агрессия провалилась.


4. Суэцкий кризис и Совет Безопасности ООН

Идея обращения по су­эцкому вопросу в ООН для Англии и Франции была не нова. Она возникла и явилась логическим за­вершением их дипломатической и политической деятель­ности в августе — сентябре. О намерении Англии и Франции использовать в своих целях ООН западные газеты стали писать задолго до обращения этих держав в международный форум. Однако ни французская, ни английская дипломатия не спешили, опасаясь встретить­ся в ООН с большими трудностями. Вот почему они от­клоняли предложения египетского правительства о со­зыве в Женеве международной конференции в рамках ООН с участием государств, суда которых проходят че­рез Суэцкий канал.

Но в сентябре обстановка изменилась. Нажим на Египет, как и следовало ожидать, не дал результатов. Правящие круги Англии и Франции понимали, что с по­мощью ООН им не удастся добиться своих целей; тем не менее, они хотели воспользоваться последним сред­ством для создания наилучших условий к началу агрес­сии. Французская газета «Франс-нуар» 9 сентября писа­ла, что английское правительство намерено обратиться в Совет Безопасности и при помощи этого шага попы­таться «достичь единодушия» общественного мнения Англии и других западных держав в проведении «твер­дой политики».

Таким образом, Англия и Франция хотели использо­вать Организацию Объединенных Наций, чтобы пока­зать несговорчивость Египта, а заодно продемонстриро­вать свое «миролюбие». Истинные замыслы, однако, со­стояли в попытке использовать дебаты в ООН для окон­чательной военной подготовки к вторжению в Египет. «Пусть никто не обманывается. Обращение в ООН — это процедура, а не курс политики»,— писала английская газета «Дэйли экспресс».

Англо-французская дипломатия рассчитывала также обсуждением суэцкого вопроса в Совете Безопасности хотя бы частично реабилитировать свою политику в глазах мировой общественности после про­вала сепаратной конференции в Лондоне.

И, наконец, необходима отметить, что обращение Анг­лии в ООН в известной мере отвечало настроениям пра­вящих кругов ряда стран Содружества наций. Так, на­пример, Канада настаивала на рассмотрении суэцкого вопроса в ООН. Другие страны Содружества также при­держивались этой точки зрения.

Но, обратившись в ООН, Англия и Франция не отка­зались от политики, которую они проводили и раньше.

В последних числах сентября Советское правитель­ство вновь обратило внимание Англии на то, что выска­занные ранее опасения Советского Союза в отношении развития суэцкого кризиса подтверждаются фактами, свидетельствующими о том, что английское правитель­ство совместно с правительствами Франции и США про­должает проводить политику нажима и угроз в отноше­нии Египта.

Советское правительство предупредило западные дер­жавы, что «политика военных угроз и попыток вмеша­тельства во внутренние дела Египта создает угрозу для мира на Ближнем и Среднем Востоке и чревата опасны­ми последствиями».

Не могли оставаться равнодушными к обстановке на Арабском Востоке также правительства стран этого рай­она мира. Правительства арабских стран, прежде всего Египта, продолжали укреплять обороноспособность сво­их государств.

23 сентября правительства Англии и Франции офици­ально потребовали включить в повестку дня Совета Без­опасности вопрос об «односторонних действиях» Египта, положивших конец системе международного управле ния Суэцким каналом8 . С передачей суэцкого вопроса в ООН для Лондона и Парижа, наступил последний ди­пломатический и политический этап подготовки агрессии против Египта.

24 сентября Египет также обратился в Организацию Объединенных Наций и потребовал рассмотреть в Совете Безопасности вопрос о действиях Англии и Франции, со­здающих серьезную угрозу всеобщему миру и междуна­родной безопасности и являющихся вопиющим наруше­нием Устава ООН.

С чем же шли стороны в ООН и чего они хотели от Совета Безопасности?

В обращении в ООН египетское правительство вновь заявило, что создание «Ассоциации пользователей Суэц­ким каналом» явилось бы посягательством на достоин­ство и суверенитет Египта. Оно предложило создать ор­ган для ведения переговоров, в который помимо Егип­та вошли бы представители других стран, пользующих­ся Суэцким каналом и придерживающихся различных точек зрения относительно суэцкой проблемы. Таким об­разом, египетское правительство, отвергая политику дик­тата, предлагало реальный путь к разрешению суэцко­го вопроса мирным путем в рамках ООН.

В заявлении Советского комитета защиты мира, опу­бликованном после передачи суэцкого вопроса па рас­смотрение Совета Безопасности, говорилось: «От лица всех советских сторонников мира Советский комитет за­щиты мира призывает Организацию Объединенных На­ций при рассмотрении вопроса о Суэцком канале не от­ступать от тех принципов, которые положены в основу при ее создании, и настоять на принятии решений, обес­печивающих как соблюдение суверенных прав Египта, так и свободу прохождения по каналу судов всех государств».

Итоги обсуждения суэцкого вопроса в Совете Без­опасности свидетельствовали об успехе миролюбивых сил; это признал активный участник событий тех лет, бывший премьер-министр Англии Идеи. В его мемуарах читаем: «Я вскоре (после закрытия заседания Совета Безопас­ности) узнал, что Советское правительство рас­ценивает итоги обсуждения в ООН как победу Египта и самого Советского Союза. В этом оно было, несомненно, право».

Казалось, что соглашение близко и острота кризиса скоро спадет. Но таково было лишь внешнее впечатле­ние. Представители Англии и Франции относились к пе­реговорам формально. Они использовали их, как это ста­ло ясно через несколько дней, как маскировку послед­них приготовлений к агрессии.

Затягивая переговоры, Англия и Франция находились на прежних позициях: любыми средствами добиваться односторонних уступок со стороны Египта.

Англии и Франции это нужно было для того, чтобы не допустить переговоров до начала интервенции. Анг­лийские и французские правящие круги решили, что дип­ломаты сделали свое дело, и 29 октября заговорили пуш­ки. Так закончился еще один этап суэцкого кризиса, на­чался новый — самый драматический по событиям.


5. Провал англо-франко-израильской агрессии в Египте

События второй половины октября 1956 г., последовавшие за окончанием работы Совета Безопасности по суэцкому вопросу, раз­вивались с поразительной быстротой. 14 октября из Нью-Йорка начали разъезжаться министры иностранных дел, принимавшие участие в работе Совета, а на следующий день Лондон и Париж буквально лихорадило от кипучей деятельности представителен дипломатических и военных ведомств. И те и другие торопились.

В кабинете премьер-министра Англии генерал Шалль подошел к карте Среднего Востока и положил на нее обе руки; одну—на Синайский полуостров, где должны быть по плану позиции израильских войск, другую — на до­лину Нила, где расположены укрепления египетской армии. Английские же и французские войска, пояснял французский генерал, будут высажены в зоне канала.

— Хорошая идея,— сказал Иден.

С 22 по 26 октября французские военно-морские силы, предназначавшиеся для участия в агрессии, поки­нули базу в Тулоне.

В последних числах октября к берегам Израиля по­дошла французская эскадра в составе боевых кораблей «Кэрсан», «Сюркуф», «Бувэ». В ее задачу входило при­крывать с моря побережье Израиля во время нападения последнего на Египет.

Однако Соединенные Штаты Америки не спешили принимать меры, чтобы воспрепятствовать агрессии. Ни­чего не сделали США для пресечения агрессии и позже, когда находившееся в сговоре с англичанами и францу­зами израильское правительство приступило к военным приготовлениям, объявив мобилизацию.

Что касается послания Эйзенхауэра премьер-минист­ру Израиля Бен-Гуриону по поводу объявленной моби­лизации, то Уотт пишет, что президент США «выражал серьезное беспокойство и предупреждал Израиль не на­чинать военных действий», а позднее потребовал немед­ленных... трехсторонних переговоров. Понятно, что та­кое заявление Эйзенхауэра не сыграло и не могло сыг­рать важной роли в отношении сохранения мира на Арабском Востоке: на это оно и было рассчитано. При­зыв президента Эйзенхауэра к Бен-Гуриону «ничего не предпринимать, что могло бы нарушить мир», не был принят всерьез, что не без основания отмечал и западно­германский автор Бретхольц.

А США могли многое сделать и в этот критический момент. Известно, что и английское и французское пра­вительства внимательно изучали позицию правительства этой страны. Более того, англичане и французы рассчи­тывали, что в решающий момент, если Советский Союз и другие социалистические страны выступят в защиту Египта, США поддержат своих союзников. Еще ранее Иден и Пино заявляли Даллесу, что если США не по­зволят Англии и Франции добиться своих целей, в том числе силой оружия, то судьба Атлантического союза бу­дет поставлена на карту.

Первоначально предполагалось начать тройственную аг­рессию 6 ноября, в день выборов президента США. За­тем было решено перенести начало выступления на бо­лее ранние сроки.

Безусловно, контрреволюционный мятеж в Венгрии, поднятый с помощью и при поддержке международных империалистических кругов, явился одной из главных причин изменения срока начала выступления против Египта.

Хотя некоторые руководители английской и француз­ской дипломатии, как уже отмечалось, и недооценивали роли Советского Союза в международной жизни, все же и Лондону и Парижу было далеко не безразлично, ка­кую помощь сумеет оказать Советский Союз египетско­му народу в борьбе против вооруженной интервенции. Колониальным кругам Франции и Англии были хорошо известны планы международной реакции по подготовке мятежа, что имело огромное значение для выбора дня начала агрессии.

Помимо контрреволюционного мятежа в Венгрии были и другие причины, заставлявшие Англию и Фран­цию торопиться. К ним следует отнести, прежде всего, рост сопротивления агрессорам на Арабском Востоке. Перед угрозой совместных действий двух колониальных держав арабские страны усилили борьбу за независи­мость. Выборы в Иордании 21 октября закончились победой патриотических, демократических сил. Проведен­ные в условиях подъема антиимпериалистического, ан­тиколониального движения, выборы показали, что иор­данский народ выступает за самостоятельную, независи­мую политику. Новое правительство Сулеймана Набулси выступило за союз с Египтом и Сирией.

На четвертый день после выборов Египет, Сирия и Иордания создали объединенное командование. Это заставило англо-французское командование торопиться: перспектива иметь противниками вооруженные силы трех арабских стран вместо одной явно не устраивала агрес­соров.

Таким образом, многие факторы оказали влияние на решение английских и французских колонизаторов дей­ствовать быстрее. Это, во-первых, контрреволюционный мятеж в Венгрии; во-вторых, укрепление обороноспособ­ности Египта и других арабских стран; в-третьих, меж­дународные противоречия, в данном случае меж­ду Англией и Францией, с одной стороны, и США — с другой; в-четвертых, выборы президента в США 6 но­ября.

30 октября радио сообщило, что вечером 29 октября - Израиль совершил интервенцию против Египта. Нападе­ние было хорошо подготовлено. Израильские войска в соответствии с разработанным Англией, Францией и Из­раилем планом начали наступление на Синайском полу­острове. Один полковник египетской армии говорил о на­падении Израиля на Египет: «Не думайте, что это были только израильские войска. Нас бомбили и израильская - авиация, и самолеты с опознавательными знаками НАТО, и самолеты, не имеющие опознавательных знаков».

В нападении на Египет на стороне израильской армии приняла участие французская авиация, прикрывавшая наземные войска и обстреливавшая с воздуха египетские части на Синайском полуострове.

События развивались по заранее намеченному Анг­лией, Францией и Израилем плану; дипломатия же этих стран, прикрывая действия военных ведомств, делала вид, что ей ничего не известно. Образцом лицемерия могут служить действия английской дипломатии. Посол Англии в Тель-Авиве сделал 27 октября представление израильскому правительству в связи с провокациями, чинимыми войсками Израиля на границах арабских стран. Посол заявил, что атака Израиля на Иорданию автома­тически повлечет за собой выступление Англии на сторо­не Иордании. На самом же деле Англия, как мы знаем, действовала вместе с Израилем против арабских го­сударств, в том числе и против Иордании.

Вечером 29 октября английский посол в Тель-Авиве по всем правилам дипломатической практики информировал свое правительство о том, что израильские войска перешли египетскую границу и продвигаются в глубь Си­найского полуострова. В тот же день Даллес дважды встречался с поверенными в делах Англии и Франции в Вашингтоне.

Вывод из этого только один: США не хотели ни предотвратить агрессию, ни остановить своих союзников по НАТО.

В Вашингтоне прекрасно знали, что делали. Еще до нападения Израиля па Египет американское правитель­ство дало указание немедленно эвакуировать из Египта граждан США. В срочном порядке были эвакуированы американские граждане из Сирии и Иордании. Покинули американцы и зону Суэцкого канала, в том числе 16 лоц­манов, работавших на канале.

Заявляя на словах, что они против вооруженной интервенции, американские правящие круги ни разу в тече­ние трех месяцев (август — сентябрь) не предупредили Лондон и Париж о том, что США не допустят разреше­ния суэцкого кризиса силой оружия. Как выше было по­казано, США фактически подталкивали Англию и Фран­цию к агрессии против Египта.

США в ООН, хотя и с оговорками, очень осторожно выступили за прекращение англо-франко-израильской аг­рессии. Это послужило основанием для попыток пред­ставить США как борца за мир, как защитника интересов египетского народа.

Как об этом говорят факты, американская диплома­тия и в момент самой агрессии продолжала вести слож­ную игру, защищая интересы монополистических кругов США, стремившиеся занять место Англии и Франции на Ближнем и Среднем Востоке. Политика США в этом районе, как и политика Англии и Франции, была импе­риалистической. Различие в позиции объяснялось лишь тем, что в этом районе столкнулись интересы двух групп, каждая из которых стремилась обеспечить себе господ­ствующее положение. Усилия американской дипломатии были направлены отнюдь не на защиту египетского наро­да и его интересов, а на ослабление позиций конку­рентов в колониальной борьбе. Именно этим, помимо демагогии, объясняется выступление США в ООН за прекращение англо-франко-израильской интервенции в Египте.

Заявление вице-президента США Никсона о том, что Соединенные Штаты Америки якобы во время интервен­ции в Египте «впервые в истории показали, что их поли­тика отличается от англо-французской политики в отно­шении Азии и Африки», вызвало удивление и раздраже­ние в правящих кругах Англии. Не случайно Иден эти слова Никсона цитирует в мемуарах с нескрываемым осуждением. Да и кому, как не ему, активному участ­нику событий тех лет, была наилучшим образом извест­на истинная политика правящих кругов США.

Советский Союз с мо­мента возникновения суэцкого кризиса и до ликвидации его последствий проводил твердую и последовательную политику, полностью отвечавшую национальным интере­сам египетского народа. В отличие от США Советский Союз не скрывал своих намерений и целей. Советское правительство неоднократно заявляло, что в случае развязывания агрессии Египет не останется одиноким. И не вина Советского Союза, что в Лондоне и Париже не при­слушались к этим словам. СССР принял решительные меры к прекращению агрессии против Египта. Эти меры в конце концов оказали необходимое действие на агрес­соров.

Стремясь выиграть время после нападения Израиля на Египет, Англия и Франция тормозили действия Со­вета Безопасности и не давали возможности принять меры к пресечению агрессии. Чтобы помешать поступле­нию в ООН сведений, израильские власти выслали из демилитаризованной зоны наблюдателей ООН и замини­ровали ее.

А в это время Лондон и Париж продолжали осуществлять план агрессии против Египта. В начале дневно­го заседания Совета Безопасности 30 октября выступил представитель Англии Диксон, который зачитал ульти­матум 61, предъявленный Англией и Францией за не­сколько часов до этого Египту и Израилю.

Но в Париже и Лондоне добивались не просто окку­пации Суэцкого канала. Там выискивался предлог для открытой войны против Египта. Именно поэтому англо-французский ультиматум был преднамеренно составлен так, чтобы исключить его принятие египетской стороной.

Ультиматум содержал следующие требования: пре­кращение военных действий на суше, море и в воздухе; отвод войск за десятимильную полосу от Суэцкого ка­нала; согласие, на оккупацию англо-французскими вой­сками ключевых позиций в зоне канала — Порт-Саида, Исмаилии и Суэца. В случае отказа выполнить условия ультиматума Лондон и Париж угрожали вооруженным вмешательством под предлогом «разделения» воюющих сторон. По условиям ультиматума английские я фран­цузские вооруженные силы должны быть введены в зону Суэцкого канала в любом случае и независимо от того, будет ультиматум принят или отвергнут. Как писала французская газета «Комба», текст ультиматума был со­ставлен так, что английские и французские войска «ок­купируют стратегические позиции Суэцкого канала с разрешения или без разрешения Насера». Формально такие требования были предъявлены также Израилю, хотя совершенно очевидны иные цели такой меры.

Понятно, что ни одно правительство, ценящее суве­ренитет своей страны, не могло принять такой ультима­тум. Естественно, что не приняло его и египетское пра­вительство. «Египет отклонил ультиматум,— писал Габбей.— Он не был агрессором, и поэтому от него нельзя было требовать отвода войск или прекращения огня». С этими словами нельзя не согласиться.

Диксон, к которому присоединился и французский представитель, пытался доказать, что Совет Безопасно­сти не может принять никаких практических мер ни для остановки военных действий, ни для обеспечения прохо­да судов через Суэцкий канал. Этим заявлением Англия и Франция как бы бросили вызов всему миру. В Лондо­не и Париже пошли на это, надеясь быстро сломить сопротивление Египта и, прежде чем кто-либо придет на помощь египетскому народу, поставить ООН и весь мир перед свершившимся фактом.

Советский представитель в Совете Безопасности А. А. Соболев не стал вступать в дискус­сию с английским представителем Диксоном. «Советская делегация могла бы многое сказать по поводу заявления г-на Диксона, которое мы только что заслушали, отно­сительно ультиматума, предъявленного Египту правительствами Англии и Франции,— заявил А. А. Соболев.— ...События в настоящее время развиваются так быстро, что не время говорить в Совете длинные речи. Со­вет должен действовать, и действовать быстро». И со­ветская делегация показала пример оперативности, Ко­гда делегации Англии и Франции отклонили проект ре­золюции США, советские представители внесли свой проект, сохранивший преамбулу и первый пункт амери­канского проекта, предусматривавший немедленный от­вод войск Израиля за линию, установленную переми­рием.

Совет Безопасности возобновил заседание в 21 час по нью-йоркскому времени 30 октября. После выступле­ния ряда делегатов советский проект был поставлен на голосование. За его принятие проголосовало семь деле­гаций, т. е. большинство Совета, против — только две делегации — Англии и Франции. Хотя в советский про­ект были включены предложения, взятые из американ ского, представители США, а за ними Бельгии от голо­сования воздержались. Таким образом, Англия и Фран­ция вновь парализовали деятельность главного органа ООН по поддержанию мира и международной безопас­ности.

Взяв слово после голосования, А. А. Соболев осудил действия Англии и Франции, он подчеркнул серьезную от­ветственность, которую они берут на себя.

Ввиду того, что Совет Безопасности оказался парали­зован действиями Англии и Франции, назрела необходи­мость созыва Чрезвычайной сессии Генеральной Ассам­блеи ООН. Представитель Югославии внес 30 октября в Совет Безопасности официальное предложение о созы­ве Чрезвычайной сессии.

А 31 октября, начав бомбардировку с воздуха и об­стрел с моря египетской территории, английские и фран­цузские вооруженные силы предприняли вслед за Из­раилем агрессию против Египта.

В тот же день Советское правительство сделало Заявление о вооруженной агрессии против Египта, осу­дило агрессоров, призвало Совет Безопасности ООН принять меры к прекращению агрессивных действий Англии, Франции и Израиля в отношении Египта и к не­медленному выводу войск интервентов с египетской тер­ритории.

На этом заседании выступили и представители Анг­лии и Франции, которые, вопреки здравому смыслу, пы­тались утверждать, что англо-французская агрессия про­тив Египта предпринята якобы «в интересах мира и по­рядка».

1 ноября 1950 г. открылась Чрезвычайная сессия Ге­неральной Ассамблеи. Сессия начала работу в сложной обстановке. Англия и Франция продолжали агрессию против Египта. Англо-французская авиация беспрерыв­но бомбила мирные египетские города и населенные пункты. Израильские войска, получив поддержку со сто­роны Англии и Франции, усилили давление на Снай­ском полуострове.

На повестке дня Чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи ООН стоял один вопрос: о серьезном поло­жении, сложившемся на Ближнем и Среднем Востоке в результате англо-франко-израильской агрессии против Египта.

Представитель Англии Диксон, как и в Совете Без­опасности, всячески оправдывал агрессию против Егип­та, называя ее временной акцией. Он выразил надежду, что Генеральная Ассамблея сочтет акцию Англии, Фран­ции и Израиля против Египта «обоснованной»,

Одновре­менно Диксон не удержался от выпадов против Советского Союза, обвинив его во вмешательстве в дела Среднего Востока.

От американской делегации на сессии выступил го­сударственный секретарь США Даллес. Осудив действия Англии, Франции и Израиля против Египта, он, однако, ни разу не назвал их агрессией. По словам Даллеса, это лишь «серьезная ошибка», идущая вразрез с целями ООН. Государственный секретарь внес проект резолю­ции, который, хотя и не осуждал агрессоров, но все же призывал к немедленному прекращению военных дейст­вий против Египта.

В ночь на 2 ноября сессия приступила к поименному голосованию проекта резолюции, внесенного делегацией США. Американский проект имел ряд недостатков: в нем не осуждались агрессоры, не предусматривались конкрет­ные меры по прекращению военных действии и др. Проект резолюции был принят голосами 64 делегации. Про­тив голосовали пять стран: Англия, Франция, Австра­лия, Новая Зеландия, Израиль.

Пока в Нью-Йорке действовали дипломаты, в райо­не Суэца развивали деятельность военные. Англо-фран­цузское командование, столкнувшись с сопротивлением египетского народа, вводило в бой новые силы, чтобы как можно скорее осуществить намеченные цели.

Англо-франко-израильская агрессия всколыхнула все страны Среднего и Ближнего Востока. В ноябре вспых­нули восстания в Иране, на Бахрейнских островах. В Ираке, несмотря на введение в стране чрезвычайного положения и принятие репрессивных мер, в ряде горо­дов (Багдад, Мосул, Басра и др.) произошли мощные демонстрации.

Многие арабские страны заявили о поддержке Египту. Саудовская Аравия, Ливан, Иордания, Ирак и Си­рия отозвали своих послов из Англии и Франции. В Си­рии началось формирование народного ополчения. Пра­вительства — члены Лиги арабских стран заявили, что придут па помощь египетскому народу.

В Египте с каждым днем все большее число граждан становилось на защиту родины. Египетский народ вооду­шевляло то, что он был не одинок, его поддерживали арабы других стран, честные люди во всем мире. Вместе с ним на активную борьбу в защиту независимости стра­ны выступили Советской Союз и другие социалистические страны.

В такой обстановке командование французскими и английскими интервенционистскими войсками проявляло нервозность и торопливость, а в Нью-Йорке представи­тели Англии и Франции стремились затянуть обсужде­ние. Французская делегация, например, получила ин­струкцию своего правительства выиграть несколько дней. По мнению французского правительства, каждый выиг­ранный день равнозначен победе.

Первоначально предполагалось, что десант будет вы­брошен 6 ноября, но развитие событий заставляло торо­питься. Из Нью-Йорка поступило сообщение, что пред­ставитель Израиля готов согласиться с предложением ООН о прекращении огня. Немедленно из Лондона в Никозию был передан приказ о перенесении начала де­сантных операций на сутки раньше. На военно-воздуш­ных базах в районе Средиземного моря срочно готови­лись самолеты, которые утром 5 ноября доставили авиа­десант в район Порт-Саида. Французскими десантника­ми командовал полковник Шато-Жобер.

Но десантные операции не могли принести успеха Англии и Франции. Если парашютистам сравнительно легко удалось запять Порт-Фуад, то в Порт-Саиде они встретили ожесточенное сопротивление. Город вместе с войсками защищало почти все население.

В этой обстановке накануне высадки десанта в Порт-Саиде по просьбе правительства Египта было вновь со­звано заседание Чрезвычайной сессии Генеральной Ас­самблеи. Внесенные на заседании два проекта резолю­ции США (о возобновлении судоходства по Суэцкому каналу и о решении палестинской проблемы) показали, что США стремятся выгородить Англию и Францию: в этих резолюциях отказ Англии, Франции и Израиля вы­полнить решение Генеральной Ассамблеи не осуждался. Вопрос об обеспечении свободы судоходства и палестин­ский вопрос по существу нельзя было ни обсуждать, ни решать до тех пор, пока войска агрессоров не покинут полностью территорию Египта. США опасались, как от­мечал корреспондент «Нью-Йорк таймс» из Ва­шингтона, что «Ассамблея примет более решительную резолюцию, чем того хотели Соединенные Штаты».

Закономерен вопрос: почему же США, заявлявшие о желании поскорей прекратить агрессию, проявили мяг­кость в отношении Англии, Франции и Израиля и медли­тельность при обсуждении вопроса об агрессии в Сове­те Безопасности и на Чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи?

Делали это США по многим причинам: и потому, что боялись разрушить НАТО; и потому, что стремились ос­лабить своих союзников в затяжной войне; и потому, на­конец, что хотели, чтобы интервенционистские войска Англии, Франции и Израиля подготовили почву для уси­ления влияния в этом районе американского монополис­тического капитала. Иначе говоря, США рассчитывали руками своих союзников загребать жар на Ближнем и Среднем Востоке.

Огромное значение в борьбе миролюбивых сил про­тив англо-франко-израильской агрессии имели Заявле­ние Советского правительства о вооруженной агрессии против Египта (31 октября) и послания Председателя Совета Министров СССР Д. Эйзенхауэру, А. Идену, Ги Молле и Бен-Туриону (5 ноября). В этих исторической важности документах Советский Союз, призвав Англию, Францию и Израиль к немедленному прекращению кро­вопролития в Египте, предупредил их о той опасности, которой может привести продолжение агрессии. Совет­ское правительство обратилось к Соединенным Штатам Америки с призывом объединить свои усилия в ООН для принятия решительных мер против агрессоров. Оно предложило, чтобы США и СССР по решению ООН ис­пользовали свои силы для пресечения агрессии про­тив египетского народа, против стран Арабского Вос­тока.

5 ноября Советский Союз призвал Совет Безопасности предложить правительствам Англии, Франции и Из­раиля немедленно прекратить военные действия против Египта и в трехдневный срок вывести с египетской тер­ритории войска. СССР рекомендовал также Совету Безо­пасности признать необходимым, чтобы все члены ООН, в первую очередь СССР и США, как постоянные члены Совета безопасности, располагающие крупными воору­женными силами, оказали Египту помощь путем посыл­ки вооруженных сил, если Англия, Франция и Израиль не прекратят военных действий и не подчинятся решени­ям ООН.

Известие о том, что СССР предложил США исполь­зовать вооруженные силы для совместного отражения агрессии в Египте, произвело среди правящих кругов Ан­глии и Франции впечатление разорвавшейся бомбы. Не случайно, некоторые исследователи и публицисты называют Заявление Советского Союза от 5 но­ября «советской бомбой».

Получив ноту СССР, в Лондоне и Париже забеспоко­ились. Как пишет Бенуа-Мешэн, Иден был склонен ду­мать, что это «блеф». Ги-Молле полагал, что русские слишком заняты событиями в Венгрии, чтобы предпри­нять эффективные меры на Ближнем Востоке. Тем не менее, всю ночь на 6 и утро 6 ноября французская и анг­лийская дипломатия посвятила выяснению проводимых СССР мероприятий, а также позиции Соединенных Шта­тов Америки в Случае одностороннего вмешательства Советского Союза в конфликт в Египте.

А позиция США была такова: на советское предложение о совместном применении вооруженных сил для того, чтобы положить конец агрессии, Белый дом ответил отказом. Официальным мотивом отказа была ссылка на то, что введение войск явится нарушением Устава ООН и обострит обстановку в регионе. В этом вновь проявилась двойственная позиция, которой США придерживались в течение всего кризиса. Желая поражения Англии и Франции, а следовательно, ослабления их позиций как конкурентов на Арабском Востоке, США вместе с тем не хотели разрыва отношений с этими странами – основными партнерами по НАТО.

Правящие круги Англии и Франции рассчитывали, что если Советский Союз выступит на стороне Египта, то США окажут им помощь. Но европейские союзники США по НАТО не дождались от Вашингтона того отве­та, которого они так хотели. Предупреждение от 5 но­ября сыграло свою роль. В ночь на 7 ноября 1956 г. во­енные действия в Египте были прекращены. Агрессия провалилась.

Согласие Англии, Франции и Израиля на прекраще­ние огня не означало, однако, окончания тройственной интервенции против Египта. На египетской территории находились английские, французские и израильские вой­ска. Не собирались отказываться от экспансионистских планов и правящие круги этих стран.

С прекращением огня на очередь встал вопрос о вы­воде иностранных войск с египетской территории. Это была не менее сложная и не менее трудная задача, чем прекращение военных действий, ибо колониальные круги Англии и Франции рассчитывали с помощью оккупационных войск добиться уступок со стороны Египта.

Не отставал от своих партнеров и Израиль, правя­щие круги которого добивались отторжения от египет­ской территории ряда районов (г. Газы и побережья Акабского залива). В ООН представители трех стран заявили, что они отказываются вывести войска из Егип­та до тех пор, пока правительство этой страны не при­мет обязательств, на которых они настаивали.

Вопрос о выводе войск приобретал особую остроту и в связи с тем, что Англия, Франция и Израиль стремились использовать свои войска для того, чтобы оказать новое давление на Египет. Английские, французские и израильские представители в ООН выдвигали различные предлоги в обоснование задержки с выводом войск, а со­гласие на вывод оговаривали различными условиями. Та­кая позиция стран-агрессоров вызвала законное осуж­дение представителей многих стран.

Выступивший 7 ноября на заседании Чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи советский представитель В. Б. Кузнецов заявил, что СССР, настаивая на немед­ленном выводе иностранных войск, которые вторглись в Египет, считает, что только это создаст условия для вос­становления спокойствия в районе Среднего Востока.

10 ноября было опубликовано заявление ТАСС. В нем прекращение военных действии против Египта от­мечалось как положительный факт. Вместе с тем выска­зывалось опасение, не явится ли заявление Англии и Франции о прекращении военных действий «лишь манев­ром, рассчитанным на выигрыш времени, на получение передышки для еще большего накопления сил в расчете

возобновить агрессивную войну против Египта и других стран Ближнего Востока в еще больших масштабах».

«В руководящих кругах СССР заявили, что если Анг­лия, Франция и Израиль, вопреки решениям ООН, не выведут всех своих войск с территории Египта, и под раз­личными предлогами будут затягивать осуществление этих решении и накапливать силы, создавая угрозу возобновления военных действий против Египта, то соот­ветствующие органы Советского Союза не будут препят­ствовать выезду советских граждан-добровольцев, поже­лавших принять участие в борьбе египетского народа за его независимость».

Если предупреждение Советского Союза от 5 ноября оказало решающее влияние на прекращение англо-франко-израильской агрессии, то заявление, ТАСС от 10 но­ября 1956 г, сыграло решающую роль в выводе англий­ских и французских войск из Египта.

После этого заявления в Лондоне и Париже проявили сговорчивость и, в конце концов, согласились с решением ООН.

22 декабря английские и французские вой­ска покинули Порт-Саид и другие захваченные ими тер­ритории Египта. Но Израиль задерживал выполнение решения Генеральной Ассамблеи о выводе своих войск с египетской территории. Поэтому советская делегация на XI сессии Генеральной Ассамблеи продолжала борь­бу за вывод из Египта израильских войск. Пока войска Израиля оставались па египетской земле, над Египтом висела угроза агрессии, ибо за спиной Израиля стояли западные державы.

28 марта было опубликовано заявление ТАСС, в ко­тором обращалось внимание на серьезность обстановки на Ближнем и Среднем Востоке, созданной западными державами, прежде всего США. Советское правительство предупредило Израиль и стоящие за его спиной державы об опасных послед­ствиях проводимой ими политики.

В конце концов, удалось сломить последнее сопротив­ление агрессоров - в марте 1957 г. с египетской террито­рии были выведены также израильские войска.


6. Выводы

1. После прекращения огня в Египте Советский Союз значительно укрепил свои позиции в арабском мире. Политика Советского Союза нашла отклик и понимание в арабских странах. В результате отношения меж­ду СССР и арабскими странами заметно улучшились.

2. Успехи Израиля заключались в изгнании федаинов из районов, расположенных на границе с Египтом, и освобождение порта Эйлат, который превратился из небольшого поселка, насчитывавшего менее 1 тыс. жителей, в процветающий порт с населением свыше 15 тыс. человек. В следующем десятилетии Израиль стал ядерной державой, продолжил сотрудничество с Францией и заключил новые соглашения с Соединенными Штатами и Великобританией. В 1957 году эти государства объявили Тиранский пролив открытым для международного судоходства и заявили, что примут меры для обеспечения свободного прохода через него в залив Акаба. (Тиранский пролив несомненно представлял собой территориальные воды, но международное право требовало, чтобы прибрежные государства предоставляли всем судам право мирного прохода через такие проливы, если они ведут в международные воды или к территории другого государства.) Арабы продолжали говорить об уничтожении Израиля, но эти заявления стали казаться ширмой, за которой скрывалась тайная уверенность в том, что Израиль пришел, чтобы остаться. Тем не менее последовало не установление мира, а лишь приостановление боевых действий, сопровождавшееся все более частыми заявлениями с обеих сторон о необходимости нового раунда.

3. Поражение во время Суэцкого кризиса свидетельствовало о явной утрате Великобританией своих позиций на Ближнем Востоке. Послевоенные планы формирования новых отношений с Египтом и другими странами региона, как правило, не соответствовали возможностям и настрою англичан. Причины были главным образом финансовыми, но к ним добавились также крушение империи в Азии и изменение положения в мире нефти, где Великобритания и Соединенные Штаты поменялись ролями. Отступление Англии началось, хотя и незаметно, в 40-х годах с отказа от мандата на Палестину и передачи Соединенным Штатам британских позиций в Турции в связи с доктриной Трумэна. К 1956 году на Ближнем Востоке господствовала не британская или какая-либо другая империя, а американская стратегия холодной войны и поддержки Израиля.

4. Локальный вопрос о национализации Суэцкого канала перерос в более широкий вопрос о праве угнетенных народов защищать свои национальные интересы. Суэцкая проблема превратилась в международную проблему. Особенно внимательно следили за развитием суэцкого кризиса народы, боровшиеся за свою независимость. Когда в октябре 1956 г. представители 18 государств — сторонников плана «интернационализации» канала собрались на новую конференцию в Лондоне и приняли решение об образовании Ассоциации пользователей Суэцким каналом, Советский Союз, Индия, Сирия и ряд других государств выступили с заявлениями, что этот план также имеет целью лишить Египет его законных прав на канал. Многие из числа 18 государств отказались участвовать в ассоциации.

5. После провала Суэцкой авантюры Соединенные Штаты Америки решили занять утраченные ими позиции на Ближнем Востоке. Это решение было открыто провозглашено в послании президента Эйзенхауэра конгрессу США от 5 января 1957 г. и в совместной резолюции обеих палат конгресса, принятой в ответ на это послание. В резолюции предусматривалось предоставление американской «помощи» для борьбы против «агрессии со стороны любой страны, контролируемой международным коммунизмом». Президенту США были предоставлены полномочия использовать для этой цели по своему усмотрению вооруженные силы США.

Принятая конгрессом резолюция была подписана президентом США и превратилась в официальную директиву, получившую название «доктрины Эйзенхауэра» (или «доктрины Эйзенхауэра — Даллеса»).


Литература

1. А. С. Протопопов «Советский Союз и Суэцкий кризис 1956 г.»

//г. Москва, изд. «Наука», 1969 г.

2. «Большая Советская Энциклопедия //г. Москва, том 23, 1985 г., стр.112-113.

3. Военный энциклопедический словарь. М., 1983 г., с.35.

4. Дипломатический словарь. Т.1, М., 1984 г., с.73-74.

5. История дипломатии. Т.V.М., 1974 г., с.533-562.

6. П.Кальвокоресси. Мировая политика 1945-2000. В 2-х кн. Кн.1. М., 2003 г., с.467-476.

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  99  100  101   ..