Ласков Л.А.: Тренинг и испытание скаковых лошадей - 1982 год

 

  Главная       Учебники - Разные      Тренинг и испытание скаковых лошадей (Ласков Л.А.) - 1982 год

 поиск по сайту           правообладателям

 

 

 

 

 

 



 
 

 

Ласков Л.А.: Тренинг и испытание скаковых лошадей - 1982 год

 

 

 

 


 

 


 

ГЛАВА I


 

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТРЕНИРОВКИ СКАКОВЫХ ЛОШАДЕЙ


 

Все процессы, происходящие в организме животного, в том числе его связь с внешней средой, регулируются нервной системой. Функциональная деятельность организма и его взаимодействие с внешней средой слагаются из различных сложных рефлекторных актов, которые координируются временными связями, возникающими в высших отделах центральной нервной системы.


 

Роль центральной нервной системы, ее основных процессов — возбуждения и торможения — не ограничивается только анализом и синтезом отношений организма с внешней средой. Не менее важно ее значение в регулировании внутренних процессов в организме. Если при воздействии извне внутренние реакции организма, координируемые корой головного мозга, характеризуются усилением или понижением обмена веществ, кровообращения или дыхания, то внешние — изменением мышечной деятельности. Это наиболее универсальная и важная функция живого организма возможна лишь при наличии определенной энергии.


 

ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ МЫШЕЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


 

Снабжение сокращающихся мышц энергией происходит при химических превращениях, идущих без участия кислорода,— анаэробный гликолиз — и при участии его — окислительное (аэробное) фосфорилирование. Кислород требуется не только для аэробного фосфорилирования, но и для частичного окисления молочной кислоты (лактат) — конечного продукта анаэробного расщепления гликогена.


 

Наибольшее значение имеет окислительное фосфорилирование, так как оно позволяет более эффективно использовать энергию химических превращений в мышцах и тканях. Анаэробные процессы энергообразования включаются при недостатке кислорода как вспомогательный механизм. Таким образом, функция кислородного обмена заключается в образовании энергии, необходимой для различного рода физиологических процессов, в том числе в сократительной деятельности мышц.


 

Основные химические реакции энергетических процессов происходят в особой части клеток (митохондриях), куда поступает кислород. В митохондриях клеток образуется аденозинтрифосфорная кислота (АТФ), являющаяся универсальной формой накопления энергии в ее фосфорных связях.

Трансформация химических реакций с участием АТФ в механическую работу осуществляется сократительным белковым материалом мышц — актином и миозином. Сложная белковая структура актомиозин под влиянием АТФ способна сокращаться, а последняя при этом распадается до АДФ и АМФ (аденозин-дифосфорная и аденозинмонофосфорная кислоты). Запасы АТФ в мышечной ткани ограничены,

поэтому для выполнения значительной мышечной работы требуется постоянное восполнение запасов этого соединения.


 

Восстановление (ресинтез) АТФ происходит как за счет макро-эргических соединений, содержащихся в мышце (креатинфосфат), так и за счет макроэргических соединений, образующихся в ней в процессе мышечной деятельности.


 

Креатинфосфат имеет большое значение в процессах мышечного сокращения, играя роль энергетического депо. При этом его депонирующая способность энергии выше, чем у АТФ. Однако креатинфосфат не реагирует с сократительным веществом мышц (актомиозином), а вступает в реакцию лишь с АДФ.


 

Креатинкиназная реакция протекает чрезвычайно быстро, и она характерна для кратковременных интенсивных физических нагрузок


 

Ресинтез АТФ за счет макроэргических фосфорных соединений, образующихся в процессе мышечной деятельности, может осуществляться путем гликолитического и дыхательного фосфорилирования.


 

Гликолитическое фосфорилирование, подобно креатинкиназнов реакции,— анаэробный путь ресинтеза АТФ. В связи с тем, что углеводные запасы организма, особенно у верховых лошадей, достаточно велики, гликолиз может обеспечивать ресинтез АТФ длительное время.


 

Ресинтез АТФ гликолитическим фосфорилированием является преобладающим при мышечных нагрузках максимальной интенсивности, когда появляется резкое несоответствие между сильно возросшей потребностью организма в кислороде и ограниченными возможностями ее удовлетворения. Конечный продукт анаэробного распада углеводов — молочная кислота.


 

При максимальной активности мышц образуется избыток молочной кислоты, диффундирующей в кровь. После максимальной работы, например после быстрой скачки или бега, наблюдаются учащенное дыхание и усиленное по сравнению с состоянием покоя потребление кислорода. Повышенное количество кислорода, потребляемое в восстановительном периоде, называется кислородным долгом и расходуется на окисление в тканях печени и сердца некоторой части избытка молочной кислоты (до 1/4), образовавшегося в период максимальной мышечной активности. Остальная часть избытка молочной кислоты, накопившаяся в крови при быстром беге, снова превращается в печени в гликоген.


 

Важную роль в мышечной энергетике играют процессы окисления пировиноградной кислоты, являющейся предшественником молочной кислоты при анаэробном фосфорилировании. Большая часть пировиноградной кислоты является основой для аэробного расщепления углеводов и других окислительных реакций.


 

Обязательное условие аэробного окисления — хорошее снабжение организма кислородом. Такой путь ресинтеза АТФ характерен для нагрузок средней и умеренной интенсивности, когда потребность организма в кислороде может полностью удовлетворяться.


 

Большая часть аэробных окислительных превращений идет на обеспечение двигательной деятельности. При мышечной работе уровень потребления организмом кислорода возрастает во много раз. Скелетные мышцы при напряженной работе могут увеличивать потребление кислорода в 100 раз. Следовательно, доставка необходимого количества кислорода для обменных процессов в мышцах является решающим условием, обеспечивающим двигательную деятельность организма лошади.


 

В процессе энергетического обмена происходит потребление организмом кислорода и выделение углекислоты. Важное значение имеет соотношение выделенная углекислота : потребляемый кислород — так называемый дыхательный коэффициент, определенным образом отражающий характер обмена веществ. Дыхательный коэффициент имеет сложную динамику и во время работы претерпевает изменения. У лошадей при движении шагом он колеблется в пределах единицы, а при более интенсивном движении уменьшается вследствие истощения углеводов и постепенного вовлечения в обмен белков и жиров. Таким образом, дыхательный коэффициент указывает, какое энергетическое вещество окисляется. При окислении углеводов он равен единице, при окислении белков — 0,8, жиров — 0,7.


 

 


 

По количеству потребленного кислорода при определенном дыхательном коэффициенте можно рассчитать затраты калорий, необходимых для обеспечения той или иной работы.


 

Минимальный уровень обмена веществ при полном мышечном покое называется основным обменом. У лошадей основной обмен неодинаков и зависит от возраста, массы, породы и других факторов. Зная данные основного обмена и затраты при движении, можно определить общее количество энергии, расходуемой лошадью на разных аллюрах при прохождении той или иной дистанции (табл. 1).


 

Затраты энергии при движении шагом у лошадей составляют 0,58—0,71 ккал на 1 кг/км. При переходе на движение рысью повышается расход энергии в единицу времени примерно в 2 раза, то есть пропорционально увеличению скорости движения. В то же время при расчете на единицу пути эти изменения незначительны.


 

Следует отметить, что величина потребления кислорода характеризует уровень окислительно- восстановительных процессов в организме, а мерой участия процессов анаэробного образования энергии при мышечной деятельности является кислородный долг. Сумма этих величин, то есть потребления кислорода во время работы и кислородного долга, составляет уровень кислородного запроса и является показателем энергозатрат организма.


 

ДВИГАТЕЛЬНАЯ ГИПОКСИЯ И МЕХАНИЗМЫ АДАПТАЦИИ К НЕЙ


 

Двигательная гипоксия (кислородная недостаточность), развивающаяся при напряженной мышечной деятельности, в результате которой организм неспособен полностью обеспечить кислородом участвующие и не участвующие в этой деятельности тканевые структуры, является величиной непостоянной. При тренировке лошадей степень двигательной гипоксии может быть целенаправленно изменена, а следовательно, есть возможность управления этим процессом. Последнее позволяет использовать двигательную гипоксию как естественный раздражитель, стимулирующий изменения в организме, ведущие к расширению функциональных возможностей и повышению работоспособности животных.


 

Повышенная потребность в кислороде при работе из-за увеличенного расхода энергии в первую очередь удовлетворяется за счет изменения функции внешнего дыхания, которая направлена на поддержание постоянного уровня напряжения кислорода в альвеолярном воздухе и артериальной крови.


 

К показателям деятельности дыхательной системы относятся частота и глубина дыхания. Они определяют величину минутного объема легочной вентиляции, которая зависит от вида мышечной деятельности и от ее интенсивности.


 

В 60-е годы были получены данные о величине легочной вентиляции у лошадей при интенсивной нагрузке. Если в состоянии покоя минутный объем дыхания составляет 60—100 л, то во время резвой рыси (10,8 м/с) или галопа (11,7 м/с) он может превышать 2000 л. Значительное повышение легочной вентиляции соответственно сопровождается ростом потребления кислорода в 50—60 раз по сравнению с данными в состоянии покоя.


 

Вследствие несоответствия между кислородным запросом и фактическим потреблением кислорода в процессе интенсивной мышечной деятельности образуется кислородный долг, величина которого может

являться определенным показателем развития двигательной гипоксии. Однако кислородный долг ввиду преимущественной связи с анаэробным энергообразованием не может в полной мере характеризовать уровень двигательной гипоксии. Она зависит также от развития кислородтранспортных систем и возможностей окислительно-восстановительного метаболизма клеточных и тканевых структур.


 

Исследование реакции на мышечную нагрузку систем дыхания, кровообращения, крови, а также характера тканевого метаболизма позволяет получить более полное представление как о развитии кислородной недостаточности, так и об адаптационных возможностях организма.


 

При интенсивных мышечных напряжениях у лошадей происходят значительные изменения в крови: повышается количество эритроцитов, лейкоцитов и гемоглобина. Увеличение эритроцитов при мышечной работе ведет к повышению «дыхательной» поверхности крови, а значит, и ее кислородтранспортной функции. При этом большую работоспособность проявляли лошади с наиболее выраженным увеличением эритроцитов.


 

Сдвиги показателей крови зависят от интенсивности мышечной нагрузки и наиболее выражены при пробегах и скачках, а не при дозированной работе средней мощности. Интенсивная мышечная нагрузка, сопровождающаяся развитием кислородной недостаточности, вызывает значительные изменения эритропоэтической (образование эритроцитов) и эритрорезервной (выход эритроцитов из депо) функции.


 

Наряду с отмеченными изменениями под влиянием работы мышц установлены также различные сдвиги физико-химических показателей крови лошадей — резервной щелочности, содержания сахара, фосфора, белковых фракций.


 

Во время мышечной деятельности сердечно-сосудистая система обеспечивает необходимый кровоток. В системе кровообращения происходят сдвиги, соответствующие повышенному энергетическому обмену, в связи с чем изменения сердечной деятельности являются важнейшим элементом, определяющим перенос кислорода к тканям организма. Таким образом, роль кровообращения в организме определяется возможностями удерживать количество кислорода, доставляемое за единицу времени артериальной кровью тканям на уровне, адекватном потреблению кислорода в данный момент.


 

Один из показателей функционального состояния сердечно-сосудистой системы — изменение частоты пульса, которая отражает деятельность сердца и характеризует уровень адаптации организма.

Тренированный организм имеет в покое меньшее число сердечных сокращений, чем нетренированный. Степень снижения частоты пульса, являющаяся результатом функциональных и морфологических изменений в организме, зависит от интенсивности мышечных нагрузок и длительности спортивной эксплуатации лошади.


 

При мышечной работе частота сердцебиений увеличивается, причем чем интенсивней работа, тем интенсивнее происходит нарастание частоты сердцебиений.


 

Многие исследователи наблюдали у лошадей увеличение частоты пульса после напряженной мышечной работы до 98—130 ударов в минуту, в то время как в покое она составляла 24—40 ударов в минуту.


 

Авторы наблюдали более высокие пределы максимального увеличения частоты пульса после интенсивной работы (180—220 ударов в минуту). Непосредственно во время работы частота пульса у лошадей достигает 240—260 ударов в минуту.


 

При восстановлении частоты пульса после работы можно отметить две фазы. Первая — тотчас после окончания работы, характеризуется крутым падением частоты сердцебиений в течение примерно одной- двух минут. Во второй фазе происходит постепенное снижение частоты сердечных сокращений до исходного уровня. Продолжительность восстановления частоты пульса обычно тем больше, чем интенсивнее была работа.


 

Скорость восстановления нормальной деятельности сердца у лошадей зависит не только от характера и напряжения производимой работы, но и от индивидуальных особенностей нервной регуляции. В связи с этим можно предполагать, что очень медленное восстановление частоты пульса является показателем

недостаточной приспособленности сердечно-сосудистой системы и регуляторных механизмов к условиям работы, характеризующейся крайне высоким уровнем потребления кислорода.


 

При сердечных сокращениях образующееся давление обеспечивает продвижение крови по сети артериальных сосудов. Различают систолическое, или максимальное, диастолическое, или минимальное, среднее и пульсовое давление.


 

Значительные изменения артериального давления при мышечной работе отражают характер деятельности сердечно-сосудистой системы.


 

Неоднократно отмечалось, что по мере адаптации к мышечной работе показатели артериального давления в состоянии относительного покоя снижаются. Вместе с тем отмечено, что высокотренированный организм при интенсивной нагрузке дает большие физиологические сдвиги. Несмотря на то, что максимальное артериальное давление может достигать высоких пределов (180 мм рт. ст. и более), восстановительный период в результате тренировок заметно укорачивается.


 

Артериальное давление у лошадей, как правило, измеряется в хвостовой артерии и составляет: 85—120 мм рт. ст. максимальное давление и 45—65 мм рт. ст.— минимальное. После мышечной нагрузки у лошадей в большинстве случаев отмечается увеличение показателей максимального давления на 25—80 мм рт. ст. и минимального на 10—20 мм рт. ст.


 

Повышение показателей артериального давления после физической нагрузки объясняется усилением работы сердца и изменением тонуса артерий. Динамика артериального кровяного давления играет важную роль при изучении адаптации организма лошади к напряженной мышечной работе, так как она в определенной степени характеризует потенциальные возможности кислородтранспортной системы организма.


 

Одним из показателей приспособления функций сердечно-сосудистой системы к повышенному потреблению кислорода организмом служит величина систолического и минутного объемов сердца. Во время мышечной деятельности у лошадей систолический объем может увеличиваться в 2—3 раза, а минутный — в 10—25 раз.


 

Известно, что важным свойством капиллярной системы является непостоянство ее емкости. При работе происходит включение капилляров, не наполненных кровью в покое. Количество функционирующих капилляров в мышцах во время работы может увеличиваться в 10 раз и более, создавая оптимальные условия для быстрейшего перехода кислорода из крови в мышечную ткань.


 

При достаточном кровоснабжении работающих мышц степень насыщения (оксигенация) кислородом оттекающей венозной крови не должна снижаться по сравнению с состоянием покоя, тем более, что скорость течения крови при этом увеличивается и время контакта протекающей крови с мышечной тканью уменьшается. При недостаточном кровоснабжении оксигенация венозной крови может резко падать.


 

Зависимость величины кислородного долга и оксигенации венозной крови обусловлена тесной связью между анаэробным и аэробным энергообразованием. Продукты гликолиза являются субстратом окисления непосредственно во время мышечной деятельности, что при недостаточной доставке кислорода к тканям приводит к усиленной деоксигенации крови. При этом наибольшая кислородная недостаточность у лошадей образуется при повторных работах с максимальной нагрузкой.


 

Известно, что после утомления изменение работоспособности имеет фазный характер — фаза пониженной работоспособности, фаза восстановления ее и фаза повышенной работоспособности. При этом последняя фаза после нагрузки максимальной интенсивности наступает ранее, чем восстанавливается деятельность сердца, дыхания и биохимические показатели крови. Однако при многократных интенсивных нагрузках после второго и последующих повторений многие исследователи не отмечали фазы повышенной работоспособности, в связи с чем в их опытах результаты работы третьих и последующих попыток, даже через значительный интервал отдыха (30—60 мин), как правило, не превышали показатели первых двух попыток.

Исследования на верховых лошадях при трехкратной нагрузке максимальной интенсивности выявили определенную закономерность изменения оксигенации венозной крови, что в более полной мере вскрывает механизм вышеуказанной динамики работоспособности.


 

Всадники на подопытных лошадях с предельной резвостью преодолевали подъем крутизной до 20—25° на дистанции 200 м. Интервал отдыха между повторными мышечными нагрузками равнялся 10 мин.

Выполнение первой нагрузки вызывало у лошадей значительное увеличение частоты пульса и дыхания и повышение оксигенации венозной крови. Повторное преодоление дистанции во всех случаях было резвее и также сопровождалось значительными сдвигами частоты пульса и дыхания. Насыщение кислородом венозной крови при этом снижалось. И, наконец, при выполнении третьей нагрузки, при крайних сдвигах частоты пульса и дыхания, наблюдали значительное снижение насыщения кислородом венозной крови и падение работоспособности (табл. 2).


 

 


 

Улучшение резвости при повторном выполнении нагрузки можно объяснить фазой повышенной работоспособности, характеризующейся более высокими функциональными возможностями организма. Повышение оксигенации венозной крови при выполнении первоначальной нагрузки свидетельствует об избыточном обеспечении организма кислородом, которое образуется не только в результате активного развертывания кислородтранспортных систем, но и, вероятно, за счет преимущественного течения весьма лабильных анаэробных процессов.


 

На фоне высокой обеспеченности организма кислородом (сверхкомпенсация) создаются условия для совершения, после короткого интервала отдыха, более интенсивной работы, что и наблюдается при повторном выполнении нагрузки. Однако повторная предельная нагрузка ведет к снижению оксигенации венозной крови, свидетельствующему о крайне высоком уровне окислительных процессов и об исчерпанных компенсаторных возможностях кислородтранспортных систем.


 

Работоспособность при недостаточной обеспеченности организма кислородом, несомненно, снижается, что и наблюдается при третьем выполнении предельной нагрузки, сопровождающейся еще большим падением оксигенации венозной крови. Следовательно, падение оксигенации венозной крови является показателем развития двигательной гипоксии и снижения резервных возможностей организма, обеспечивающих работоспособность в данный момент. Следует полагать, что при многократных повторениях мышечной работы сохранение на должном уровне работоспособности после второй и последующих максимальных нагрузок возможно лишь при возвращении к исходному уровню не только клинических показателей, но и при полном восстановлении кислородного баланса, энергетического обмена и координационных функций в организме. Таким образом, развитие двигательной гипоксии и адаптации организма к ней может характеризоваться изменением уровня кислородного долга, показа-


 

телей биохимических процессов, оксигенации венозной крови, а также динамикой компенсаторных реакций кислородтранспортных систем.


 

ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАЗЛИЧНЫХ РАБОТ СКАКОВЫХ ЛОШАДЕЙ


 

Мышечная работа лошадей связана с увеличением энергетических затрат, поэтому наиболее важное значение имеет адаптация физиологических систем организма, направленная на обеспечение кислородного запроса. В связи с этим наибольшие сдвиги отмечаются в системе дыхания, кровообращения и дыхательной функции крови.


 

Интенсивная нагрузка сопровождается увеличением частоты и глубины дыхания, что приводит к значительному увеличению легочной вентиляции.

Ритмика дыхания, являясь результатом сложных рефлекторных взаимоотношений, отражает общую динамику адаптации организма к мышечной работе. Она значительно изменяется в зависимости от аллюра и интенсивности движения.


 

Нагрузка средней интенсивности (стандартная) у скаковых лошадей вызывает учащение дыхания в 4—5 раз по сравнению с данными относительного покоя. Восстановительная реакция носит однонаправленный характер и длится 40—50 мин.


 

При максимальной нагрузке (скачка, резвый галоп) частота дыхания увеличивается в 6—10 раз. Восстановительные процессы носят, как правило, однонаправленный характер, однако в начале периода соревнований, когда приспособительные механизмы не достигли своего развития, нередко наблюдается учащение дыхания в первые минуты восстановления. При этом дыхание становится поверхностным.

Учащение дыхания после работы обеспечивает достаточно высокий уровень легочной вентиляции, необходимый для ликвидации кислородной задолженности, и способствует быстрейшей теплоотдаче, так как при скачках у лошадей повышается температура тела. Известно, что мышечная работа вызывает значительное увеличение теплопродукции в результате интенсификации в организме энергетических процессов. Температура тела у лошадей разных пород как в состоянии относительного покоя, так и в зависимости от мышечной работы не имеет выраженных различий.


 

Во время интенсивной мышечной работы при усиленном потреблении кислорода и недостаточном снабжении им организма наблюдаются сдвиги в деятельности сердечно-сосудистой системы, направленные на компенсацию нарушенного кислородного баланса. Повышаются частота пульса и уровень артериального давления, увеличивается скорость кровообращения.


 

 


 

При исследовании пульса у скаковых лошадей разных пород не выявили достоверных различий как в состоянии относительного покоя, так и под влиянием интенсивной мышечной работы. Различия в частоте пульса в состоянии относительного покоя наблюдаются у лошадей разных возрастных групп.


 

Отмечаемое с возрастом урежение частоты пульса объясняется усилением влияния парасимпатической нервной системы, гипертрофией сердца и другими изменениями морфологического и функционального характера многих систем и органов при регулярном воздействии мышечной работы.


 

На шагу частота пульса обычно увеличивается в 2 раза по сравнению с покоем и составляет 60—64 удара в минуту, при движении рысью — 160 ударов, а при движении галопом со скоростью 450 м/мин достигает 230—240 ударов в минуту. Увеличение скорости движения до 650—700 м/мин приводит к учащению пульса до 260 ударов в минуту.


 

Таким образом, можно отметить, что частота пульса отражает адаптивные изменения, происходящие в организме тренируемого животного как в состоянии относительного покоя, так и при мышечных нагрузках.


 

При анализе показателей артериального давления можно отметить наиболее выраженную динамику максимального давления. Как в состоянии относительного покоя, так и при выполнении одинаковых нагрузок у лошадей разных верховых пород не выявлено различий по многим показателям артериального давления. Более четко выражена возрастная гипотония, что, бесспорно, связано с большей продолжительностью тренировок.


 

Периодические, через 40—50 дней, исследования во время подготовки к соревнованиям выявили постепенное снижение показателей артериального давления в состоянии относительного покоя. Таким

образом, динамика артериального давления у лошадей под влиянием тренинга характеризуется гипотонической реакцией. Артериальное давление при мышечной работе прежде всего зависит от ее интенсивности и может достигать больших величин. При мышечной работе возникают изменения и в морфологическом составе крови, главным образом в количестве эритроцитов и гемоглобина. Следует отметить, что период тренинга, характеризующийся в основном нагрузками средней интенсивности, вызывает относительно небольшие изменения числа эритроцитов и содержания гемоглобина. Включение в тренинг резвых работ и участие в скачках или соревнованиях приводит к более выраженному увеличению этих показателей красной крови, участвующих в переносе кислорода к тканям.


 

Во время мышечной работы во всех случаях наблюдается увеличение количества эритроцитов и содержания гемоглобина, обусловливающее повышение кислородной емкости крови. Уровень изменений этих показателей зависит от интенсивности работы. В течение одного часа после работы как средней, так и высокой интенсивности количество эритроцитов и содержание гемоглобина не снижаются до исходных данных. Для полного восстановления их показателей требуется не менее 20—24 ч.


 

Оксигенозная возможность крови в значительной степени удовлетворяет непосредственно во время работы возрастающий кислородный запрос.


 

В процессе тренинга оксигенация венозной крови у лошадей в состоянии относительного покоя постепенно повышается, особенно в период наиболее интенсивных нагрузок. При этом у скаковых лошадей, отдельные тренировки которых отличаются очень высокой интенсивностью, отмечен больший сдвиг в насыщении кислородом венозной крови, чем у лошадей других видов спорта, например трое-борных (табл. 3).


 

Повышение окспгенации венозной крови в состоянии относительного покоя зависит от морфологических и функциональных изменений, происходящих в организме под влиянием тренинга.


 

 


 

У хорошо тренированных лошадей даже при интенсивной нагрузке (скачка) оксигенация венозной крови остается неизменной или повышается по сравнению с исходными данными в покое. Это свидетельствует о достаточном кровоснабжении работающих тканей, о коррелированной деятельности сердечно-сосудистой и дыхательной систем. В таких случаях лошади, как правило, показывают высокие спортивные результаты в испытаниях.


 

При недостаточной подготовке лошадей к заданной нагрузке снижается оксигенация венозной крови, несмотря на значительные сдвиги в ее составе и в деятельности систем дыхания и кровообращения.

Кислородный режим — важная функция организма, и его нарушение сопровождается снижением работоспособности. Вместе с тем кислородная недостаточность, сопровождающая мышечные напряжения,

— основной компонент воздействия на организм, приводящий к развитию приспособительных механизмов, определяющих повышение работоспособности.


 

В процессе систематического тренинга отмечается кумулятивный характер влияния на организм мышечной работы, что отражается на динамике физиологических функций как в состоянии относительного покоя, так и при движении. Под влиянием тренинга наблюдаются брадикардия, увеличение количества эритроцитов и содержания гемоглобина, повышение оксигенации венозной крови, что является результатом комплексной адаптации организма. При нагрузках средней интенсивности у более тренированных лошадей отмечаются менее выраженные сдвиги со стороны функциональных систем организма. При мышечной работе максимальной интенсивности у них проявляется способность к более выраженным физиологическим сдвигам, являющаяся отличительной чертой тренированного организма, обусловленной совершенствованием его нейрогуморальнои регуляции и морфофункциональной перестройкой.

РЕГУЛЯЦИЯ И ВЗАИМОСВЯЗЬ ФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ


 

Центральная нервная система осуществляет координацию деятельности различных систем организма и его взаимодействия с внешней средой по механизму рефлекса.


 

Рефлекс — это ответная реакция организма на какое-либо раздражение внешней или внутренней среды.


 

Осуществляются рефлекторные реакции по так называемой рефлекторной дуге и они невозможны без участия центральной нервной системы. Любое раздражение с периферии идет от рецепторов по центростремительным (афферентным) нервам к центральной нервной системе, где оно претерпевает сложные изменения, переходит на Центробежный (эфферентный) нерв, который и доносит соответствующий сигнал до рабочего органа, отвечающего на раздражение внешним проявлением.


 

Все рефлексы высших животных и человека И. П. Павлов разделил на безусловные (врожденные) и условные (приобретенные).


 

Рефлекторную реакцию может вызвать раздражитель, достигший определенной силы, так называемого порога. Однако часто повторяющиеся подпороговые раздражители могут суммироваться и вызывать ту или иную ответную реакцию. Клетки нервной системы обладают свойством иррадиации, то есть распространения возбуждения по центральной нервной системе, которое зависит как от силы раздражителя, так и от функционального состояния нервных центров.


 

В центральной нервной системе процесс возбуждения всегда сопровождается процессом торможения. Все рефлекторные реакции являются функцией многих систем и органов живого организма и имеют строго координированный характер.


 

Основой координации деятельности организма является определенное соотношение между возбуждением и торможением во всех отделах центральной нервной системы под ведущим влиянием коры больших полушарий. Правильное понимание взаимоотношений процессов возбуждения и торможения в практике конного спорта может оказать тренеру и всаднику неоценимую услугу при практической работе с лошадью. С помощью методов условных рефлексов И. П. Павлов выяснил закономерности протекания процессов возбуждения и торможения в коре больших полушарий. Он различал два вида торможения — внешнее и внутреннее.


 

Торможение условных рефлексов при воздействии на организм какого-либо постороннего раздражителя называется внешним торможением. Оно, связанное с появлением другого очага возбуждения, возникает неожиданно, очень быстро и при повторном воздействии раздражителя исчезает.


 

Например, лошадь, попавшая впервые в обстановку соревнований, где много отвлекающих моментов (музыка, публика и т. д.) почти не реагирует на команды всадника и не выполняет их: не идет вперед, закидывается. После неоднократных выступлений посторонние раздражители не вызывают торможения основной условнорефлекторной двигательной деятельности.


 

Внешнее торможение, возникающее сразу и не требующее предварительной выработки, является врожденным, безусловным и присуще как высшим, так и низшим отделам нервной системы.


 

К врожденному, безусловному торможению относится также охранительное, или запредельное, торможение, возникающее при чрезмерной силе раздражителя, на который ранее проявлялся условный рефлекс.


 

Внутреннее торможение в отличие от внешнего вырабатывается постепенно и только в коре больших полушарий при воздействии условного раздражителя. Оно является процессом выработки новой реакции организма на какой-либо условный раздражитель.


 

Внутреннее торможение — основа анализаторной функции коры больших полушарий. Оно обеспечивает строгое уточнение и дифференцирование образующегося условного рефлекса.

Объединения возбудительных и тормозных процессов в процессе условнорефлекторной деятельности носят название стереотипии (постоянной последовательности). Временные связи, возникающие при разнообразных формах деятельности организма, образуют определенную функциональную систему, называемую динамическим стереотипом.


 

Все животные способны вырабатывать приспособительные реакции к новой среде и условиям существования на основе образования временных связей. Если при воздействии извне внутренние реакции организма, координируемые корой головного мозга, могут выражаться в усилении или замедлении деятельности сердца, повышении или понижении обмена веществ и так далее, то внешние реакции выражаются изменением мышечной деятельности.


 

Изучение индивидуальных особенностей нервной системы живого организма позволило И. П. Павлову создать классификацию типов высшей нервной деятельности. По этой классификации животные, в том числе и лошади, имеют четыре основных типа высшей нервной деятельности, характеризующиеся силой, уравновешенностью и подвижностью нервных процессов.


 

Под силой нервной системы лошади понимается ее способность управлять всеми функциями организма при напряженной работе в обстановке сильных внешних раздражителей. Это как бы прочность нервной системы.


 

Уравновешенность определяется слаженностью взаимодействия возбудительных и тормозных процессов. Она особенно важна при напряженной ритмичной работе, во время которой взаимодействует большое количество возбудительных и тормозных процессов, сменяющих друг друга в многочисленных пунктах коры головного мозга лошади. Сильное, хорошо развитое внутреннее торможение — основа уравновешенности нервной системы.


 

Подвижность процессов высшей нервной деятельности определяет способность животного к быстрой перестройке различных условно-рефлекторных связей, приучение его к новой обстановке.


 

  1. тип — сильный уравновешенный подвижный — обладающий большой силой и уравновешенностью возбудительного и тормозного процессов при хорошей их подвижности. У лошадей этого типа быстро образуются и утрачиваются условные рефлексы, легко вырабатываются все виды внутреннего торможения. Большинство лошадей спокойные и достаточно энергичные. На перемену обстановки реагируют живо, с интересом, быстро успокаиваются. Характерная черта


     

    этих животных — смелость. В езде спокойны, однако многие, особенно на прыжках, требуют энергичного посыла. После тяжелых испытаний быстро восстанавливают свою форму.


     

  2. тип — сильный уравновешенный малоподвижный — то есть обладающий силой и уравновешенностью нервных процессов при малой их подвижности. У лошадей этого типа образуются прочные условные рефлексы Смена одного нервного процесса другим осуществляется очень медленно. Животные спокойны при их чистке и уборке денников. При смене обстановки медленно привыкают а осваиваются, поэтому у них отмечается пугливость. После тяжелых испытаний медленно восстанавливают свою форму.


     

  3. тип — сильный неуравновешенный «безудержный» — характеризуется резким преобладанием процесса возбуждения над процессом торможения У лошадей этого типа быстро образуются условные рефлексы.

    Лошади в большинстве энергичны. В деннике, при уборке и чистке, как правило, строгие и пугливые. При смене обстановки все реакции выражены очень резко.


     

  4. тип слабый — характеризуется слабой силой как возбудительного, так и тормозного процессов.


 

Животные этого типа легко подвергаются внешнему торможению. При действии сильных раздражителей у них быстро развивается запредельное торможение. Лошади этого типа болезненно реагируют на смену обстановки (сильное возбуждение, отказ от корма, потение и т. д.). Как правило, склонны к сопротивлению, часто закидываются.


 

Кроме перечисленных типов, могут встречаться и различные промежуточные варианты. Знание типологических особенностей высшей нервной деятельности дает возможность вести продуманную,

целеустремленную подготовку лошади к соревнованиям ( Для определения типов высшей нервной деятельности у лошадей во ВНИИ коневодства разработана специальная методика).


 

Рефлекторная теория имеет линейный принцип объяснения распространения возбуждения от раздражителя в центральную нервную систему и на периферический конец рефлекторной дуги, приводящее к сокращению мышц. В принципе она предполагает, что действие должно быть сразу правильным. Но в природе часто бывает необходимо получить сигнал о результате выполненного действия на основе обратной связи. В этом отношении современная теория функциональных систем, разработанная П. К. Анохиным, все шире привлекается для понимания различных сторон жизнедеятельности и поведения животных.


 

Деятельность функциональной системы базируется на афферентном синтезе, т. е. обработке в центральной нервной системе организма поступающей информации, необходимой для выработки программы, в которой предусматривается координация многочисленных двигательных элементов предстоящих действий.


 

Важным элементом афферентного синтеза является память, в понятие которой входит совокупность процессов фиксации, хранения и извлечения информации, получаемой нервной системой организма на протяжении его жизни.


 

Условнорефлекторные связи, являющиеся основой двигательных навыков спортивных лошадей, образуются в высших отделах центральной нервной системы и запечатлеваются сначала в виде краткосрочной (оперативной) памяти, которая затем в течение нескольких часов трансформируется в долговременную.


 

При выполнении действия одновременно происходит оценка его результата за счет обратной связи, сообщающей о том, что происходит на периферии, какой полезный результат получен и достаточен ли этот результат для удовлетворения потребностей организма.


 

Обратная связь несет в себе информацию о всех главных параметрах результатов действия, и в центральных аппаратах нервной системы происходит процесс сличения. Сличаются параметры результата действия с параметрами принятого решения.


 

Совокупность приведенных компонентов академик П. К. Анохин назвал функциональной системой.


 

Благодаря сигналу с периферии о результате действия в ответ на основной раздражитель на определенном уровне поддерживается функциональная деятельность в организме. Таким образом, полезный результат является системообразующим фактором, формирующим определенную функциональную систему.


 

Системный подход открывает новые возможности в понимании физиологических процессов, объединении их в гармонично развитую систему, например, в функциональную систему движения, дыхания.


 

Важнейшее свойство организма в том, что совокупность физиологических регуляций автоматически поддерживает постоянство его внутренних и внешних отношений — гомеостазис. Например, двигательная гипоксия оказывает генерализованное воздействие и, как было показано, обусловливает мобилизацию многих систем организма в борьбе за кислород, необходимый для энергообеспечения мышечной работы. Регуляция и взаимосвязь функций осуществляются различными координационными системами при ведущем значении центральной нервной системы. Комплексное исследование многих функций создает возможность изучения процессов регуляции в организме.


 

Тренировка спортивной лошади сопряжена с выработкой у нее прочных двигательных навыков и тонкой координации внутренних систем, обеспечивающих движение.


 

Двигательная активность лошади является физиологически доминирующей формой проявлении ее жизнедеятельности, а двигательные нервные центры, осуществляющие функцию координации движений, достигают исключительно высокого развития.


 

Каждое сокращение какой-либо мышцы и вообще какая-либо деятельность любого рабочего органа обусловливается возбужденным состоянием соответствующего нервного центра, посылающего к нему

импульсы возбуждения. Когда же этот центр (группа клеток в центральной нервной системе) переходит в заторможенное состояние, то соответствующая мышца расслабляется. Например, у лошади, бегущей рысью, скачущей галопом или совершающей прыжок, сотни мышц и сухожилий функционируют координированно, слаженно. В каждый момент одни мышцы сокращаются, другие — расслабляются, а в следующий момент действует уже другая комбинация...


 

При этом согласование вырабатывается взаимодействием соответствующих нервных центров. Импульсы возбуждения, вызывающие сокращение сотен мышц, приходят к ним из центральной нервной системы в четко координированной последовательности.


 

Интенсивная мышечная деятельность лошади на рыси, на галопе и особенно в такой напряженный момент, как толчок при выполнении прыжка, нуждается в большой функциональной активности возбудительного процесса.


 

Роль возбудительного процесса в центральной нервной системе лошади обычно не вызывает сомнений. В то же время понимание функций тормозного процесса намного сложней. Еще И. П. Павлов указывал, что эти два противоположных процесса одинаково важны, одинаково существенны в нервной деятельности организма.


 

Для осуществления акта движения необходимо не только сокращение мышц, что наступает в моменты возбужденного состояния центров, но и своевременное их расслабление. Также и для осуществления дыхательной функции важно, чтобы возбуждению центра вдоха соответствовало торможение центра выдоха, а возбуждению центра выдоха — торможение центра вдоха. Только тогда может совершаться какая-то полезная для организма деятельность, когда она протекает координированно, то есть когда возбудительный и тормозной процессы последовательно сменяют друг друга в соответствующих нервных центрах.


 

У лошадей возбудительный процесс исключительно быстро развивается. Этому способствует вся обстановка соревнований: различные условнорефлекторные сигналы предстартового состояния, пробегающие мимо лошади, обстановка ипподрома или поля, музыка и шум на заполненных публикой трибунах и т. д.


 

В этих условиях чрезмерное возбуждение для нервной системы лошади — отрицательный фактор, поскольку вследствие выпадения тормозной фазы нарушается координация движений и качественно выполнить спортивное упражнение животное не может.


 

Поэтому развитие тормозного процесса требует от нервной системы лошади значительного напряжения и соответствующей тренированности.


 

Спортсмены и тренеры должны избрать такой стиль работы с лошадью, при котором средствами выездки, тренировки и выработки полезных условнорефлекторных навыков укрепляется взаимодействие нервных процессов. При этом следует помнить, что чем интенсивней совершается в организме какая-либо координированная деятельность, тем большего напряжения она требует и от возбудительного, и от тормозного процессов.


 

Физиологическая деятельность организма лошади в той или иной степени связана с движением, и все нервные центры теснейшим образом взаимодействуют с двигательным анализатором. Информационные связи двигательного анализатора лошади со всеми другими центрами находят свое отражение в большинстве ее условных и безусловных реакций. Поэтому функциональное состояние двигательного анализатора в определенной степени может отражать характер координационных взаимоотношений в организме.


 

Под функциональным состоянием нервной системы в современной физиологии подразумевают степень активности и характер взаимодействия протекающих в ней процессов возбуждения и торможения в конкретный исследуемый период времени, в то время как тип высшей нервной деятельности лошади представляет собой наиболее стабильную, пожизненную характеристику свойств ее нервной системы (сила, уравновешенность, подвижность). Функциональные изменения в центральной нервной системе, сказываясь

на характере регуляции важнейших физиологических процессов в организме лошади, ведут к изменениям уровня ее работоспособности.


 

Методика определения физиологического состояния двигательного анализатора лошади заключается в воздействии комплексных дозированных электротоковых раздражителей, исключающих болевые ощущения, на кожные рецепторы левой и правой передних конечностей. Оптимальным для этих целей является прерывистый импульсный ток пиковой формы частотой 400 Гц, индивидуально подбираемого напряжения в диапазоне 0,3—1,2 В (И. Л. Брейтшер, 1966).


 

У лошадей отмечены следующие основные формы функционального состояния центральной нервной системы:


 

высокая активность процессов возбуждения и торможения, когда наблюдается адекватность и четкость ответных реакций лошади на применяемые раздражители, и отсутствие каких-либо дополнительных явлений;


 

достаточная активность процессов возбуждения и торможения, когда адекватным и четким, хорошо координированным ответам сопутствуют незначительные дополнительные реакции;


 

преобладание активности тормозного процесса, выражающееся в постепенном затухании ответных реакций;


 

преобладание активности возбудительного процесса, когда имеет место усиление соответствующих рефлекторных ответов, а также наличие элементов общего двигательного возбуждения;


 

перевозбужденное состояние, когда имеют место сильные и многократные несоответствующие рефлекторные ответы.


 

Эти формы функционального состояния двигательного анализатора одинаково присущи лошадям обоего пола, всех возрастов и разных пород, находящихся в тренинге.


 

Выявленная коррелятивная взаимосвязь функционального состояния двигательного анализатора и кислородтранспортной и дыхательной функций крови у быстроаллюрных лошадей на разных этапах тренировки и выступлений в соревнованиях свидетельствует о сложном и многообразном процессе регуляторных взаимоотношений в их организме.


 

При нарушениях оптимального соотношения нервных процессов у подопытных лошадей, как правило, снижалась работоспособность.


 

Влияние функционального состояния двигательного анализатора быстроаллюрных лошадей на результативность их выступлений проявляется не в виде жесткого правила, а как физиологическая тенденция.


 

Таким образом, слаженность взаимодействия возбудительного и тормозного процессов в центральной нервной системе лошади представляет собой важнейший регуляторный фактор общей тренированности ее организма, а нарушение оптимального соотношения нервных процессов препятствует совершенствованию физиологических механизмов, обеспечивающих проявление высокой работоспособности.


 

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ДВИГАТЕЛЬНЫХ НАВЫКОВ И КАЧЕСТВ У ЛОШАДЕЙ


 

Физиология двигательного аппарата — неотъемлемая часть общей физиологии организма как целого, в его постоянном взаимодействии с внешней и внутренней средой.


 

Двигательные акты, как и все другие виды деятельности живого организма, есть проявление функций целого организма. При этом наблюдается согласование функций различных органов, регулируемое и координируемое центральной нервной системой.

Даже самое простое движение животного появляется в результате сложной, интегрированной деятельности его центральной нервной системы. Задача тренеров — развить эти качества нервной системы по руководству всеми функциями организма, и в первую очередь двигательными.


 

Лошади имеют разные формы поступательного движения, называемые аллюрами. Различают аллюры естественные и искусственные. Основными естественными аллюрами являются шаг, рысь и галоп. Шаг — наиболее медленный аллюр, который характеризуется поочередным опиранием всех конечностей.

Движение шагом начинается с толчка одной из задних конечностей, например правой. В дальнейшем от земли отталкивается правая передняя конечность, затем диагональная ей левая задняя и, наконец, левая передняя и т. д. Шаг бывает нормальный, когда задние ноги лошади ступают в след передних; укороченный, когда след задних ног не достигает следа передних, и удлиненный, когда след задних ног перекрывает след передних. В последнем случае наблюдается момент опирания на две конечности одной стороны.


 

Лошади верховых пород, как правило, имеют нормальный или удлиненный шаг. Длина шага у них обычно колеблется от 0,8 до 1,2 м, скорость до 6—8 км в час.


 

Рысь — аллюр с фазой свободного полета с диагональным опиранием конечностей, например, правой задней и левой передней, а затем наоборот. Между диагональным опиранием копыт о землю наблюдается фаза подвисания. Рысь бывает нормальная, укороченная и ускоренная. Длина шага нормальной рыси примерно равна 2,5 м, а скорость И —13 км в час.


 

Резвая рысь, наблюдаемая у рысаков,— в определенной мере искусственный аллюр.


 

Галоп — самый быстрый скачкообразный аллюр, имеющий опи-ранпе в три темпа с фазой свободного полета. Последовательность смены ног при галопе следующая: сначала лошадь опирается на одну заднюю конечность, потом на другую заднюю и противоположную ей переднюю и, наконец, на другую переднюю конечность. Различают галоп с правой и с левой ноги. При галопе с правой ноги вся тяжесть тела ложится на левую заднюю конечность, потом на правую заднюю и левую переднюю и затем на правую переднюю конечность. При галопе с левой ноги наблюдается другая последовательность — сначала идет опирание на правую заднюю, затем на левую заднюю и правую переднюю и далее на левую переднюю.


 

При движении по кругу лошадь обычно идет с внутренней ноги, то есть если движется налево, то с левой, а если направо, то с правой ноги. Движение по кругу с внешней ноги называется контргалопом.


 

Скорость на галопе может быть различной. Очень тихий, короткий галоп, называется манежным. Его обычно используют в выездке лошади. В скаковом тренинге применяют два вида движения галопом — кентер, скорость которого колеблется от 2 до 3 мин 1 км, и резвый галоп, или карьер, в полный мах лошади, с предельной или околопредельной скоростью. При движении карьером обе задние ноги производят толчок почти одновременно, и слышно два удара о землю, хотя кинографические исследования свидетельствуют о наличии трех темпов. Движение резвым галопом со скоростью на 15— 20 с тише предельной называют размашкой. Длина маха на резвом галопе составляет обычно 6—7 м и более, а скорость у чистокровных лошадей около 1 мин 1 км. Мировой рекорд скорости скаковой лошади на 1 км равен 53,75 с.


 

Важное значение при тренировке лошади имеют такие условно-рефлекторные реакции, которые обусловливают возможность возникновения по механизму временных связей новых форм движения, называемых двигательными навыками, например прыжок.


 

Следовательно, двигательный навык представляет собой приобретенную, строго координированную реакцию организма, выработанную упражнениями. Его образование проходит через несколько стадий со всеми основными закономерностями условнорефлекторной деятельности. На первом этапе обучения в коре головного мозга лошади происходит одновременное возбуждение большого числа нервных центров (явление генерализации) при недостаточном развитии внутреннего торможения, что выражается в нечеткой координации движений. На этой стадии необходимо оберегать эти навыки в нервной системе лошади от чрезмерных усложнений и болевых воздействий.


 

Второй этап формирования характеризуется его специализацией в связи с концентрацией возбуждения и развитием внутреннего торможения. Процесс дифференцирования приводит к уточнению всех движений.

Однако на этом этапе имеющиеся координационные связи еще недостаточно прочны, вследствие чего нередки срывы и проявление ошибок в движениях.


 

На последнем этапе координация достигает своего развития, обеспечивая четкую согласованность деятельности различных мышечных групп. Движения при этом становятся точными и экономичными, своего рода автоматизированными.


 

В формировании двигательных навыков лошади участвуют раздражения, поступающие в ее центральную нервную систему со всех ее внешних рецепторов (зрительный, слуховой и т. д.), а также рецепторов, находящихся во внутренних органах и расположенных в мышцах. В процессе повторных тренировок эти импульсы приобретают сигнальное значение для проявления соответствующих ответных реакций.


 

Двигательные навыки могут сохраняться определенное время без соответствующей тренировки. Как правило, устойчивыми являются навыки, наиболее развитые и хорошо закрепленные. Четкое выполнение двигательного навыка во многом зависит от утомления во время работы. Утомленная лошадь теряет способность к координации движений, особенно таких сложных, как прыжок.


 

На выполнение сложных двигательных актов может влиять также разминка, значение которой для создания оптимальных условий крайне велико.


 

Вместе с формированием двигательных навыков развиваются и двигательные качества у лошади, а именно сила, скорость и выносливость. Эти качества обусловлены как анатомо-морфологическим и биохимическим строением организма, так и координационными отношениями в центральной нервной системе.


 

Сила, выражающая степень напряжения мышц, не является неизменной величиной. В результате тренировки силовые качества организма повышаются, а после прекращения ее — уменьшаются. Для развития силы большое значение имеет, с одной стороны, выработка в коре больших полушарий условнорефлекторных связей, способствующих при движении развитию большего напряжения мышц, с другой — структурные и биохимические изменения мышечных волокон, образующиеся во время работы под действием продуктов обмена веществ.


 

В процессе тренировки происходят утолщение мышечных волокон и изменение их химизма: увеличивается содержание гликогена, креатина и фосфагена, а также структурных белков мышцы — миозина, актина, актомиозина. Значительно повышается и ферментативная активность сократительных белков, что ведет к более быстрой мобилизации химической энергии фосфорных соединений, содержащихся в мышце, и превращению ее в механическую энергию. Прогрессивные изменения в мышцах, а следовательно, и развитие силы, зависят от величины нагрузки, темпа и длительности работы.


 

Увеличение силы может быть достигнуто как за счет увеличения перемещаемой массы, так и за счет ускорения в движении. Упражнениями, обеспечивающими прирост силы мышц, являются собственносиловые за счет увеличения массы (масса всадника, дополнительное усилие) и скоростно- силовые за счет увеличения скорости движения.


 

Скорость — это качество, являющееся не только характеристикой резвости движения лошади, но и характеристикой мышечного сокращения и реакции организма на определенные раздражения. Скорость обусловлена подвижностью нервных процессов в организме, быстротой и силой сокращения мышц, участвующих в движении.


 

Особенностью временных связей, обеспечивающих различные формы скорости реакций, является формирование высокой подвижности процессов возбуждения и торможения, обеспечивающих быструю смену одних двигательных координации другими. Развитие скорости затрагивает и биохимические процессы в организме. Скорость мышечного сокращения зависит от быстроты мобилизации химической энергии в мышечном волокне и превращения ее в механическую энергию сокращения.


 

Адаптация организма к скоростной работе наилучшим образом происходит при напряженных тренировках, вызывающих значительную мобилизацию нервно-мышечной деятельности и интенсивное протекание энергетических процессов. При этом во время выполнения скоростных упражнений всегда возникает та или иная степень гипоксии (недостаток кислорода).

Скоростные упражнения, выполняемые в условиях определенной кислородной задолженности, влияют на развитие компенсаторных функций организма наиболее разносторонне. Прежде всего они способствуют развитию анаэробных механизмов ресинтеза АТФ, усиливают процессы аэробного окисления и синтеза тканевых белков.


 

При скоростных нагрузках увеличивается в мышцах количество гликогена и фосфокреатина, играющих важную роль в биохимической энергетике мышечной работы.


 

Выносливость — определяется временем, в течение которого поддерживается работоспособность на определенном уровне. Важнейшее условие развития выносливости — длительное повторение определенных упражнений, при которых повышается не только выносливость мышц, участвующих в выполнении определенного упражнения, но и выносливость организма в целом (повышение работоспособности сердечной мышцы, накопление запасов энергетических веществ и т. д.).


 

Огромное значение для развития выносливости организма имеют функциональные изменения в состоянии нервной системы, двигательного аппарата, органов кровообращения, дыхания и выделения, обеспечивающих организму возможность работать интенсивно в течение длительного времени.


 

Условнорефлекторные связи, возникающие и закрепляющиеся в процессе тренировки, создают условия, повышающие устойчивость нервных центров к утомлению при мышечной работе.


 

Выносливость бывает общая, под которой понимают способность лошади длительное время выполнять различные виды работ средней интенсивности, и специальная, характеризующая длительность выполнения той или иной работы определенной напряженности (например, скоростная), которая вырабатывается при помощи соответствующих приемов, главным образом, повторных нагрузок высокой интенсивности.


 

Развитие двигательных качеств и навыков — две стороны единого процесса совершенствования двигательной деятельности лошади, которые нужно рассматривать как взаимосвязь формы и содержания двигательной деятельности со всеми характерными для них отношениями. Тренеры и всадники должны помнить, что с повышением уровня развития двигательных качеств создаются предпосылки для создания новых, более совершенных форм движения.


 

ГЛАВА II


 

ПРИНЦИПЫ И МЕТОДЫ ТРЕНИРОВКИ СКАКОВЫХ ЛОШАДЕЙ


 

Физиологическая сущность тренировки заключается в функциональных и морфологических изменениях, происходящих в организме под влиянием многократно совершаемой мышечной работы, в результате которой повышается работоспособность лошади. В процессе тренинга отмечаются снижение расхода энергии, уменьшение сдвигов в деятельности кислород-транспортных систем при малых и средних нагрузках, ускорение восстановительных процессов, что отражает явление экономизации в организме.

Вместе с тем тренированный организм отличается повышенной способностью к мобилизации функций, под которой понимаются быстрое приведение деятельности организма в активное состояние и развертывание физиологических функций до крайних пределов.


 

Хорошо тренированная лошадь характеризуется повышенным «физиологическим потолком», что и определяет ее возможность производить крайне интенсивную работу.


 

ПРИНЦИПЫ ТРЕНИНГА


 

Основной принцип тренинга — многократное повторение одних и тех же движений и работы мышц. В результате этого у лошади вырабатываются и закрепляются необходимые условные связи и развиваются двигательные навыки и качества. Многократное повторение того или иного вида работы — обязательное условие развития выносливости организма благодаря физиологическим приспособитель-ным изменениям, происходящим во всех органах и тканях, в скелетных мышцах, сердечно-сосудистой и дыхательной системах.

Принцип систематичности. Перерыв в тренинге ведет к снижению работоспособности и технических показателей, так как с одной стороны угасают, выработанные ранее и неподкрепляемые условные связи и навыки, а с другой — наблюдается постепенная атрофия мышц, снижение функциональных возможностей сердечно-сосудистой и дыхательной систем и т. д. При возобновлении тренировок быстрее всего восстанавливаются координационные способности (например, техника прыжка) и медленнее — функциональный уровень тренированности. Следовательно, систематичность тренинга и его кругло- годичность необходимы не только для поддержания определенного уровня тренированности, но и для повышения его и достижения более высоких результатов на состязаниях.


 

Принцип интервала между тренировочными нагрузками. Работами многих физиологов установлено, что функциональное состояние организма после работы проходит три фазы, характеризующиеся различным уровнем работоспособности.


 

Первая фаза после работы — это утомление, сопровождающееся снижением работоспособности.


 

Вторая — восстановление работоспособности до первоначального уровня. Она начинается одновременно с первой фазой.


 

Третья фаза отличается повышенной работоспособностью по сравнению с исходным состоянием до работы.


 

Каждая фаза имеет определенную длительность, зависящую от интенсивности и продолжительности нагрузки и от уровня тренированности организма. Фазовый характер последействия работы обнаруживается не только после тренировок в целом, но и после каждого напряженного мышечного усилия во время занятий (например, после каждого реприза галопа).


 

Академик Г, В. Фольборт (1958), изучив процессы утомления и восстановления функций организма, пришел к выводу, что при повторной деятельности процесс тренировки наступает только в том случае, когда более или менее напряженная деятельность исходит каждый раз из состояния, соответствующего полной восстановлен-ности органа.


 

Однако это лишь одна сторона процесса тренировки. Работами последних лет доказано, что наиболее активное развитие приспосо-бительных функций и скорости восстановительных реакций в организме происходит под влиянием хорошо выраженных функциональных и биохимических сдвигов, наблюдаемых при высокой степени утомления. Таким образом, интервал отдыха зависит от задач, поставленных в тренировке. Если тренировка преследует цель выполнения тех или иных элементов в оптимальных условиях, например при развитии скорости, необходимо, чтобы повторная работа (скажем, 2-й реприз галопа) падала на третью фазу последействия от предыдущей мышечной деятельности, то есть совпадала бы с фазой повышенной работоспособности. При этом интервал должен быть такой длительности, которая обеспечивала бы полное восстановление работоспособности.


 

Если же занятие преследует цель прежде всего адаптировать организм к резким функциональным и биохимическим сдвигам и вызвать развитие соответствующих компенсаторных механизмов (например, при работе над скоростной выносливостью), длительность интервалов отдыха может сокращаться и повторная работа может проходить в фазе неполного восстановления работоспособности.


 

При этом необходимо строго следить за состоянием организма лошади, чтобы не вызвать чрезмерного перенапряжения и переутомления, что приведет к резкому снижению ее функциональных возможностей и работоспособности.


 

Таким образом, в тренинге в связи с повторностью и систематичностью большое значение приобретает вопрос оптимальной длительности интервала между тренировочными нагрузками определенной интенсивности, поэтому чередование напряжения во время подготовки лошади должно войти как правило в работу тренеров.


 

Что касается интервалов между напряженными тренировками в недельном цикле, то их длительность зависит от объема и интенсивности нагрузки и от подготовленности лошади. После напряженных нагрузок восстановление работоспособности и функциональной деятельности организма лошади может продолжаться в течение одних и более суток.

Принцип постепенного повышения нагрузок.


 

Организм животного может приспособиться к изменениям только в том случае, если интенсивность действующих на них факторов находится в оптимальных пределах. Очень слабые воздействия не вызывают развития необходимой адаптации, очень сильные могут подействовать на организм отрицательно. Для расширения пределов работоспособности необходимо постепенное увеличение нагрузки в процессе тренинга при условии соответствия величины работы Уровню функционального состояния организма, который постепенно повышается. Постепенное увеличение нагрузки повышает функциональные возможности организма в целом, а это, в свою очередь, создает предпосылки для дальнейшего повышения тренировочных работ.


 

В результате длительной тренировки при постепенном повышении нагрузок лошадь может выполнить такую работу, которая раньше была для нее непосильной. Причем повышение тренировочных нагрузок должно быть предусмотрено не только в течение годового цикла тренинга, но и в процессе всего использования лошади для спортивных целей.


 

Принцип максимальных нагрузок. Физиологические исследования показали, что наибольшие положительные изменения в функциональной деятельности организма лошади происходят после тренинга с нагрузками высокой и максимальной интенсивности. Кроме того, условия испытаний скаковой лошади требуют подготовленности ее организма к внезапному повышению мышечной работы до крайних пределов (старт, бурный финиш). Поэтому на определенных этапах ее тренинга необходимо применять нагрузки максимальной интенсивности (размашки, резвые галопы).


 

Этот принцип не противоречит принципу постепенного повышения нагрузок, а является его дополнением при условии, что каждый раз величина максимальной нагрузки и интервалы между ними должны соответствовать функциональному состоянию организма в данный момент. С повышением тренированности может возрастать и величина максимальной нагрузки (например, удлинение дистанции резвого галопа).


 

Принцип разносторонности. Разносторонний тренинг повышает пластичность нервной системы, способствует образованию различных временных связей и совершенствованию их сочетаний.


 

Тренинг не должен быть монотонным, что относится не только к проведению отдельных занятий, но и к распределению их в недельном цикле.


 

Если в течение длительного времени лошадь тренируют с применением однообразных упражнений, то вначале у нее повышаются работоспособность и результаты выступлений, но затем однообразие становится фактором, притупляющим активность нервной системы, что в конце концов приводит к снижению работоспособности.


 

Объясняется это перенапряжением одних и тех же нервных центров, связанных с постепенной, многократно действующей на них однообразной нагрузкой. Чтобы не притупить, а, наоборот, активизировать процессы высшей нервной деятельности, каждая тренировка должна иметь в себе элемент новизны, неожиданности.


 

Разносторонность и разнообразие тренинга достигаются не только чередованием мышечной работы, но и сменой условий, в которых проходит тренировка.


 

Для этого, особенно в заводской период тренинга, необходимо шире использовать работу по пересеченной местности, время от времени меняя маршрут движения.


 

Все указанные принципы тренинга направлены на совершенствование двигательной системы организма, на полноценное развитие двигательных качеств (силы, скорости и выносливости) и двигательных навыков (техника прыжка, элементы выездки и т. д.).


 

МЕТОДЫ ТРЕНИНГА

Современный процесс подготовки лошади включает несколько методов чередования работы и отдыха и сочетаний различных нагрузок.


 

Одним из распространенных и простых методов тренировки является повторный метод. Его применяют для закрепления у лошади необходимых двигательных навыков, развития силы, скорости и выносливости, а также при разминке перед соревнованием. Этот метод характеризуется повторениями тренировочной нагрузки, чередующихся с оптимальными интервалами отдыха. Его применяют, как правило, на первых этапах подготовки скаковой лошади, когда основную работу проводят на относительно тихих аллюрах (рысь, кентер).


 

Переменный метод тренировки характеризуется выполнением тех или иных упражнений или репризов движения переменной интенсивности и длительности. Он имеет важное значение для развития силы, скорости и выносливости и широко используется при подготовке скаковых лошадей.


 

При переменном методе большие напряжения чередуются с малыми, как это бывает, например, при смене аллюров. Использование этого метода обеспечивает развитие в коре больших полушарий явлений переключения на основе постоянной смены форм и интенсивности двигательной деятельности. Тем самым создаются условия для увеличения силы и подвижности нервных процессов, повышения лабильности нервно-мышечного аппарата, что приводит к расширению функциональных возможностей организма лошади.


 

В скаковом спорте часто применяют оба указанных метода тренировки в различных соотношениях, поэтому такой метод может быть назван повторно-переменным. Если вначале, как правило, используют повторные нагрузки, то в дальнейшем в тренинге скаковой лошади преобладают нагрузки переменной интенсивности. При этом скоростную тренировку в виде резвого галопа на дистанцию от 500 до 2000 м проводят в ее заключение.


 

Наиболее сложным и интенсивным является интервальный метод тренировки. Сущность его заключается в том, что скоростную часть тренировки проводят в виде повторных нагрузок с небольшими интервалами активного отдыха в виде движения шагом, рысью или тихим кентером.


 

Ответственный момент этого метода — определение длительности интервалов отдыха при интенсивной нагрузке, так как возможно перенапряжение организма лошади. При интервальной тренировке в наибольшей мере организм приспосабливается к условиям работы большой мощности. Наиболее простая форма интервальной тренировки скаковых лошадей — это резвый прием на дистанцию 200— 300 м, затем кентер на 1000—1400 м и резвый кончик — также на дистанцию 200—300 м. Иногда вместо кончика проводят резвый галоп на дистанцию 500 м. Однако при такой двукратной, хотя и интенсивной нагрузке не возникает выраженной двигательной гипоксии и не полностью мобилизуются возможности анаэробного энергообразования.


 

Целесообразнее проводить интервальную нагрузку с трех-четырекратным повторением резвого галопа примерно следующим образом: резвый прием на дистанцию 250—300 м, кентер — около 1000—1200 м, резвый галоп на 400 м, а затем движение рысью и шагом. Через 3—4 мин лошадь поднимают на кентер и после 150— 200 м движения этим аллюром переходят на резвый галоп на дистанцию 400 м.


 

Если запланирована трехкратная интервальная нагрузка, то на этом заканчивают основную часть тренировки и лошадь «вышагивают».


 

Если же намечено провести четырехкратную нагрузку, то после 3—4 мин движения рысью и шагом вновь повторяют резвый галоп на дистанцию 400 м. Как правило, отрезки в 400 м на чистокровных лошадях преодолевают за 24—26 с, на полукровных лошадях — за 26-30 с.


 

В ряде случаев можно проводить многократные резвые работы на дистанцию 500 м. Следует учесть, что на такую дистанцию резвый галоп проводят не более трех раз в одном занятии. При этом интервалы отдыха могут быть увеличены до 5—6 мин.


 

При интервальных тренировках надо помнить, что чем меньше дистанция резвой нагрузки, тем меньше может быть интервал отдыха. При относительно коротких — до 200—300 м — отрезках резвого галопа

между ними могут быть отрезки движения кентером 600— 700 м, то есть интервал активного отдыха сокращается до 1 %—2 мин. При проведении интервальной тренировки с короткими отрезками резвого галопа (200—300 м) число повторений может быть доведено до пяти-шести.


 

Для лошадей двухлетнего возраста объем интервальных нагрузок должен быть меньше, чем для лошадей трех лет и старше, и не превышать трех повторений прохождения отрезков на дистанцию 300 — 400 м.

Интервальная нагрузка должна выполняться при максимальном напряжении, которое может характеризоваться не только абсолютной скоростью. Например, при наличии участка пахоты скоростная часть интервальной тренировки может проводиться по тяжелому грунту. Дистанция резвых отрезков в этом случае не превышает 200—250 м. Хотя резвость прохождения таких отрезков ниже, чем по обычной дорожке, организм лошади при этом испытывает максимальное напряжение.


 

Физиологические исследования при однократной нагрузке выявили значительное снижение активности ряда гликолитических ферментов и более выраженные сдвиги со стороны дыхания, что указывает на увеличение доли аэробного обмена в энергообеспечении данной работы.


 

При интервальной нагрузке наблюдается значительное увеличение молочной и пировиноградной кислот, свидетельствующее об активации анаэробных процессов.


 

Еще в 1956 г. М. М. Громов писал, что развитие резвости и рез-востной выносливости у верховых лошадей происходит наиболее эффективно при прохождении отдельных отрезков (от 100 до 1000 м) резвым галопом с последующими 5—8-минутными интервалами отдыха (движение шагом). Сущность резвостной выносливости, по его мнению, заключается в способности организма совершать работу в условиях все более и более нарастающих химических изменений в нервной системе, мышцах, крови и внутренних органах. Практически это была первая попытка обоснования применения интервальной тренировки в коневодстве.


 

Таким образом, необходимость включения интервальных тренировок в систему подготовки скаковых лошадей подтверждается не только теоретическими предпосылками, но и физиолого-биохимическими данными, свидетельствующими о стимуляции у них при этом виде нагрузки обменных процессов.


 

Интервальные тренировки можно проводить только на базе высокой общей подготовки лошади. Учитывая это, целесообразнее проводить их после двух-трех выступлений в скачках.

Во второй половине скакового сезона практически все скоростные тренировки могут выполняться в виде интервальных нагрузок.


 

Интенсивным методом тренировки является соревновательный метод, применяемый многими тренерами как в классических видах конного спорта (выездка, конкур, троеборье) в форме официальных соревнований и соответствующих «контрольных прикидок», так и при подготовке скаковых лошадей. Соревновательный метод наиболее полно отражает принцип максимальных нагрузок, так как связан с достижением относительно высоких результатов, на которые способна лошадь в данный момент.


 

Однако этот метод при подготовке скаковых лошадей применяют ограниченно и лишь определенное время, поэтому он не может заменить повторный, переменный и интервальный методы тренировки, используемые на разных этапах.


 

ОБЪЕМ И ИНТЕНСИВНОСТЬ ТРЕНИРОВОЧНЫХ НАГРУЗОК


 

Тренировка скаковых лошадей строится на основе применения различных тренировочных нагрузок. При этом величина нагрузки определяется, с одной стороны, общим объемом тренировочной работы, а с другой

— ее интенсивностью.


 

Объем тренировочной работы характеризуется общим расстоянием, пройденным на разных аллюрах, и временем выполнения данной нагрузки.

Под интенсивностью понимают скорость движения при выполнении тренировочной нагрузки. Лошадь при движении обычным шагом проходит 1 км примерно за 10 мин, при движении средней рысью за 5 мин, а полевым галопом (кентером) за 2% мин. При движении «тихим» кентером лошадь преодолевает это расстояние примерно за 3 мин, а так называемым «веселым» кентером — за 2 мин. Резвым галопом чистокровная лошадь может пройти 1 км за 1 мин — 1 мин 5 с, а в скачке иногда и резвее. Когда чистокровная лошадь проходит 1 км за 1 мнн 15 с — 1 мин 20 с, то такой галоп называют размашкой.


 

Полукровные лошади проходят указанное расстояние размашкой идя резвым галопом на 5—10 с тише, чем чистокровные.


 

В зависимости от скорости преодоления (расстояния различают нагрузки малой интенсивности (шаг и тихая рысь), средней (рысь обычная и прибавленная, «тихий» кентер), высокой (полевой галоп, «веселый» кентер), субмаксимальной (размашка) и максимальной интенсивности (резвый галоп).


 

Увеличение тренировочной нагрузки может происходить за счет ее объема или интенсивности. Высокий уровень современных спортивных достижений во многих видах спорта объясняется большим объемом тренировочных нагрузок при все возрастающей ее интенсивности. При этом все больше увеличивается процент упражнений, выполняемых спортсменами с возможно большей интенсивностью. Казалось, что общая тенденция современного процесса тренировок, направленная на значительное увеличение объема и интенсивности нагрузок, должна дать ощутимый эффект и в подготовке скаковых лошадей. Но попытки значительного увеличения объема тренировок, предпринятые как в нашей стране, так и за рубежом, не дали ощутимых положительных результатов у чистокровных лошадей. Это объясняется тем, что человек, используя достижения зоотехнии, на протяжении нескольких столетий создал породу лошадей с исключительно высокой генетически обусловленной работоспособностью. Двухлетняя чистокровная лошадь, пройдя полугодовую специальную подготовку, которая включала всего 10—15 скоростных нагрузок, способна показать очень высокую резвость на 1000 м (1 мин или около этого). В дальнейшем в течение двух-трех лет тренинга и участия в скачках эта лошадь сможет улучшить свою резвость на данную дистанцию не более чем на 1—3 с.


 

Следовательно, для получения выдающихся результатов в ипподромных испытаниях скаковых лошадей важную роль играет научно обоснованный тренировочный процесс, его рациональное построение, использование наиболее совершенных методов тренинга с учетом основных его принципов. При этом следует отметить, что, как правило, тренеры довольно хорошо представляют содержание тренировки, то есть, какие аллюры и виды нагрузки использовать, но мало кто умеет правильно оперировать целостной структурой тренировки, представляющей объект чрезвычайной сложности, зависящей от многих компонентов.


 

Нужно уметь рационально построить тренировочные занятия с учетом возраста, пола, индивидуальных особенностей высшей нервной деятельности лошади, развития морфофункциональных показателей организма лошади.


 

Существуют различные методы повышения объема нагрузок за счет длительности работы: последовательный, когда нагрузку увеличивают за счет удлинения времени выполнения репризов рыси или кентера на каждом последующем занятии. Так, например, на первом занятии длительность работы на рыси составляла 5 мин, на втором — 6, на третьем — 7 мин и т. д.;


 

ступенчатый, когда длительность выполнения репризов рыси или кентера увеличивают при переходе от одного недельного цикла к другому. Так, например, длительность репризов рыси на всех занятиях первой недели равна 6 мин, второй — 8 мин, на занятиях третьей недели — 10 мин и т. д.;


 

волнообразный — характеризующийся ритмически повторяющимися изменениями длительности репризов тех или иных аллюров. Так например, на первом и втором занятиях длительность реприза рыси равна 5 мин, на третьем и четвертом — 6, а на пятом и шестом— вновь равна 5 мин. На следующей неделе на первом, втором занятии — 6 мин, на третьем, четвертом — 7, а на пятом и шестом — вновь 6 мин и т. д.


 

Наиболее распространенный прием повышения объема нагрузок скаковых лошадей, особенно в заводском периоде тренинга,— ступенчатое увеличение длительности репризов рыси и кентера. Этот прием изменяет стабильность обменных процессов и координационных структур, что создает условия для дальнейшего

совершенствования и перестройки организма лошади в направлении повышения силовых качеств и выносливости.


 

Последовательное повышение длительности тренировочных нагрузок также развивает общую выносливость лошади, хотя в практике современного скакового спорта применяется реже.


 

Волнообразное нарастание нагрузки с успехом может применяться на различных этапах тренировки, но наиболее эффективно оно в период испытаний, так как служит одним из средств предупреждения перетренированности. Определенное чередование напряженности тренировочных нагрузок не только снимает развивающееся утомление, но и является основой для дальнейшего увеличения работоспособности лошадей.


 

ПЕРИОДИЗАЦИЯ ТРЕНИРОВОЧНОГО ПРОЦЕССА


 

Спортивная тренировка строится в виде циклов, имеющих различную продолжительность. Различают микро-(малые), мезо-(средние) и макро-(большие) циклы тренировки. К микроциклам относится совокупность нескольких тренировочных занятий, которые вместе с восстановительными днями составляют относительно законченный повторяющийся фрагмент общей конструкции тренировочного процесса. К таким циклам, как правило, относятся недельные. Мезоцикл — относительно законченный ряд микроциклов, образующих тот или иной этап тренировки. Макроциклы, охватывая длительные периоды времени (полугодие, год и более), включают множество микроциклов и мезоциклов, различных по своей структуре и содержанию, которые должны быть соподчинены и выстроены как целостная система (Л. П. Матвеев, 1972 г.). Наиболее распространенная форма макроцикла — годовой цикл тренировки. Принято его делить на подготовительный, основной, или соревновательный, и переходный периоды. Хотя часто годовые циклы зависят от календаря соревнований, главной предпосылкой этого макроцикла тренинга являются закономерности развития спортивной формы. В развитии спортивной формы наблюдается фаза ее становления, относительной стабилизации и временной утраты. Стремясь управлять этим процессом, периодически меняют структуру и содержание тренировки в рамках годового цикла.


 

В подготовительном периоде предусматривают три этапа. На первом этапе проводят работу по выезцке лошади и подготовке ее организма к напряженным нагрузкам. На втором этапе тренировка направлена на повышение общего уровня функциональных возможностей организма лошади, ее силовых качеств и выносливости, являющихся своего рода фундаментом будущей высокой работоспособности. На третьем этапе применяют специализированные нагрузки, по характеру близкие к условиям соревнований, вызывающие такие физиологические изменения в организме лошади, которые обусловливают повышение резвости и специальной выносливости. Это этап становления спортивной формы.


 

Следует отметить, что зимой основа увеличения нагрузок — постепенное повышение объема, а не интенсивности тренировочных работ. Ускоренное наращивание интенсивности тренировочных нагрузок в зимнем периоде, наблюдаемое в практике ряда тренеров, хотя и вызывает заметный сдвиг функциональных показателей и более раннее становление спортивной формы, однако не обеспечивает длительного сохранения работоспособности, что отрицательно сказывается на результатах летних испытаний.


 

Некоторые тренеры в подготовительном периоде ограничиваются малыми нагрузками. Но результаты исследований, проведенные в подготовительном периоде при таких нагрузках, свидетельствуют о весьма незначительном повышении функционального уровня организма. Опыт применения зимой нагрузок большего объема, а также тренировок силового характера с успехом оправдал себя в результатах соревнований основного периода.


 

Нагрузки относительно высокого объема в подготовительном периоде, вызывая значительную морфологическую и функциональную перестройку организма лошади, создают базу для постепенного перехода к более напряженным тренировкам в основном периоде.


 

Резвые работы, направленные на развитие специальной (резвостной) выносливости лошади, приобретают особое значение в конце подготовительного периода, за 1 — 1% месяца до начала состязаний.


 

Основная тенденция изменения характера нагрузок на этом этапе — некоторое уменьшение общего объема работы при дальнейшем возрастании ее интенсивности. На данном этапе, когда общая тренированность

лошадей достигла уже относительно высокого уровня, значительное повышение интенсивности работы вызывает крутой подъем физиологических показателей организма и прочное становление спортивной формы, под которой понимается состояние наилучшей готовности лошади к проявлению работоспособности.


 

Период испытаний в скачках характеризуется весьма интенсивными нагрузками в период тренировок и соревнований. При этом в течение двух-трех сезонов испытаний объем максимальных нагрузок увеличивается за счет удлинения дистанции и увеличения числа стартов. Подготовка к различным призам требует рационального сочетания интенсивных нагрузок дистанционного характера со спринтерскими тренировками. Поэтому четкое планирование дистанции и резвости скоростных тренировок, особенности их выполнения на разных лошадях, а также чередование работы мышц и активного отдыха приобретают в этом периоде особое значение.


 

В связи с ежегодным постепенным повышением нагрузок при тренировках необходимо более серьезно относиться к переходному периоду, то есть периоду активного отдыха после сезона соревнований. Обычно в этом периоде в течение 1,5 —2 месяцев лошади имеют только проводку и кратковременную работу рысью (10—15 мин). Лошадям с высоким уровнем подготовленности (то есть выступающим в течение 2— 3-х лет) в переходном периоде необходимо давать нагрузки большего объема (до 30 мин рыси), что позволит предотвратить резкое снижение тренированности, а в новом подготовительном периоде сразу перейти к более напряженным тренировкам.


 

ДИНАМИКА СПОРТИВНОЙ ФОРМЫ СКАКОВЫХ ЛОШАДЕЙ


 

Современные условия испытаний скаковых лошадей требуют достижения высокого уровня тренированности лошадей и длительного сохранения их работоспособности (спортивной формы). В коннозаводческой практике это явление с давних лет называется порядком лошади и оно определяет состояние наилучшей готовности к проявлению высокой работоспособности. В медико-спортивной практике установлено, что продолжительность среднего срока сохранения спортивной формы около двух- трех месяцев. Однако при определенном построении спортивной тренировки, в частности, при волнообразном изменении характера нагрузок, этот срок можно продлить до четырех-пяти месяцев.

Следовательно, спортивная форма — состояние устойчивое, но не постоянное.


 

Периодическая утрата и приобретение спортивной формы на новой, более высокой основе — закономерное явление и обусловлено ступенчатым повышением тренированности и работоспособности.


 

Процесс развития спортивной формы состоит из трех фаз: приобретения (становления), сохранения и временной утраты, проявляющихся в изменении спортивных результатов и физиологических показателей.


 

Изучение физиологических основ высокого уровня работоспособности и условий сохранения спортивной формы лошадей в течение длительного времени позволит совершенствовать системы тренировки спортивных и скаковых лошадей. Вместе с тем это дает возможность более правильно планировать их подготовку к испытаниям и рациональнее составлять календарь спортивных состязаний.


 

В 1963—65 гг. авторы провели в этом направлении специальные исследования на скаковых лошадях (свыше 300 голов) конезаводов «Восход» Краснодарского края, «Кабардинский» Кабардино-Балкарской АССР и «Опытный» Рязанской области.


 

Основной физиологической оценкой уровня тренированности служили оксигенация венозной крови, количество эритроцитов и гемоглобина, а в летний период дополнительно результаты скачек, как обобщенный критерий спортивной формы. Наряду с этим большое значение имеет визуальная оценка состояния лошади. Когда лошадь находится в спортивной форме, у нее «веселый» глаз, блестящая шерсть, очень незначительная, а часто отсутствует жировая прослойка под кожей.


 

У лошади недостаточно тренированной, как правило, имеется выраженная жировая прослойка. Она быстро потеет даже при незначительной нагрузке, плохо восстанавливает дыхание после резвых работ.


 

У перетренированной лошади отмечаются общая вялость, плохой аппетит, резкое снижение упитанности. Нередко в этом случае лошадь не желает выходить на дорожку.

При изучении вопроса длительности сохранения высокого уровня тренированности лошадей по данным физиологических исследований авторы выявили несколько групп лошадей с разными сроками сохранения их спортивной формы. Небольшая группа лошадей сохраняла высокие показателя около шести месяцев, с середины подготовительного периода до конца скакового сезона. При этом лошади данной группы, за редким исключением, хорошо и стабильно скакали на протяжении всего скакового сезона. Примером могут служить такие известные жеребцы, как Анилин, Гаер, Афронт и другие.


 

Большая группа лошадей (151 голова) сохраняла высокие физиологические показатели около четырех месяцев, но в разные сроки. Одна часть из них имела высокие показатели с февраля по май, с последующим снижением в июне — июле, другая — с апреля— мая до конца сезона испытаний. Лошади из первой подгруппы, как правило, скакали хорошо лишь в начале сезона, из второй подгруппы, сохранявшей относительно высокие показатели, также около четырех месяцев, но уже непосредственно в период испытаний, имели хорэшзе показателя весь сезон.


 

Группа лошадей (130 голов) имела высокие физиологические показатели только в течение двух-трех месяцев с последующим спадом продолжительностью один-два месяца и дальнейшим повторным их подъемом. Лошади этой группы в большинстве своем скакали неровно.


 

И, наконец, была группа лошадей (34 головы), которая на всем протяжении годового цикла имела только один кратковременный (один-два) период высоких физиологических показателей, наблюдаемый, однако, в разные сроки. Если он совпадал с сезоном испытаний, то лошади обычно успешно скакали в данный период. В остальное время результаты испытаний у них были низкими.


 

Таким образом, продолжительность периодов спортивной формы у скаковых лошадей колеблется от одного-двух до шести месяцев.


 

Безусловно, такое различие в длительности сохранения оптимальной работоспособности зависит от индивидуальных особенностей лошадей и характера применяемого тренинга. Несомненно, что столь кратковременная (1—2 месяца) высокая спортивная форма при применении более правильного тренинга может быть значительно продлена.


 

Фаза сохранения спортивной формы не означает остановки роста работоспособности, а является фоном, на котором идет дальнейшее совершенствование функциональных возможностей организма при условии рационального планирования нагрузок тренировок. При недостаточной нагрузке неизбежен быстрый спад работоспособности, а чрезмерные нагрузки могут вызвать состояние перетренированности. Чтобы лошадь имела высокую спортивную форму, необходимо правильно планировать тренировку в заключительный период подготовки к наиболее ответственным соревнованиям и, в частности, при гастрольных поездках.

Как показали исследования, оценка состояния тренированности лошадей по физиологическим показателям и соответствующий план проведения заключительных нагрузок при тренировках могут в значительной мере способствовать успеху выступлений.


 

Так, в сезоне 1963 г. за неделю до розыгрыша Большого Всесоюзного приза и приза имени СССР были проведены физиологические исследования и составлен план заключительных резвых работ для трехлетнего жеребца Плафона и четырехлетнего жеребца Салона, привезенных на Центральный Московский ипподром из г. Пятигорска. Контрольными к ним были лучшие лошади Гаер и Брянск, находившиеся на этом ипподроме с мая.


 

Основываясь на результатах анализа физиологических показателей и анамнестических данных, был составлен совместно с тренером П. Ф. Боровым план резвых работ для жеребца Плафона, имевшего высокие показатели тренированности, и для жеребца Салона, признанного перетренированным (табл. 4).


 

Несмотря на различное состояние жеребцов, им были назначены одинаковые резвые работы: 11 июля — 1600 м за 1,52—1,55 мин, 13 июля — 1000 м за 1,10—1,12 мин. Плафону такую работу дали для того, чтобы только поддержать высокий уровень его тренированности, а Салону, чтобы легкой работой по возможности снять состояние перетренированности.


 

Жеребцов Брянска и Гаера, имевших высокие физиологические показатели, готовил к призу по своему плану тренер И. И. Демчинский.


 

image


 

Из таблицы видно, что физиологические показатели за период с 8 по 15 июля у Салона значительно улучшились, у Плафона и Брянска почти не изменились, а у Гаера ухудшились. Следует отметить, что в течение последних десяти дней Гаер имел очень интенсивные нагрузки (три работы на дистанцию 2000— 2400 м). Эти нагрузки, по-видимому, были чрезмерными и отрицательно сказались на его физиологическом состоянии. 14 июля в Большом Всесоюзном призе Гаер был только четвертым, а Плафон, возглавлявший эту скачку, перед последним поворотом (на переходе) оступился и захромал, жокей отвел его от бровки и отстал от всей компании, но затем все-таки продолжил скачку и закончил дистанцию, заняв третье место.


 

В Призе имени СССР первым был жеребец Брянск, только полголовы ему проиграл Салон.


 

Таким образом, правильное применение интенсивных нагрузок перед соревнованиями, обусловленное знанием физического состояния лошади, играет существенную роль при подготовке ее к выступлению.


 

В заключение следует отметить, что рациональное планирование нагрузок при тренировках по этапам подготовки имеет первостепенное значение для сохранения спортивной формы лошадей.


 

Подавляющее большинство скаковых лошадей сохраняет свою спортивную форму в течение трех-четырех месяцев, а некоторые в течение шести месяцев, что говорит о возможности изыскания путей ее продления. Наблюдавшийся у ряда лошадей один кратковременный подъем физиологических показателей и работоспособности за весь период тренинга и испытаний, по всей вероятности, зависит от неправильно построенной системы тренировки.


 

При соблюдении основных принципов тренировки, применении оптимальных по объему и интенсивности тренировочных нагрузок и правильном планировании их чередования можно не только добиваться высоких результатов в каком-либо сезоне испытаний, но и сохранять высокую работоспособность лошади на протяжении длительного времени.


 

Так, наш выдающийся скакун Анилин (Элемент—Аналогичная) успешно выступал в течение пяти сезонов и трижды подряд выиграл «приз Европы» в г. Кельне в ФРГ. Известный стиплер Грифель (Грог-II— Фестина) 9 раз (1957—1965 гг.) участвовал в международных соревнованиях в Пардубице (ЧССР) и имел семь побед, в том числе дважды в Большом Пардубицком стипль-чезе. Такие результаты эти лошади смогли показать благодаря рациональному тренингу на протяжении всего периода их скаковых испытаний.


 

Г Л А В А III


 

ПРАКТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПОДГОТОВКИ ЛОШАДЕЙ К ГЛАДКИМ СКАЧКАМ


 

Опытные конники говорят, что тренировка жеребенка начинается еще в утробе матери. И это действительно так, потому что во время мышечной работы матери происходит усиленный приток крови к ее работающим органам, и плод в это время испытывает недостаток кислорода и питательных веществ.

Когда у плода сформируется сердечно-сосудистая система, то усилением ее деятельности компенсируется возникающая кислородная недостаточность.


 

Таким образом, уже при внутриутробном развитии можно целенаправленно влиять на формирование отдельных жизненно важных систем организма. Поэтому важно, чтобы жеребые кобылы имели активное движение, с помощью которого можно регулировать кислородный режим не только их организма, но и развивающегося плода.

Интересны данные исследования насыщения венозной крови кислородом у кобыл при разном режиме содержания, проведенные в конезаводе «Восход». Так, при кратковременном (1—2 ч) пребывании жеребых кобыл на пастбище оксигенация венозной крови у них колебалась в пределах 52—76% (в среднем 63,5±1,28), а у холостых кобыл — 46—76% (в среднем 61,8±2,63). Активное движение этих же кобыл разными аллюрами в течение того же времени повышало оксигенацию венозной крови у жеребых маток до 62—84% (в среднем до 74,0±0,88), а у холостых до 60—86% (в среднем 75,0±1,10).


 

Анализ результатов выступлений в гладких скачках чистокровного молодняка, полученного от кобыл с разным уровнем кислородного режима их организма, показал, что наивысшие результаты были у лошадей от матерей, имевших оксигенацию венозной крови в пределах от 61 до 80%. Средняя сумма выигрыша их составляла 1000— 1660 баллов, в то время как у молодняка от матерей, имевших оксигенацию венозной крови ниже 60 или выше 80%, она была равна 130—330 баллов.


 

По всей вероятности, как низкий, так и высокий уровень оксигенации венозной крови у жеребых кобыл свидетельствует об определенных нарушениях кислородного режима развивающегося плода, что отрицательно сказывается на развитии его функциональных систем.


 

Таким образом, условия внутриутробного развития жеребенка в значительной мере сказываются на его последующей работоспособности.


 

Хорошо развитый и конституционально крепкий жеребенок в процессе последующей рациональной тренировки может показать выдающиеся результаты в скаковых испытаниях, которые проводятся в основном в двух-, трех- и четырехлетнем возрасте.


 

ГРУППОВОЙ ТРЕНИНГ МОЛОДНЯКА


 

После рождения жеребенок весенне-летний период (около шести месяцев) находится под матерью. До двухмесячного возраста он питается только материнским молоком, а с двух-трех месяцев начинает щипать траву и есть зерновой корм.


 

В подсосный период жеребенок очень много двигается самостоятельно или играя со сверстниками. Этого двигательного режима вполне достаточно для его развития, и поэтому нет необходимости принудительно прогонять кобыл с жеребятами. Необходимо только, чтобы они большую часть суток находились на пастбище.


 

Осенью жеребят отнимают от маток, размещают в залах или отдельных денниках, а на пастьбу или прогулку выпускают группой, отдельно жеребчиков и кобылок.


 

С этого периода начинают специальный тренинг жеребят для лучшего развития их двигательного аппарата и внутренних органов. Обычно через 1,5—2 ч после утреннего кормления жеребят выпускают в леваду или большой паддок, где они сначала, как правило, резвятся, а затем через 30—40 мин успокаиваются, и табунщики приступают к тренировке. Когда групповой тренинг жеребят проводили по степным участкам и малопроезжим дорогам, требовалось не менее трех табунщиков — один ехал впереди, а двое сзади или с боков табуна. В настоящее время во многих конных заводах построены специальные огороженные дорожки длиной от 800 до 1600 м, где проводят групповой тренинг молодняка. Поэтому достаточно двух человек — впереди и сзади.


 

При групповом тренинге жеребят табунщик, едущий впереди, сдерживает табун, а задний наблюдает за жеребятами, не дает им растягиваться и следит, как они переносят предлагаемую нагрузку. Тренировку всегда начинают с шага, и через 8—10 мин табун поднимают на рысь. На этом аллюре молодняк держат 10

—12 мин, а затем переводят в шаг. Пройдя шагом 8—10 мин, снова переводят табун в рысь на 10—12 мин, а затем поднимают на кентер. Кентером проходят 2—3 мин и переводят на спокойную рысь в течение 5 мин и далее в шаг. Через 15—20 мин движения шагом жеребят перегоняют в леваду или в большой паддок.


 

Смену аллюров проводят по команде старшего табунщика. Она должна проходить спокойно, без лишнего крика, хлопанья бича и т. д. Обычно жеребята довольно быстро осваиваются с требованиями табунщиков, и групповой тренинг, особенно в огороженной дорожке, не представляет труда.

Групповой тренинг необходимо проводить при любой погоде, за исключением крайне ненастных дней. Дорожка для группового, тренинга всегда должна содержаться в должном порядке. Зимой в малоснежных районах, чтобы она не была жесткой, ее следует унавозить. Это позволит проводить тренинг жеребят практически без перерывов. Весной, когда установится хорошая погода, можно увеличить объем работы на кентере до 4—5 мин.


 

В летнее время молодняк пользуется выпасом, и многие специалисты считают, что не нужно проводить его тренинг. Однако опыт ведущих хозяйств показывает, что без тренировки молодняка в летний период трудно вырастить выдающегося скакуна. Обычно групповой тренинг молодняка проводят в утренние часы перед выгоном его на пастбище. Если молодняк пользуется выпасом в степи или в левадах круглосуточно или в течение светового дня, то полезно проводить тренинг второй раз в вечерние часы. Следует помнить, что чем больше двигается жеребенок до заездки, тем лучше развиваются его двигательная, сердечно- сосудистая, дыхательная и другие системы.


 

ЗАЕЗДКА МОЛОДНЯКА


 

Жеребенок должен иметь систематический контакт с человеком, для этого обслуживающий персонал обязан постепенно приучить жеребенка, находящегося еще под маткой, к движению в поводу. На него надевают маленький недоуздок, который он носит постоянно. Жеребенок при ласковом обращении довольно быстро привыкает к ухаживающему за ним человеку, спокойно идет за ним. Грубое обращение должно быть исключено при уходе за молодняком, так как формирующиеся рефлексы, и особенно оборонительный, наиболее прочно закрепляются в этом возрасте и в результате может вырасти исключительно злобное животное. Спокойное и ласковое обращение с жеребенком, как в период, когда он находится под матерью, так и после отъема, позволит быстро и без особого труда заездить его под седло. Заездку проводят осенью, по достижении жеребенком полуторалетнего возраста.


 

Сначала жеребенка приучают к уздечке, для чего утром и вечером 2—3 раза ее надевают и снимают. Если жеребенок плохо берет в рот трензельное железо и возникают трудности с надеванием уздечки, пользуются трензелем со специальными «усиками», которые могут свободно продеваться в кольцо, или отстегивают трензель от нащечного ремня с одной стороны, сбоку вдевают его в рот жеребенка и вновь пристегивают к кольцу недоуздка.


 

Приучение жеребенка к трензелю должно сопровождаться подкормкой сахаром, морковью и т. д. Когда жеребенок приучен к уздечке и свободно движется в поводу рядом с человеком, его начинают гонять на корде.


 

Основная задача работы на корде в период заездки — обучение лошади движению вперед на шагу, рыси и галопе в определенном контакте с человеком, приучение ее к снаряжению и первым навыкам подчинения средствам управления.


 

Работу на корде надо начинать осторожно, чтобы не напугать лошадь. Важно правильно пристегнуть корду к уздечке, так как при неправильном пристегивании лошадь, играя или сопротивляясь, может запутаться и даже нанести себе травму.


 

Поводья уздечки должны быть закинуты на шею лошади и несколько раз под ней переплетены. Затем один из поводьев захватывают подбородным ремнем уздечки, а корду пристегивают с захватом переносного ремня или ремня от недоуздка к внутреннему трензельному кольцу. При этом пряжка корды должна быть внизу.


 

На первых порах работу на корде должен проводить тренер с помощником. Тренер стоит в центре круга и свободно держит корду. Если лошадь движется налево, то корду держат в левой вытянутой руке, а ее конец в правой. При движении направо ее держат в правой руке, а конец в левой. Помощник тренера ведет жеребенка в поводу по кругу, оглаживая его и ободряя голосом. Проведя жеребенка 2—3 круга в поводу, помощник постепенно отходит в центр, а животное продолжает движение самостоятельно. Если жеребенок начинает «козлить» или переходит на галоп, не нужно ему мешать, а лишь успокоить его голосом. Если жеребенок забрасывается в сторону или, остановившись, упирается и натягивает корду, помощник заходит сбоку и легким посылом бича заставляет его вновь продолжать движение по кругу.

Для перехода из аллюра в аллюр необходимо подавать соответствующую команду: «шагом», «рысью»,

«галопом», к которым жеребенок привыкает после нескольких занятий. В дальнейшем работу на корде может проводить один человек.


 

В этом случае тренер в одной руке держит корду, а в другой ее конец и бич. Поднимая бич вверх или легко посылая им лошадь вперед, поддерживают необходимый темп движения на том или ином аллюре.


 

При работе на корде необходимо легкими движениями руки воздействовать на трензель, что приучает лошадь к дальнейшему применению поводьев.


 

Через 2—3 дня после того, как жеребенок спокойно бегает на корде, на него в деннике надевают небольшой потник и прикрепляют его к спине трочком (специальным ремнем). Это делают обязательно два человека, один из которых держит жеребенка под уздцы. Надевают потник и затягивают трочок с левой стороны.

Вначале ремень трочка сильно не затягивают, но когда жеребенок освоится с этим снаряжением, его подтягивают на 5—6 см (одна-две дырочки).


 

Жеребенка выводят из денника и несколько минут водят по проходу конюшни, в закрытом или открытом манеже, вдоль глухой стены, которая не позволит ему броситься в сторону. Второй человек с бичом идет сзади на расстоянии трех-четырех метров и при попытке жеребенка осаживать легкими ударами бича высылает его вперед. Когда жеребенок спокойно идет в поводу, его прогоняют 15—20 мин на корде. Время от времени проверяют крепление потника и при необходимости подтягивают ремень трочка.


 

Через 2—3 дня жеребенок полностью осваивается с потником, и приступают к надеванию седла. При этом у седла отстегивают путлища и стремена.


 

Первое надевание седла на жеребенка обязательно должны делать три человека. Обычно это тренер и два его помощника. Один держит жеребенка под уздцы, не давая ему осаживать или бросаться вперед, другой с левой стороны спокойно надевает седло, а третий помогает ему и подает с правой стороны под животом жеребенка подпруги. Сначала подпруги сильно не затягивают, а дают жеребенку освоиться с этим снаряжением, легко похлопывая его по шее и ласково успокаивая.


 

Если денник достаточно большой, то можно одну-две минуты поводить жеребенка в нем, а потом несколько подтянуть подпруги. Затем жеребенка выводят и несколько минут ведут в поводу и, как в предшествующие дни, делают прогонку на корде.


 

После того как жеребенок без сопротивления дает себя подседлать и спокойно бегает на корде, приступают к обучению движения под всадником. Сначала лучше на несколько минут подсадить легкого всадника в седло, когда жеребенок находится в деннике. Всадник встает рядом с ним, держась левой рукой за холку, а правой за седло, сгибает левую ногу в колене и помощник, подхватив ее правой рукой (ладонью и предплечьем), приподнимает ездока, который переносит правую ногу через круп и спокойно садится в седло.


 

Как только жеребенок освоится с всадником, его выводят из конюшни. Лучше всадника подсадить в седло после прогонки жеребенка на корде, что более безопасно, чем в деннике.


 

Следует учесть, что рот жеребенка очень чувствителен к резким воздействиям трензельного железа. Поэтому, чтобы не причинять боли резким воздействием повода, необходимо пользоваться специальным шейным ремнем, какой обычно используют для фиксации мартингала.


 

Всадник берет поводья в руки вместе с шейным ремнем таким образом, чтобы повод был свободен. В случае резкого скачка жеребенка или броска в сторону шейный ремень не позволит дернуть за повод, то есть обезопасит рот жеребенка от боли, а всаднику поможет сохранить равновесие. Стремена должны быть обычной длины, что позволяет всаднику крепче сидеть в седле.


 

После того как жеребенок привыкнет спокойно двигаться с всадником в поводу и на корде, приступают к обучению свободного движения в группе. Для этого берут спокойную лошадь старшего возраста, на которой впереди едет всадник. Жеребят с всадниками помощники ведут в поводу (на лейце) на расстоянии трех-четырех метров друг от друга. Всадники держат повод в обеих руках вместе с шейным ремнем.

Обучение движению группой надо начинать в закрытом или открытом манеже или небольшом паддоке. Как только жеребята свободно и спокойно пойдут в поводу в группе, помощник сначала освобождает лейцу, а затем отстегивает ее. Молодняк 1—2 дня двигается только шагом по 15—25 мин, а потом включают движение рысью до 3—5 мин.


 

Через 3—4 занятия жеребята осваиваются с этим упражнением, и можно приступать к работе на открытой местности или тренировочном кругу. Впереди также должен ехать всадник на спокойной лошади, а жеребят с всадниками некоторое время ведут помощники. Если жеребята идут спокойно, то помощники отстегивают лейцы. Всадник на жеребенке и в этом случае должен ехать со свободным поводом, держа его обеими руками вместе с шейным ремнем. Следует отметить, что применение шейного ремня при заездке молодняка является обязательным условием в странах с развитым верховым коневодством — Англии, Франции, ФРГ, Польше и т. д. В нашей стране этим методическим приемом при заездке молодняка пользуются лишь отдельные тренеры. Наиболее широко использовал шейный ремень известный жокей и тренер Н. М. Лаке.


 

С выходом на открытую местность или на тренировочный круг увеличивается количество внешних раздражителей, поэтому жеребята первое время часто нервничают, бросаются в сторону и прочее. Всадник должен голосом, легким похлопыванием по шее успокаивать жеребенка, но при этом ни в коем случае не действовать грубо и резко поводом.


 

Мягкий или даже свободный повод в этот период — залог того, что лошадь не будет «таскать» в будущем.


 

Пройдя 15—20 мин шагом, головной переходит на рысь, а за ним поднимают на рысь и жеребят. Переход с шага на рысь должен проводиться очень спокойно, без резких движений всадников.


 

Обычно через 10—12 дней жеребята хорошо осваиваются с движением группой по открытой местности или на тренировочном кругу, и можно поднимать их на галоп. Следует учесть, что и подъем на галоп делают со свободным поводом, который держат вместе с шейным ремнем. Всадники при подъеме в галоп должны глубоко сидеть в седле. Если жеребенок начинает «играть», то есть прыгать вверх или в сторону или вскидывать задними ногами, то всадник и в этом случае должен спокойно сидеть в седле и не действовать резко поводом. Жеребята обычно быстро успокаиваются и охотно двигаются относительно тихим галопом (кентером) за головным всадником.


 

Через несколько занятий жеребята осваивают и это упражнение, и можно переходить к целенаправленным тренировкам.


 

Таким образом, на полную заездку молодняка уходит около полутора-двух месяцев. Вместе с тем следует отметить, что в тех хозяйствах, где хорошо налажено воспитание молодняка и ласково обращаются с жеребятами, они становятся очень послушными и срок их заездки может быть сокращен до трех-четырех недель. Правда, некоторые тренеры стараются провести заездку в более короткие сроки, используя при этом относительно жесткие методы обращения с жеребенком.


 

Однако следует отметить, что в этом случае лошади становятся пугливы, плохо управляются, часто начинают «таскать» на дорожке ипподрома и т. д. Некоторые же из них настолько озлобляются, что с ними трудно справляться и в деннике при чистке и уборке навоза.


 

ТРЕНИНГ ДВУХЛЕТНИХ ЛОШАДЕЙ


 

Приступая к планомерным тренировкам полуторалетнего жеребенка, следует помнить, что требуется определенное время на то, чтобы у него все движения на рыси и галопе были строго скоординированы и чтобы он четко отзывался на воздействие средств управления. Поэтому после того как жеребенка заездили и он относительно спокойно движется всеми аллюрами, на некоторое время (3—4 недели) прекращают работу на кентере. В это время проводят элементарную выездку лошади.


 

В дальнейшем серьезное внимание обращают на развитие двигательных качеств, совершенствование двигательных навыков, расширение функциональных возможностей физиологических систем молодой лошади, используя все аллюры.

Приводим примерный план тренинга лошадей этого возраста в подготовительном периоде, который охватывает время года с октября по май и делится на три этапа с разными задачами.


 

  1. этап — октябрь — январь. Основные задачи — развитие координационных способностей, совершенствование двигательных навыков и реакции на средства управления.


     

    Ежедневные тренировочные нагрузки (один день в неделю, обычно в воскресенье, лошадям предоставляют полный отдых) следующие.


     

    image


     

    В конце декабря — начале января для отдельных лошадей при благоприятной погоде и хорошей дорожке делают 1—2 резвых «кончика» размашкой от 150 до 250 м.


     

  2. этап — февраль — март. Основные задачи — развитие у лошадей силовых качеств и общей выносливости, укрепление мышечного аппарата и совершенствование деятельности физиологических систем, подготовка организма к более продолжительной и интенсивной работе.


     

    Ежедневные тренировочные нагрузки следующие.


     

    image


     

    В феврале, если позволяют погода и условия дорожки, проводят 2—3 размашки или резвые «кончики» до 200—250 м. В марте размашки и резвые «кончики» должны приобрести более систематический характер.


     

  3. этап — апрель — май. Основные задачи — развитие скоростных качеств и специальной выносливости.


 

 


 

Раз в неделю в это время проводят размашки и резвые галопы до 500—1000 м.


 

Основной, или соревновательный, период (май — сентябрь). В период ипподромных испытаний объем нагрузки на рыси должен быть не менее 2—2,5 км (10—12 мин), а на кентере 1500—2000 м.

Последнюю резвую работу перед призом на лошадях этого возраста целесообразнее делать не накануне, а за день до старта. Это позволит молодой лошади полностью восстановить силы после интенсивной тренировки. Допускают резвый галоп и накануне старта, но в этом случае дистанция его не должна превышать 500 м.


 

После приза двухлетней лошади предоставляют активный отдых (шаговая проводка, моцион в леваде или паддоке) на 2—3 дня, а затем 3—4 дня проводят легкие тренировки (работа на шагу и рыси). Правилами испытаний предусмотрено среднее число выступлений для двухлетней лошади — полтора раза в месяц.

Поэтому пауза между стартами должна быть не менее двух недель.


 

Переходный период. По окончании скакового сезона лошадей обычно отправляют в свои хозяйства, где им нужно предоставить активный отдых. Очень хорошо, если есть возможность выпускать лошадь в леваду или паддок на 2—3 ч. Это лучший вид активного отдыха для животного. При отсутствии такой возможности необходимо ежедневно делать шаговую проводку под седлом до 1—1,5 ч.


 

Если тренотделение остается на ипподроме, то также в течение указанного времени должна быть организована шаговая проводка.


 

В настоящее время для рысаков широко используют механические водилки, а при работе со скаковыми лошадьми этот технологический прием в нашей стране еще мало применяют. Интересен в этом отношении опыт Варшавского ипподрома, где имеются водилки оригинальной конструкции, используемые для верховых лошадей. Таким образом, в период активного отдыха шаговая проводка лошадей может быть организована под всадниками или на водилках.


 

Через 1 — 1,5 месяца активного отдыха можно приступать к подготовке лошади для выступлений в трехлетнем возрасте.


 

ТРЕНИНГ ТРЕХЛЕТНИХ ЛОШАДЕЙ


 

В процессе предшествующего периода подготовки и испытаний выявляют характер поведения лошади на тренировках и в скачках, ее физиологические возможности переносить нагрузки при тренировках и на соревнованиях, способность к стартовым и финишным спур-там и другие индивидуальные особенности.


 

Тренер должен учитывать выявленные характеристики лошадей при планировании нового годового цикла подготовки к дальнейшим испытаниям. Прежде чем приступить к планомерному тренингу, необходимо, чтоб ветеринарный врач провел клиническое обследование лошадей и дал оценку состояния их сердечно- сосудистой, дыхательной, пищеварительной систем и двигательного аппарата. При необходимости назначаются профилактические и лечебные мероприятия. На основании результатов ветеринарного обследования, данных общего состояния лошадей (упитанность и прочее) тренер составляет общий план тренинга в подготовительном периоде.


 

Подготовительный период (октябрь — май) имеет три этапа с определенными задачами.


 

1-й этап — октябрь—январь. Основные задачи — развитие у лошадей силовых качеств и общей выносливости, укрепление мышечного и сухожильно-связочного аппарата.


 

Это достигается прежде всего движением по пересеченной местности с включением участков на подъеме, по пахоте, по глубокому снегу. Основные аллюры в этом периоде подготовки — шаг и рысь.


 

Ежедневные тренировочные нагрузки следующие.


 

 


 

В середине или в конце января трехлетних лошадей поднимают на кентер. При этом значительно сокращают работу на рыси. Некоторые тренеры поднимают лошадей этого возраста на кентер в конце

декабря или в начале января. Это, как правило, зависит от погодных условий, состояния дорожки, так как нередко позже приходится вновь на некоторое время прекращать работу на кентере. Однако следует помнить, что в целом работа только на рыси на первом этапе подготовительного периода должна проводиться не менее 2,5—3 месяцев.


 

II этап — февраль—март. На этом этапе основная задача — дальнейшее развитие силовых качеств и общей выносливости, но главное — подготовка организма лошади к более интенсивным нагрузкам.


 

Ежедневные тренировочные нагрузки следующие.


 

 


 

В марте следует проводить 1—2 раза в неделю резвые «кончики» на 300—400 м и легкие размашки. В южных районах страны в конце месяца можно провести 1—2 резвых галопа на дистанцию до 500 м.


 

/// этап — апрель — май. Главная задача — развитие скоростных качеств и специальной выносливости. Ежедневные тренировочные нагрузки следующие.

 


 

В апреле 1—2 раза в неделю проводят размашки и резвые галопы на 500—1000 м.


 

Перед началом скакового сезона для отдельных лошадей, кроме обычных резвых работ, могут быть проведены одна-две интервальные тренировки.


 

Основной, или соревновательный, период (май — сентябрь). В этом периоде объем ежедневной нагрузки на рыси должен быть не менее 2,5—3 км, а на кентере 2—3 км. Следует учесть, что правилами испытаний предусмотрено для трехлеток в среднем два выступления в месяц, поэтому надо так планировать тренировки, чтобы после дней интенсивных нагрузок лошадям предоставлять активный отдых на 3—5 дней.


 

Обычно дистанция резвых галопов для трехлетних лошадей колеблется от 1000 до 2000 м, но в начале сезона нередко проводят интенсивную нагрузку и на 500 м. На эту же дистанцию некоторые тренеры проводят резвый галоп для поддержания спортивной формы лошадей и на других этапах периода соревнований. Кроме того, резвый галоп на относительно короткую дистанцию можно без опасений давать

2—3 дня подряд. Этим приемом, позволяющим значительно интенсифицировать общую подготовку лошади к отдельным призам, часто пользуется тренер международной категории Н. Н. Насибов.


 

Для развития скорости и скоростной выносливости у лошадей в этом периоде необходимо сочетание резвых работ на относительно длинные дистанции (1500—2000 м) и интенсивных нагрузок интервального характера. Учитывая это, интервальные тренировки наиболее целесообразно проводить после двух-трех выступлений лошадей в скачках. Во второй половине скакового сезона почти все скоростные нагрузки можно выполнять путем интервальных тренировок. При планировании тренировочного процесса в период выступлений необходимо предоставлять лошадям активный отдых после каждой скачки.


 

Примерная схема интервального тренинга трехлетней скаковой лошади между двумя выступлениями следующая.


 

1—3-й день после скачки на приз — шаговая проводка; 4—6-й день — тренировка на шагу и рыси;

7—8-й день — тренировка на шагу, рыси и кентере;


 

9-й день—интервальная тренировка: резвый прием (250—300 м); кентер (1200 м); резвый галоп (400 м); 10—11-й день—работа на шагу, рыси и кентере;

  1. -й день—интервальная тренировка: резвый прием (250—300 м); кентер (1200 м); резвый галоп (400 м); рысь и шаг (3—4 мин); резвый галоп (400 м); рысь и шаг (3—4 мин); резвый галоп (400 м);


     

  2. -й день —шаговая работа;


     

  3. -й день — выступление на приз.


 

Возможны и другие варианты. Вот как тренировал А. П. Белозеров, тренер международной категории, некоторых лошадей в 1976 г. Трехлетний жеребец Талас (Прогноз—Талия) первую интервальную тренировку имел 15 июня по простой схеме: резвый галоп (500 м за 29,5 с), рысь и шаг (4 мин), резвый галоп (500 м за 30,0 с). 25 июня его тренировали следующим образом: резвый галоп (370 м за 22,5 с), кентер (1200 м), резвый галоп (370 м за 22,0 с), рысь и шаг (4 мин), резвый галоп (500 м за 30,0 с). 27 июня Талас в скачке на приз Гранита оказался победителем.


 

В течение июля жеребца трижды тренировали интервальным методом. Тренировка 13 июля включала в себя резвый галоп (270 м за 17,0 с), кентер (1200 м), резвый галоп (270 м за 16,5 с), рысь и шаг (4 мин) и резвый галоп (500 м за 30,0 с). 16 июля вновь простая схема: резвый галоп (270 м за 16,5 с), кентер (1200 м) и резвый галоп (500 м за 30,0 с). 27 июля нагрузки на скорость повторяли четырежды: резвый галоп (450 м за 28 с), кентер (1000 м), резвый галоп (450 м за 28 с), рысь и шаг (4 мин), резвый галоп (500 м за 30,5 с), рысь и шаг (5 мин) и в заключение резвый галоп (500 м за 30,5 с). 1 августа жеребец выступал в Большом Всесоюзном призе, где занял четвертое место.


 

Первая интервальная тренировка ровесника Таласа жеребца Ленка (Анилин—Лимфа) состоялась 29 июня за 5 дней до скачки и была более интенсивной: резвый галоп (370 м за 23 с), кентер (1200 м), резвый галоп (370 м за 24,0 с), рысь и шаг (4 мин), резвый галоп (500 м за 31,5 с). Выступая на приз Советско- монгольской дружбы, он занял второе место.


 

13, 16 и 27 июля жеребца тренировали, как Таласа, а 1 августа он стал победителем в призе РСФСР.


 

В сезоне 1977 г. А. П. Белозеров продолжал интервальные тренировки со строгой индивидуальной дозировкой для каждой лошади. Нагрузки в основном давали с двухкратным и трехкратным повторением. На лошадях, прошедших интервальный тренинг (Ленок, Сайшен, Суздаль, Эль, Стоик, Элар), были выиграны такие крупные призы, как приз СССР, Большой Всесоюзный, Прощальный, международные призы городов Софии, Москвы, Варшавы и приз Мира.

При интервальных тренировках рекомендуется лошадь с резвого галопа переводить на движение рысью и шагом, полностью освобождая повод и одновременно приучая ее к какой-либо команде голосом. После перехода на рысь или шаг следует оглаживать лошадь по шее. Если же каждый раз останавливать лошадь сильным натяжением повода, то она быстро может стать трудноуправляемой.


 

Тренер должен тщательно следить за общим состоянием каждой лошади и в случае отказа от корма или при других признаках утомления обращаться к ветеринарному врачу. Если выяснится, что лошадь здорова, то ей надо предоставить активный отдых на 5—6 дней.


 

ТРЕНИНГ ЛОШАДЕЙ СТАРШЕГО ВОЗРАСТА


 

К тренировкам лошадей старшего возраста приступают через 1,5 —2 месяца активного отдыха после ипподромных испытаний в трехлетнем возрасте. Так как эти лошади участвовали в призах на короткие, средние и длинные дистанции (от 1200м до 4000 м), общий план тренировки должен учитывать выявленные в течение предшествующих лет фляйерские или стайерские их способности. Если намечено использовать лошадь на коротких и средних дистанциях (до 2000—2400 м), то ее тренинг практически не отличается от тренинга трехлетних лошадей. Если же лошадь предполагают записать в скачки на более длинную дистанцию, то в подготовительном периоде несколько увеличивают объем тренировок.


 

Как правило, кобыл в возрасте четырех лет и старше в нашей стране почти не испытывают, поэтому ниже приводится общая схема тренинга лишь для жеребцов.


 

Подготовительный период длится обычно с октября по май и делится на три этапа.


 

/ этап — октябрь—январь. Основные задачи — развитие у лошадей силовых качеств и общей выносливости. Тренировку в этом периоде должны по возможности проводить по пересеченной местности, с прохождением участков пахоты и глубокого снега. Основные аллюры подготовки, как и у трехлетних лошадей,— шаг и рысь.


 

Ежедневные тренировочные нагрузки следующие.


 

image


 

Обычно в конце января лошадей старшего возраста поднимают на кентер, сокращая работу на рыси.


 

// этап — февраль — март. На этом этапе, решая задачи по дальнейшему развитию силовых качеств и общей выносливости, проводят подготовку организма лошади к более напряженным нагрузкам как по объему, так и по интенсивности.


 

Ежедневные тренировочные нагрузки следующие.


 

 

Со второй половины февраля не менее двух раз в неделю необходимо проводить работу на кентере в два реприза. При этом если дорожка хорошая, то дистанция может достигать 1800+2200 м. Между репризами кентера лучше двигаться рысью в течение 5—6 мин. Такие тренировки надо проводить и в марте.


 

Работа на кентере в два реприза способствует развитию общей выносливости и создает предпосылки для совершенствования специальной выносливости.


 

Во второй половине марта необходимо вводить резвые «кончики» на 200—250 м, легкие размашки на 500— 1000 м.


 

III этап — апрель — май. Основная задача — развитие скоростных качеств и специальной выносливости. Это достигается проведением 1—2 раза в неделю резвых работ на дистанцию от 500 до 1500 м.


 

Ежедневные тренировочные нагрузки следующие.


 

 


 

В мае дистанция резвого галопа может быть увеличена до 1500 м. В течение последних 12—15 тренировочных дней перед первой скачкой могут быть проведены одна-две интервальные тренировки — три-четыре повторения резвого галопа на дистанцию 300—400 м.


 

Период соревнований — май — сентябрь. При планировании тренинга на период соревнований следует исходить из того, что лошади четырех лет и старше выступают в основном на средние и длинные дистанции (2000—4000 м). Правда, правилами испытаний предусмотрено несколько спринтерских дистанций (1200—1400 м), в которых наряду с трехлетками могут выступать лошади и более старшего возраста.


 

Лошадей старшего возраста с выраженными фляйерскими способностями не следует записывать в скачки на дистанции более 2000 м, а поэтому их тренинг по общему объему и интенсивности нагрузок мало отличается от характера тренировок с лошадьми трехлетнего возраста. Можно лишь на 1—2 дня сократить сроки активного отдыха после выступления на приз, так как процессы восстановления организма лошадей старшего возраста имеют более выраженный характер.


 

Для лошадей, намечаемых для участия в призах на дистанцию от 3000 до 4000 м, общий объем тренировочной работы в этом периоде, главным образом на рыси и кентере, должен быть на 15—20% выше. Практически это означает, что лошади данной группы должны иметь ежедневную нагрузку на рыси до 15—20 мин, на кентере до 3,5—4 км, а дистанция размашек и галопов может достигать 2000— 2400 м. Однако в начале скакового сезона дистанция резвых галопов обычно бывает 1000—1600 м.


 

Эффективен для лошадей старшего возраста и интервальный тренинг, который по существу не отличается от подобных работ, применяемых для трехлетних лошадей. Может быть лишь несколько увеличена (на 50

—100 м) дистанция резвых отрезков. Число же повторений резвого галопа на этих отрезках, как правило, остается прежним, то есть не более 3—5 раз в одну тренировку.


 

ОСОБЕННОСТИ ТРЕНИНГА ЛОШАДЕЙ ПОЛУКРОВНЫХ И АБОРИГЕННЫХ ПОРОД

Следует отметить, что каждая верховая порода лошадей создавалась под влиянием региональных географических и климатических условий и местных особенностей в технологии их выращивания, содержания и тренинга.


 

Так, ахалтекинская порода лошадей, обладая высокой общей выносливостью, имеет относительно невысокий уровень скоростной выносливости, кабардинская порода и ее помеси с чистокровной верховой, не имея высокой скорости, способны проявить высокую общую выносливость.


 

Исходя из этого тренинг лошадей каждой породы имеет некоторые особенности. Например, для ахалтекинской лошади более приемлема скоростная тренировка в виде интервальных нагрузок, чем резвый галоп на 2000 м.


 

Для помесей (донская, кабардинская, киргизская породы с чистокровной верховой), а также для буденновской, кустанайской и новокиргизской пород целесообразно в подготовительном периоде, особенно для лошадей в возрасте трех лет и старше, иметь объем нагрузки на 10—15% выше, чем для чистокровных лошадей. В целях увеличения интенсивности работы для таких лошадей целесообразно резвые галопы в конце подготовительного периода проводить по более тяжелому грунту (неглубокая пахота) или на подъеме с уклоном 10—15°.


 

Для лошадей ряда пород можно с успехом использовать комбинированный тренинг, то есть под верхом и в упряжи, разработанный в начале 50-х годов Г. Г. Карлсеном и А. Б. Воейковым.


 

Сущность этого тренинга заключается в том, что молодняк заезжают как под седло, так и в упряжь. Тренировка под седлом и в упряжи чередуется через 1—2 дня. Тренировку в упряжи проводят с силой тяги 20 кг (масса повозки с грузом и ездоком около 400 кг). При этом 1 км на шагу преодолевают не менее чем за 10 мин, на троте за 4—5 мин и на более резвой рыси (размашка) за 3—3,5 мин.


 

Разработанная вышеназванными авторами схема упряжного тренинга предусматривает постепенное повышение силы тяги до 60— 90 кг и более. С повышенной силой тяги проводится не более двух тренировок в неделю.


 

Было установлено, что лошади, проходившие верхово-упряжной тренинг, к 3,5 годам имеют несколько большие приросты высоты в холке, обхвата груди и особенно пясти, чем лошади, которых тренировали только под седлом. В результате испытаний лошадей под седлом и в упряжи выявили, что отдельные лошади, оказавшиеся наиболее резвыми в скачках, проявили высокую работоспособность и в упряжных испытаниях, хотя общей закономерности в этом направлении не обнаружили.


 

СРЕДСТВА УПРАВЛЕНИЯ И ПОСАДКА


 

Любая форма верховой езды состоит в побуждении лошади к выполнению определенных заданий. При этом необходимо держать лошадь под контролем, управлять ею, то есть поворачивать, останавливать, держать в равновесии и регулировать темп движения. В этом отношении скачка не является исключением, так как методы, необходимые для достижения лошадью лучших результатов в скачке, в своей основе такие же, как и в каждом виде езды. Они отличаются лишь некоторой модификацией и степенью применения.


 

Основными средствами управления лошадью являются трензель с поводом, действия шенкелем сидящего на ней всадника и использование им хлыста. Немаловажное значение имеет и посадка ездока, позволяющая, с одной стороны, изменять общий для лошади и всадника центр тяжести, а с другой — влиять на степень использования шенкеля.


 

Долгое время широко использовали в скачках так называемую английскую посадку на длинных стременах. При этом всадник сидел в центре седла, пользовался длинным поводом, его спина была прямой, колени плотно прижаты к боку лошади, шенкеля свободно свисали. Такая посадка позволяла легче пользоваться шенкелем, лучше контролировать действия лошади и крепче сидеть в седле. Однако она имела и серьезные недостатки: сильное сопротивление воздуха и невозможность изменения общего центра тяжести.


 

В начале XX века на ипподромах получила распространение так называемая американская посадка с сильно укороченными стременами. В основу нового стиля езды были положены следующие принципы:

уменьшение сопротивления воздуха, перенос массы всадника вперед и освобождение тазовых конечностей лошади. Однако езда со сверхкороткими стременами имела и свои недостатки: всаднику труднее удержаться в седле, действие шенкелей — одного из главных компонентов посыла — сводится на нет, так как при занимаемом положении их подвижность значительно ограничена. Поэтому всадник при такой посадке для посыла лошади использует только руки, движение корпуса и хлыст.


 

Во Франции несколько позже появился свой стиль — нечто среднее между английской и американской школой. Очень короткие стремена, у жокея прямая спина, отличное равновесие и хороший контакт с лошадью. Налицо сочетание обтекаемой формы всадника с возможностью смотреть вперед. Несмотря на короткие стремена, все же возможно, хотя и ограниченно, применение шенкеля. В настоящее время такая посадка получила распространение в европейских странах.


 

Следует помнить, что короткие стремена лучше использовать в спринтерских скачках. Участвуя в скачке на длинные дистанции, желательно на 5—6 см (две дырочки) удлинить путлища. На практике жокеи большей частью едут с одинаковыми стременами в скачках как на короткие, так и на длинные дистанции.


 

На тренировках, когда лошадь движется шагом, рысью и кентером, следует пользоваться стременами умеренной длины. Если же в конце тренировки предстоит резвый галоп, то перед ним стремена укорачивают.


 

Длина стремян должна также соответствовать индивидуальным особенностям лошади, включая ее нрав и темперамент. Если лошадь склонна «играть», бросаясь в сторону, сильно вскидывая задними ногами или пытаясь встать на дыбы, лучше начинать тренировку с относительно длинными стременами. Затем их можно и укоротить. Нельзя ездить со стременами одной и той же длины, оставляя без внимания особенности лошадей и характер тренировочной работы.


 

Важное значение при управлении лошадью как на тренировке, так и в скачке имеет длина повода. Если лошадь была правильно обучена езде под всадником, то она чутко воспринимает его действия при относительно длинном поводе. В настоящее время очень многие наши жокеи и другие ездоки пользуются очень коротким поводом, взятым в перемычку. При этом во время движения галопом нос лошади находится по отвесу, а иногда даже подтянут к груди. Такое положение головы не только мешает нормальному дыханию лошади, так как уменьшается прогнет воздушных путей, но и сокращает мах ее движения.

Всадник должен прилагать много усилий, удерживая лошадь на протяжении всей езды галопом и особенно при остановках. Лошадь при этом сильно упирается в трензель, и чувствительность ее рта на действия всадника значительно снижается.


 

Преимущество длинного повода заключается прежде всего в том, что всадник, имея легкий контакт со ртом лошади, отзывая или поигрывая трензелем, может правильно ее выездить, и она будет легко выполнять его требования. При движении же галопом длинный повод не нарушает деятельность дыхательной системы лошади и не мешает движению.


 

На легкие действия всадника поводом лошадь «отыгрывает», или «отжевывает» ртом. При этом чем сильнее она «отыгрывает», тем легче ее удержать в подчинении. Но это взаимопонимание между всадником и лошадью может нарушиться, если все сильнее и сильнее давить на трензель. Малоопытный всадник всегда старается силой сдержать лошадь, если она, двигаясь кентером, постепенно ускоряет темп. Очень часто это оканчивается тем, что лошадь «подхватывает на унос», как говорят, начинает «таскать». Опытный всадник в этю случаях прекращает давление на трензель, отдает повод, и лошадь через некоторое время успокаивается. Наиболее надежный cпocoб на тренировках удержать лошадь на тихом кентере — это езда сидя в седле с длинными стременами и с длинным поводом.


 

Известно, что лошади никогда не таскают, если всадник едет без седла, так как он не может упереться в стремена, а следовательно, не может сильно давить на трензель.


 

Для поддержания легкого контакта между ртом лошади и рукой всадника во время тренировок можно пользоваться шейным ремнем, слегка придерживаясь за него вместе с поводом.


 

Особое значение имеет длина повода на старте и во время скачки. Обычно лошадь спокойна на старте, если всадник пользуется сравнительно длинным поводом. Опытный жокей без труда может принять старт с

длинным поводом, а в первый же момент скачки укоротить его до нужной длины. Но часто жокеи уже перед стартом берут повод надлежащей длины и в течение скачки ее не меняют. Важно помнить, чтобы повод не был слишком коротким и позволял сохранять нужный контакт всадника со ртом лошади.


 

Если у лошади, как говорят, «тугой рот», то это следствие жесткой руки всадника, принимавшего участие в ее заездке, или постоянно ездившего на ней. Опытный всадник всегда может найти относительно мягкий контакт с лошадью, без излишней с ней борьбы. В этом случае говорят, что у жокея мягкая рука. Такую руку имели широко известные наши жокеи — Ян Груда, Николай Лаке, Николай Насибов, которых практически не таскала ни одна лошадь, какого бы характера или темперамента они ни были.


 

Надежная посадка, равновесие и мягкая рука всегда взаимосвязаны. Пока жокей не овладеет первыми двумя качествами, он не сможет приобрести третье, а будет цепляться за повод, чтобы себя удержать в седле. При этом он резко и неравномерно давит на рот лошади, так что вскоре у нее будет «тугой рот» или она будет подставлять челюсть.


 

Известно, что хорошо выезженная лошадь воспринимает уже легкий посыл всадника, то есть давление шенкелей.


 

Лошадь, имеющая «тугой рот», как правило, плохо управляется, слабо воспринимает посыл и нельзя от нее ожидать больших успехов в скачке. Поэтому на тренировках следует обращать внимание не только на выполнение запланированного объема и интесивности физической работы, но и на выездку лошади. Для этого тренер и ездок должны быть хорошо знакомы с основами общей выездки лошади.


 

В работе со скаковыми лошадьми часто используют хлыст. В физиологическом и тренерском плане особый интерес представляют вопросы как мгновенного действия, так и остающегося последействия на организм лошади, оказываемого применением болевых раздражителей и определяющих цель их использования: наказание, воспитание, поощрение и управление.


 

В практике скакового дела еще злоупотребляют применением болевых раздражителей. Действия поводом и хлыстом вместо сигнального и мягко принуждающего средства приобретают подчас характер сильных болевых раздражителей, врывающихся в деятельность центральной нервной системы лошади в качестве фактора, резко разрушающего согласование жизненных функций и координацию движений. Болевые раздражители нервнорефлекторным путем мгновенно включают общие механизмы защитно- приспособительных реакций и таким образом затрагивают весь организм. Даже кратковременные болевые раздражения значительно меняют рефлекторную деятельность спинного мозга, условнорефлекторную деятельность больших полушарий головного мозга и, что выступает наиболее отчетливо, деятельность вегетативной нервной системы. Из вегетативных компонентов реакция на боль наиболее остро проявляется в характере дыхания животного. Тренер и ездок должны знать, что сильный болевой раздражитель — острый способ воздействия на нервную систему лошади. В одних случаях он бывает полезным и даже необходимым, в других — категорически недопустимым. Это зависит, в первую очередь, от свойств нервной системы лошади, а также целесообразности и момента действия сильного болевого раздражителя.


 

Каждое воздействие на лошадь поводом, шенкелем и т. д. по существу неоднородно. Оно служит раздражителем и тактильных, и болевых рецепторов. Причем в зависимости от силы раздражителя меняется мера возбуждения тактильной и болевой рецепции и соответственно меняется физиологическая сущность данного воздействия. При разной степени воздействия трензеля — от очень мягкого, почти неощутимого, до сильнейшего, травмирующего ротовую полость,— в центральную нервную систему лошади идут различные по своему значению импульсы. Легкое давление трензеля или шенкеля, не достигающего порога болевой чувствительности, воспринимается лошадью как тактильный (осязательный) раздражитель. В тех случаях, когда определенный тактильный раздражитель систематически применяется в подходящий момент и в соответствующем сочетании с другими раздражителями, он приобретает для нервной системы лошади значение условнорефлекторного сигнала. Будучи сигналом прочно закрепленного условного рефлекса, легкий тактильный раздражитель оказывает на нервную систему необходимое специфическое воздействие, достаточное для четкого управления лошадью. Несколько более сильное давление трензеля или шенкеля наряду с тактильным раздражением оказывает и незначительное болевое воздействие.


 

 


 

Осциллограммы дыхания и движения жеребца Теодолита при применении хлыста. I — дыхание, II — движение.


 

Эта легкая боль по существу тоже является сигнальной, как бы предупреждая нервную систему лошади о необходимости подчинения, и этим усиливает действие тактильного сигнала.


 

Эти два воздействия не сказываются отрицательно на течении нервных процессов лошади, не нарушают синхронизации ритмов дыхания и движения, не препятствуют координированной деятельности всех систем организма в оптимальном для него режиме. Поэтому следует в процессе тренинга лошади ограничиваться именно такими воздействиями.


 

Но бывают случаи, когда только сильный болевой раздражитель способен прекратить какое-либо нежелательное действие лошади или воспрепятствовать проявлению какой-либо вредной ее привычки. При этом можно пользоваться хлыстом как средством воспитания и наказания. Но, пользуясь, когда это необходимо, сильными болевыми воздействиями, нельзя преследовать лошадь болью. Следует постоянно помнить, что глубоко дисциплинирующее воздействие на нервную систему лошади оказывает не боль, а, наоборот, незамедлительное прекращение действия болевого раздражителя в ответ на соответствующую положительную реакцию со стороны лошади. Применение сильного болевого воздействия тогда достигает своей положительной цели, когда лошадь, стремясь избавиться от боли, начинает вести себя так, как этого требует всадник, а всадник в ответ на это прекращает действие болевого раздражителя. При этом достигается эффект, необходимый в данную минуту, а главное, у лошади отрабатывается навык абсолютного послушания.


 

Сильный болевой раздражитель не должен являться повседневным, обычным средством управления лошадью. Его применение может быть оправдано лишь необходимостью отработки у лошади соответствующего условного рефлекса.


 

Особо важное значение имеет умелое и правильное применение хлыста во время скачки.


 

Работоспособность скаковой лошади в определяющей степени зависит от обеспеченности ее организма кислородом. Поэтому весь тренинг следует строить вокруг развития у лошади функциональной системы дыхания и движения и отработки условнорефлекторных навыков, способствующих ее деятельности.


 

Сильные болевые раздражители, применяемые при интенсивной мышечной нагрузке, тормозят деятельность функциональной системы дыхания и движения и таким образом доводят состояние развивающейся двигательной гипоксии до критической степени, и лошадь не может продолжать движение с высокой скоростью.


 

В результате многочисленных исследований авторов установлено, что резкая боль от хлыста во время выполнения мышечной работы вызывает мгновенную задержку дыхания. Из работ А. А. Яковлева известно, что чистокровные лошади двух и трех лет имеют на 1000 м от 147 до 165 скачков, в среднем около 155

скачков. Учитывая данные о синхронности ритмов дыхания и движения на этом аллюре (1 : 1), у лошади такое же количество дыхательных циклов.


 

По данным Г. Г. Карлсена, величина легочной вентиляции в скачке на 1000 м может составить около 2500 л при емкости каждого вдоха около 15—16 л. При этом потребление кислорода на данной дистанции равно приблизительно 100 л.


 

К примеру, на последних ста метрах дистанции лошадь, совершая 15—16 вдохов, должна получить не менее 9—12 л кислорода. На финишной прямой, когда борьба обостряется до предела, сильный удар хлыстом, вызывающий мгновенную задержку дыхания, лишает организм лошади 0,6—0,8 л крайне необходимого в этих условиях кислорода. Необоснованное применение хлыста в скачке наносит непоправимый вред, за которым часто следует проигрыш. Первое условие применения хлыста в скачке: никогда не бить лошадь жестоко. Жокей должен помнить, что прежде чем ударить лошадь в скачке, нужно просто показать хлыст, взмахнув им одновременно с парой темпов галопа. Выезженная лошадь, как правило, усиливает темп на такое предупреждение. Если лошадь ударили, то хлыст должен попадать сзади колена ездока. Необходимо наносить удар в момент, когда все ноги лошади поджаты, чтобы они после удара максимально распрямились и вытянулись. Если лошадь ответила положительно на первое применение хлыста, необходимо только показать его без дальнейших ударов. Вообще за несколько десятков метров до финиша езда в посыле более эффективна, чем с применением хлыста. Это очень хорошо знают опытные жокеи, которые всегда на финише больше надеются на свой посыл, чем на болевой раздражитель.


 

Следует отметить, что как на тренировке, так и в скачке должны применяться к лошади в принципе одинаковые методы управления. И в том, и в другом случае лошадь должна идти галопом спокойно и свободно, в равномерном темпе. При остановке постепенно притормаживают, а не совершают ее резко.


 

Это необходимо, с одной стороны, для лучшего обеспечения восстановительных процессов, а с другой — чтобы не нарушать координацию движения, так как это может привести к падению лошади. После резвого галопа или скачки ездок должен пройти тихим кенте-ром не менее 200—250 м. При этом у лошади значительно снижаются частота сердечных сокращений и объем легочной вентиляции, однако на полное восстановление функций уходит несколько часов. Если на лошадь для проведения тренировки или выступления в скачке садится другой всадник, он должен узнать у тренера ее особенности поведения при применении тех или иных средств управления. Сев на лошадь, всадник может на шагу ознакомиться с реакцией лошади на воздействие шенкелей и повода, легко посылая ее вперед и «отзывая» поводом.

Опытный ездок, как правило, быстро правильно оценивает характер поведения лошади и ее реакцию на различные воздействия и к моменту старта может избрать наиболее рациональные методы и средства управления. Во время скачки жокею необходимо сохранить свою первоначальную посадку, не раскачиваться корпусом, что бывает при неумелом пользовании хлыстом. Всякое резкое колебание корпуса всадника приводит к перемещению общего центра тяжести и нарушению правильного движения лошади.


 

Победа обычно достается жокею, обладающему безукоризненной рациональной посадкой при умелом применении средств управления и посыла.


 

ГЛАВА IV


 

ОСНОВЫ ПОДГОТОВКИ ЛОШАДЕЙ


 

К БАРЬЕРНЫМ СКАЧКАМ И СТИПЛЬ-ЧЕЗАМ


 

Скачки с препятствиями, или стипль-чез,— особый вид конного спорта, где победа достается всаднику, имеющему не только резвую лошадь, но и еще умеющую на огромной скорости хорошо прыгать. При этом часто, когда всадники большой группой подходят к препятствию, для лошадей, идущих во второй или третьей шеренге, крайне ограничен обзор, препятствия порой перед ними возникают неожиданно, и остаются лишь сотые доли секунды для подготовки к прыжку. В такой ситуации нередко случаются ошибки, ведущие к падениям. Кроме того, сами препятствия могут таить опасность, особенно те, которые сочетаются с канавами. Существует несколько типов препятствий. Прежде всего они могут быть в виде изгороди из кустарника различной высоты, нередко выращенного на насыпном земляном валу. При

комбинации с канавой последняя может быть расположена впереди или сзади засеки. Такой тип препятствий встречается на многих ипподромах ФРГ, ГДР, Чехословакии и других европейских стран.


 

В Англии, Франции и Японии вместо живой изгороди стипль-чезные препятствия, как правило, представляют собой засеки из хвороста. Такие препятствия часто обкладывают еловыми ветками и издали они кажутся земляными валами. Если живая изгородь в своей верхней части может легко «прочесываться», то препятствия из хвороста практически «мертвые».


 

Стипль-чезы проводят на многих ипподромах европейских, азиатских и американских стран по специальным зеленым дорожкам, по кругу или с переменой направления по диагонали. Но в Чехословакии, вот уже более ста лет разыгрывается Большой Пардубицкий стипль-чез, дистанция которого 6900 м большей частью проложена по полю, по участкам пахоты и леса.


 

Самый популярный стипль-чез — Большой Ливерпульский, первый розыгрыш которого состоялся в 1837 г. На зеленой дорожке круга длиной 3600 м расположено 16 различных по конфигурации и высоте (до 170 см) очень сложных препятствий, которые, за исключением двух последних, нужно преодолеть дважды.


 

Рекорд трассы Большого Ливерпульского стипль-чеза длиной 7200 м составляет 9 мин 13,2 с, а Большого Пардубицкого — 10 мин 04,9 с.


 

Советские спортсмены с 1955 по 1974 г. 18 раз принимали участие в Большом Пардубицком стипль-чезе и восемь раз выходили в нем победителями. Впервые победу одержал 1957 г. Владимир Федин на чистокровном мерине Эпиграфе 1949 г. р. (Эльбграф — Гассира). Затем в последующие два года на Эпиграфе победу одерживал Владимир Прахов. В 1960—1961 гг. победителем выходил ростовчанин Иван Авдеев на чистокровном жеребце Грифеле 1953 г. р. (Грог II — Фестина). В 1962 г. победу одержал Ростислав Макаров на Гобое 1956 г. р. (Балтик-Барон — Горислава), а в 1964 г. Валентин Горелкин на жеребце Прибое 1957 г. р. (Беж — Паранджа) буденновской породы. В 1967 г. победителем стал Александр Соколов на чистокровном мерине Дрезден 1959 г. р. (Дуглас — Динара).


 

В последующие годы в этом стипль-чезе советские спортсмены выступали нерегулярно и занимали лишь призовые места.


 

Махмуд Токов на жеребце Баритоне 1967г. р. (Рангун—Башня II) украинской породной группы занял в 1974 г. второе место в розыгрыше столетнего юбилея со дня учреждения этого приза, а в 1981 г. также вторым был Хусейн Касаев на девятилетнем Диафе (Акташ — Дереза).


 

Помимо стипль-чезов, во многих странах разыгрываются также барьерные скачки, сущность которых заключается в том, что их проводят по скаковой дорожке. На скаковой дорожке устанавливают однотипные препятствия, как правило, представляющие собой деревянную раму, набитую хворостом,— так называемые херделя. Хер-деля устанавливаются наклонно по ходу скачки, и общая высота обычно не превышает 100— 120 см. В барьерных скачках могут принимать участие лошади лишь по достижении трехлетнего возраста, а в стипль-чезах — четырехлетнего возраста. Однако в некоторых странах есть облегченные трассы стипль- чезов и для трехлетних лошадей.


 

В Большой Пардубицкий и Большой Ливерпульский стипль-чезы допускаются лошади не моложе шести лет.


 

СОВРЕМЕННЫЕ ПРИНЦИПЫ НАПРЫГИВАНИЯ ЛОШАДЕЙ


 

Для достижения того или иного полезного результата в организме спортивной лошади происходит формирование различных функциональных систем. Это могут быть длительно действующие и сохраняющиеся в течение многих лет, как, например, функциональная система дыхания и движения, и экстренно складывающиеся для выполнения какой-либо отдельной задачи, как, например, совершение прыжка через определенное препятствие.


 

Преодоление препятствия — это специфический поведенческий акт требующий напряженной деятельности ведущих физиологических систем организма лошади. Во время прыжка в двигательном аппарате лошади развиваются наиболее мощные биомеханические усилия.

После подхода к препятствию непосредственно перед прыжком лошадь «группируется», то есть принимает позу, которая в максимальной степени способствует совершению сильного толчка и реализации соответствующей траектории полета.


 

Голова лошади, вначале опущенная, резко взмахивает вверх. Отталкиваются передние конечности и устремляются вверх вместе с плечевым поясом. Резко выпрямляются подведенные под корпус задние ноги, отталкиваясь от грунта в направлении вперед — вверх. Фаза толчка — это энергетически взрывной и вместе с тем сложный процесс, в котором принимают участие основные звенья всего двигательного аппарата лошади. Во время толчка масса лошади приобретает тот запас кинетической энергии, за счет которой осуществляются все последующие фазы прыжка.


 

Как только лошадь оторвется от грунта, запасы кинетической энергии только расходуются и не восполняются извне. Поэтому решающее значение имеет их рациональная трата путем точного перераспределения биомеханических усилий.


 

В то время как через препятствие переносится плечевой пояс лошади, ее тазовый пояс находится намного ниже. Продолжение движения по той же траектории бессмысленно и потребовало бы гораздо большей энергии, чем та, которой располагает масса лошади в полете. Плечевой пояс переходит в горизонтальный полет, а затем лошадь резко бросает передние ноги и голову вниз и вперед.


 

Оторвавшаяся от грунта лошадь представляет собой в механическом смысле замкнутую систему, части которой могут получить импульс движения только за счет внутреннего перераспределения усилий и возникновения реактивных ускорений.


 

Не пассивное опускание, а именно активный бросок головы и переднего пояса вниз создает ту дополнительную, направленную вверх реактивную силу, которая необходима корпусу лошади,чтобы поднять до уровня препятствия и перенести через него конечности тазового пояса. Таким образом, центр тяжести лошади нормально расположенный на уровне примерно 130 см от земли, проносится над препятствием всего в 30—40 сантиметрах.


 

Преодоление лошадью препятствия — процесс очень сложный: во-первых, многокомпонентный, во- вторых, цикличный, многофазный. Его организация требует совершенной системы управления с быстродействующей прямой (от центральной нервной системы к мышцам) и обратной (от мышц к центральной нервной системе) связью в качестве основы для целесообразного перехода от одной фазы к следующей.


 

Целесообразное течение всех фаз прыжка как единого поведенческого акта достигается тем, что в момент подхода к препятствию в центральных нервных структурах лошади вырабатывается программа будущих действий, последовательно реализующаяся под контролем центральной нервной системы, которая управляет всеми компонентами двигательного аппарата


 

При подходе к препятствию в центральных нервных структурах создается функциональная система конкретного прыжка, соответствующая характеру препятствия, которое предстоит преодолеть: «засеке»,

«стенке»,«канаве» и т.д. В момент прыжка центральная нервная система лошади реализует программу действий, составленную еще при подходе к препятствию на основании оценки особенностей препятствия, характера грунта, скорости движения и т. д., и всадник, подводя лошадь к препятствию, должен не только стремиться создать удобные условия для толчка, но и обязательно предоставлять нервной системе лошади возможность восприятия и оценки стоящего перед ней препятствия для полноценного формирования функциональной системы соответствующего прыжка.


 

Деятельность функциональной системы базируется на афферентном синтезе, то есть обработке в центральной нервой системе поступающей информации, необходимой для выработки программы прыжка, в которой предусматривается координация многочисленных двигательных элементов предстоящих действий.


 

Важным элементом афферентного синтеза является память, в понятие которой входит совокупность процессов фиксации, хранения и извлечения информации, получаемой нервной системой организма на протяжении его жизни.

Условнорефлекторные связи, являющиеся основой двигательных навыков спортивных лошадей, образуются в высших отделах центральной нервной системы и запечатлеваются сначала в виде краткосрочной (оперативной) памяти, которая затем в течение нескольких часов трансформируется в долговременную.


 

Стабильное воспроизведение вновь образованных двигательных навыков возможно лишь в том случае, если они являются результатом извлечения информации из долговременной памяти. Поэтому становится понятной причина глубоких срывов высшей нервной деятельности, возникающих у лошадей в тех случаях, когда к ним предъявляют жесткие требования немедленной реализации отрабатываемых двигательных навыков. Необходим суточный интервал между выработкой у лошади новых форм трудных двигательных навыков и предъявлением требований их многократного четкого воспроизведения.


 

Развитию двигательных навыков преодоления препятствий способствует создание условий для консолидации функциональной системы прыжка. При этом решающее значение имеет стадия подготовки прыжка, во время которой в центральной нервной системе лошади вырабатывается его программа. Этому способствуют прыжки в шприн-гартене, на корде, мягкое управление лошадью для создания ей хороших условий обзора и свободы действий при подходе к препятствию.


 

Напрыгивание молодых лошадей в течение определенного периода целесообразно проводить с медленных аллюров (шага и рыси), так как при этом увеличивается время на выработку программы прыжка. Кроме этого, прыжки с шага и рыси вырабатывают у лошади силовые качества и рефлекс обязательного толчка независимо от скорости движения. Если же напрыгивание ведут на резвом галопе, как это часто делают при форсированной подготовке к барьерным скачкам, то лошадь быстро осваивает возможность использования инерции, и в дальнейшем возникают трудности при прыжках через более серьезные препятствия.


 

Одна из основных задач прыжковой подготовки лошадей — тренировка их центральной нервной системы в направлении выработки и реализации программы прыжков, соответствующих разным видам препятствий и разным условиям их преодоления. Поэтому напрыгивание молодой лошади следует проводить в максимально разнообразных ситуациях через самые различные, но доступные ей препятствия, меняя не только их расположение, но и окраску. Широкий и пластичный опыт выработки и реализации различных программ прыжков, запечатленный сначала в оперативной, а затем и в долговременной памяти лошади, является необходимым условием выработки навыков правильного решения постепенно усложняющихся прыжковых задач.


 

В каждом прыжке лошади для ее центральной нервной системы всегда присутствует элемент новизны и в той или иной мере — элемент неожиданности — не совсем то препятствие, не всегда так стояло, не полностью однотипный подход к нему и т. д. Отложенный в памяти лошади планомерно накопленный опыт преодоления самых разных препятствий в различных ситуациях смягчает действие неожиданных факторов и позволяет быстрее ориентироваться в каждом конкретном случае, программируя и реализуя оптимальный биомеханический рисунок прыжка.


 

Во время тренировок у лошади складываются определенные пространственные отношения между подвижными частями тела, в выработке которых главную роль играет рефлекторная координация движений, осуществляемая центральной нервной системой посредством тонических рефлексов. Тонические рефлексы — это особые нервные реакции, направленные на усиление или ослабление тонуса. С их помощью формируется поза, сохраняется или восстанавливается равновесие тела, осуществляются сложные движения.


 

Для практики конного спорта большой интерес представляет установленная Р. Магнусом рефлекторная зависимость тонуса мышц конечностей от положения головы и шеи животного относительно туловища. Эти рефлексы представляют собой безусловные связи, имеющиеся у каждого животного при рождении. В течение жизни, и особенно в процессе направленной тренировки, безусловные рефлексы дополняются большим количеством условных, в результате чего координация движений совершенствуется. Чем совершеннее система рефлекторной координации, тем большего эффекта можно достигнуть при выполнении сложных двигательных актов.


 

Все движения различных частей тела лошади в момент прыжка строго координированы и целенаправлены. Для того чтобы яснее представить роль рефлекторной координации движений, целесообразно

проанализировать весь прыжок, условно разбив его на четыре взаимосвязанные фазы: разбег, отталкивание, полет, приземление. Выделение каждой из перечисленных фаз обусловлено прежде всего характером выполняемых движений и спецификой рефлекторной координации.


 

Фаза разбега (подхода). При подходе (разбеге) к препятствию лошадь за 3—4 темпа начинает несколько группироваться. Она, готовясь к прыжку в этой фазе, начинает опускать шею и голову на последнем темпе галопа перед прыжком. Передние конечности лошадь ставит в точку отталкивания, и они принимают на себя всю тяжесть тела. Наиболее ответственный момент этой фазы — опускание головы и шеи вниз, усиливающее последующее рефлекторное воздействие на передние и задние конечности, что способствует эффективности прыжка.


 

Фаза отталкивания. В этой фазе осуществляются отрыв лошади от земли, увеличение скорости и изменение направления полета. Фаза отталкивания состоит попеременно из двух толчков (передних и задних конечностей) и начинается с момента взмаха головой и шеей, опущенных в предшествующей фазе.


 

Взмах головой и шеей с одновременным толчком передних конечностей позволяют лошади приподнять над землей переднюю часть туловища и вызывают сокращение мышц шеи, спины и поясницы, а также сгибание задних конечностей, которые ставятся на след передних или даже несколько ближе к препятствию.

Последующее резкое выпрямление задних конечностей в скакательном и тазобедренном суставах обеспечивает отталкивание и отрыв лошади от земли вверх и вперед. Одновременно с этим лошадь вытягивает вперед шею и голову, и центр тяжести несколько перемещается вперед. В результате сильного толчка тело лошади описывает траекторию над препятствием.


 

Фаза полета (подвисание). В фазе полета важным моментом является перенос над препятствием передних и задних конечностей, который во многом зависит от степени их сгибания в момент прохождения над препятствием. Сгибание передних конечностей начинается вместе с отталкиванием (разгибанием) задних и достигает наибольшей величины в момент отрыва лошади от земли. После того как передние конечности минуют препятствие, голова продолжает движение вперед, а передняя часть туловища опускается вниз. При этом происходят рефлекторное выпрямление передних конечностей и сгибание задних за счет перемещения головы и шеи относительно туловища вверх.


 

Фаза приземления. В момент опускания лошадь касается земли сначала одной, а потом другой передней конечностью. Иногда при очень сложных прыжках лошадь может выставлять вперед обе передние конечности. Сильное смещение головы и шеи вверх усиливает тонус разгибателей передних конечностей, и поэтому они не сгибаются под тяжестью тела. Последующее быстрое опускание головы и шеи и небольшой взмах вверх обеспечивают отрыв передних конечностей от земли и постановку на их место задних. В дальнейшем лошадь продолжает свое обычное движение.


 

При приземлении лошадь может выставлять любую переднюю конечность независимо от того, с какой ноги она шла галопом до прыжка. Основную роль при приземлении на ту или иную конечность играет нарушение равновесия в полете.


 

При обучении лошади необходимо соблюдать условия, обеспечивающие оптимальное проявление закономерностей рефлекторной координации (свободное движение головой и шеей — «баскюль»), что способствует выработке правильного прыжка. Ограниченное движение головой и шеей нарушает координацию прыжка, снижает технические возможности лошади и приводит к зацепам за препятствия, а иногда и к падению.


 

Таким образом, под техникой прыжка лошади понимают способ и качественный уровень его выполнения. Складывается она из определенных специализированных двигательных навыков. В зависимости от методов, сроков тренировки и ряда других факторов уровень технической подготовки может быть или высоким, или низким. Сущность высокой техники прыжка заключается в рациональном использовании физических возможностей лошади для преодоления наибольшей высоты с наименьшими усилиями.

Формируется рациональная техника спортивного упражнения на основе объективных закономерностей биомеханики и физиологии движений.

Исследованиями авторов выявлена синхронность дыхательных и двигательных циклов, как важнейшая физиологическая закономерность движущейся лошади. Особое значение эта закономерность приобретает при преодолении препятствий.


 

При синхронности протекания дыхательных и двигательных циклов дыхание лошади становится наиболее глубоким, увеличивается легочная вентиляция и при этом из каждых 100 л вдыхаемого воздуха утилизируется примерно в 2 раза больше кислорода, чем при неглубоком дыхании.


 

Слаженность сокращений и расслаблений большого количества дыхательных и двигательных мышц возможна только в том случае, когда вызывающие их импульсы приходят из центральной нервной системы в четко координированной последовательности, а это наступает тогда, когда дыхательный и двигательный центры объединяются в функциональную систему единого взаимодействия, что достигается соответствующей тренировкой.


 

Ритмичность дыхательных циклов никогда не наблюдается сама по себе, и обязательным условием ее проявления является синхронность с ритмом движения.


 

Следовательно, только при синхронности ритмов дыхания и движения полностью обеспечивается организм лошади кислородом. Определенный характер деятельности дыхательного компонента функционально закреплен в стереотипе сложного двигательного навыка преодоления препятствия. Во время прыжка лошади наблюдаются кратковременные паузы дыхания, возникающие в результате сгруппированного положения ее корпуса. Однако их нельзя расценивать как нарушения в деятельности функциональной системы дыхания и движения, так как они являются одной из форм проявления ее устойчивости и пластичности. После прыжков ритмичность дыхания сразу же восстанавливается. Вместе с тем интересно, что преодоление «клавишей» (серия небольших препятствий) не только навязывает дыхательному аппарату свой ритм, но и стимулирует глубину дыхания. Поэтому такая прыжковая нагрузка, как «клавиши», стимулирующая ритмичность и глубину дыхательных циклов, способствует образованию в центральной нервной системе положительных условно-рефлекторных связей и препятствует закреплению отрицательных. Из всех исследованных примеров преодоления различных препятствий только прыжки через «клавиши» обладают особенностью такого уникального воздействия. Поэтому они должны стать обязательным компонентом тренировочной работы со стипль-чезными лошадьми.


 

Спортсмены и тренеры должны заботиться не только о чистоте преодоления препятствий, но и о развитии глубоких физиологических механизмов, лежащих в основе двигательной работоспособности лошади, и в первую очередь об активности дыхательной функции.


 

image


 

Осциллограммы дыхания и движения жеребца Теодолита при преодолении препятствий.


 

Известно, что болевые раздражители нарушают деятельность дыхательной системы и приводят к выраженным задержкам дыхания. Поэтому тренеры и спортсмены должны помнить: сильный болевой раздражитель не должен являться повседневным, обычным средством посыла лошади на прыжок. Его можно применять лишь при необходимости отработки у лошади соответствующего условного рефлекса.

Следует упомянуть и о сверхсильных болевых раздражителях, то есть таких, которые нервная система лошади не может выдержать без нарушения своей деятельности. Под влиянием сверхсильного болевого раздражителя у лошади отключаются условнорефлекторные связи и навыки, на которых базировалась ее выездка, лошадь становится практически неуправляемой, а затем наступает невроз или срыв ее высшей нервной деятельности.


 

Такие чрезмерные воздействия, травмирующие нервную систему лошади, должны быть исключены из практики конного спорта.


 

Во время так называемых «закидок», то есть отказов от выполнения прыжка, у лошадей наблюдается выраженное нарушение дыхания. Уже за несколько темпов до препятствия движения лошади теряют ритмичность и выполняются неуверенно. Перед препятствием ее дыхание становится поверхностным и резко учащенным. По своему характеру оно идентично дыханию лошади в те моменты нервная система ожидает действия сильной боли.


 

В случаях закидок нарушение ритмики дыхания бывает более глубоким и продолжительным, чем при действии даже болевого раздражителя. Объясняется это тем, что у каждой спортивной лошади имеется условнорефлекторная связь закидки с наказанием, проявляющаяся ожиданием острой боли. Кроме того, возникновение закидки сопровождается состоянием конфликтной ситуации в центральной нервной системе лошади, «сшибкой» (И. П. Павлов) нервных процессов, ибо лошадь посылаемая всадником, движется к препятствию, и в это же время она выходит из повиновения всаднику и готовится к отказу от прыжка. В центральных нервных структурах лошади разыгрывается конфликт, находящий свое выражение в неуверенности движений и нарушениях дыхания. Этот внутренний конфликт более сильно травмирует центральную нервно-регуляторную деятельность лошади, чем даже непосредственно действующий болевой раздражитель.


 

В современной физиологии принято выражение, что «страх — болезнь боли». Страх перед обстановкой соревнований лежит в основе большинства отрицательных черт поведения и застойных срывов работоспособности спортивных лошадей.


 

Страх — это пролонгированная боль, вызывающая серьезные изменения в важнейших физиологических системах организма лошади. Страх, как и боль, изменяет состояние центральной нервной системы и регуляцию с ее стороны всех жизненных процессов: в ответ на него учащаются дыхание и сердцебиение, повышается кровяное давление, наступает общее перевозбуждение, нарушается координация движений. Эти отклонения от физиологической нормы связываются в нервной системе лошади с обстановкой манежа или ипподрома, и тогда уже сама эта обстановка становится сигналом для их проявления, что при прыжках приводит к закидкам.


 

Исправлять закидку, совершенную лошадью при преодолении препятствия, нужно спокойно, без применения болевых раздражителей. Всадник должен уверенно подводить лошадь к препятствию. Но как только для него станет ясным факт свершившийся закидки, сразу же необходимо отвернуть лошадь от препятствия и начать движение. При этом у лошади восстановится дыхание, и после соответствующего

«вольта» она будет в состоянии преодолеть это препятствие.


 

Результаты исследований деятельности функциональных систем лошадей позволили выработать основные принципы их напрыгивания.


 

  1. Развитию двигательных навыков преодоления препятствий способствует создание условий для консолидации функциональной системы прыжка. При этом решающее значение имеют стадия подготовки прыжка и выработка центральной нервной системой лошади его программы. Для этого необходимы прыжки на свободе, на корде, мягкое управление лошадью для создания хорошего обзора и свободы действий лошади при подходе к препятствию, напрыгивание молодых лошадей определенный период целесообразно проводить с более медленных аллюров (шаг, рысь), так как при этом увеличивается время на выработку программы прыжка.


     

  2. Одна из основных задач напрыгивания лошадей — тренировка их центральной нервной системы по выработке и реализации программ прыжков, соответствующих разным видам препятствий, которую следует проводить в максимально разнообразных ситуациях через самые различные, но доступные им

    препятствия. Широкий и пластичный опыт выработки и реализации различных программ прыжков, запечатленный сначала в оперативной, а затем и в долговременной памяти лошади, является необходимым условием постепенного усложнения прыжковых задач.


     

  3. Проявлению высокой работоспособности лошади во время прохождения трассы стипль-чеза способствует синхронизация дыхательных и двигательных ритмов, обеспечивающая необходимый уровень кислородного снабжения организма.


     

  4. Сильные болевые раздражители, нарушающие деятельность функциональной системы дыхания и движения, ведущие к стрессовому состоянию центральной нервной системы лошади, затрудняющие создание функциональной системы прыжка и препятствующие выработке и реализации его программы, должны быть исключены из практики тренировки.


     

  5. Формирование рациональной техники преодоления препятствий у лошадей должно базироваться на объективных закономерностях биомеханики и физиологии движений.


     

  6. Техника прыжка отрабатывается на основе постепенной, систематичной и разносторонней тренировки, приводящей к формированию сложного двигательного акта и развитию двигательных качеств — силы, скорости, выносливости.


 

НАПРЫГИВАНИЕ ЛОШАДЕЙ НА СВОБОДЕ


 

Для напрыгивания лошадей на свободе необходима специальная огороженная дорожка — шпрингартен. Такое сооружение может быть оборудовано невдалеке от конюшни из жердей или металлических труб. Дорожка шпрингартена должна быть шириной не менее 3,5 м, а высота внешнего и внутреннего забора не менее 2—2,5 м. Длинная стенка шпрингартена 40—50 м, а поворот около 25—30 м.


 

Ограждения делают из трех рядов жердей или труб, при этом нижний ряд на высоте 90—100 см. Расстояние между остальными рядами должно быть в пределах 50—60 см. При длительном использовании шпрингартена на его дорожке делают дренажную основу из щебня, а сверху насыпают слой крупнозернистого песка толщиной до 10-15 см. В поворотах желательно сделать виражи с уклоном во внутреннюю сторону на 5—8°.


 

В зимнем манеже размером 20x60 м можно соорудить шприн-гартен в день напрыгивания с помощью переносных откосов и жердей или с помощью стоек и «волчьего гона», то есть веревки с флажками. Как показал опыт, лошади ведут себя в подобном коридоре так же, как в обычном шпрингартене.


 

Для проведения напрыгивания в шпрингартене указанных выше размеров необходимы два человека, которые сопровождают движение лошади по длинной стенке и в поворотах.


 

В маленьком манеже размером не более 10 X 20м напрыгивание лошади на свободе можно проводить без сооружения коридоров В этом случае стоящий в центре тренер, при необходимости несколько перемещаясь, не позволяет лошади пройти мимо препятствия.


 

На первом занятии лошадь лишь знакомят с коридором шприн-гартена. Для этого на недоуздке или уздечке с подвязанными под подбородком поводьями лошадь проводят по коридору 1—2 круга и затем ее пускают свободно двигаться в том или ином направлении.


 

image


 

Если она устремилась вперед галопом, то ее стараются успокоить, ровным голосом отдавая несколько раз команду: «рысью». Обычно лошадь при этом после двух-трех кругов движения галопом переходит на рысь. Через 5—6 мин движения необходимо сменить направление, для чего тренер выходит навстречу лошади.


 

На втором занятии для ознакомления лошади с препятствиями кладут на землю несколько жердей на расстоянии нескольких метров друг от друга. Сначала, ведя лошадь в поводу, заставляют ее перешагивать через лежащие жерди, а затем пускают ее по коридору самостоятельно. Лошадь вначале может пытаться совершить прыжок через лежащую жердь, но затем быстро осваивается и спокойно перешагивает через них на шагу и даже рыси. На последующих трех-четырех занятиях жерди поднимают на 30—40 см.


 

В начале занятий расстояние между двумя жердями должно быть не менее семи метров, но затем для усложнения задачи расстояние между ними сокращают до 3—3,5 м.


 

После пяти-шести занятий высоту препятствий доводят до 70— 80 см и строят комбинацию из трех- четырех жердей с расстоянием между ними в 3—3,5 м. Это так называемые «клавиши».


 

Напрыгивание на свободе приучает лошадь спокойно относиться к препятствиям, без всяких помех приготовиться и совершить прыжок или их серию. Перед напрыгиванием на свободе лошадь необходимо 10

—15 мин размять на корде или же дать ей возможность сделать 5—6 пробежек рысью и галопом в обе стороны по коридору шпрингартена, свободного от препятствий или с лежащими на земле жердями.


 

При работе в шпрингартене тренер и его помощник должны сопровождать движение лошади, не отставая от нее и ни в коем случае не опережая. Встречая лошадь после прыжков, нельзя делать резких движений или взмахов руками, так как это пугает животное. Необходимо, чтобы вся обстановка при такой тренировке была спокойной, без громких выкриков, хлопанья бича и т. д. После окончания тренировки лошадь нужно огладить, угостить лакомством и спокойно поводить 15—20 мин шагом.


 

НАПРЫГИВАНИЕ ЛОШАДЕЙ НА КОРДЕ


 

В ряде случаев напрыгивание на свободе можно заменить работой на корде. Прежде чем начать прыжки на корде, лошадь необходимо ознакомить с лежащими на земле жердями, переведя ее через них в поводу.

Препятствия оборудуют возле стенки манежа, а со стороны тренера оборудуют наклонные откосы, которые необходимы для того, чтобы лошадь не обносила препятствие и чтобы корда не зацеплялась за него.


 

 


 

После разминки, прежде чем приступить к прыжкам на корде, лошадь подводят к препятствию, дают его осмотреть и обнюхать. Желательно опустить жердь на землю и 2—3 раза перевести лошадь через нее шагом. Затем жердь устанавливают на высоте 30—40 см, а лошадь выпускают на вольт перед препятствием. После того как лошадь 3—4 круга прошла спокойной рысью около препятствия, ее Выводят напротив препятствия. При этом тренер подходит вплотную к откосу и далее двигается параллельно с лошадью. Если напрыги-вание ведется с помощником, то последний движется сзади лошади, в трех-четырех метрах от нее с поднятым кверху бичом.


 

Если же тренер ведет напрыгивание один, то с помощью поднятого бича он не дает лошади встать перед препятствием. При необходимости он может легким ударом бича выслать лошадь вперед. На прыжке важно вовремя удлинить корду, чтобы не дернуть лошадь, так как можно вызвать резкое болевое ощущение через трензель, что в дальнейшем осложнит работу по напрыгиванию из-за страха перед возможной болью. После каждого прыжка следует голосом одобрить лошадь, а в конце занятия или при перестегивании корды дать ей кусочек сахара или моркови. На первом занятии необходимо сделать не более трех-четырех прыжков в каждую сторону.


 

Если лошадь остановится перед препятствием или пробежит мимо него, то ее вновь несколько раз в поводу переводят через лежащую жердь. Затем повторяют упражнение, более тщательно готовя лошадь к прыжку и следя за ее действиями, вовремя пресекая нежелательные.


 

На первых занятиях позволяют лошади выполнять прыжки с любого аллюра, лишь бы она смело и охотно шла на препятствие. В дальнейшем добиваются того, чтобы лошадь спокойно, не бросаясь вперед, преодолевала препятствие с рыси. Для этого не менее 8—10 уроков по напрыгиванию проводят при высоте препятствий от 30 до 50 см.


 

Если лошадь бросается на препятствие, то ее пускают мимо и на вольту добиваются перехода в рысь или шаг и только потом вновь выводят на прыжок. При этом нельзя кричать на лошадь, щелкать бичом и т. д. Вся работа на корде должна проводиться в спокойной обстановке, без лишнего шума и суеты. Когда лошадь спокойно и уверенно преодолевает препятствие высотой до 50 см, то усложняют задачу, строя комбинацию из двух «клавишей». Сначала ставят два препятствия на расстоянии семи метров, а затем сокращают расстояние между ними до 3—3,5 м.


 

Напрыгивание на корде можно проводить через день, совершая не более 10—12 прыжков в одном занятии.


 

НАПРЫГИВАНИЕ ЛОШАДЕЙ ПОД ВСАДНИКОМ


 

Прыжки под всадником — основная часть тренировочной работы по обучению лошади преодолевать различные препятствия на большой скорости. Если лошадь не напрыгивали на корде или на свободе, то

начинают работу с перешагивания через лежащие на земле жерди. При этом следует помнить, что к напрыгиванию под всадником приступают только тогда, когда лошадь прошла хотя бы элементарную выездку и в определенной степени подчиняется всаднику, то есть легко и свободно переходит из аллюра в аллюр, выполняет вольты и заезды, повороты и остановки.


 

После двух-трех занятий перешагивания через жерди это упражнение можно выполнять на рыси. При этом всадник должен предоставить лошади полную свободу, отпустив повод. Он следит, чтобы лошадь спокойно шла на препятствие, и пресекает ее попытки остановиться или закинуться. Обычно если лошадь спокойно переходила жерди на шагу, то она без труда делает это и при движении рысью. Через 2—3 занятия можно поднять жерди над землей на 30—40 см и на эти препятствия следует заходить на рыси.


 

Первые 3—4 прыжка лучше совершить, двигаясь позади хорошо прыгающей лошади на расстоянии 5—6 м от нее. Молодая лошадь, прыгая за опытной, быстро осваивается с предлагаемой задачей и в дальнейшем без всякого страха преодолевает знакомые уже препятствия самостоятельно.


 

В основе этого явления лежит обмен информацией между особями стадных животных, достигший у копытных в процессе их эволюции высокой степени специфичности. Среди лошадей в наиболее яркой форме передается рефлекс обстановки. Достаточно одной лошади проявить беспокойство в деннике, сопровождающееся храпом, изменением позы и т. д., или панически «схватить на унос» в степи или на дорожке ипподрома, как это моментально сказывается на поведении всех окружающих животных. В этих случаях передается информация общего эмоционального настроя, определяющего характер отношения животного к той или иной обстановке.


 

Передачу информации от одних, как правило старших, особей другим — младшим — не через половые клетки, а посредством выучки, называют сигнальной преемственностью. Она играет важную биологическую роль в жизни стадных животных, так как позволяет молодым особям быстро воспринимать опыт более зрелых животных и мобильно приспосабливаться к сложным условиям среды. Индивидуальное накопление опыта условнорефлекторным путем более длительно, трудно и во многих случаях опасно.

Сигнальная же преемственность от других особей доставляет нервной системе молодого животного информацию об общем характере тех или иных явлений внешней среды — отсутствии или наличии опасности.


 

Известно, что молодые лошади при первом выезде на дорожку ипподрома ведут себя настороженно, неуверенно, часто бросаются в сторону, отказываются идти вперед. Если тренировать молодых лошадей вместе с хорошо выезженными лошадьми старшего возраста, то они спокойнее реагируют на внешние раздражители, увереннее ведут себя на дорожке и быстро привыкают к условиям ипподрома. Лошади прыгают несравненно лучше в тех случаях, когда широко используется сигнальная преемственность.

Чувство страха молодая лошадь перед каждым новым, еще незнакомым для нее препятствием преодолевает легче в тех случаях, когда ее прыжок происходит вслед за хорошо тренированной лошадью, спокойно и уверенно приближающейся к препятствию и прыгающей через него.


 

Особое значение сигнальная преемственность имеет при напры-гивании через херделя или стипль-чезные препятствия парами или группой. Молодые лошади обычно совершают прыжок тотчас после толчка лошади, идущей впереди, не обращая совершенно внимания на расстояние до препятствия. Если всадник, едущий на молодой лошади, отстает на корпус, то это может привести к падению из-за ее преждевременного прыжка. Поэтому прыжки группой в два, три и более всадников необходимо совершать, соблюдая равнение в линию. Если это трудно сделать, то лучше на молодой лошади отстать на 1,5— 2 корпуса и прыгать немного в стороне от впереди идущих всадников.


 

Информация, первоначально полученная лошадью путем сигнальной преемственности, а затем многократно подкрепленная данными индивидуального опыта, становится основой ее условнорефлекторных реакций и определяет характер поведения в том или ином направлении.


 

Поэтому при напрыгивании херделя, жерди, заборы, каменные стенки необходимо располагать в самых разнообразных комбинациях, чтобы лошадь упражнялась в расчете и в соразмеривании своего темпа. Через 15—20 прыжковых занятий, когда препятствия преодолевают с шага и с рыси, можно увеличить их высоту до 70—80 см и переходить к прыжкам с галопа.

При этом вновь первые прыжки на этом аллюре совершают за опытной, хорошо прыгающей лошадью. Это необходимое условие, так как на данном аллюре сокращается время для обработки информации и принятия центральной нервной системой лошади правильного решения. Кроме того, возникают новые координационные взаимоотношения, нарушающие двигательную функцию, вследствие чего лошадь может совершить закидку или отказаться от прыжка. При этом всадник не должен мешать лошади поводом или резкими движениями своего корпуса. В момент прыжка всадник придерживается за шейный ремень.


 

Несколько слов о наирыгивании через канавы. Лучше всего начинать с преодоления нешироких естественных канав вместе с опытными лошадьми. Подходить к канаве следует рысью, а если лошадь на последних темпах поднимается на галоп, не мешать ей в этом случае. Через некоторое время над канавой строят жердевой забор высотой 50—60 см и на нескольких занятиях по 2—3 раза преодолевают эту комбинацию с рыси, а потом и с галопа. Впоследствии жердевой забор или засека высотой до 80—90 см могут быть построены за канавой, и это препятствие преодолевают только с галопа.


 

При напрыгивании по трассе стипль-чеза необходимо сначала совершить прыжки через отдельные препятствия и после каждого переходить на рысь и шаг. Преодолев поочередно 3—4 препятствия, можно повторить их парами или группой сразу подряд. На одном занятии следует знакомить лошадей не более чем с тремя — пятью препятствиями.


 

После окончания прыжков всадник должен слезть с лошади, дать ей сахар, морковь или травы и спокойно поводить ее в поводу. Через 10—15 мин лошадь можно расседлать и, если есть возможность, дать ей пощипать зеленой травы. Как показал опыт, в этом случае лошади быстро успокаиваются, а желательные условные рефлексы лучше закрепляются.


 

ОСОБЕННОСТИ ОБЩЕЙ И СПЕЦИАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ СТИПЛЬ-ЧЕЗНЫХ ЛОШАДЕЙ


 

Стппль-чезы разыгрываются на относительно длинные дистанции, и поэтому имеются определенные отличия в тренинге участвующих в них лошадей по сравнению с подготовкой к гладким скачкам.


 

Прежде всего это относится к объему тренировок в подготовительном периоде. Учитывая, что стипль- чезные лошади должны обладать высоким уровнем общей выносливости, объем работы на рыси в начале подготовительного периода (ноябрь — декабрь) может достигать 1ч — 1ч 15 мин в 3—4 реприза.


 

В дальнейшем, при включении работ на кентере, движение рысью сокращают до 25—35 мин. Работу на кентере начинают с 2—2,5 км и доводят до б—8 км в одном тренировочном занятии. Это упражнение может выполняться как в два, так и в один реприз. Обычно на кентер поднимают лошадей в середине января. В зимний период большое внимание должно уделяться развитию общей выносливости и силовым качествам. Для этого 2—3 раза в неделю проводят тренировки по тяжелому грунту (пахота, глубокий снег, затяжные подъемы) или с дополнительным тяговым усилием (буксировка лыжника). Необходимо помнить, что после напряженной тренировки должен следовать день с относительно легкой нагрузкой. Если есть манеж, то 1 раз в неделю нужно совершать 10—12 прыжков.


 

В день прыжковой тренировки также следует сократить работу на кентере.


 

Вот как, например, выглядел недельный цикл известных жеребцов-стиплеров Теодолита 1968 г. р. (Дельфин — Традиция) и Камы-шина 1971 г. р. (Антей — Когорта) в феврале 1976 г.


 

 


 

В последующем летнем сезоне эти лошади выступали успешно и были победителями ряда призов.


 

У стипль-чезных лошадей важно сочетать развитие общей и скоростной выносливости. Для этого отдельные резвые работы в конце подготовительного периода необходимо проводить на фоне высокого объема нагрузки при тренировке. Так, в 1961 г. в конце зимнего периода известные стиплеры жеребцы Грифель 1953 г. р. (Грог II — Фестина) и Рельеф 1954 г. р. (Ранжир — Фиэль) на одной из тренировок по снежной дорожке при массе всадников с седлом 85—87 кг имели следующую нагрузку: шаг — 10 мин, рысь — 35 мин, шаг — 10 мин, кентер — 3000 м за 6 мин, размашка — 1500 м за 2 мин 20 с и 1500м sa 2 мин 05с и, наконец, резвый галоп 1500м за 1 мин 45с.


 

Такой интенсивной тренировке большого объема соответствовало отличное функциональное состояние этих лошадей, о чем свидетельствовали физиологические показатели как в состоянии покоя, так и после работы. Уже через день Грифель и Рельеф получали обычную нагрузку (30—40 мин рысью и 10—12 км кентера).


 

Следует отметить, что после напряженного тренинга в подготовительном периоде эти лошади успешно выступали в летне-осеннем сезоне, причем жеребец Грифель одержал шесть побед, в том числе в Большом Пардубицком стипль-чезе, в котором он побил рекорд на 17,5 с.


 

Особое значение в подготовке стипль-чезных лошадей имеют интервальные нагрузки, способствующие развитию скоростной выносливости и становлению спортивной формы. При интервальной тренировке доводят до четырех-пяти повторений резвых отрезков на дистанцию 300—400 м каждый. При этом в интервалах между ними, как правило, используют движение кентером до 800—900 м. Таким образом, следующий резвый отрезок совершают через 2—2,5 мин. Если же после каждого резвого отрезка переводят лошадей в шаг, то интервал отдыха увеличивают до 3—5 мин. Выполнять резвую работу при интервальной тренировке стипль-чезных лошадей можно не только на скаковом кругу, но и на небольших подъемах в поле или на участках пахоты. В последнем случае дистанция резвого отрезка должна составлять 200—250 м.


 

С конца 60-х годов метод интервальной тренировки широко используют советские специалисты при подготовке лошадей к всесоюзным и международным соревнованиям. Известные стипль-чезные лошади Дрезден 1959 г. р. (победитель Большого Пардубицкого стипль-чеза), Фейерверк 1967 г. р. (победитель Всесоюзного стипль-чеза и приза Влтавы), Теодолит 1968 г. р. (победитель приза Эпиграфа и дважды приза Моравы), Камышин 1971 г. р. (победитель призов Эпиграфа, ЦМИ и Москвы), Диаф 1972 г. р. (победитель Бишофф мемориала и Большого Дюссельдорфского приза), Блинкер 1971 г. р. (победитель Большого Аматерского приза в ФРГ) и другие проходили интервальные тренировки на заключительном этапе подготовки к призам и в результате они имели высокую спортивную форму.


 

Прыжковые нагрузки в период соревнований должны проводиться не более чем 2 раза в неделю. На одном занятии не следует совершать больше 10—12 прыжков. Такое ограничение связано с тем, что групповые прыжки, совершаемые на большой скорости, ведут к высокому напряжению центральной нервной системы

лошади. При перегрузке же могут нарушаться регуляторные связи, наблюдаться срывы нервной деятельности, приводящие к закидкам, падениям и другим нарушениям двигательной деятельности.


 

ГЛАВА V ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ТРЕНИРОВКИ

Развитие функциональных возможностей организма при двигательной тренировке имеет свои пределы. Поэтому на отдельных этапах подготовки лошадей следует применять дополнительные средства тренировки, способствующие развитию силовых качеств и выносливости.


 

Наиболее простая форма дополнительной нагрузки — это плавание и сопутствующие ему водные процедуры, которые издавна применяются при подготовке лошадей. Во многих странах построены даже специальные бассейны для плавания лошадей. Плавательные движения, вызывая энергичную работу двигательной мускулатуры и усиление деятельности функциональных систем, освобождают сухожильно- связочный аппарат от опорной нагрузки, что имеет в отдельных случаях огромное значение.


 

Известно, что для развития силовых качеств необходимо использовать упражнения, сопровождающиеся преодолением сопротивления, что может быть осуществлено в виде тягового усилия. Повышение силы очень важно для лошадей старшего возраста, выступающих на длинные дистанции в гладких или барьерных скачках, а также в стипль-чезах. Особое значение тренировки такой направленности имеют в подготовительном периоде. Поэтому зимой можно использовать относительно доступный способ увеличения нагрузки в виде буксировки лыжника.


 

Но решение основной задачи — увеличение работоспособности лошадей — должно быть направлено по пути не только совершенствования применяемых систем тренировки, но и изыскания новых методов повышения функциональных возможностей.


 

Для развития работоспособности важное значение имеет комплексное влияние на организм двигательной гипоксии и недостатка кислорода во внешней среде. Наиболее естественная и простая форма этого воздействия — активная мышечная деятельность в условиях среднегорья. Особый интерес для практики ипподромных испытаний представляет факт значительного повышения работоспособности лошадей после спуска с гор на равнину. Экспериментальные исследования показали, что одна из эффективных форм повышения работоспособности лошадей — воздействие в статических условиях острой кислородной недостаточности в виде переменно-повторного вдыхания гипоксических смесей. Адаптация к острой гипоксии сопровождается расширением резервных возможностей и повышением работоспособности в условиях дефицита кислорода, всегда имеющего место у лошадей во время скачек.


 

ПЛАВАНИЕ КАК МЕТОД ТРЕНИРОВКИ


 

Плавание, как и другие водные процедуры, прежде всего закаливает организм лошади, укрепляет ее нервную систему, развивает скелетную мускулатуру.


 

При плавании движения совершаются в относительно плотной водной среде, они связаны с необходимостью поддержания головы и части туловища над водой. При этом активно сокращаются скелетные мышцы и повышается уровень обмена веществ, что активизирует функции дыхания, кровообращения и других систем. Необычность позы, безопорное преодоление водной среды вызывает сильное напряжение организма лошади. Поэтому режим плавания следует устанавливать в зависимости от общего состояния лошади, уровня ее тренированности, развития двигательного аппарата. Учитывая специфику этого вида тренинга, плавание можно применять для интенсификации подготовки лошади к призам или же как средство активного отдыха.


 

Проведенные исследования показали, что при плавании значительно увеличивается частота сердечных сокращений и дыхания, определенным образом изменяются и показатели крови.


 

При исследовании периферического нервно-мышечного аппарата было отмечено увеличение тонуса плечеголовного, предостного и трехглавого мускулов, что свидетельствует о более высокой нагрузке на мускулатуру плечевого пояса при плавании лошади.

Начиная тренировки плаванием, лошадь сначала заводят в воду на глубину 50—60 см и обливают ее водой. Затем ее можно завести на глубину до 1 —1,2 м и дают ей постоять несколько минут и сев верхом, шагают несколько минут в воде. Берег реки или водоема должен быть пологим, а дно — песчаным. На второй день также ограничиваются купанием и проводкой в воде.


 

Обычно через 3—4 дня лошади полностью осваиваются с водой, спокойно заходят в нее, и можно приступать к плаванию. На реке или на крупном водоеме плавание проводят за небольшой двухвесельной лодкой, управлять которой должен опытный и сильный гребец. Заведя лошадь в воду и держа ее одной рукой, купающий другой рукой подталкивает лодку по течению и вскакивает на корму, отпуская на 3—4 м повод. На лошадь обычно поверх уздечки надевают недоуздок с длинным чумбуром. Повод уздечки отстегивают от одного кольца и держат в руке вместе с чумбуром недоуздка. Лошадь, двигаясь за лодкой, оказавшись на глубине, начинает плыть. Находящиеся в лодке должны следить за тем, чтобы лошадь плыла за кормой.


 

Индивидуальные способности лошадей к плаванию различны, поэтому надо проявлять максимальное внимание и осторожность. Если животное начинает тонуть, то поводом подтягивают его голову к корме и поддерживают над водой, а лодку поворачивают к берегу.


 

В первый раз лошадь должна проплыть 150—200 м. В последующем можно делать по 3—4 заплыва на 150

—200 м с интервалом 10—15 мин.


 

Если лошадь плавает хорошо и спокойно, можно проводить водный тренинг с всадником. В этом случае всадник отплывает на 70— 80 м от берега и, повернув лошадь назад к берегу, соскальзывает с нее в воду и плывет рядом, держась одной рукой за гриву с поводом. Такой вид плавания обычно применяют в большом пруду, озере или на море. В отдельных коневодческих хозяйствах для плавания лошадей в водоемах строили специальные круговые помосты. Один человек с мостика управлял лошадью поводом или шестом, а другой, идя сзади, подгонял ее. С помощью шеста отводят плывущую лошадь от помоста. Кроме плавания, полезно применять шаговую проводку в воде на глубине 70—80 см. Водные процедуры, используемые в общей системе тренинга, способствуют сохранению у лошадей хорошей спортивной формы.


 

Нельзя проводить водный тренинг при температуре воды ниже 16°С, а воздуха ниже 18°С, при сильном ветре и волнении, при заболеваниях сердечно-сосудистой или дыхательной систем, кожных заболеваниях и воспалительных процессах в острой и подострой форме.


 

ТРЕНИРОВКА С ТЯГОВЫМ УСИЛИЕМ


 

Для развития общей и специальной выносливости, а также повышения работоспособности лошади необходимо совершенствование силовых качеств ее организма. При этом важно силовые качества развивать в подготовительном периоде, в котором закладывается база для последующих специальных нагрузок.

Известно, что сила повышается главным образом в результате больших мышечных напряжений, направленных на преодоление какого-либо сопротивления. Наилучшим образом этому требованию отвечает нагрузка с тяговым усилием (работа в упряжи), но этот способ не нашел широкого распространения при работе со скаковыми лошадьми. Наиболее простой и удобный способ проведения силовой нагрузки зимой — буксировка лыжника. На лошадь надевают специальную лямку, а лыжник, держась за ее ремни, едет позади лошади на расстоянии не ближе трех метров. Можно использовать корду, которую цепляют за приструги седла с внешней стороны по ходу движения. Лыжник в этом случае может маневрировать и в определенной степени изменять тяговое усилие. Такую тренировку можно проводить с лошадьми в возрасте трех лет и старше, то есть тогда, когда животные уже хорошо развились и сформировались.


 

При массе лыжника в 70 кг и при среднем скольжении сила тяги на шагу достигает 15 кг, на рыси 30 кг и на резвом галопе 45 кг. Сила тяги в рысистой качалке всего 5—7 кг.


 

Исследования физиологического состояния скакунов: Сунгура 1949 г. р. (Сектор II — Гавань III), Грасека 1948 г. р. (Сектор II — Грация III), Персика 1950 г. р. (Пренс — Оли-Костаньола), Замира 1944 г. р. (Моряк

— Забота) и Галопа III 1946 г. р. (Пресс-Ганг — Гюрза) — показали, что при работе с лыжником у лошади

наблюдались большие сдвиги температуры тела, частоты пульса и дыхания, морфологического состава крови и реакции оседания эритроцитов, чем при обычной тренировочной нагрузке.


 

Если после обычной работы количество эритроцитов увеличивалось на 32%, гемоглобина на 22%, а лейкоцитов на 9%, то после работы с буксировкой лыжника соответственно на 45%, 32% и 17%. Это свидетельствует о высоком напряжении организма лошади при выполнении работы с дополнительной нагрузкой.


 

Авторы в работе, проводимой зимой 1955 г. с этими же лошадьми, не ограничивались буксировкой лыжника на рыси и кентере, а еженедельно в среду и в субботу буксировали лыжника и на резвом галопе на дистанции от 500 до 1500 м.


 

Недельный план тренировочных работ на галопе выглядел следующим образом.


 

 


 

Перед основной нагрузкой кентером или резвым галопом проводили разминку, включающую движение шагом 10—15 мин, рысью — Ю—15 мин и вновь шагом — 5—6 мин. Помимо тренировочной нагрузки с дополнительным тяговым усилием, лошади в этом периоде участвовали в конно-лыжных скачках на дистанцию 1800 м (9 января, 23 января и 6 февраля). Победителями соответственно были жеребцы Персик

— 2 мин 15 с, Сунгур — 2 мин 18,4 с и Грасек — 2 мин 18 с.


 

С середины марта, когда погода уже не позволяла проводить работу с лыжником, лошади получали обычную нагрузку. В результате такой напряженной работы в подготовительном периоде улучшились состояние и последующая работоспособность лошадей.


 

Частота пульса у лошадей в покое снизилась на 4—6 ударов, число эритроцитов увеличилось на 29%, гемоглобина на 20% и лейкоцитов на 21%. И уже в первом стипль-чезе на дистанцию 4 км все лошади, готовившиеся в истекшем зимнем сезоне с лыжником, показали отличные результаты. При этом победитель жеребец Грасек установил новый рекорд — 4 мин 43,5 с, старый рекорд, установленный в 1947 г. чистокровной кобылой Дидой, был равен 4 мин 47,8 с.


 

Исследования, проведенные авторами на жеребцах Теодолите и Камышине в 1976 г., показали также, что в результате тренировок с буксировкой лыжника повышаются не только гематологические показатели, но и тонус скелетных мышц и особенно мышц тазового пояса, выполняющих основную работу при толчке.


 

При этом следует отметить, что за 40 дней Теодолит имел 12 тренировок с буксировкой лыжника, а Камышин — 16 таких тренировок. Объем работы с тяговым усилием у Теодолита составил на рыси 30 км и на кентере 40 км, а у Камышина соответственно 41 км и 68 км. Такая дополнительная тренировка в подготовительном периоде положительно сказалась на результатах выступлений этих лошадей в летнем сезоне. Кроме работы с тяговым усилием, на развитие силовых качеств лошади оказывает влияние движение на подъеме, при котором приходится проталкивать тело по наклонной плоскости вверх. Это можно практиковать в работе при подготовке лошадей в конезаводах, используя пересеченную местность.


 

На некоторых ипподромах США в последние годы используют специальное устройство — движущуюся дорожку (третбан или тред-мил).


 

В этом устройстве лошадь самостоятельно передвигается шагом или рысью по наклонной движущейся вверх ленте Такое устройство позволяет проводить целенаправленное выполнение силовых упражнений в стационарных условиях на любом этапе подготовки лошади.


 

ТРЕНИНГ В СРЕДНЕГОРЬЕ

К факторам воздействия высоты на организм прежде всего относят низкое барометрическое давление и связанное с ним пониженное парциальное давление кислорода в атмосфере, повышенную солнечную радиацию, ионизацию воздуха и ряд других климатических особенностей. Но определяющее значение в реакциях организма на высоту придают кислородной недостаточности.


 

Известно, что в газовой смеси, в том числе и в воздухе, каждый газ имеет определенное парциальное давление. В обычных условиях воздух содержит 20,93% кислорода, 79,04% азота и 0,03% углекислого газа. На уровне моря при нормальном барометрическом давлении парциальное давление кислорода составляет 760 х 20,93 : 100 = 159 мм рт. ст. С подъемом на высоту уменьшается барометрическое давление, а соответственно и парциальное давление каждого газа. Так, на высоте 1 км барометрическое давление составляет 650 мм рт. ст., а парциальное давление кислорода 650 х 20,93 : 100 = 138 мм рт. ст., на высоте 5 км парциальное давление кислорода равно 84 мм рт. ст., а на высоте 10 км — 41 мм рт. ст.


 

Между высотой и барометрическим давлением существует нелинейная зависимость. Таким образом, степень гипоксии может быть выражена соответствующим барометрическим давлением, высотой или парциальным давлением кислорода.


 

Диффузия кислорода из воздуха через легочно-капиллярную мембрану происходит из-за существенной разницы между парциальным давлением этого газа в легких и в венозной крови, в которой оно составляет 35—50 мм рт. ст. При подъеме в горы эта разница уменьшается и снижается возможность поступления кислорода в организм, вследствие чего возникает хроническая недостаточность его.


 

При акклиматизации в горах появляется комплекс приспособительных реакций, способствующих в первую очередь сохранению оптимального уровня обеспечения организма кислородом.


 

При переводе лошадей из равнин в среднегорье на высоту 1000— 2400 м над уровнем моря их организм на недостаток кислорода отвечает прежде всего увеличением частоты дыхания и пульса. Вместе с тем возрастает потребление организмом кислорода, свидетельствующее о повышении уровня окислительных процессов. Усиление доставки кислорода к тканям в течение первых 15—20 дней, по всей вероятности, происходит в основном за счет систем дыхания и кровообращения. После двух-трех недель акклиматизационного периода увеличивается количество эритроцитов и гемоглобина, а величины артериального давления, частоты пульса и дыхания постепенно снижаются.


 

Авторы в результате исследования на скаковых лошадях выявили также увеличение тонуса мышц плечевого и тазового пояса в процессе непродолжительного тренинга в среднегорье.


 

В период с седьмого по пятнадцатый день пребывания в горах почти у всех лошадей, особенно старшего возраста, на протяжении трех-четырех дней отмечается угнетение общего состояния, снижение аппетита, быстрое утомление, обильное потоотделение во время работы, нарушение координации движений. Процесс акклиматизации происходит на уровне всех систем, отражая глубокую перестройку их деятельности, сопровождающуюся критическим моментом. В начальном периоде акклиматизации лошадей в горах при стандартной нагрузке отмечается большее увеличение частоты дыхания и пульса, а также повышение артериального давления, чем при аналогичной нагрузке на равнине.


 

Через 25—40 дней активной тренировки в горах животное адаптируется к кислородной недостаточности, о чем говорят показатели различных систем организма, а также работоспособности лошади при выполнении в этот период мышечных нагрузок как средней, так и высокой интенсивности. При этом наряду с компенсаторными реакциями систем дыхания, кровообращения и крови, обеспечивающими определенный уровень окислительных процессов, большое значение приобретает активизация анаэробного энергообеспечения, о чем свидетельствуют изменения показателей углеводно-энергетического равновесия и повышение способности тканей к более эффективному использованию ограниченного количества кислорода. Таким образом, у верховых лошадей можно выделить определенные этапы акклиматизации с различным характером компенсаторных реакций.


 

Первый этап — 10—15 дней — отличается активизацией систем внешнего дыхания и кровообращения. Однако эти системы не могут полностью удовлетворить кислородный запрос при интенсивной работе мышц, и работоспособность лошадей в среднегорье в этот период ниже, чем на равнине.

Второй этап — совершенствование механизмов систем доставки кислорода к тканям, в том числе за счет увеличения кислородной емкости крови.


 

Третий этап характеризуется восстановлением физиологических функций и некоторым снижением потребления кислорода, что отражает развитие адаптационных процессов на тканевом уровне. Эти реакции приспособления, наблюдаемые через 25—30 дней акклиматизации, обеспечивают у лошадей относительно высокую работоспособность, близкую к исходной на равнине.


 

Поэтапному развитию адаптации к хронической гипоксии должны соответствовать режимы двигательной тренировки.


 

Исследования, проведенные авторами в 1977—78 гг. на скаковых лошадях экспериментального тренотделения (тренер Г. X. Кантиев), выявили эффективность тренинга в среднегорье (высота 1000—1200 м над уровнем моря) на результаты их дальнейших ипподромных испытаний, особенно лошадей в трехлетнем возрасте.


 

При этом следует отметить, что более высокая работоспособность на протяжении 2—2,5 месяцев проявляется в первые 2—3 дня после спуска с среднегорья или через 25—28 дней реакклиматизаци-онного периода. Установлено также, что лошадям в возрасте трех лет и старше для проявления более высокой работоспособности достаточно 28—32 дней тренинга в среднегорье, а двухлетним лошадям необходимо 45

—50 дней. Это зависит прежде всего от адаптации лошадей в возрасте трех лет и старше к двигательной гипоксии в предшествующем скаковом сезоне.


 

В основе этого явления лежит более высокая устойчивость к кислородной недостаточности, образующаяся при адаптации к хронической гипоксической гипоксии. В результате воздействия на организм в условиях гор гипоксии и мышечной работы возникают изменения во всех системах организма животного, приводящие к расширению функциональных возможностей и повышающие работоспособность лошадей в испытаниях после спуска на равнину. Повышенная работоспособность обеспечивается как за счет совершенствования кислородтранспортных систем организма, так, вероятно, и вследствие развития тканевой адаптации. При этом важное значение имеет соотношение режимов работы мышц и кислородной недостаточности во внешней среде.


 

Известно, что двигательная гипоксия, обусловленная недостаточным обеспечением организма кислородом при мышечной работе, является одним из важнейших факторов повышения работоспособности вследствие развития специфических приспособительных реакций сердечно-сосудистой и дыхательной систем, крови и тканевых процессов.


 

Хроническая гипоксическая гипоксия, обусловленная сниженным парциальным давлением кислорода во внешней среде и затрудняющим его поступление в организм, также приводит к усилению деятельности сердца и внешнего дыхания, изменению состава крови и уровня энергетического обмена.


 

Таким образом, для обеих форм гипоксии общим началом, вызывающим развитие компенсаторных реакций на всех уровнях функциональных систем, обеспечивающих, с одной стороны, адаптацию организма к гипоксии, с другой — его работоспособность, является дефицит кислорода.


 

Следовательно, тренировка в условиях кислородной недостаточности в среднегорье, сопровождающаяся значительной гипоксией и большей выраженностью ответных реакций, расширяет адаптационные возможности организма и при спуске на равнину у животных повышается работоспособность. В среднегорье для прохождения предипподромного тренинга должны направляться только клинически здоровые лошади. Следовательно, они должны пройти клинико-физиологическое обследование до перевода их в горы.


 

Двигательный режим в первые дни акклиматизации следующий: шаговая проводка — 1-ый день — 20—25 мин, 2-ой день — 25— 30 мин, 3-ий день — 35—40 мин.


 

Шаговую проводку делают для лошадей всех возрастов по пересеченной местности для ознакомления их с будущими маршрутами работы.

С четвертого дня пребывания в среднегорье лошадям начинают увеличивать нагрузку. Не менее четырех- пяти дней проводят^ работу на рыси для двухлеток в течение 10—15 мин, а для лошадей в возрасте трех лет и старше — 20—25 мин. Работу на рыси в этот период лучше проводить в два реприза с интервалом движения шагом 5— 6 мин. В дальнейшем включают репризы кентера и 14—15 дней проводят следующую работу:


 

image


 

В последующие 8—10 дней репризы кентера несколько увеличивают и в этом же периоде через 1—2 дня проводят резвые «кончики». Работа лошадей в это время примерно следующая:


 

image


 

На заключительном этапе тренинга в среднегорье (12—15 дней) необходимо провести 3—4 резвых работы. Примерный план проведения резвых работ на данном этапе следующий:


 

image


 

После этой резвой работы лошадей отправляют на ипподром. Следует учесть, что в первые 2—3 дня после спуска на равнину лошади проявляют повышенную работоспособность, а затем в продолжении 20—25 дней наступает некоторый ее спад из-за реакклиматизационных процессов. Поэтому если ипподром расположен не далее чем в 400—500 км от места тренинга в среднегорье, а лошадей после заключительной резвой работы отправили специальным автотранспортом, то они могут принять участие в скачках на второй-третий день после их перевозки. При этом контрольной резвой работы на ипподроме проводить не следует, достаточно сделать кентер на 1000—1400 м и резвый «кончик» на 200—300 м.


 

Затем на протяжении трех недель необходимо вести обычную тренировку без записи лошадей на призы. В дальнейшем участие в скачках для лошадей не ограничивают. Резвые работы в период испытаний желательно проводить в основном в виде интервальных тренировок.


 

Если на ипподром лошадей отправляют железнодорожным транспортом, то надо так рассчитать, чтобы первые старты приходились на 25—28-й день после отгрузки из среднегорья. В этом случае перед скачками делают две-три резвых работы, но без максимального напряжения.


 

ОСТРАЯ ГИПОКСИЯ КАК СРЕДСТВО ТРЕНИРОВКИ


 

Повышение гипоксической устойчивости организма позволяет в значительной мере расширить его функциональные возможности. Создание гипоксических условий в процессе тренировки — исключительно сильный биологический раздражитель, вызывающий ряд очень важных для работоспособности организма адаптационных изменений.


 

Для создания постепенно нарастающей гипоксии можно пользоваться дыханием в замкнутом пространстве. С помощью специального устройства, позволяющего несколько раз поочередно использовать выдыхаемый воздух, также можно создать нарастание гипоксии ступенчатого характера. В том и другом случае при

необходимости для предотвращения гиперкапнии (избытка СО2) применяют поглотители углекислого газа. Серьезный недостаток этих способов — большая трудность создания высоких степеней гипоксии.


 

Удобнее пользоваться заранее изготовленными в баллонах гипоксическими смесями. Можно также их создавать из различных газов с помощью смесителя непосредственно во время подачи животным. Для подачи смеси необходимо устройство, которое состоит из баллонов, редукторов, снижающих давление до 1

—3 атмосфер и маски. К системе может быть присоединен мешок Дугласа как дополнительная резервная емкость.


 

image


 

Несмотря на некоторые трудности в приготовлении смесей, данный способ создания острой гипоксии имеет важное преимущество — возможность моментального переключения дыхания смесью на вдыхание атмосферного воздуха, что обеспечивает безопасность и создает переменный режим дефицита кислорода, являющегося основным условием тренировки. Последнее имеет немаловажное значение, так как многократное воздействие острой гипоксии оказывает более выраженное тренирующее влияние, определяя характер адаптивных реакций, повышающих устойчивость организма к кислородной недостаточности.


 

При использовании газовых смесей, обедненных кислородом, для выражения степени гипоксии пользуются процентом его содержания в смеси. При этом можно сделать пересчет процентного содержания кислорода в газовых смесях при нормальном барометрическом давлении эквивалентно различным высотам (табл. 5).


 

В работе со скаковыми лошадьми авторы использовали переменный режим вдыхания гипоксических, гипоксически-гиперкапнических смесей и атмосферного воздуха. В основу режима воздействия острой гипоксии положили общие принципы тренировки: постепенность нарастания действия раздражителя, повторность и прерывистость, а также смена величины воздействия. С целью более активной стимуляции деятельности систем кровообращения и дыхания наряду с нарастающей гипоксией в одну из смесей добавляли углекислый газ.


 

image


 

Для гипоксической тренировки применяли газовые смеси, состоящие из азота, кислорода, а также углекислого газа в различных соотношениях. Газовые смеси изготавливали в специальных баллонах

емкостью 6 м3 каждый с давлением до 150 атм. Для подачи смесей и воздуха, а также для регистрации их количества была разработана специальная установка.


 

Воздействие острой гипоксии на скаковых лошадей проводили по следующей схеме:


 

  1. -й день — 10 мин—смесь (15% кислорода и 85% азота); 2 мин — воздух; 10 мин — смесь (10% кислорода и 90% азота); 5 мин — воздух; 10 мин—смесь (10% кислорода, 5% углекислоты и 85% азота).


     

  2. -й день —10 мин — смесь (10% кислорода и 90% азота); 2 мин — воздух; 10 мин—смесь (10% кислорода,

    5% углекислоты и 85% азота); 3 мин—воздух; 3—5 мин—смесь (5% кислорода и 95% азота).


     

  3. -й день —10 мин — смесь (15% кислорода и 85% азота); 2 мин — воздух; 10 мин — смесь (10% кислорода и 90% азота); 5 мин — воздух; 10 мин—смесь; (10% кислорода и 5% углекислоты и 85% азота); 5 мин —

воздух; 5 мин — смесь (5% кислорода и 95% азота); 5 мин—воздух; 10—12 мин—смесь (5% кислорода и

95% азота).


 

Для оценки состояния организма лошадей проводили физиологические и биохимические исследования. Адаптационные изменения в организме происходят как при хроническом недостатке кислорода в условиях гор, так и при создаваемой искусственно острой гипоксии. Если при хронической гипоксии адаптационные изменения, как правило, развиваются постепенно, с последовательным вовлечением различных систем, то при острой кислородной недостаточности происходит экстренное включение ответственных механизмов адаптации. При многократном воздействии острой гипоксии обнаруживаются изменения в системах адаптацииг обеспечивающие высокую устойчивость организма и к длительной хронической кислородной недостаточности. Это явление лежало в основе специальной подготовки троеборных лошадей сборной команды СССР к XIX Олимпийским играм в Мехико, проводившимся на высоте 2400 м над уровнем моря.


 

При воздействии гипоксической смеси, содержащей 15% кислорода, несмотря на некоторую активизацию функций внешнего дыхания и кровообращения, наблюдается снижение поглощения кислорода и образование его дефицита, который погашается при дыхании атмосферным воздухом после экспозиции данной смеси


 

Смесь, содержащая 10% кислорода, вызывает большие сдвиги в системах внешнего дыхания и кровообращения. Несмотря на это на первой-пятой минутах дыхания этой смесью кислород не поступает в организм. При дальнейшем вдыхании этой смеси потребление кислорода составляет примерно одну третью часть исходной величины. Вместе с тем повышается скорость деоксигенации эритроцитов и падает насыщение кислорода в венозной крови. По всей вероятности, более эффективно используется кислород, так как не наблюдается выраженной активизации анаэробных процессов, о чем свидетельствуют небольшие изменения в содержании истинной глюкозы, молочной кислоты и активности гликолитических ферментов.


 

Кроме того, быстроаллюрные лошади, по-видимому, обладают значительными резервами кислорода в легких, крови и мышцах, чем можно объяснить способность сохранять жизненные функции в течение нескольких минут при резком снижении легочного газообмена и поступления кислорода в организм.


 

Смесь, содержащая 5% кислорода, вызывает наибольшие изменения физиологических показателей. Кислород в организм при дыхании этой смесью практически не поступает, а в большинстве случаев даже выделяется (отрицательный баланс) из-за резкого снижения парциального давления кислорода во вдыхаемом воздухе. Это явление объясняется также относительно высоким у быстроаллюрных лошадей насыщением кислородом венозной крови. Даже на восьмой-девятой минутах дыхания смесью с 5% кислорода оксигенация венозной крови снижается в среднем лишь до 65,2%.


 

Высокая степень острой гипоксии сопровождается снижением активности окислительных процессов в тканях, выраженным падением содержания сахара в крови, повышением уровня молочной кислоты, увеличением активности гликолитических ферментов (аль-долаза и лактатдегидрогеназа). Эти изменения свидетельствуют об активизации бескислородных систем энергопроизводства, в конечном счете обеспечивающих жизнеспособность лошадей в данных условиях.


 

Исследованиями установлено тренирующее влияние много раз повторяющихся, относительно кратковременных воздействий гипок-сическими смесями, чередующихся с дыханием атмосферным

воздухом. Повышается устойчивость к острой кислородной недостаточности (увеличивается резервное время жизни при высоких степенях гипоксии) и снижается величина компенсаторных сдвигов функциональных систем.