Психологические основы предварительного расследования

  Главная      Учебники - Криминология     ПСИХОЛОГИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ И СЛЕДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (Ю.В. Чуфаровский) - 2006 год

 поиск по сайту

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  10  11 

 

 


  1.  

    РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ ПСИХОЛОГИЯ СЛЕДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


     

     


     

    Глава 11 Психологические основы предварительного расследования


     


     

    § 1. Общая характеристика психологических особенностей следственной деятельности

     

     

    Цель следственной дея-тельности - правовая ох-рана основных социальных ценностей, установление ис-тины при расследовании со-вершенных правонарушений,

    предание виновных лиц суду. Поэтому профессио-нально-психологические особенности личности сле-дователя обусловлены социально-политическими, нравственными и психологическими особенностями его деятельности.

    Деятельность следователя характеризуется процессуальной регламентированностью средств и сроков следствия, формализованностью соци-ально-ролевой функции следователя; определен-ной познавательно-поисковой деятельностью; оперативностью и конспиративностью действий; направленностью на преодоление возможного противодействия заинтересованных лиц; наличи-ем властных полномочий, широкой социальной коммуникативностью, повышенной единоличной ответственностью за принимаемые решения.

    Основным определяющим компонентом психо-логической структуры деятельности следователя является его познавательная деятельность по со-биранию и исследованию самых разнообразных фактов, на основании которых им полностью вос-станавливается прошлое событие, все взаимоот-


     

    image

    ношения различных лиц, связанных с этим событием, познается личность субъекта, совершившего преступление. Именно на предварительном следст-вии производится процесс создания модели прошлого события преступления. Начиная процесс собирания фактов, следователь часто заранее не знает конечного результата сбора этих сведений, не может представить полную мыс-ленную модель имеющегося в прошлом события. Эта особенность познава-тельной деятельности приводит к существенным трудностям при сборе, отбо-ре, оценке получаемой информации, к необходимости выдвижения и проверки большого количества самых разнообразных версий по поводу природы и дей-ствительной ценности тех или иных фактов, взаимосвязи между отдельными

    фактами.

    В деятельности следователя существенное значение приобретают крими-налистические знания и опыт, которые создают условия для понимания имею-щейся информации, ее поиска, правильного выбора необходимой информа-ции. Эти знания и опыт являются необходимой предпосылкой и для активизации воссоздающего воображения.

    Познание прошлого события всегда основывается на фактах настоящего. В связи с этим возникает необходимость построения мысленных моделей взаи-мосвязей фактов, явлений настоящего с прошедшим событием. Познание включает в себя и практическую деятельность, направленную на проверку, оценку познаваемых фактов, явлений. В процессе этой деятельности широко применяются эксперименты с объектами, выявленными в процессе познава-тельной деятельности1.

    На предварительном следствии процесс познания отличается некоторой неупорядоченностью поступления информации. Преступление как предмет ис-следования - сложное и многостороннее явление, и ни один очевидец не мо-жет созерцать всех элементов: подготовительных действий, сговора участни-ков, субъективной стороны, причинной связи между действием и результатом, причин и условий способствовавших совершению преступления и т.д. Все это в совокупности устанавливается (доказывается) при посредстве других фак-тов2. Предварительное расследование в целом - это не теоретико-познава-тельная, а практическая деятельность, регламентируемая уголовно-процессу-альным законодательством. Закон не только регламентирует отдельные следственные действия, но и устанавливает определенный порядок всего рас-следования.

    Справедливость, объективность, избежание обвинительного уклона, не-укоснительная реализация закона - основные требования к следственной де-ятельности.

    Деятельность следователя характеризует чрезвычайное разнообразие за-дач, правильное решение которых требует применения разнообразных ка-честв, навыков и знаний. Нужны специальные познания в области медицины и педагогики, товароведения и бухгалтерии, транспорта и психологии и т.д. Для того, чтобы применить эти знания в сложных ситуациях расследования, необ-ходимо, чтобы они были систематизированы. Для эффективного использова-ния объективных психологических закономерностей, действующих в период то-го или иного следственного действия, следователь должен иметь еще и психологическую программу, которая вооружит его методами диагностики лич-


     

    image

    Селиванов Н. Критерии допустимости применения тактических приемов при расследо-вании // Законность. - 1994. № 3 - С. 23-28.


     

    Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - M., 1967. - С. 46.


     

    image

    ности и организации психологического воздействия на личность с целью полу-чения информации и перевоспитания1.

    Для следственной деятельности характерно преодоление сопротивления со стороны незаинтересованных в успешном расследовании дела лиц. Пожа-луй, нет другого вида человеческой деятельности, успешному проведению ко-торой так активно противоборствовали бы заинтересованные люди и группы людей. Следует учесть, что организованное сопротивление виновных деятель-ности следователя, направленной на расследование и раскрытие преступле-ния, может значительно ее затруднить.

    Наиболее заинтересован в этом сам преступник, который, как правило, всеми силами активно противодействует следователю. На какие только ухищрения не пу-скается он; шантаж, ложь, обман, клевета, фальсификация, подкуп - этот арсенал его средств практически не ограничен ничем. Следователь вправе действовать только законными и безупречными в нравственном отношении средствами.

    Следователь имеет право использовать тактические приемы, в том числе основанные на применении психологических реагентов, которые могут быть определенным образом систематизированы по признаку действительной или мнимой цели их использования (например, основанные на неразглашении под-линной цели действий следователя с использованием фактора внезапности; основанные на создании впечатления у подозреваемого, что его соучастник разоблачен; основанные на внушении мысли о «целесообразных» действиях подозреваемого и т.д.). Однако успешное применение психологического реа-гента не должно переоцениваться, это не снимает со следователя обязаннос-ти самым тщательным образом проверить любые показания обвиняемого, при-нять все меры к установлению истины по уголовному делу, строго согласовывать свои действия с правовыми и этическими нормами2.

    Неравенство в положении следователя и заинтересованных лиц связано еще и с тем, что последние знают, какие обстоятельства желательно скрыть, тогда как следователь сплошь и рядом имеет весьма неполное представление о том, что именно должно и может быть установлено по делу. Лицо, произво-дящее расследование, двигаясь по следам преступления, всегда оказывается

    «в хвосте событий». Преступник же имеет неизбежный выигрыш во времени и инициативе, вынуждая следователя действовать в максимально затрудненной обстановке.

    Все это придает расследованию характер борьбы, принимающей иногда очень острые формы. Необходимость преодоления опасных ситуаций, устра-нения препятствий, которые специально создаются на пути следователя, вы-зывает у него различные эмоциональные реакции, требует постоянных воле-вых напряжений и активной умственной деятельности3.

    Среди характерологических качеств следователя первостепенную значи-мость имеют интеллектуальные, волевые и коммуникативные качества.

    Одна из задач следователя заключается в трезвой оценке создавшейся конфликтной ситуации, чему может способствовать ее системный анализ. Сле-дователь должен учитывать противодействие, цель которого - помешать объ-


     

    image

    1 Васильев В.Л. Юридическая психология. - М., 1991. - С. 331; Селиванов Н. Этико-так- тические вопросы расследования // Вопросы борьбы с преступностью. — М., 1983. - Вып. 38. С. 55-56.


     

    2 Селиванов Н. Критерии допустимости применения тактических приемов при расследо- вании//Законность. - 1994. № 3 - С. 26-28.


     

    3 Чуфаровский Ю. Юридическая психология. - М., 1995. - С. 152-153; Он же. Юридичес-кая психология. - М., 1997. - С. 205-206.


     

    image image

    ективному расследованию. Выбирая определенный путь, следователь должен иметь обоснование того, что стратегия его поведения является в данной ситу-ации лучшей, стремится подкрепить свой выбор, обосновать его количествен-ными данными.

    Следует отметить, что для следствия характерна не только борьба. Еще в большей степени для настоящего следователя характерно тонкое психологи-ческое воздействие на личность допрашиваемого с тем, чтобы изменить состо-яние и даже направленность этой личности с целью раскрытия преступления и предупреждения преступности.

    В литературе указано на допустимость тактических приемов с использова-нием «психологического реагента», роль которого могут играть предмет, чело-век, факт, явление, сообщение. Суть приема заключается в том, что подозре-ваемому предъявляется реагент, то есть потенциальный психологический раздражитель в условиях, исключающих какие-либо ложные утверждения. При этом для невиновного он безразличен, тогда как в сознании виновного ассоци-ируется с преступлением и вызывает соответствующую психологическую реак-цию, нередко проявляемую вовне1.

    Поскольку следователь почти никогда не располагает всеми сведениями в начале расследования, ему приходится принимать решения в условиях, харак-теризующихся той или иной степенью неопределенности. Следователь рабо-тает в ситуации острого недостатка информации. Отсюда высокая эмоцио-нальная напряженность его труда, а также закономерность эвристических методов в разработке гипотез и принятии решений и, следовательно, умение использовать такое творческое качество, как интуиция.

    Мысль следователя в процессе работы должна не только отражать и на-правлять его собственные действия, но и постоянно соотноситься с интеллек-туальной деятельностью всех участников дела и причастных к делу лиц. Он обязан думать за себя и за других, понимать ход психических процессов, пред-видеть решения и поступки участвующих в деле лиц и направлять их и с уче-том этого корректировать свое собственное поведение. В этом взаимодейст-вии сходятся представители различных интересов, далеко не всегда совпадающих, а иногда и вовсе противоположных: следователь и подследст-венный, допрашивающий и допрашиваемый и т.д. Несовпадение, противоре-чие и столкновение человеческих интересов в процессе расследования и обус-ловливает необходимость следственной тактики, которая с психологической стороны в значительной части представляет собой борьбу психологических элементов: интеллекта, воли, характера, нравственных принципов следовате-ля и участвующих в деле лиц.

    Следователю приходится получать информацию от людей самых различ-ных специальностей, которые часто используют такие понятия, формулировки для характеристики процессов, состояний, свойств, которые понятны только с учетом знаний по их специальности. Необходимо проверить правильность вос-приятия тех или иных понятий выяснением их сущности, изменение словесных формулировок графическим или иным моделированием, раскрывающим это понятие. Только в этом случае следователь не допустит ошибки в своих собст-венных представлениях, в фиксации изложения фактов и сообщений. Особен-ности познавательной деятельности следователя постепенно формируют у не-го и специфический, профессиональный склад мышления2.


     

    image

    Селиванов Н. Этико-тактические вопросы расследования. С. 55.

    Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975. - С. 259.


     

    image

    Особенностью практического мышления следователя являются тонкая на-блюдательность, способность постоянно концентрировать внимание на от-дельных деталях интересующего события, умение использовать для решения частной задачи то особенное и единичное, что не входит полностью в теорети-ческое обобщение, умение всегда быстро переходить от размышления к дей-ствию! Познавательно-поисковые и эвристические качества следователя - это его базовые качества. Мышление следователя должно всегда быть оператив-ным, то есть высокодинамичным интеллектуальным процессом, постоянно кор-ректируемым условиями и результатами практической работы.

    В деятельности следователя важное значение имеет процесс получения информации путем общения. В следственной деятельности проблемы обще-ния приобретают свою специфику. Общение носит конфликтный, рефлексив-ный характер. Коммуникация выступает как отдельный аспект общения. В про-цессе человеческой коммуникации происходит активный обмен информацией, при помощи которого протекают процессы рефлексии.

    Успех расследования в значительной мере определяется взаимодействи-ем следователя с участвующими в деле лицами - подозреваемым, обвиняе-мым, потерпевшим, свидетелем и др. Межличностное общение является не-отъемлемой составной частью деятельности следователя. В частности, на всех этапах следствия осуществляется психическое взаимодействие следова-теля с другими участниками уголовного процесса. Основу такого взаимодейст-вия составляют информационные и избирательно направленные процессы. Каждая из сторон при этом является источником и получателем информации, на основе которой стороны оценивают друг друга, разрабатывают соответству-ющую стратегию и тактику поведения. При этом используется самая разнооб-разная информация - смысл и значение речевых сообщений, речевые интона-ции, жесты, мимика, пантомимика, внешний облик, эмоционально-ситуативные реакции, возникают определенные психологические феномены межличностно-го восприятия.

    Межличностное общение в условиях следствия характеризуется, как прави-ло, повышенным самоконтролем общающихся лиц, определенной психической напряженностью, в ряде случаев повышенным уровнем тревожности. Поведе-ние каждой из сторон постоянно корректируется на основе обратной связи, происходит смена их психических состояний. Психическое состояние следова-теля обусловлено его социально-ролевым статусом, личностно-профессио- нальными качествами, информационной вооруженностью по конкретному уго-ловному делу, уверенностью в способах достижения целей, ситуативными воздействиями. Общим фоновым состоянием следователя при его взаимодей-ствии с подследственными лицами является повышенный уровень психичес-кой активности.

    Психическое состояние свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиня-емых определяется в значительной мере их отношением к правосудию, к со-вершенному деянию, возможному наказанию, осознанием вынужденной необ-ходимости общения. Общим фоновым психическим состоянием этих лиц является психическая напряженность. Психические состояния в значительной мере определяются правовым положением лица, то есть тем, является ли оно обвиняемым, подозреваемым, потерпевшим или свидетелем1.

    Для того чтобы не допустить ошибки в процессе логической обработки по-ступающих данных, следователю необходимо хорошо знать и строго соблю-дать логические законы и формы мышления, диалектически подходить к рас-


     

    image

    1 Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Указ. соч. С. 185-186.


     

    image image

    смотрению известных фактов в их взаимосвязи и взаимообусловленности, по-стоянно контролировать, имеются ли в его распоряжении достаточные доказа-тельства для того, чтобы сделать тот или иной вывод.

    Процесс расследования уголовного дела можно рассматривать как ряд следственных ситуаций, которые должен решить следователь. Психологичес-кие аспекты следственной ситуации - это частный случай психологии деятель-ности субъекта вообще. Следственная ситуация - это динамическая информа-ционная система, элементами которой являются существенные признаки и свойства обстоятельств, имеющих значение по конкретному уголовному делу, связи и отношения между ними, а также между участниками процесса рассле-дования, наступившие или предполагаемые результаты сторон. Построение модели следственной ситуации - это не только получение информации, но и ее всесторонняя оценка, включающая как логические аспекты, так и элементы волевого действия на заключительном этапе процесса. Поэтому модель след-ственной ситуации является не только вероятностным логическим выводом, но и своеобразным информационным решением о том, что произошло, что проис-ходит по расследуемому уголовному делу или может произойти1. Успешность разрешения следственной ситуации в значительной степени детерминирована профессиональным опытом следователя.

    Преступления очень часто умышленно маскируют, скрывают, рассчитывая ввести следователя в заблуждение. Для распознания типа этих ситуаций необ-ходимо знать их ключевые признаки. Психические следы—образы, так называ-емые личные доказательства, выявляются методом расспроса. Для этого про-изводятся соответствующие следственные действия - допрос, очная ставка, судебно-психологическая и судебно-психолого-психиатрическая экспертизы.

    Следователь должен помнить, что люди описывают события субъективно, под влиянием личной и ситуативной апперцепции, личностных особенностей реконструкции материала в процессе его сохранения и воспроизведения и т.д. Учет этих обстоятельств - профессионально обязательное требование.

    Психологически сложной для следователя является ситуация, когда в од-ном'производстве сосредоточивается большое количество уголовных дел, каждое из которых требует немедленного принятия решений и производства следственный действий. Наиболее сложной можно считать ситуацию, когда по делам нарушены сроки производства следствия и содержания под стражей лиц. Успешное разрешение подобных ситуаций обеспечивается за счет цело-го комплекса качеств и умений: эффективного планирования по делам, эмоци-ональной устойчивости, самоорганизованности, целеустремленности, умения организовать людей. Большое значение имеет способность следователя стать лидером, возглавить группу, работающую над раскрытием преступлений, для того чтобы установить виновных в них лиц в течение определенного срока2.

    Практика показывает, что данное обстоятельство нередко весьма сущест-венно «давит» на психику следователя, особенно тогда, когда речь идет о рас-следовании уголовных дел о тяжких преступлениях (убийство, разбой, изнаси-лование, массовые беспорядки, терроризм и т.п.), а преступление длительное время раскрыть не удается. Здесь может возникнуть ряд опасностей, которые необходимо всегда учитывать. Одной из них является поспешность и торопли-вость при производстве расследования, чего не следует допускать. Для того


     

    image

    1 Дранкин Н.Я. Понятие и классификация следственных действий. Следственные ситуа-ции и раскрытие преступлений. - Свердловск, 1975. - С. 28-29.


     

    Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. - М., 1995. - С. 155.


     

    image

    чтобы успешно решить стоящие задачи, быстрее раскрыть преступление и изобличить виновных в нем лиц, необходимо вдумчиво и творчески подходить к определению направления расследования, путей и средств решения стоящих перед следователем задач. Стремясь к оперативности осуществления наме-ченных мероприятий, не допускать нарушения принципа объективности, пол-ноты и всесторонности расследования. Следует постоянно напоминать себе, что пробелы и упущения, допущенные на ранних этапах расследования, в дальнейшем, как правило, восполнить бывает очень трудно.

    Другой опасностью может явиться тенденция к решению стоящей перед следователем задачи по принципу «цель оправдывает средства». Здесь необ-ходимо всегда помнить, что задачи, стоящие перед следователем при рассле-довании преступлений, могут решаться с использованием лишь таких средств, которые указаны в уголовно-процессуальном законе.

    Знающего, хорошего следователя характеризует объективность в оценке и анализе собранного им самим и полученного из различных инстанций материала. Опытные в практическом отношении следователи подчеркивают, что умение во-время отказаться от внешне заманчивой версии, которая находится в противоре-чии с другими объективными материалами дела, часто является залогом успеха в работе следователя. Эти ситуации имеют важное значение при расследовании дел, где может иметь место самооговор, о преступлениях несовершеннолетних, а также по делам об убийствах, особенно заказных, когда собранных доказательств бывает явно недостаточно для принятия однозначного решения.

    Одним из существенных качеств следователя является его конструктивная способность предвидеть развитие событий, перспективно моделировать свою деятельность, правильно ее планировать. Существенной особенностью конст-руктивной деятельности следователя является постоянно возникающая необ-ходимость в текущей корректировке его деятельности. Она возникает как в свя-зи с обнаружением новых фактов, так и в связи с изменением тактики поведения заинтересованных в деле лиц. При расследовании происшествия должны быть учтены все возможные его причины. Сужение круга этих причин исключает достоверность выводов следователя.

    Он должен избегать не вызываемых необходимостью вторжения в личную жизнь и служебную деятельность граждан, отвлечения их от обычных занятий, применения мер принуждения. Вместе с тем опасность противодействия заин-тересованных лиц и иные трудности следственной работы постоянно требуют умения выполнять свой служебный долг невзирая ни на какие помехи, неуклон-но проводить в жизнь свои замыслы по расследованию уголовного дела.

    Сталкиваясь ежедневно с жизненными трагедиями, следователь должен обладать стойкостью и убежденностью, чтобы вид человеческих страданий, хотя и неизбежных, не привел к надлому его личности. Только сознание спра-ведливости своих действий и собственной правоты способно дать силы для та-кой работы.

    Своеобразной чертой расследования дел является необходимость сохра-нения следственной тайны. Преждевременная огласка доказательственного материала и замыслов следователя может помешать расследованию и поста-вить под удар лиц, которые содействовали раскрытию преступления. Разгла-шение данных предварительного следствия чревато и другой опасностью. Ре-шения и выводы, которые носят предварительный характер и правильность которых еще должна быть проверена в дальнейшем ходом уголовного процес-са, могут быть восприняты как бесспорно установленные факты. При этом воз-никает риск их внушающего влияния на формирование свидетельских показа-


     

    image

    ний и общественного мнения, может быть нанесен незаслуженный ущерб ре-путации конкретных людей.

    Расследование дел неизбежно связано с проникновением в личную жизнь людей, изучением их прошлого, бытовой обстановки, уклада жизни, семейных отношений и сугубо интимных обстоятельств. Оглашение этих данных способ-но причинить огромный вред, привести к компрометации людей и личным тра-гедиям. Поэтому не случайно закон предписывает следователю избегать не вызываемой необходимостью огласки известных ему обстоятельств личной жизни людей.

    Кроме того, следователь, в силу своего положения, имеет доступ к любым данным, связанным с расследуемым событием. Отдельные из них составляют государственную тайну или имеют определенную степень секретности. Следо-ватель обязан хранить в секрете не только конкретные данные, относящиеся к расследуемому событию, но и сведения более общего порядка, характеризую-щие в целом борьбу с преступностью.

    Имеются свои психологические трудности и при сохранении сведений, не подлежащих разглашению. Умение молчать является не природным даром, а продуктом воспитания и самовоспитания, зависит от стойкости и дисциплини-рованности. Известно, что человек, узнавший какую-либо новость, получивший важные сведения и интересные данные, переживающий успех, неудачу или иные захватывающие его чувства, всегда испытывает потребность поделиться своими мыслями с другими людьми. Удержаться от искушения рассказать за-нимательную историю, показать значительность своей работы, прихвастнуть осведомленностью и поделиться успехом, особенно для молодого человека, бывает нелегко.

    Однако дело не только в умении хранить тайну. Необходимо соблюдать специальные требования конспирации, чтобы не выдать служебных секретов, предотвратить их просачивание за пределы того круга лиц, которые занимают-ся работой по данному уголовному делу. Не случайно поэтому среди следова-телей считается неэтичным проявлять любопытство и интересоваться ходом расследования, производимого товарищем по работе, если тот сам не обраща-ется за консультацией. Выполнение всех этих требований должно стать про-фессиональной привычкой следователя.

    Постоянное пребывание в центре различных общественных интересов, воздействие различных влияний налагают на следователя особую ответствен-ность. Каждое заметное уголовное дело особенно при рекламе в средствах массовой информации, создает вокруг себя сложную общественно-политичес-кую ситуацию, которая оказывает ощутимое влияние на ход расследования. Подчас внушению общественного мнения в отношении того или иного лица поддаются и лица, производящие расследование, укрепляя тем самым общую уверенность в правильности выдвинутых против этого человека обвинений. В этом свете истолковываются его поведение и высказывания.

    Особую осторожность должен проявлять следователь при освещении того или иного дела в печати. Очень опасны поспешные выступления прессы, когда расследование дела еще не закончено, а предварительные данные преподно-сятся в печати как бесспорно установленные факты. Газета или журнал в этих случаях как бы выносят свой приговор, создавая преждевременную уверен-ность в том или ином положении у читателей. Обязанный противостоять этой уверенности, следователь подвергается здесь очень тяжкому испытанию. Над ним неизбежно будут тяготеть ранее высказанные мнения и созданная вокруг расследуемого дела общественная атмосфера.


     

    image


     

    § 2. Психология осмотра места происшествия

 

 

О

 

смотр места происшествия - это обнаружение и непосред-ственное исследование материаль-ных объектов, их признаков и взаимо-связей, имеющих существенное

значение для расследования происшествия и находящихся в пространстве, в ко-тором оно произошло или обнаружены его следы. Осмотр места происшествия определяют как процесс собирания информации об имеющемся преступном со-бытии на месте его совершения при помощи активного, целенаправленного вос-приятия, анализа и синтеза полученной информации для решения вопросов, имеющих значение при рассмотрении уголовного дела. Деятельность следова-теля при осмотре места происшествия можно также определить как процесс по-строения мысленной модели преступного события путем отыскания и использо-вания различных видов информации и процессуальной фиксации их.

Каждое преступление приводит к определенным изменениям материаль-ной обстановки, отражается в сознании людей. Изменения в обстановке места происшествия могут быть обнаружены, зафиксированы, исследованы и ис-пользованы в качестве доказательств.

Осмотр места происшествия, как правило, относится к первоначальным следственным действиям, а по большинству дел об особо опасных преступле-ниях против личности расследование начинается с осмотра места происшест-вия. Успех или неуспех при этом в значительной степени предрешает выдви-жение правильной версии, раскрытие преступления, изобличение виновных. С другой стороны, он нередко отрицательно сказывается на дальнейшем ходе расследования, толкает следствие на ложный путь или заводит его в тупик.

Осмотр места происшествия Является самостоятельным следственным действием, имеющим целью обнаружение следов преступления, других веще-ственных доказательств, выяснение обстановки происшествия, а равно иных обстоятельств, имеющих значение для дела. Вместе с тем осмотр может быть и составной частью других следственных действий: задержания, обыска, выем-ки, следственного эксперимента, проверки показаний на месте1.

Осмотр места происшествия является незаменимым следственным дейст-вием, поскольку информацию, получаемую при осмотре, в большинстве случа-ев невозможно обнаружить в любом другом месте, добыть путем проведения иных следственных действий. Такова, например, информация, заключенная в следах ног и рук преступника, следах применения им орудий взлома. Непо-средственно в процессе изучения объектов места происшествия следователь использует самые различные формы и методы познания, направленные на ус-тановление фактов и обстоятельств, которые дают возможность определить направление расследования и выяснить истинный характер событий2.

Восприятие обстановки места происшествия позволяет следователю пред-ставить картину события, дает необходимую эмпирическую базу для выдвиже-ния версий, проведения других следственных действий. Ясно, что никакой ана-лиз документов, протоколов, схем, фотографий не сможет заменить непосредственно увиденного. Вот почему даже при принятии к производству не-раскрытых преступлений прошлых лет, когда обстановка претерпела значитель-ные изменения, все же бывает целесообразно побывать на месте происшествия и ознакомиться с ним.


 

image

Чуфаровский Ю. Юридическая психология. - M., 1995. - С. 158.

2 Шмидт А.А. Сущность и понятие осмотра места происшествия. Следственные дейст-вия (криминалистические и процессуальные аспекты). - Свердловск, 1983. - С. 89.


 

image

Очень часто осмотр места происшествия проводится в условиях неопреде-ленной следственной ситуации, которая столь характерна для первоначально-го этапа расследования. Что произошло: преступление, несчастный случай, инсценировка? Если совершено преступление, то какое? Кто мог его совер-шить и почему?

Особенностью следственного осмотра является также его неотложный ха-рактер. В отличие от многих других первоначальных следственных действий осмотр места происшествия должен быть проведен немедленно. Всякая от-срочка может привести к изменениям обстановки, утрате следов и улик, забы-ванию очевидцами и свидетелями важных для дела обстоятельств. В таких ус-ловиях у следователя нет достаточно времени для подготовки к осмотру, обдумывания его тактики, получения консультаций. Он вынужден действовать очень быстро, в то же время понимая, что любая его ошибка трудно исправи-ма, может привести к невосполнимой утрате доказательств. Все это порожда-ет у следователя повышенное чувство ответственности, а у молодых, недоста-точно опытных сотрудников нередко возникает своеобразное состояние, которое можно назвать как «страх ошибки». Он выражается в излишнем волне-нии, растерянности, поспешности, снижении разумной активности, целена-правленности, приводит к неспособности осуществлять четкую мыслительную деятельность, правильно руководить действиями участников осмотра. В то же время хорошо известно, что квалифицированные следователи в такой же сложной ситуации действуют не только быстро, но и целеустремленно, сосре-доточенно. Активизируется их наблюдательность, мыслительная деятель-ность, они умело руководят ходом осмотра. В целом у таких следователей мо-билизуются все духовные и физические силы1.

При подготовке к выезду на место происшествия возникает необходимость психологического настроя следователя к предстоящей деятельности. В зависи-мости от характера происшествия он моделирует общую схему своих предстоя- . щих действий, формирует установку на преодоление возможных препятствий.

Существенна также психологическая совместимость участников осмотра места происшествия. Обладая властными полномочиями, следователь не дол-жен упускать из виду и психологические аспекты межличностных отношений. Его доброжелательное и деловое общение с участниками осмотра - сущест-венная предпосылка успешного проведения осмотра места происшествия, в котором участвует группа лиц.

Тщательная предварительная психологическая, организационная и техниче-ская подготовка - важнейшее условие успешности осмотра места происшествия. Началу осмотра места происшествия должна предшествовать организаци-онная работа следователя (подбор оперативной группы, подготовка и провер-ка научно-технических средств, приглашение специалистов, охрана места про-исшествия и т.п.). Большое значение имеет относительное постоянство оперативных групп, хорошее знание всеми их участниками своих функций, чет-кое взаимодействие. Организуя оперативную группу, необходимо помнить о целесообразности сочетания профессионального и-жизненного опыта ее уча-стников, их психологической совместимости (готовности вместе работать, по-могать друг другу, сохранять в любых ситуациях выдержку, благожелатель-ность, самообладание, взаимное уважение, умение быстро преодолевать

возникающие конфликты).

Осмотр места происшествия относится к тем немногим следственным дейст-виям, при проведении которых следователь действует публично, в присутствии


 

image

Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. - Волгоград, 1983. - С. 7.


 

image

других людей. Это также требует определенной психологической подготовки, в частности, умения сосредоточиться, сохранять устойчивость, концентрируе-мость и переключаемость внимания и в то же время руководить действиями уча-стников осмотра, поддерживать необходимую дисциплину, атмосферу сотрудни-чества.

Осмотр места происшествия - это вид сложной комплексной деятельности, состоящий из действий следователя, сотрудников органа дознания, специали-стов и понятых, при руководящей роли следователя. Деятельность следовате-ля складывается из ряда операций и реализуется в познавательном, поиско-вом, организационном и удостоверительном элементе1. Кратко их обозначим.

Познавательный элемент деятельности составляют: восприятие обстанов-ки, фактов, явлений; установление между ними причинной связи; выдвижение предположений, версий. Поисковый элемент деятельности - это поиск, обна-ружение изменений, вызванных действиями преступника; изъятие следов, ве-щественных доказательств. Организационный элемент включает в себя дейст-вие по руководству оперативной группой в ходе осмотра (организация охраны места происшествия, помощь потерпевшему, распределение функций между участниками осмотра и т.д.). Удостоверительный элемент деятельности следо-вателя - это закрепление, удостоверение и фиксация выявленных в ходе ос-мотра следов, вещественных доказательств, установленных фактов. Следова-тель составляет протокол осмотра места происшествия, чертежи, схемы и т.п.; сам или с помощью специалистов производит фотографирование, киносъемку, аудио-видеозапись. Нередко встречаются протоколы, подобные инвентарной описи, где перечислены, казалось бы, все предметы, находящиеся на месте происшествия. Действуя подобным образом, следователь не задумывается о значении отдельных обстоятельств, стремится «объять необъятное», и эта за-ведомо обреченная на неудачу попытка мешает определить рамки осмотра, сосредоточить внимание на существенных признаках по данному делу.

Перечисленное нами выше выделение сторон деятельности следователя при проведении осмотра места происшествия носит в известной степени ус-ловный характер. На практике деятельность следователя в процессе осмотра места происшествия представляет всегда единое целое.

В оперативной группе между участниками необходимо четкое разделение функций, в зависимости от характера выполняемых действий. Успешность ос-мотра места происшествия во многом зависит от коллективных действий всех его участников, их согласованности. Основной организационно-тактической формой взаимодействия следователя, работника органа дознания, специалис-та, эксперта на первоначальном этапе расследования является совместный выезд на место преступления в составе оперативно-следственной группы. Их взаимодействие при осмотре места происшествия предполагает не дублирова-ние работы, а обязательное и четкое распределение функций. Если следова-тель производит непосредственно осмотр места происшествия, отыскивает и закрепляет доказательства, фиксирует результаты осмотра в протоколе, то оперативный сотрудник по указанию следователя производит комплекс опера-тивно-розыскных мероприятий, направленных на раскрытие преступления, а специалист или эксперт оказывают помощь следователю в обнаружении, за-креплении и изъятии следов и т.д. Эти мероприятия должны проводиться од-новременно с осмотром места происшествия и обеспечивать условия, необхо-димые следователю для более качественного осмотра места происшествия и Расследования в целом.


 

image

Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975. - С. 50-135.


 

image

Событие преступления оставляет во внешнем мире систему следов. Эти следы обладают специфическими особенностями и в целом образуют систему, существующую в пространстве и времени. Успешные осмотры предопределя-ются выделением следователем системы этих следов. Одной из главных при-чин неудачных осмотров является неумение выделить систему следов из окру-жающей действительности. Эффективность осмотра места происшествия в значительной степени обусловлена наличием у следователя глубоких крими-налистических знаний. Так, зная основные закономерности образования сле-дов, характер наиболее типичных из них для различных видов преступлений (убийств, изнасилований, разбойных нападений, краж и т.д.), следователь строит мысленные модели преступного события1. Пользуясь такими моделя-ми, он ведет поиск следов преступления не путем сплошного восприятия и об-щей оценки того, что он увидел на месте, не случайно, а продуманно и целена-правленно.

В восприятии обстановки места происшествия важная роль принадлежит так-же профессиональному и жизненному опыту следователя. Опытный, имеющий большой стаж работы следователь быстрее ориентируется на месте происшест-вия, строит типичные модели случившегося, ведет осмотр в определенной после-довательности, неоднократно мысленно возвращается к своему опыту, ищет воз-можные аналогии, совпадения. Профессиональные знания должны дополняться личным жизненным опытом следователя, позволяющим вернее осмыслить слу-чившееся, разобраться в возможных мотивах, прогнозировать дальнейшие собы-тия. В связи со значительным удельным весом молодых следователей, приходя-щих в последнее время на работу, возникает вопрос о способах скорейшего приобретения ими необходимого профессионального опыта. Представляется, что этого можно достигнуть постоянной учебой, работой над собой, наставниче-ством опытных следователей, обмена опытом на совещаниях, конференциях, се-минарах, на страницах научных и учебно-методических изданий.

Успешность осмотра места происшествия в подавляющем большинстве случаев зависит также от криминалистической наблюдательности следовате-ля, в основе которой лежит умение планомерно, целенаправленно восприни-мать все, что имеет или может иметь отношение к событию преступления (на-блюдение). До начала осмотра важно получить общее представление о случившемся. «Весьма полезно до приступа к производству осмотра ознаком-ление с главнейшими обстоятельствами дела, чтобы предшествующий боль-шому и длительному осмотру обзор, то есть предварительное ознакомление в основном с фактической стороной преступления, дал бы правильную ориенти­

ровку для производства детального осмотра»2. Обзор здесь принимается как

общее, вводное обозрение, способствующее лучшему пониманию деталей об-становки и всего события преступления при дальнейшем изучении.

Для получения необходимого общего представления о предполагаемом со-бытии преступления следователь внимательно анализирует поступившую ин-формацию, заслушивает краткие сообщения о случившемся от работников ми-лиции, других правоохранительных органов, должностных лиц, очевидцев, свидетелей, потерпевших, людей, которые первыми обнаружили преступле-ние. В этих целях целесообразно обойти все место происшествия, определить его границы, основные центры и углы, наметить план, последовательность ос-мотра, проведения неотложных действий.


 

image

1 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. - М., 1977. - Т. 1. - С. 36-63.

2 Якимов И.Н. Осмотр. - М., 1935. - С. 2.


 

image

Многие следователи при осмотре места происшествия ограничивают его пространство плоскостью (пола осматриваемой комнаты или квартиры, асфаль-тового покрытия, на котором остались следы транспортного происшествия и т.д.), при этом нередко забывают, что всякое пространство имеет три измере-ния, и, в частности, при осмотре места происшествия, кроме поисков следов в определенной плоскости, их следует еще искать выше и ниже ее уровня и в этом направлении активизировать свое внимание. Например, следователь, осматри-вая помещение краеведческого музея, из которого были похищены ценные экс-понаты, сосредоточил свое внимание на поисках следов проникновения и ухода преступника через дверь и окна. Однако окна были заделаны прочными решет-ками и не имели повреждений, а двери были заперты изнутри. На основании этих фактов была выдвинута версия о симуляции кражи работниками музея (рас-положенного в помещении бывшей церкви) с целью сокрытия совершенных ими же хищений. Однако другой следователь, который позднее принял это дело к своему производству, при повторном осмотре поднялся на купол здания и там обнаружил выдавленное стекло из рамы окна и кусок веревки, укрепленной на арматуре купола. Возникло предположение, что преступник проник в музей через верхнюю часть купола, спустился вниз по закрепленной веревке, похитил экспо-наты и вместе с ними поднялся по веревке обратно, затем, используя эту верев-ку для страховки, спустился по внешней стороне купола, отрезал часть веревки и, перебравшись на ветки росшего рядом дерева, спустился по нему на землю и скрылся. Эта версия давала возможность построить некий гипотетический порт-рет преступника: смелого, ловкого, обладающего спортивными навыками, дерз-кого человека. Эти предположения полностью подтвердились в ходе дальнейше-го расследования1.

Успех осмотра места происшествия в решающей степени зависит от мыс-лительной деятельности следователя. Необходимость всесторонней, объек-тивной фиксации обстановки не исключает, а напротив, предполагает в про-цессе осмотра места происшествия множество мыслительных задач, выдвижение и оценку версий, построение мысленных моделей случившегося. Именно сложная мыслительная деятельность следователя делает осмотр ме-ста происшествия рациональным и эффективным, позволяет определить связь обнаруженных объектов с расследуемым событием, выявить различные при-чинные зависимости между обнаруженными явлениями, негативные обстоя-тельства, распознать возможные инсценировки.

Следователь выехал на осмотр места обнаружения трупа. Жена потерпев-шего, сама позвонившая в милицию, сообщила следователю, что ее муж тяже-ло болел туберкулезом легких и во время очередного ухудшения его состоя-ния, сопровождающегося кровотечением из горла, скончался. Внешняя картина события, вид трупа, казалось, полностью подтверждали показания за-явительницы. Ввиду того, что событие произошло в сельской местности и су-дебно-медицинского эксперта или врача поблизости не оказалось, наружного осмотра трупа с участием специалиста на месте происшествия не было произ-ведено. Оказавшись во власти одной версии, молодой следователь не рискнул сам осмотреть труп, испугавшись, как он сказал, «вида окровавленного тела», и поэтому не заметил имеющихся на голове повреждений. Более того, сам ос-мотр дома был проведен им поверхностно и поспешно. Он не обратил внима-ния на молоток, лежащий в соседней комнате на столе, не описал и не изъял его. Между тем проведенная впоследствии судебно-медицинская экспертиза Установила, что потерпевший умер от удара по голове тупым орудием типа мо-


 

image

Васильев В.Л. Юридическая психология. - М., 1991. - С. 344-345.


 

image

лотка. При повторном осмотре молоток обнаружить не удалось. Его выброси-ла жена потерпевшего - соучастница убийцы1.

Специфика следственного воображения и мышления заключается в выдви-жении одновременно целого ряда взаимно исключающих друг друга версий. Следственная версия складывается из разрозненных фактов, представляет собой образ для проверки его в действительности. Все воображаемые версии соотносятся с реальной ситуацией и реальным результатом. Таким образом, следственное воображение постоянно регулируется пространственно-времен-ными рамками прошлого события - преступления.

В ходе осмотра места происшествия многие мыслительные задачи прихо-дится решать в условиях дефицита информации, при этом следователь опира-ется на обнаруженные факты, явления, признаки, использует свои знания, про-фессиональный, жизненный опыт нередко на уровне интуитивных догадок и предположений. Особенно высок удельный вес воображения и интуиции в творческой работе следователя над раскрытием убийств - преступлений, со-вершенных очень часто без очевидцев, которые могли бы дать связную карти-ну события. Чем подробнее «видит» следователь внутренним зрением картину убийства, тем более правильными будут выдвинутые им на основании этого

«внутреннего видения» версии.

При осмотре места убийства воображение дает возможность иногда по са-мым незначительным следам восстановить с возможной полнотой подлинную картину убийства.

В подвале жилого дома был обнаружен труп мужчины. Помещение подва-ла, где лежал труп, было небольшое. В центре его находилась большая лужа крови. В углу под небольшим окном лежал труп молодого человека 25-28 лет. В области лица и головы имелось около двадцати колотых и резаных ран, изо рта торчала суконная кепка, играющая роль кляпа. Смерть этого неизвестного лица, по мнению судебного медика, наступила за 14-15 часов до осмотра, то есть прошлой ночью. В карманах одежды убитого документов не оказалось. Осмотром окна подвала было установлено, что стекла выбиты, а два металли-ческих прута решетки сломаны, причем по следам излома можно было судить, что образовались они давно. На подоконнике были обнаружены пятна, похо-жие на кровь. Дверь из комнаты подвала выходила в коридор, откуда в первый этаж дома вела лестница. На первом этаже размещалось женское общежитие. У входа с улицы на первый этаж, через который можно было попасть в подвал, был пост комендантской охраны, функционировавший круглые сутки. Вахтер, находившийся на посту в ночь на 28 сентября, утверждал, что при нем никто в общежитие или подвал не проходил.

Из совокупности, всех приведенных данных можно было сделать вывод» что убийцы проникли в подвал дома через окно, причем мужчина, оказавший-ся жертвой преступления, находился вместе с ними. Это видимо был их знако-мый, ибо очень трудно представить, чтобы преступники могли насильно зата-щить человека в окно через довольно узкое отверстие между уцелевшими прутьями.

В приведенном примере вывод следователя, что убитый был знакомым убийц, является первой ступенькой к построению версии о преступлении. При помощи воображения была воссоздана картина преступления. Когда появля-ются новые данные или конкретные факты, новые доказательства, следова-тель вставляет их в ту картину преступления, которую он создал в своем вооб-ражении на основе тех сведений, которые у него уже имелись или имеются. Он


 

image

Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. - Волгоград, 1983. - С. 14.


 

image

как бы «примеряет» эти новые данные. В результате такой «примерки» под-тверждается или отбрасывается предположение и выдвигается новое.

О роли интуиции в процессе мыслительной деятельности следователя Н.Л. Гранат и А.Р. Ратинов пишут: «Следственная интуиция - это основанная на опыте и знаниях интеллектуальная способность быстро, непосредственно на-ходить решение творческой задачи при ограниченном исходном материале. Она играет положительную роль в отыскании истины, собирании доказа-тельств, наиболее эффективных приемов расследования»1.

При осмотре места происшествия нельзя ограничиваться поиском следов, соответствующих версии следователя, поскольку она может быть неверной. Нужно исследовать любой обнаруженный факт, явление с разных точек зре-ния, подвергать сомнению наблюдаемые признаки. Все это необходимо не только потому, что первая выдвинутая следователем версия, его модель собы-тия могут оказаться ошибочными. Нельзя сбрасывать со счетов возможность инсценировки, подготовленной преступником на месте происшествия. А.Р..Ра-тинов в связи с этим отмечает: «Значение места происшествия как источника сведений о событии и его участниках, понимают многие преступники, и поэто-му нередко в следственной практике приходится иметь дело с различными ин-сценировками на месте происшествия. Искажая картину события, создавая фиктивную обстановку и фабрикуя отдельные доказательства, преступник стремится направить следствие по ложному пути»2.

В ходе проверки версии может обнаружиться несостоятельность первона-чальной версии. Это приводит к двум существенным с психологической точки зрения последствиям. Прежде всего ведутся поиски недостающих данных. Быва-ют случаи, когда новой информации не поступает и вместе с тем есть основание думать, что решение задачи находится внутри данной совокупности фактов. В таких случаях созданную ранее систему обстоятельств необходимо «расчле-нить» снова на отдельные элементы и еще раз пересмотреть каждый из этих элементов по другим, не отраженным ранее признакам и связям. В этом прояв-ляется основное свойство мышления - открывать новые признаки объекта через включение его в новые связи. В новых связях «те же» предметы, как известно, выступают в новом качестве. На основе этого анализа возникает новая система обстоятельств, а вместе с нею и новые версии. Проанализируем сказанное на следующем примере.

Следователь осматривал полотно узкоколейной железной дороги - место происшествия. С одной стороны полотна был густой лес, с другой - болото. Ближайший населенный пункт находился в четырех километрах. Вдоль полот-на железной дороги были разбросаны части человеческого тела и одежды со следами от колес поезда. Местные жители опознали в погибшем рабочего ле-спромхоза С.

Еще до приезда следователя оперативные сотрудники, осмотрев место происшествия, пришли к выводу, что пьяный С. по собственной неосторожнос-ти попал под поезд. Присутствовавший здесь врач местной больницы заявил, что останки его можно предать земле, не производя в дальнейшем вскрытия, поскольку труп расчленен на несколько частей, а причина смерти не вызывает сомнения. Администрация леспромхоза настаивала «поскорее закончить ос-мотр», поскольку стоит сильная жара и, кроме того, необходимо открывать дви-жение поездов по дороге. Следователь, однако, не видел оснований для окон-


 

image

1 Гранат Н.Л., Ратинов А.Р. Решение следственных задач. - Волгоград, 1978. - С. 24.

Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М., 1967. - С. 250.


 

image

чания осмотра, поскольку было собрано мало информации. Он обратил внима-ние присутствующих на нечеткие следы человека, ведущие от болота на же-лезнодорожную насыпь в трех метрах от того места, где были замечены пер-вые капли крови. Оперативные сотрудники заявили, что, очевидно, это и есть следы ног потерпевшего С, который в нетрезвом состоянии вышел из болота на железную дорогу. Вообразив эту картину и сопоставив ее с имеющими дан-ными, следователь отметил два противоречия: если С. находился в таком со-стоянии опьянения, что упал под поезд, он не мог бы пройти от поселка по ле-су и болоту ночью. А если бы он даже и прошел этот путь, то на сапогах остались бы следы болотной грязи.

У следователя возникли две версии: первая, что С. сам прошел от поселка по шпалам около одного километра навстречу поезду и при загадочных обсто-ятельствах погиб под его колесами, и вторая, что его тело кто-то принес и бро-сил под колеса поезда, и этот человек оставил свои следы.

Следователь предложил проверить каждую версию. Стал тщательно осма-тривать части тела С, при этом очищая марлевым тампоном машинную смаз-ку, он обратил внимание на веретенообразное отверстие в грудной клетке. Ос-мотрев отверстие, врач предположил, что это - ножевое ранение.

Так возникла новая версия. Прошлой ночью кто-то ударом ножа в грудь убил С, вынес труп через лес и болото на железную дорогу и бросил его под колеса проходившего поезда. Убийца является местным жителем, потому что ночью смог найти дорогу через густой лес и труднопроходимое болото, пере-нося труп С.

В ходе обсуждения этой версии участковый инспектор высказал предполо-жение, что это убийство мог совершить лесник К., который относился к С. не-приязненно, угрожал ему расправой. Кроме того, лесник был чрезвычайно сильным человеком. Нашлись также в поселке люди, которым К. хвастался, что он единственный, кто может выйти на железную дорогу через болото, не завяз-нув в нем. При обыске в доме К. в тайнике был обнаружен нож со следами кро-ви. Он затем сознался в убийстве С.

В.Л. Васильев пишет, что для успешного осмотра места происшествия ре-комендуется решать следующие три задачи, именно в той последовательнос-ти, в которой они будут изложены.

Задача первая - собрать всю информацию, которая может иметь отноше-ние к расследуемому событию. На этом этапе не следует ограничиваться сбо-ром сведений только одной версии.

Вторая задача - проанализировать собранную информацию и на этой ос-нове попытаться создать версии, которые бы объясняли происшедшее собы-тие.

Задача третья заключается в сопоставлении каждой выдвинутой версии со всей обстановкой места происшествия. В ходе такого сопоставления должны быть объективно отмечены все противоречия.

Если при решении второй задачи нет возможности выдвинуть хотя бы од-ну, достаточно обоснованную версию, следует признать, что следователь по-торопился, и вернуться к решению первой задачи (сбору информации).

Если же при проверке каждой выдвинутой версии выявляются противоре-чия, необходимо вернуться вновь к решению сначала первой, а затем второй задачи1.

Осмотр места происшествия позволяет получить сведения не только о со-бытиях преступления, но и о многих особенностях личности (физических, био­


 

image

Васильев В.Л. Юридическая психология. - М., 1991. - С. 352-354.


 

image

логических, психологических). Преступление как один из видов сознательной целенаправленной деятельности человека, отражает многие особенности лич-ности правонарушителя. Поэтому при совершении преступления «доказатель-ства возникают неизбежно, а сам процесс их возникновения носит закономер-ный характер»1. Между результатом преступных действий и личностью правонарушителя прослеживается объективно существующая связь. Она мо-жет проявляться в виде и способе совершенного преступления, в определен-ных материальных изменениях обстановки места происшествия.

Группа преступников в составе восьми человек совершила более 20 опас-ных преступлений, из них значительное количество краж личного и государст-венного имущества. Чтобы не оставлять следов, преступники надевали пер-чатки на руки, носки на обувь, засыпали следы веществами с сильным запахом. По окончании преступлений орудия взлома уничтожали, одежду и обувь сжигали. Однако во всех случаях следы все-таки оставались (повторяе-мость действий, своеобразие следов обуви и перчаток, преступный «почерк», наличие микрочастиц и т.д.). Все это позволило собрать достаточное количе-ство доказательств и изобличить эту преступную группу.

На основе анализа обстановки места происшествия рассмотрим возможно-сти определения особенностей личности преступника. Так, информация, полу-чаемая при осмотре места происшествия, во многих случаях позволяет с боль-шой долей вероятности судить о поле преступника. Известно, что некоторые виды преступлений являются в большинстве случаев «мужскими» (например, изнасилование, убийство с изнасилованием, акты терроризма) либо «жен-ским» (убийство новорожденных, некоторые виды мошенничества).

На пол преступника при проведении осмотра может ориентировать и спо-соб преступления. Так взлом дверей, сейфа, его перемещение, проломы стен, потолков, полов в жилых помещениях требует мужской силы. Установление при осмотре места происшествия таких обстоятельств дает основание пола-гать, что преступник - мужчина. Если же преступник не отличался мужской си-лой, не применял инструментов и орудий, используемых преимущественно в мужских профессиях (слесарь, механик, электрик и т.д.), то данные сведения дают в определенной степени возможность предположить, что преступление совершено женщиной. На пол преступника могут указывать и характерные сле-ды и предметы, оставленные на месте происшествия: следы губной помады на окурках, одежде, посуде, шпильки, заколки и другие предметы женского туале-та; портсигар, трубка, зажигалка, мундштук для сигарет и прочие вещи, обыч-но принадлежащие мужчинам.

Место происшествия может содержать и отдельные данные о возрасте преступника. Чаще всего он позволяют определить, взрослыми или несовер-шеннолетними правонарушителями совершено преступление. Психологичес-кие особенности личности взрослого человека и несовершеннолетнего зачас-тую различны. Анализ следственной практики показывает, что если взрослые преступники при кражах похищают в первую очередь деньги, самые дорогие и Дефицитные вещи, то интересы несовершеннолетних в первую очередь на-правлены на сладости, спиртные напитки, спортивные и фототовары, часы и т.д. при этом их действия не являются в достаточной степени целенаправ-ленными, иногда сопровождаются элементами озорства. По некоторым сле-дам и предметам можно судить о возрасте преступника и более однозначно (следы рук, ног небольшого размера, следы зубов на продуктах, личные вещи


 

image

1 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. - М., 1977. -Т . 1. -С . 36-63.


 

image

подростков, обнаруженные на месте происшествия: одежда, обувь, учебники, письменно-школьные принадлежности и т.п.).

Осмотр места происшествия может дать определенную информацию о про-фессии, профессиональных навыках и умениях преступников, так как последние часто реализуются в способах совершения преступления (например, слесарь мо-жет взломать сейф, электромонтер - отключить охранную сигнализацию и т.п.).

Проводимый в процессе осмотра места происшествия психологический анализ позволяет сделать вывод о мотиве совершенного преступления, в большинстве случаев мотив определяется характером преступления (напри-мер, совершение лицом хищения, кражи, как правило, свидетельствует о нали-чии корыстного мотива и т.д.).

В преступлении могут найти отражение черты характера (жадность, злоб-ность, агрессивность, жестокость и пр.), волевые качества преступника (осто-рожность, ловкость, смелость, трусость, решительность и т.п.). К примеру, дерзкие, смелые, решительные преступники чаще всего рассчитывают на нео-жиданность, внезапность, применение физического насилия.

В одном из районов Москвы была совершена серия однородных по спосо-бу совершения разбойных нападений. Преступник останавливал вечером на улице прохожего, внезапно наносил очень сильный удар кулаком в лицо или грудь и тем самым лишал потерпевшего возможности оказать сопротивление, забирал деньги, часы и прочие ценности. Была выдвинута версия о том, что преступления совершает физически очень сильный человек, спортсмен-боксер или борец, по характеру смелый, дерзкий, решительный. В ходе дальнейшей работы эта версия подтвердилась.

Напротив, осторожные, нерешительные, трусливые лица обычно предпочи-тают способы на связанные с насилием, с преодолением физического сопро-тивления потерпевшего.

Обстановка места преступления иногда способна отразить и определенные психологические, в частности, эмоциональные состояния, испытываемые субъектом в момент совершения им преступления. Если преступник точно вы-брал время кражи, действовал продуманно и последовательно, взял наиболее ценные вещи, позаботился об уничтожении следов, от начала до конца пре-ступления вел себя предусмотрительно (не нарушил обстановки квартиры, по-гасил свет, запер за собой дверь и т.п.), то это позволяет предположить, что он человек достаточно хладнокровный, расчетливый, осмотрительный.

Таким образом, осмотр места происшествия как первоначальное следст-венное действие создает фактическую базу для выполнения комплекса других следственных действий.


 

§ 3. Психология обыска и задержания


 

В

 

отличие от осмотра места проис-шествия поисковая деятельность следователя во время обыска осуще-ствляется чаще всего в условиях не-посредственного контакта с лицами,

не заинтересованными в том, чтобы искомые предметы были найдены, в обста-новке открытого психологического противодействия лиц, которые в силу своего процессуального положения имеют непосредственную возможность оценивать результативность усилий следователя, его индивидуально-психологические, профессиональные качества и другие особенности личности1.


 


 

image

Романов В.В. Юридическая психология. - М., 1998. - С. 358.


 

image

В психологическом аспекте обыск является сложным и специфическим следственным действием, одним из доминирующих элементов которого явля-ется принуждение по отношению к обыскиваемому. В ходе обыска следова-тель и другие участвующие в нем должностные лица осматривают и исследу-ют жилище, различные постройки, участки местности, одежду и даже тело человека с целью обнаружения информации, необходимой для расследования преступления.

Обыск - это отыскание скрытых (чаще всего сознательно) объектов - в от-личие от осмотра характеризуется тем, что здесь известна цель, которая ста-вится перед этим действием, но также имеется весьма высокая неопределен-ность путей установления места искомого объекта. Это действие развивается с осуществлением познавательных, конструктивных и организаторских компо-нентов. Действиям следователя по нахождению спрятанного всегда предшест-вуют действия лица, спрятавшего тот или иной объект. В соответствии с этим, для того чтобы разыскать спрятанное, следователю надо осуществлять два ви-да деятельности: произвести мысленное решение поставленной задачи нахож-дения определенных объектов, для-чего надо раскрыть возможные мыслитель-ные процессы и последовательность действий прятавшего лица; произвести самому действия по отысканию и обнаружению спрятанного. Построение мыс-ленной модели действий обыскиваемого по сокрытию ценностей или орудий преступления является обязательным элементом в подготовке к производству обыска. Для этого нужно пользоваться методом рефлексии - поставить себя в положение обыскиваемого (учесть его профессию, образование, характер и привычки, интересы и т.д.).

Для решения этой задачи следователю очень важно знать те пути, по кото-рым проходила мыслительная деятельность обыскиваемого лица при решении им вопроса о способе и месте сокрытия объекта. Как правило, любой человек решает вопрос о сокрытии объекта с учетом имеющихся практических возмож-ностей для этого, особенностей объекта, своих профессиональных знаний, и, наконец, своих конкретных психических особенностей. Из изложенного ясно, насколько важным является предварительное изучение личности человека, подлежащего обыску, всех условий его жизни. Собранные сведения в значи-тельной степени повысят возможность рефлексивного мышления - выявления способов поиска скрытых объектов.

Обыск производится по мотивированному постановлению следователя, в котором указывается, в связи с чем и где он будет производиться, а также ка-кие ценности, предметы и документы подлежат изъятию. В постановлении (по-скольку оно предъявляется обыскиваемому) не должно быть данных, оглаше-ние которых может помешать дальнейшему ходу следствия. Обыск производится только с санкции прокурора. В случаях, не терпящих отлагатель-ства, он может быть произведен и без такой санкции, но с последующим сооб-щением прокурору в суточный срок о его производстве.

Для обыска характерна противоположность целей следователя и других Участников обыска с одной стороны, и обыскиваемого - с другой. Принудитель-ный характер обыска и противоречие целей у лиц, принимающих в нем учас-тие, обуславливают почти всегда конфликтную ситуацию.

Обыск, как следственное действие, носит ярко выраженный поисковый ха-рактер. Следовательно, работникам милиции и других правоохранительных органов необходимо найти орудия преступления, предметы и ценности, как правило, спрятанные, укрытые обвиняемым. Следователь при проведении обыска располагает обычно весьма ограниченными, неполными данными об Условиях его производства, объектах, подлежащих изъятию, местах их нахож-


 

image image

дения. Эти факторы оказывают отрицательное воздействие на получение сле-дователем информации о местонахождении спрятанных предметов.

Проведение обыска предполагает проявление следователем разнообраз-ных психологических качеств, свойств, профессиональных знаний, умений и навыков. Он может и должен использовать факторы, которые способствуют ус-пеху обыска. К ним относятся: подготовка к производству обыска; целенаправ-ленное наблюдение и правильный анализ обстановки на месте производства обыска, наблюдение за поведением обыскиваемого и т.д. Положительные или отрицательные результаты обыска очень часто зависят от надлежащей подго-товки к этому следственному действию. Хорошая подготовка обыска обеспечи-вает своевременное начало этого действия, планомерность его проведения, уверенность в успехе, которая возникает у его участников. Плохая подготовка может привести к случайным, бессистемным поискам, нескоординированности действий обыскивающих и в конечном счете к чувству неуверенности в успехе. В.Л. Васильев пишет, что в ходе подготовки к обыску следователю рекоменду-ется получить ответы на следующие вопросы.

  1. Что следует искать. Как выглядят разыскиваемые предметы (форма, цвет, запах и т.д.).

  2. Что представляет собой объект, подлежащий обыску; площадь объекта, рельеф объекта, его планировка, количество помещений, количество дверей и окон и их расположение, мебель и ее расположение и т.д.

  3. Кто, кроме обыскиваемого, может находиться на объекте в момент обы-ска.

  4. Каково искусственное и естественное освещение объекта, обыска.

  5. Имеется ли на объекте телефон или другие средства связи (рация, зво-нок, селектор и т.п.).

  6. Где могут находиться искомые предметы.

  7. Кто будет производить обыск.

  8. Какие технические средства и другие материалы следует взять с собой.

  9. Когда наиболее удобно начать обыск.

  10. Сколько времени может он продлиться.

  11. Следует составить планы обыскиваемого объекта и порядка производст-ва обыска в нем с четким распределением функций для каждого должностного лица.

  12. Заранее подумать о выборе понятых.

  13. Предусмотреть способы связи со следственным подразделением (теле-фон, радио, селектор).

Чем подробнее следователь ответит на указанные выше вопросы до обыс-ка, тем меньше неожиданностей будет его подстерегать в момент производст-ва обыска и тем больше шансов на успех его проведения1.

Неопределенность путей поиска необходимого объекта снижается и пред-варительным получением информации о площади, здании, помещении, на ко-торой он спрятан, знанием особенностей разыскиваемого объекта, условий по-падания этого объекта к обыскиваемому, отношения обыскиваемого к этому объекту. На этой основе уже более основательно осуществляется прогнозиро-вание мыслительных процессов лица, спрятавшего объект - это определение возможной последовательности решения или мыслительных задач.

Разгадывая мыслительные процессы обыскиваемого при выборе им спосо-ба и места сокрытия ценностей или иных предметов, следователь учитывает не только его специальные интересы, психические особенности, но и его дей-


 

image

Васильев В.Л. Юридическая психология. - М., 1991. - С. 391-392.


 

image

ствия, совершенные до производства обыска. С этой целью выясняется, какие места он чаще всего посещал, какие предметы он сдавал в ремонт и т.д. Так, например, было установлено, что за несколько дней до обыска обыскиваемый отдавал в ремонт чемодан. Он просил заново обтянуть материалом внутрен-нюю поверхность чемодана, которая к моменту сдачи чемодана в ремонт была просто обклеена бумагой. С учетом таких сведений следователь более тща-тельно и внимательно произвел исследование чемодана и обнаружил, что под бумагой были спрятаны как раз те документы, которые являлись объектом обыска. Существенную помощь следователю могут оказать сведения об изме-нении образа жизни, деталей образа жизни (заколотил одни двери и стал поль-зоваться другим ходом, перенес туалет во дворе и т.д.).

Подготовка к производству обыска включает в себя и выяснение личности обыскиваемого с точки зрения его возможного противодействия при обыске. Изучение личности обыскиваемого, предвидение его возможного поведения позволяет своевременно изменить план проникновения в обыскиваемое поме-щение, предотвратить уничтожение разыскиваемых ценностей. По одному уго-ловному делу у преступников разыскивались украденные из музея картины и иконы. Следователь заранее не изучил психологию обыскиваемого, и это при-вело к тому, что обыскиваемый отказался открыть дверь на предложение сле-дователя, а когда после долгих уговоров приступили к взлому двери, то пре-ступник, пытаясь скрыть следы совершенного преступления, успел сжечь в печке ряд ценных полотен, похищенных им картин и икон.

Успешное осуществление обыска в значительной мере зависит от проявле-ния следователем организаторских качеств. В организационном аспекте обыск представляет сложное многоэтапное действие, требующее, как уже было ска-зано, подготовки и планирования, согласованных действий между всеми его участниками. Вся организационная работа обычно ложится на следователя. Он должен обеспечить четкость, последовательность и эффективность как своих действий, так и действий других участников обыска. Следователь, в ча-стности, выбирает время обыска, подбирает участников следственного дейст-вия, готовит необходимые научно-технические средства, приглашает в случае необходимости специалистов, организует предварительное изучение личности обыскиваемых, определяет более рациональную тактику обыска и т.д.

Одним из основных способов получения информации при обыске является наблюдение и анализ его результатов. Так по одному из дел о крупном хище-нии, в момент производства обыска, следователь, предварительно изучивший обстановку в квартире обвиняемого, заметил, что кроватка его пятилетней доч-ки переставлена в другую комнату, он обратил на это внимание матери ребен-ка, вызвав у нее сильное замешательство. В то время слышавшая разговор де-вочка сообщила, что ее кроватка стоит теперь как раз на том месте, где под полом папа спрятал много денег. Это сообщение ребенка помогло обнаружить тайник с добытыми преступным путем ценностями.

Особенно много информации может дать наблюдение за поведением обы-скиваемого. Для получения наиболее полных и достоверных результатов тако-го наблюдения надо знать основные психологические закономерности поведе-ния в конфликтной ситуации обыска. Во-первых, находясь в такой ситуации, обыскиваемый прогнозирует свое будущее в зависимости от результатов обы-ска. Это обстоятельство, как правило, приводит обыскиваемого в состояние сильного эмоционального возбуждения, которое он обычно стремится скрыть. Во-вторых, приближение обыскивающего к месту хранения искомых предметов приводит к акцентированию в мозгу обыскиваемого тех очагов, которые связа-ны с событием преступления и его последствиями, и это обстоятельство не мо-


 

image image

жет не сказаться на поведении обыскиваемого, так же как и удаление обыски-вающего от «опасного места». Наблюдать при этом рекомендуется за микро-движениями рук и ног, мимикой лица, изменением голоса, цветом кожных по-кровов, потоотделением и т.д. лица, которое подвергается обыску.

Помимо обыскиваемых объектов, наблюдение может охватывать поведе-ние животных и птиц, которые нередко указывают на присутствие скрывающе-гося человека или местонахождение спрятанных вещей. Известно, что многие из домашних животных проявляют беспокойство в близком соседстве от трупа, собаки возбужденно ведут себя, когда на их территории находится посторон-ний человек и т.д.

Следует иметь в виду, что со стороны заметней многие промахи и упуще-ния человека, увлеченного определенной работой. Это объясняется тем, что самоконтроль как психическое действие является задачей более трудной, чем контроль за деятельностью другого лица. Поэтому очень желательно при обы-ске иметь стороннего наблюдателя, который фиксировал бы промахи ищуще-го и незаметно указывал на них, например, подойдя к обыскивающему, неза-метно, заранее обусловленным способом, обратил внимание на предмет, который нуждается в дополнительной проверке (выдвинуть ящик, открыть дверцу и т.п.).

Эффективность обыска связана с наличием у следователя целенаправлен-ности и устойчивости внимания. Под вниманием в психологии понимается на-правленность сознания на определенные объекты, имеющие для личности значимость. Внимание в ходе обыска носит произвольный, волевой характер, и поскольку следователь использует его для достижения намеченных целей, то прилагает определенные усилия для его сохранения и сосредоточения, что-бы не отвлекаться на иные, посторонние раздражители.

Существуют известные трудности длительного сохранения устойчивости внимания. Однообразный характер поисковой работы, наличие отвлекающих факторов приводят к постепенному накоплению усталости, в частности к рас-средоточению внимания. Поэтому в случае длительности и трудоемкости обы-ска целесообразно через определенные периоды времени устраивать корот-кие перерывы. Важно, однако, в процессе обыска не отвлекаться, следовать конкретному намеченному плану. Желательно, чтобы участники обыска время от времени меняли характер поисковой работы (например, следователь после осмотра личной переписки обвиняемого переходил к поискам возможных тай-ников среди предметов мебели и т.п.)1.

Лица, производящие обыск должны учитывать, что при изготовлении тайни-ков и различных хранилищ преступники в некоторых случаях учитывают целый ряд факторов психологического характера. К ним можно отнести следующие:

  1. расчет на появление фактора утомления и автоматизма. Так, искомый до-кумент часто кладут в книгу, находящуюся в середине книжной полки. Расчет при этом основывается на том, что книги будут осматривать с того или другого края полки, а к середине полки уже проявится определенный автоматизм, утомление, при которых следователь не будет перелистывать каждую страницу;

  2. расчет на брезгливость (закапывают предметы в навоз, спускают в отхо-жее место и т.д.);

  3. расчет на проявление такта и других благородных побуждений со сторо-ны следователя (сокрытие объектов в кровати тяжелобольного, в кровать ма-лолетнего ребенка, в могиле близких родственников и т.д.);


     

    image

    Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М., 1967. - С. 229.


     

    image

  4. нарочитая небрежность сокрытия предмета (оставление его на виду);

  5. отвлечение внимания изготовлением тайников-двойников. Расчет на то, что при обнаружении первого пустого тайника остальные такие же тайники ос-матриваться не будут;

  6. расчет на организацию конфликта во время обыска с целью отвлечения внимания для перепрятывания искомого объекта.

Предварительный сбор всей перечисленной информации, тщательный анализ ее позволяет следователю успешно решить первую часть задачи по производству обыска - мысленно разгадать действия обыскиваемого1.

Для осуществления обыска необходимо привлекать и специалистов, кото-рые лучше знают сущность каждой вещи, ее назначение, могут уловить имею-щиеся отклонения от предназначения вещи, выявить ее особенности. Так, в литературе приводится пример обыска, когда удалось обнаружить тайник бла-годаря тому, что для участия в обыске были приглашены столяр, строитель и сантехник. Восприятие объектов следователем дополнялось восприятием этих объектов специалистами, которые помогали восстанавливать, как давно и с ка-кой целью производился тот или иной ремонт, устанавливали действительное соотношение частей объектов и т.д.

Для проведения обыска желательно устанавливать освещение, создающее лучшие условия для восприятия обстановки, чем то, каким обычно пользуется лицо, в квартире которого производится обыск. Это позволяет обнаружить при-знаки и следы, которых при обычном освещении, пряча объект, не видел обы-скиваемый.

Мы уже отмечали, что на внимании следователя отрицательно сказывает-ся его утомление. Когда обыск носит длительный характер и сопряжен со зна-чительной физической нагрузкой, необходимо устраивать перерывы для отды-ха. Следует иметь в виду, что преступники нередко специально строят расчеты на утомлении следователя.

В практике был случай, когда по одному делу производился обыск в комна-те, все стены которой были от пола до потолка заставлены стеллажами с кни-гами. Следователь искал могущие изобличить хозяина квартиры документы. После длительных поисков, проверки каждой из нескольких тысяч книг, доку-менты были найдены. Они оказались заклеенными в переплеты двух книг, сто-ящих посредине третьей полки сверху и второй полки снизу. На допросе обыс-киваемый объяснил, что, предвидя возможность обыска, он полагал, что следователь будет просматривать книги в определенном порядке: либо сверху вниз, либо снизу вверх, либо начнет с тех полок, которые находятся на уровне протянутой руки, и каждая полка будет проверяться от левого до правого края. Исходя из этих соображений, он и спрятал бумаги в книги, которые располо-жил так, что, дойдя до них, следователь (по мысли прячущего) не мог сохра-нить должного внимания или вообще отказался бы от поисков.

При проведении обыска профессионально необходимыми качествами для следователя являются выдержка, самообладание, эмоциональная устойчи-вость. Обыск в квартире, личный обыск, а тем более задержание затрагивают существенные права и интересы обвиняемого, членов его семьи. Возможность обнаружения в результате обыска орудий преступления, предметов и ценнос-тей, добытых преступным путем, чревата для обвиняемого задержанием, аре-стом, суровым наказанием, увольнением от должности, а для его семьи - воз-можной конфискацией имущества, ухудшением материального положения, формированием отрицательного общественного мнения. Успешное проведе-


 

image

Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975. - С. 347.


 

image

ние обыска означает для виновного и его семьи крушение многих жизненно важных планов, вызывает у обыскиваемых в этой связи значительные пережи-вания. Все это свидетельствует о том, что обыск во многих случаях происходит в довольно острой конфликтной ситуации, может сопровождаться напряженно-стью, сложной психологической атмосферой, проявлением неприязни, гнева, раздражения, попыток оскорбления и т.д.

Следователь и работники дознания, участвующие в обыске, также не в со-стоянии оставаться эмоционально безразличными, они испытывают самые разнообразные чувства и переживания. К ним, в частности, относятся гнев, возмущение, стремление найти изобличающие виновного предметы, реши-мость преодолеть возникающие трудности и т.д.

В случае возникновения остроконфликтных ситуаций в процессе обыска может применяться такой метод воздействия, как внушение в форме приказа, что даст возможность резко изменить поведение обыскиваемого, вывести пси-хическое отношение этого лица из состояния резкого конфликта.

Вторая задача в деятельности следователя - это установление речевого контакта с обыскиваемым в процессе обыска. Речевой контакт позволяет ре-шать несколько задач: осуществлять убеждение, наблюдать за реакциями обыскиваемого, выяснять взаимосвязь обнаруженных объектов с другими, их значение для обыскиваемого и т.д.

При производстве обыска надо как можно шире включать обыскиваемого в беседу, практиковать постановку вопросов о назначении тех или иных предме-тов и т.д. Его речь свидетельствует о его внутреннем состоянии, о его отноше-нии к действиям следователя или к отдельным предметам. Тембр голоса, ма-нера говорить могут скорее выдать действительное отношение человека, чем другая внешняя реакция.

Речевое общение в процессе производства обыска использовано для разра-ботки специфического приема воздействия, который был назван словесной раз-ведкой1. Суть его в том, что следователь спрашивает обыскиваемого о располо-жении помещений, назначении тех или иным предметов, принадлежности определенных вещей и т.п. и при этом наблюдает за его состоянием, психофи-зиологическими реакциями. При этом в действие вступает новый дополнитель-ный раздражитель - словесный, который еще более усиливает процессы эмоци-онального возбуждения обыскиваемого, усложняет возможности контроля за собственным поведением и реакциями. Словесный раздражитель усиливается, если задаваемые вопросы исходят из ситуации обыска. Еще большее значение имеет наблюдение за поведенческими актами обыскиваемого.

Такого рода поведенческие акты можно классифицировать как попытки, во- первых, отвлечь внимание участников обыска от осмотра определенных участ-ков и предметов; во-вторых, сорвать обыск или приостановить его; в-третьих, замаскировать или закрыть доступ к каким-либо участкам помещения, опреде-ленным предметам; в-четвертых, внушить представление о нецелесообразно-сти поисков на определенных участках помещения, о несущественности, не-значительности каких-либо объектов (например, на вопрос следователя «Что находится в чулане?» жена обвиняемого отвечает, что там всякий хлам, что участники обыска зря потеряют время на осмотр и т.п.).

Целеустремленность и волевое поведение следователя при производстве обыска могут оказаться решающими для достижения успеха. Здесь нельзя рас-считывать на легкий успех. Не следует опускать руки при первых неудачах. Не-


 

image

1 Борягин Н.И. Некоторые вопросы психологии производства обыска // Научные труды НИИ милиции МВД СССР. - 1959. - № 1. - С. 122-123; Ратинов А.Р. Обыск и выемка. - М., 1961.-С. 19.


 

image

редко искомые предметы удается обнаружить только в самый последний мо-мент. Поэтому важно сохранить «творческий подъем» до конца обыска. Неве-рие в успех крайне отрицательно сказывается на поисковой деятельности. По-теряв надежду, следователь ищет поверхностно.

Существенное значение для обеспечения эффективности обыска имеет и проявление следователем такого волевого качества, как настойчивость, кото-рая предполагает способность в течение длительного времени стремиться к достижению поставленной цели, преодолевая возникшие трудности.

Если весь объем работы, как представляется следователю, выполнен, а ис-комые предметы не найдены, нужно еще раз проанализировать весь ход своих поисковых действий, подумать над тем, что еще не сделано, на что не было об-ращено должного внимания. Поиск можно прекращать лишь тогда, когда есть бе-зусловная уверенность в том, что сделано было все возможное, чтобы найти ис-комые предметы. Если такой уверенности нет, завершать обыск нельзя.

Для успешного осуществления обыска важным условием является прояв-ление следователем бдительности. Сложная психологическая атмосфера обы-ска, серьезные неблагоприятные последствия, могущие наступить для обвиня-емого в случае обнаружения у него орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путем, могут подтолкнуть обыскиваемого, членов его семьи к противодействию, применению различного рода хитростей, уловок, и провокаций. Отсутствие у следователя необходимой бдительности, ослабление контроля за поведением обвиняемого, членов его семьи могут при-вести к весьма нежелательным последствиям.

Не должен следователь в течение всего времени обыска забывать и о нравственно-этических принципах. С начала и до конца обыска следователь обязан проявлять вежливость, корректность, не допуская грубости, оскорбле-ний, каких-либо угроз. Следователь может испытывать чувства гнева, возму-щения, осуждения по отношению к лицу, у которого производится обыск, одна-ко все это не избавляет его от необходимости быть сдержанным, особенно к членам семьи обыскиваемого. Большое чувство такта требуется от следовате-ля при изучении по время обыска документов, свидетельств личной, интимной жизни обыскиваемых, переписки, фотографий, дневников.

Длительность и трудоемкость обыска требуют от следователя психологи-ческой и физической выносливости.

Вопросы психологического характера, как правило, возникают уже в самом начале, производства обыска, когда нужно решить вопрос о способе проникно-вения в квартиру обвиняемого таким образом, чтобы исключить с его стороны возможность сопротивления, уничтожения или перепрятывания орудий пре-ступления, ценностей, важнейших доказательств по делу. Можно, например, организовать какое-либо «происшествие» на лестничной площадке; восполь-зоваться приходом к обвиняемому знакомых; зная распорядок жизни членов семьи обвиняемого, войти в квартиру в момент возвращения с работы одного из них и т.д. Обыскиваемый, его соучастники, члены их семей и посторонние лица не должны знать о предстоящем обыске.

При проведении обыска нужно учитывать образование, культурный уро-вень, профессию, знания, интеллектуальные способности обыскиваемого, что имеет немалое значение при выборе места и способа укрытия. Так, например, анализ уголовных дел о хищениях промышленного золота, нарушениях правил разработки недр и сдачи золота государству, спекуляций валютными ценнос-тями в крупных размерах показал, что расхитители, валютчики, используя зна-ние физико-химических свойств драгоценного металла, для укрытия золота рассыпают его на определенном участке земли. Обнаружить таким образом


 

image

спрятанное золото при обыске довольно трудно. Преступники в случае необхо-димости могут легко извлечь его путем промывания земли водой. Ориентиру-ясь в основных психологических закономерностях, преступник понимает, что у следователя выработана психологическая установка на обязательный поиск, притуплено внимание к тому, что лежит на виду, и этим он старается восполь-зоваться.

Культурный и образовательный уровень человека, его профессия, интере-сы в значительной степени определяют условия жизни, характер обстановки в квартире и тем самым объективно обусловливают специфику объектов, пред-метов, подлежащих изучению при обыске. Поэтому все эти социально-психо-логические особенности личности обвиняемого требуют своего анализа при производстве обыска.

Обыск в помещении, как правило, сопровождается проведением личного обыска, так как искомые предметы могут находиться непосредственно, при по-дозреваемом или обвиняемом, у отдельных членов его семьи. Следует отме-тить, что личный обыск с целью изъятия оружия является одним из необходи-мых средств обеспечения безопасности участников обыска и всех присутствующих, а потому его следует провести безотлагательно перед нача-лом следственного действия. Что же касается более тщательного личного обы-ска обвиняемого, членов его семьи с целью обнаружения предметов и доку-ментов, могущих иметь значение для дела, то его целесообразнее провести на заключительном этапе. При этом продолжают оставаться в силе уже рассмот-ренные ранее основные нравственно-этические принципы, призванные гаран-тировать безопасность, здоровье и личное достоинство обыскиваемых.

Обнаружение в ходе обыска изобличающих обвиняемого предметов ста-вит его в трудное психологическое положение, приводя к дезорганизации многих психических процессов, ослаблению волевых установок, направленных на сокрытие причастности к совершению преступления. Учитывая это, целесо-образно сразу же после обыска произвести допрос и очную ставку, чтобы за-крепить полученные при обыске сведения новыми данными.

На месте обыска должна быть установлена строжайшая дисциплина, за-прещены посторонние разговоры, ненужное хождение и отвлекающие внима-ние действия, которые не вызываются необходимостью. Полезно предусмот-реть порядок решения текущих вопросов и обмена информацией между участниками обыска.

В этом же параграфе мы считаем целесообразным рассмотреть и пробле-му задержания подозреваемого.

Рассмотрение психологии двух таких самостоятельных следственных дей-ствий, как обыск и задержание в одном месте обусловлен следующими обсто-ятельствами. I

В большинстве случаев обыск и конкретно задержание - одновременно осуществляемые следственные действия, поскольку обыск в помещении пре-следует и цель обнаружения и задержания разыскиваемых лиц, а задержание ко всему обязательно сопровождается личным обыском.

В психологическом плане обыск и задержание, несмотря на ряд различий, имеют немало сходных особенностей.

По сравнению с другими следственными действиями задержание" в наи-большей степени носит стрессовый характер. Он выражается в реальной опас-ности для жизни и здоровья участников данного следственного действия, необ-ходимости глубокого и всестороннего анализа обстановки и т.д. В связи с этим при наличии названных выше факторов совсем иначе протекают многие психи-ческие процессы у сотрудников, задействованных в задержании. Определен-


 

image

ная их дезорганизованность, нарушение последовательности мышления, чув-ство страха, опасности, уменьшение объема внимания - все это требует пси-хической и физической подготовки, определенных тренировок. Поэтому дале-ко не каждый следователь или работник дознания может успешно провести задержание,

В процессе планирования и осуществления задержания большая роль при-надлежит рефлексивному управлению следователя, которое заключается в умении провести это мероприятие с учетом особенностей личности подозрева-емого, сложившейся ситуации, вероятного поведения лица, чтобы лишить его возможности скрыться, вынудить добровольно сдаться и т.д.

Мы уже отмечали, что психологические аспекты подготовки к задержанию и обыску во многом схожи. Они включают в себя изучение личности подозревае-мого, обстановку предполагаемого места задержания и т.д. Данная информация необходима для решения вопроса о времени, месте и способе задержания. Все-гда следует иметь в виду, что даже при наличии данных, положительно характе-ризующих подозреваемого, нельзя исключить вероятность сопротивления, в том числе и вооруженного. Вот почему столь необходимо в каждом конкретном слу-чае сделать все для обеспечения безопасности всех участников задержания.

Вероятность сопротивления при задержании особенно часто встречается у рецидивистов, которых характеризует стойкая антиобщественная направлен-ность, злобность, агрессивность, стремление к насилию, крайние формы эгоиз-ма, враждебное отношение к сотрудникам внутренних дел1.

В стрессовых ситуациях задержания поведение подозреваемого в значи-тельной степени определяется его эмоционально-волевыми особенностями. Агрессивность, злобность, несдержанность, неумение владеть собой, развяз-ность, истеричность, склонность к эффектным вспышкам - все эти качества по-дозреваемого увеличивают возможность оказания им сопротивления.

Психологического анализа требует и выбор момента задержания. В практи-ке встречаются ситуации, когда задержание приходится проводить без какой- либо предварительной подготовки, потому что к этому вынуждают обстоятель-ства. Однако, во многих случаях есть возможность выбора оптимального варианта задержания, к чему и следует стремиться, В ситуациях, когда пре-ступник лишен возможности скрыться, причинить вред окружающим, но и при этом находится в состоянии сильного возбуждения, вызванного страхом, отча-янием, ненавистью, алкогольным опьянением, наркотическими веществами, утратил способность к самоконтролю - не всегда следует спешить с захватом. Разумнее дать преступнику возможность прийти в себя.

Эффективным средством психологического воздействия является убежде-ние преступника в целесообразности добровольной сдачи. Здесь важны перего-воры, однако, они могут принести пользу только при условии знания психологи-ческих особенностей личности задерживаемого и умелого их использования. Для участия в таких переговорах имеет смысл пригласить конкретных людей, к которым задерживаемый питает добрые чувства, мнением которых он дорожит, в частности, его родителей, детей, родственников, друзей.

Большие психологические сложности возникают в тех редких случаях, ког-да окруженный преступник (или целая группа) отказывается сдаться, угрожая расправой с заложниками. В подобных случаях задача оперативно-следствен-ной группы в значительной мере осложняется необходимостью обеспечить бе-зопасность заложников и вызволения их от преступников.


 

image

1 Яковлев A.M. Борьба с рецидивной преступностью. - М., 1964; Ковалев А.Г. Психоло-гические основы исправления правонарушителя. - М., 1968; Чуфаровский Ю.В. Юриди-ческая психология. - М., 1995.


 

image


 

§ 4. Психология допроса свидетелей и потерпевших

В

 

криминалистической литературе психологии допроса свидетелей и потерпевших с давних пор уделялось значительное внимание. Такой интерес

к проблеме был обусловлен прежде всего тем, что показания свидетелей и потер, певших являются наиболее распространяемыми доказательствами по уголовным делам. Психологические аспекты подготовки к допросу свидетелей и потерпевших складываются из следующих основных компонентов: 1) анализ материалов дела и круга вопросов, подлежащих выяснению; 2) изучение личности допрашиваемого;

  1. обеспечение необходимых условий для успешного допроса; 4) поведение само-го следователя.

    Каким бы несложным ни казался на первый взгляд предстоящий допрос сви-детеля или потерпевшего, он все равно требует серьезной и тщательной подго-товки. Основой допроса является план, в котором определяется круг вопросов, которые требуется выяснить, их содержание и последовательность. Перед до-просом необходимо изучить материалы дела, проанализировать доказательст-ва, связанные с кругом вопросов, подлежащих установлению при допросе свиде-теля, потерпевшего. Если следователь плохо подготовился к допросу, то почти наверняка он проведет его неуверенно и нецелеустремленно. Неподготовлен-ность следователя к допросу вряд ли останется незамеченной допрашиваемым, она усилит его волнение, затруднит процесс припоминания необходимых дан-ных, что в целом отрицательно отразится на результатах допроса. А если это бу-дет касаться свидетелей и потерпевших, дающих заведомо ложные показания, неподготовленность следователя лишь усилит их позиции.

    Задолго до допроса необходимо начинать изучение личности свидетелей и по-терпевших. Сюда относятся данные биографического характера, о профессии, об-разовании, условиях работы, образе жизни, уровне развития, интересах, наиболее значимых личностных психологических качествах, условиях восприятия события преступления, отношение к факту преступного деяния, к преступнику и т.д.

    В непосредственном общении, предшествующем официальной части до-проса, следователь путем наблюдения получает информацию о внешнем об-лике свидетеля/потерпевшего, уровне их культуры, особенностях речи, мими-ки, жестов, наблюдаемых психофизиологических реакциях и состояниях (растерянность, волнение, страх, спокойствие, безразличие! враждебность и т.д.), желании оказать помощь следствию или, напротив, стремлении ограни-читься минимумом несущественных сведений. Сведения о личности свидете-ля, потерпевшего окажут следователю большую помощь при установлении психологического контакта, выборе наиболее рациональной тактики допроса.

    Психологическое значение имеют: конкретное время и способ вызова сви-детелей и потерпевших, а также обстановка и место проведения следственно-го действия. По общему правилу свидетели и потерпевшие должны быть до-прошены как можно скорее. Однако и здесь есть исключения. Если потерпевший, а порой и свидетели в результате совершенного преступления находятся в состоянии душевного волнения, напряженности, растерянности, допрос следует отложить на более поздний срок.

    Расследуя дела о хулиганстве, разбойном нападении, бандитизме, терро-ризме, изнасиловании после получения при безотлагательном допросе необ-ходимых для розыска и задержания преступника сведений целесообразно по-вторно подробно допросить потерпевших и свидетелей.

    Нужно также учитывать известное в психологии явление реминисценции - улучшение повторного воспроизведения. Поэтому свидетелей и потерпевших, чьи показания кажутся следователю недостаточно полными, содержат трудно-объяснимые пробелы, чьи показания могут быть для дела особенно важны, же-лательно допросить повторно. Не исключено, что после возникновения ассоциа^ тивных связей в результате первого допроса будет продолжен произвольный


     

    image

    процесс припоминания и свидетель, потерпевший вспомнят существенные фак-ты, обстоятельства, связанные с событием преступления и личностью правона-рушителя.

    С психологической точки зрения, определяя время вызова свидетеля, по-терпевшего, нужно стараться сочетать интересы дела с возможностями и ин-тересами вызываемых лиц. Вызов не должен причинять допрашиваемым из-лишние трудности и неприятные переживания, которые могут осложнить отношения со следователем. Не следует, например, вызывать так, чтобы вы-зываемый не в состоянии был спланировать свое время, не следует застав-лять долго ждать в приемной, переносить допрос на другое время и т.д.Сви-детеля, потерпевшего лучше допросить в нерабочее время, а учащихся до или после занятий.

    Если показания вызываемых лиц очень значимы для дела, то для их вызова лучше воспользоваться телефоном. Телефонный звонок будет способствовать установлению не только психологического контакта, но и позволит снять излиш-нее волнение, свойственное людям, вызываемым на допрос, и препятствующее припоминанию нужных фактов. К вызову по телефону следователь может при-бегнуть и для сокрытия факта приглашения свидетеля или потерпевшего в пра-воохранительные органы от родственников, соседей, посторонних лиц. Можно их на допрос вызвать и повестками, которые целесообразно направлять по домаш-нему адресу потерпевших, свидетелей, обязательно в четко запечатанном кон-верте, чтобы исключить ознакомление с ними посторонних лиц.

    В психологическом плане важно решить вопрос и о месте допроса свидете-ля, потерпевшего. И хотя этот вопрос решен законом, где говорится, что сви-детель допрашивается в месте производства следствия, к нему следует подой-ти дифференцированно. Если, например, свидетели, потерпевшие забыли важные для дела обстоятельства события преступления, не могут вспомнить их механизм, последовательность, отдельные детали, есть основания допро-сить их на месте происшествия. Психологически оправдан также допрос в до-моуправлении, в общественном пункте охраны порядка и т.п., когда по опера-тивно-тактическим соображениям нежелательна преждевременная огласка факта вызова потерпевшего, свидетеля. Нельзя забывать и о нравственно-эти-ческих соображениях при выборе места допроса. Вызывать к следователю лю-дей преклонного возраста или больных не рекомендуется. Он сам в этом слу-чае должен выехать к месту нахождения этих лиц и допросить их. Если же сделать это невозможно, необходимо направить отдельное поручение соот-ветствующему следователю или органу дознания о производстве допроса это-го лица по месту жительства2. Больного потерпевшего, свидетеля можно до-просить только с разрешения врача и в том месте, где больной находится (квартира или больница).

    В значительной степени успех допроса зависит и от обстановки его прове-дения. Психологические основы порядка допроса свидетелей заложены в нор-ме закона, в частности, «свидетели, вызванные по одному и тому же делу, до-прашиваются порознь и в отсутствии других свидетелей, при этом следователь принимает меры к тому, чтобы свидетели по одному и тому же делу не могли общаться между собой» (ст. 158 УПК РСФСР).

    Важнейшим психологическим правилом является допрос «с глазу на глаз», без посторонних лиц. Как правило, допрос свидетелей, потерпевших проходит в служебном кабинете следователя. Обстановка кабинета здесь имеет значе-


     

    image

    1 Васильев А.Н., Корнеева Л.М. Тактика допроса. - М., 1970. - С. 78; Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. - М., 1995. - С. 182


     

    2 Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск, 1973. - С. 101.


     

    image

    ние, от простоты, делового и строгого стиля в большинстве случаев зависит доверительный и серьезный разговор. Важно, чтобы на протяжении всего до-проса ничто не отвлекало внимания следователя, потерпевшего, свидетеля, чтобы следователю не мешали телефонные звонки, беседы с заходящими в кабинет сотрудниками.

    Допрос - длительное, содержательное, непосредственное общение следо-вателя с допрашиваемым. Это диалог, в процессе которого происходят поиски и установление истины. На допросе сталкиваются два различных мировоззре-ния, две воли, две тактики борьбы, различные интересы. На допросе нередко решается судьба допрашиваемого и судьбы других людей. Победить в этой борьбе следователю помогают специальные научные знания в области психо-логии и тактики допроса и мастерство, проявляющееся в профессиональных навыках ведения диалога. Поэтому результат допроса в значительной степени будет зависеть от личностных качеств его участников, а в решающей степени - от профессионально необходимых психологических качеств следователя. Принципиальный, справедливый, честный, доброжелательный следователь вызывает уважение у допрашиваемого, желание дать правдивые показания, помочь следствию.

    Эффективность допроса обеспечивают и другие социально-психологические качества следователя, такие как выдержка, самообладание, эмоциональная ус-тойчивость, жизненный опыт, профессиональные знания, умение логически пра-вильно вести допрос. Умение найти нужный индивидуально-психологический подход к допрашиваемому - одна из основных задач следователя. Этот подход предусматривает учет возраста, пола, образования, профессии, жизненного опыта допрашиваемого, уровня культуры, интересов, взглядов, испытываемых в момент допроса психических состояний.

    К внешним коммуникативным качествам следователя относятся внешний вид, физические данные, манера поведения, стиль одежды и т.п. Подтяну-тость, аккуратность, простота, общительность следователя, скромный деловой стиль одежды, внимательность, доброжелательность - все это способствует появлению доверия, готовности к общению со стороны допрашиваемых.

    Необходимо учитывать и психологическое состояние свидетеля, вызванно-го на допрос, так как для большинства людей вызов к следователю является необычным событием, вызывающим волнение и растерянность. Помехой на пути установления надлежащей психологической обстановки допроса стано-вятся и отдельные психологические качества следователя, в частности, недо-верчивость, замкнутость, чрезмерная стеснительность, необщительность1.

    Во всех случаях допросу должна предшествовать беседа следователя со свидетелем. Беседа с учетом его взглядов, интересов, настроения, психологи-ческих особенностей способствует снятию психического напряжения, устране-ния недоверия, появлению готовности дать правдивые показания.

    Еще большей психологической подготовки требует допрос потерпевших. Следует, однако, отметить, что с целью исключения ошибок в показаниях потерпевших всегда важно учитывать особенности восприятия ими в момент совершения преступления обстоятельств дела и личности преступника. Экспе-риментально доказано, что испытываемые им чувства страха, гнева, стыда, обиды и т.д. могут способствовать искажению восприятия, суживая его объем,

    приводя часто к неправильной оценке ряда фактов, признаков, деталей.

    Способы установления психологического контакта весьма многочисленны и разнообразны. Их выбор зависит от сложившейся следственной ситуации, осо-бенностей личности, психологического состояния допрашиваемого и самого следователя. Психологический контакт может быть установлен путем воздей-ствия на социально-психологические качества потерпевших, свидетелей. Ино-


     

    image

    Соловьев А.Б. Допрос свидетеля и потерпевшего. - М., 1974. - С. 44.


     

    image

    гда следователь добивается психологического контакта, пробуждая доверие к себе, интерес у потерпевших, свидетелей к общению, стремление найти общие склонности, увлечения.

    Объяснив свидетелю, потерпевшему, в связи с чем они вызваны на допрос, следователь должен выслушать их свободный рассказ, что дает допрашиваемо-му возможность сосредоточиться, вспомнить обстоятельства, а следователю - избежать постановки наводящих вопросов, внушающего воздействия. Уважи-тельность и доверие к показаниям свидетелей и потерпевших должны быть обя-зательными для следователя. С его стороны недопустимы грубость, насмешки, подчеркнутая недоверчивость, невнимательность, торопливость и т.п1.

    В ходе свободного рассказа или после его окончания, если следователь увидит, что допрашиваемый значительно отклоняется от интересующих след-ствие обстоятельств, он может задавать дополняющие, уточняющие, контроль-ные вопросы. Следователь должен при этом внимательно следить за формой их постановки, за своей интонацией, контролировать свою мимику и жесты, так как и они могут оказывать внушающее воздействие. Установив мотивы дачи ложных показаний, следователь должен стараться убедить недобросовестно- то потерпевшего, свидетеля в необходимости изменить позицию.

    Полнота и качество восприятия событий зависят от совокупности объектив-ных и субъективных факторов. К первым следует отнести факторы, не завися-щие от самих потерпевших, свидетелей, их органов чувств. Чаще всего это ус-ловия восприятия, особенности и характер воспринимаемого события. Так, для восприятия большое значение имеет расстояние от места события до место-нахождения свидетеля, потерпевшего. К объективным факторам, способным улучшить или ухудшить восприятие, можно отнести время суток, характер ос-вещенности, длительность или кратковременность события, атмосферные ус-ловия (снегопад, густой туман, ясная погода и т.д.). К субъективным факторам следует относить различного рода дефекты сенсорного аппарата потерпев-ших, свидетелей, особенности их личности, благоприятные или неблагоприят-ные психофизиологические состояния, оказывающие влияние на восприятие. Например, свидетель с плохим зрением не смог заметить особенности внеш-ности преступника, номер автомашины, совершившей наезд; состояние опья-нения потерпевшего не дало ему возможности правильно воспринять событие преступления и т.д.

    Для полноты и точности восприятия большое значение имеет правильное понимание сущности воспринимаемых событий. Так если свидетель, потерпев-ший не понимают, что событие, воспринимаемое им в данный момент, являет-ся преступлением (например, работник камеры хранения выдает вещи по вы-краденному жетону и т.п.), их восприятие чаще всего будет неполным; они могут не обратить внимания на многие существенные признаки события, лич-ность преступника. В тех случаях, когда они понимают, что наблюдают пре-ступное событие, их восприятие является более полным, целенаправленным, они стремятся запомнить детали, что в конечном счете обеспечивает последу-ющее правильное воспроизведение на допросе2.

    При расследовании преступлений очень часто возникает необходимость, до-прашивая свидетелей, потерпевших, установить точное время воспринимаемо-го ими события. В частности, это позволяет определить момент совершения пре-ступления, время нахождения подозреваемого в определенном месте, другие существенные для дела обстоятельства. При расследовании преступлений, для которых характерна быстротечность преступного события и кратковременность восприятия, нужно стремиться к установлению возможно большего числа свиде-


     

    image

    1 Проблемы судебной этики/Под ред. М.С. Строговича. - М., 1974. - С. 134.

    2 Алексеев A.M. Психологические особенности показаний очевидцев. - М., 1972.


     

    image

    телей, потерпевших, тщательно сопоставить их показания с другими собранны- ми по делу доказательствами. Следователь может оказать помощь допрашива-емому в припоминании времени события. С этой целью возможно применение метода хронометража. В качестве точки отсчета избирается какое-либо памят-ное потерпевшему, свидетелю событие, время которого известно. Затем следо-ватель предлагает допрашиваемому вспомнить, что он еще делал в этот день, последовательность его действий, их длительность и тем самым хронометриру-ет день до интересующего следствие момента.

    Очень большое значение имеет учет условий, при которых свидетели, по-терпевшие слышали что-либо, имеющее отношение к событию преступления. К таким условиям относятся: слух человека, характер и сила звука, расстояние, на котором звук воспринимается; объективные обстоятельства, воздейство-вавшие на слышимость (дождь, туман, снегопад, сила и направление ветра, рельеф местности, наличие препятствий на пути прохождения звука и т.п.); психофизиологическое состояние свидетеля, потерпевшего в момент восприя-тия (волнение, испуг, глубокая сосредоточенность, отвлеченное внимание, ал-когольное опьянение)1.

    Так, в кустарнике, расположенном в центре большего колхозного поля, был обнаружен труп доярки. Преступник нанес ей большое количество ударов ко-сой. Судя по всему, потерпевшая оказывала сопротивление преступнику, зва-ла на помощь. Однако колхозники, работавшие в поле на расстоянии чуть больше километра, показали, что они не слышали никакого крика. Следова-тель предположил, что крик потерпевшей заглушил шум комбайнов (колхозни-ки работали недалеко от них). Кроме того, из справки местной метеостанции явствовало, что в день убийства дул сильный ветер по направлению от колхоз-ников к месту происшествия и далее в сторону поселка. Следователь продол-жил поиски свидетелей среди людей, находившихся на окраине поселка в мо-мент убийства. Так были выявлены два свидетеля, показания которых позволили установить точное время убийства и в дальнейшем на этой основе - личность убийцы.

    В редких случаях следователь встречается с попытками свидетелей дать по различным причинам заведомо ложные показания или же уклониться от да-чи показаний. В такого рода ситуации нужно прежде всего определить мотивы занятой позиции (корысть, неприязнь, зависимость и т.п.). После этого следо-ватель использует разъяснение, убеждение, обращение к чувству гражданско-го долга, совести и т.д., чтобы нейтрализовать мотивы, препятствующие даче правдивых показаний. В ходе заключительной части допроса следователь раз-личными способами (рукопись, машинопись, магнитофонная запись) фиксиру-ет полученную в результате допроса информацию и представляет эту инфор-мацию уже в письменном виде допрашиваемому, который, подтвердив правильность записанного в протокол, его подписывает.

    В ходе допроса между следователем и допрашиваемым происходит обмен информацией, в которой выделяются два аспекта: это словесный обмен ин-формацией между допрашиваемым и допрашивающим и получение информа-ции о состоянии допрашиваемого и даже направление его мыслей путем на-блюдения за его поведением (жесты, мимика, цвет кожных покровов и т.д.).

    В ходе допроса всегда должно быть обеспечено тщательное наблюдение за допрашиваемым для установления его состояния, которое определяется по его внешнему виду, поведению, реакции на передаваемую ему информацию, на основании анализа его речи (темп, связность, повторения, отрывистость и т.д.). Так, например, неожиданные спазмы, изменения скорости и ритма ре-


     

    image

    Глазырин В.Ф. Психология следственных действий. С. 66.


     

    image

    чи, утрата пауз, разрыв слов, хохот, быстрое дыхание и постоянное прерыва-ние других рассматриваются как симптомы напряжения1.

    Допрос потерпевших, свидетелей требует глубокого изучения их личности, ее психического состояния, что позволяет оказать воспитательное воздейст-вие на потерпевших и свидетелей с антиобщественными взглядами, частно-собственнической психологией, ведущих паразитический образ жизни, алчных, жестоких, трусливых, грубо нарушающих нормы морали, тем более, если эти социально-психологические отклонения вошли в число причин, условий, спо-собствовавших совершению преступления.

     

     

     

    § 5. Психология допроса

     

     

     

    Подозреваемый и обвиняемый отнюдь не обязательно могут 

     

     

     

     

     

     

     

     быть преступниками. Поэтому, решая подозреваемого и обвиняемого основной вопрос по делу, совершено

    ли преступление данным лицом, нуж­

    но ясно понимать его психологию. Стремясь уклониться От ответственности и скрыть свое участие в преступлении, виновный старается утаить от окружающих и связанные с этим переживания. Он оберегает свои воспоминания от внешнего проявления и тем самым постоянно оживляет их, а подавляя переживание, еще более их обостряет. В конце концов, тенденция скрыть свои чувства и мысли вносит сильнейшую дезорганизацию в его психические процессы.

    Если процессуальное положение подозреваемого и обвиняемого имеет су-щественные различия, то в психологическом аспекте эти различия представля-ются значительно менее важными. В частности, у подозреваемого происходит частая смена состояний, сопровождаемая то появлением уверенности а себе, стремлением к активному противодействию, недооценкой возможностей след-ствия, самоуверенностью, то, напротив, возникновением подавленного, де-прессивного состояния, растерянности, безволия.

    В отличие от подозреваемого обвиняемый чаще всего имеет больше све-дений о положении дел, о содержании имеющихся доказательств у следствия. Однако на предварительном следствии у подозреваемого и обвиняемого на-блюдаются многие сходные психологические состояния, мотивы, побуждения, а отсюда и особенности поведения2.

    Психические состояния, мотивы действий, личностные качества допраши-ваемых определяют их поведение на предварительном следствии и тем самым обуславливают психологический подход к ним, избрание наиболее эффектив-ных тактических и психологических приемов. На допросе обвиняемый может испытывать самые разнообразные чувства.

    Совершивший преступление боится изобличения и, конечно же, наказания. Это обычно действует на психику угнетающе, может в значительной степени подавить волю допрашиваемого, снизить возможности правильной оценки сло-жившихся обстоятельств, ухудшить самоконтроль, привести обвиняемого в уг-нетенное, депрессивное состояние. Страх обычно возникает у лица, совершив-шего преступление, задолго до привлечения его к уголовной ответственности. Такие психологические состояния затрудняют установление с допрашиваемым психологического контакта, снижают эффективность приемов допроса.

    На допросе обвиняемый может быть в состоянии душевного потрясения, стыда, опасаясь, что о случившемся узнают родные и близкие, друзья, сослу-живцы, соседи. Моральные оценки и суждения окружающих небезразличны да-же для людей с устоявшимися антиобщественными взглядами. Нежелание ог-ласки является весьма сильным мотивом, во многом определяющим


     

    image

    1 Шебутани Т. Социальная психология. - М., 1969. - С. 134.

    Все, что здесь и далее будет говориться об обвиняемом, в равной степени можно от-нести к подозреваемому.


     

    image

    поведение обвиняемого. При выявлении такого мотива задача следователя - убедить допрашиваемого в необходимости дать правдивые и полные показа-ния. Только это хоть в какой-то степени поможет сохранить понимание близких ему людей.

    Следователю иногда приходится встречаться и с обвиняемыми (чаще ре-цидивистами), для которых мнение других людей ничего не значит. Они руко-водствуются принципами «не пойман - не вор», «деньги не пахнут» и т.д.

    Для отдельных обвиняемых типична боязнь утраты достигнутого ими соци-ального, служебного и материального положения. Поэтому на допросе такой обвиняемый чаще всего уклоняется от дачи правдивых показаний. Здесь сле-дователь, чтобы преодолеть указанное психологическое состояние обвиняе-мого, должен убедить его в возможности честным и добросовестным трудом восстановить социальное положение, стать полноправным членом общества.

    Сильным психологическим состоянием, формирующим мотивы поведения обвиняемого, является страх лишения свободы, привычного образа жизни, оказаться среди преступников. Такое чувство особенно присуще лицам, впер-вые совершившим преступление и привлеченным к уголовной ответственнос-ти. В такой ситуации обвиняемый полагает, что избежать задержания, ареста, содержания под стражей, приговора, связанного с лишением свободы, можно только отрицая свою вину, давая ложные показания, у него возникает соответ-ствующее психологическое состояние, формируется позиция, которую следо-вателю необходимо преодолеть. Для этого требуется убедить обвиняемого, что доказывание вины мало зависит от его признания, а в решающей мере - от всей совокупности доказательств. Здесь требуется разъяснить обстановку, что чистосердечное раскаяние, а также активное способствование раскрытию пре-ступления является для суда обстоятельством, смягчающим ответственность. Практика показывает, что в преступлениях, совершаемых группой, обвиняе-мый по-разному относится к соучастникам. Если кому-то он многим обязан, то старается скрыть причастность к преступлению этого человека, надеясь на его помощь и поддержку. Гораздо чаще система психологических отношений в пре-ступной группе построена на подчинении силе, страхе, иных низменных побуж-дениях и инстинктах. Поэтому в процессе расследования, когда участники пре-ступной группы изолированы друг от друга, построенные на такой основе отношения распадаются. У обвиняемого крепнет неприязнь к лицам, втянувшим его в преступную группу, по чьей вине он оказался привлеченным к уголовной от-ветственности. Следователь вправе использовать подобное психологическое состояние обвиняемого, раскрыть перед ним систему отношений, существовав-ших в преступной группе, показать, на чем построено ложное чувство товарище-ства среди преступников, использовать эти знания для выбора наиболее эффек-тивных тактических приемов допроса. Однако следует помнить о необходимости очень осторожного их выбора с учетом психологических взаимоотношений уча-стников преступной группы, поскольку недопустимы приемы, основанные на ис­

    пользовании, разжигании низменных чувств и побуждений.

    Для обвиняемого на предварительном следствии очень характерно психоло-гическое состояние тревоги, неопределенности, невозможности правильного предвидения сложившейся ситуации и управления ею. Часто подозреваемому неизвестно, какими доказательствами располагает следователь, какая мера пре-сечения может быть избрана, какие следственные действия будут проведены и т.д. Такое психологическое состояние является основой для разработки и приме-нения тактических и психологических приемов. Однако при этом недопустимы нарушения законности, нравственных, этических норм и принципов уголовного законодательства. Следует отметить, что допрашиваемые могут испытывать од-новременно целый комплекс чувств, тесно связанных между собой.

    Особое место занимают психологические состояния, переживаемые невин-ным человеком, который в силу стечения обстоятельств оказался в положении


     

    image

    подозреваемого или даже обвиняемого. Безусловно, он испытывает чувства возмущения, гнева, обиды, стремится скорее избавиться от необоснованных, с его точки зрения, подозрений, доказать свою невиновность; он также может ощущать беспомощность, невозможность опровергнуть имеющиеся против не-го улики, преодолеть предубеждение окружающих.

    Эффективность допроса во многом зависит от того, в каком психологичес-ком состоянии находится допрашиваемый, от осознания обвиняемым своей вины, от готовности дать правдивые показания. Следователь должен тактиче-ски умело ослабить или нейтрализовать отрицательные психологические со-стояния и усилить, поддержать положительные.

    Поведение человека в значительной степени определяется воздействием на него доминанты1 - господствующего в данный момент очага возбуждения в коре больших полушарий головного

    мозга, который обладает повышенной чувствительностью к раздражению и способен оказывать тормозящие влияние на работу других нервных центров. В очаге при этом происходит концентрация возбуждения. Доминанта, как пра-вило, возникает у человека в связи с более или менее серьезными событиями в его жизни, за исход которых он переживает, в связи с которыми испытывает чувство страха, неуверенности, беспокойства. Зачастую доминанта воздейст-вует и на преступника; испытывая чувства тревоги, сожаления, страха, раская-ния и т.д., правонарушитель мысленно многократно возвращается к событию преступления, обдумывает возможные неблагоприятные последствия. Этот процесс приводит к еще большему усилению переживаний, к постоянному под-креплению очага возбуждения - доминанты. Замечено, что чем тяжелее пре-ступление, тем ярче изменения в поведении преступника. Так, родственники Кириллова, подозреваемого в убийстве, сообщили на допросе, что, начиная с весны (времени совершения преступления), он лостоянно находится в очень подавленном состоянии, кричит во сне, вскрикивает по ночам. Товарищи по службе на допросе показали, что Кириллов пытался повеситься, заявляя, что он недостоин быть среди них.

    Среди юристов и психологов в последнее время проявляется интерес к иссле-дованию защитной доминанты правонарушителя2. Под воздействием доминанты преступник стремится к совершению поступков, которые, как он думает, обеспечат ему безопасность, помогут избежать изобличения и последующего наказания. Его действия носят своеобразный защитительный характер. В то же время именно эти действия преступника зачастую привлекают к себе внимание органов следствия, дают основания для предположений о его причастности к совершенному преступ-лению. Такие действия получили название «улики поведения».

    Улики поведения бывают различных видов. Наиболее распространенными яв-ляются: подготовка инсценировок, создание ложного алиби, немотивированный и внезапный отъезд, попытки направить следствие по ложному пути; проявление по-вышенного интереса к процессу расследования преступления; распространение заведомо вымышленных слухов о личности преступника, мотивах преступного де-яния; нарочитость, демонстративность поведения, призванного всячески убедить окружающих в полной непричастности к преступлению, отрицание даже точно ус-тановленных фактов («не видел», «не слышал» и т.д.); попытки уговорить, подку-пить потерпевших, свидетелей; поиски лиц, которые бы дали ложные показания; изменение привычных стереотипов поведения после совершения преступления; осведомленность о таких деталях, которые мог знать только виновный, возвраще-ние, порой неоднократное, на место совершения преступления3.


     

    image

    Ухтомский А.А. Доминанта. - М. - Л., 1966.

    2 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. С. 196-198; Глазырин Ф.В. Пси-хология следственных действий. С. 74-75.

    3 Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. С. 76.


     

    image image

    В различных следственных ситуациях улики поведения проявляются по- разному.

    На пустыре был обнаружен труп изнасилованной девочки. За этим местом установили тайное наблюдение, поскольку не исключалась возможность появ-ления там преступника. Вскоре на пустыре был замечен некто С. По работе он характеризовался отрицательно, за появление в нетрезвом виде был уволен и длительное время вел паразитический образ жизни, беспробудно пьянствовал, проявлял нездоровую сексуальность. Версия о виновности С. подтвердилась.' Умение разбираться в психофизиологической природе улик поведения, их сущности, видов, особенностей проявления помогает следователю и работни-кам дознания успешно решать оперативно-тактические задачи: выдвигать обоснованные версии и вести их продуманную разработку, осуществлять целе-направленный, всесторонний поиск доказательств, избирать правильную так-тику допроса подозреваемых (обвиняемых), проведения других следственных

    действий и т.д.

    Однако этим значением доминанты не исчерпывается. Давно замечено, что че-ловек, совершивший тяжкое преступление, испытывает сильное психологическое напряжение. Стремление скрыть причастность к преступлению, необходимость маскироваться, чтобы выглядеть спокойным, приводит к усилению торможения в клетках коры головного мозга. После этого начинает преобладать процесс возбуж-дения. Оно становится все более устойчивым, а потом и постоянным. Безусловно, преступник испытывает острое желание снизить напряженность, снять с себя бре-мя тайны преступления, посоветоваться, как быть дальше, какую линию поведе-ния избрать, просто выговориться хотя бы и постороннему человеку. Выявление таких состояний, «поддержание» указанных процессов на допросе, проведенном в строгих рамках правовых и этических норм, способствуют получению правдивых показаний и скорейшему раскрытию преступлений.

    На предварительном следствии допрос обвиняемого нередко проходит в условиях конфликтной ситуации. Причины конфликта возникают от принуди-тельного характера общения, так как обвиняемый понимает, что каждый про-веденный следователем допрос приводит к изобличению в совершении пре-ступления, но не считает возможным отказаться от дачи показаний, не может избежать общения со следователем. Обвиняемый понимает сложность своего положения, в котором уже находится, и зачастую связывает с деятельностью следователя избрание меры пресечения, изменение привычного образа жизни, нравственные переживания, лишение возможности общаться с близким и т.д. Следователь в ходе допроса стремится установить истину, наделен значи-тельными властными полномочиями, а обвиняемый старается скрыть истину, но обязан подчиняться требованиям закона. Данный конфликт не должен но-сить личностного характера, взаимоотношения надо строить в строгом соот-ветствии с нормами уголовного судопроизводства и морали. При допросе не-обходим индивидуально-психологический подход к каждому обвиняемому.

    Рассмотрим наиболее распространенные виды индивидуально-психологиче-ского подхода. Во-первых, это обращение к логическому мышлению, чувству ра-зума обвиняемого. Следователь стремится убедить обвиняемого в неизбежнос-ти успешного расследования и установления объективной истины по делу, необходимости дачи правдивых показаний, поскольку иная позиция обвиняемо-го неразумна и приносит вред. Во-вторых, это возбуждение у обвиняемого заин-тересованности в даче показаний. Здесь следователь объясняет обвиняемому, что его активная позиция на допросе, дача разъяснений, сообщение всех изве-стных ему фактов, конкретных обстоятельств в ходе допроса поможет объяснить подлинные мотивы совершенного преступления, указать на все смягчающие его вину обстоятельства и т.д. На первых допросах интерес обвиняемого к общению, со следователем может быть вызван беседой о профессии, увлечениях, склон-ностях обвиняемого, о его семье, воспитании детей и т.д.


     

    image

    Отметим, что воздействие на эмоционально-волевую сферу допрашивае-мого наиболее целесообразно в тех случаях, когда обвиняемый отказывается от дачи показаний, стремится замкнуться в себе, занимает позицию голослов-ного отрицания, находится в состоянии апатии либо, напротив, излишне воз-бужден.

    При допросе необходимо исключить какое-либо насилие. Оно чаще всего является основной причиной самооговора, причем обвиняемых слабохарак-терных. Так, П. на предварительном следствии признал себя виновным в убий-стве жены. Впоследствии, когда был установлен самооговор, П. объяснил, что ему «не было прохода» от родственников жены, соседей; его всячески оскорб-ляли, называли убийцей. Работники органа дознания, допрашивая П. в качест-ве подозреваемого, использовали угрозы, советовали признаться в неосторож-ном убийстве.

    К самооговору могут привести и неблагоприятные психические состояния обвиняемого. Обвиняемый в развратных действиях К. признал себя виновным и в убийстве, которого не совершал. После К. рассказал, что взял это преступ-ление на себя, так как «не хотел жить» будучи изобличенным в развратных действиях.

    Таким образом, психологическое воздействие не должно перерастать в не-правомерное психическое насилие над сознанием и волей человека. Любые формы психического насилия на предварительном следствии абсолютно недо-пустимы.

    В сложной ситуации следователю нужно знать все основные социальные роли, которые исполнял допрашиваемый в жизни, и научиться направлять до-прашиваемого к занятию такой ролевой позиции, которая бы наиболее соот-ветствовала ситуации данного допроса. Для следователя далеко не безраз-лично, какую из всего арсенала ролей будет играть допрашиваемый. Например, изучая личность обвиняемого, следователь установил, что юноша увлекается радиотехникой. Будучи сам страстным любителем радиотехники, следователь достиг полного психологического контакта, заговорив с допраши-ваемым на любимую тему.

    Исследуя личность допрашиваемого, следователь должен планировать обращение к ее лучшим сторонам, то есть к социально положительным роле-вым позициям данной личности. Этически и тактически недопустимо, чтобы следователь для установления контакта с допрашиваемым использовал отри-цательные стороны его личности, даже если следователь хорошо знает их. Возникновение в ходе допроса психологической общности показывает обвиня-емому, что его допрашивает компетентный, внимательный и чуткий человек, что является первой ступенькой перестройки допрашиваемого в социально правильном направлении.

    Отношение обвиняемого к совершенному преступлению, предъявленному обвинению, возможному наказанию зависит от мотивов, которыми обвиняемый руководствуется в период расследования уголовного дела. Изучению и анали-зу должны подвергаться не только мотивы, обусловленные ситуацией рассле-дования, но и сформировавшиеся в течение жизни обвиняемого направлен-ность личности, нравственно-этические представления, сохраняющие и в условиях расследования свою мотивирующую роль.

    Выше мы уже рассмотрели конфликтные ситуации допроса. Кратко остано-вимся на бесконфликтных ситуациях допроса, которые характеризуются при-знанием объективно установленных фактов с готовностью давать показания. Бесконфликтность ситуации, разумеется, не гарантирует полной откровеннос-ти обвиняемого. Он может добросовестно заблуждаться, ошибаться, непра-вильно понимать сущность тех или иных событий, наконец, обвиняемый, чис-тосердечно признавая свою вину, может подсознательно стремиться к ее преуменьшению. Поэтому подготовка к допросу даже в бесконфликтной ситуа-


     

    image image

    ции в некоторых случаях должна включать элементы основанного на знании психологии обвиняемого прогнозирования ошибок. Учет таких особенностей обвиняемого, как завышенная самооценка, некритичность к собственной лич-ности, недоброжелательное отношение к окружающим, позволяет предвидеть вольное или невольное стремление обвиняемого к смягчению своей вины.

    На практике мнимая бесконфликтность ситуации допроса часто возникает в случае самооговора обвиняемого. Вероятность самооговора повышается, ес-ли обвиняемый отличается повышенной внушаемостью, податливостью к внешнему воздействию, неумением отстаивать свою позицию, слабоволием, недостаточной выносливостью к психическому напряжению, Наиболее типич-ными мотивами самооговора является стремление избавить от наказания дей-ствительного виновника (под влиянием родственных или дружеских чувств), либо продиктовано определенными групповыми интересами, или достигается угрозами и воздействием заинтересованных лиц в отношении тех, кто находит-ся в какой-либо зависимости от них.

    Допускаемое со стороны обвиняемого ложное признание может быть про-диктовано его стремлением уклониться от ответственности за более тяжкое преступление. Таким путем он рассчитывает усыпить бдительность, создать себе алиби по другому делу либо доказать наличие обстоятельств, смягчаю-щих или исключающих его ответственность и т.п. Полный вымысел сравни-тельно легко опровергается. Детализация и последующая проверка места, времени и других обстоятельств вымышленного события неминуемо ведут к разоблачению лжи.

    Если допрашиваемый упорно скрывает достоверно известные ему сведе-ния по делу либо сообщает заведомую ложь, то в отношении его следователь вправе применить метод изобличения. Изобличать допрашиваемого в сокры-тии каких-либо фактов или заведомой лжи - значит опровергнуть его утверж-дения, показать их несостоятельность, несоответствие установленным по де-лу фактам. Достигается это путем предъявления доказательств, вскрытия противоречий, использования логической аргументации.

    Все доступные следователю и допустимые приемы воздействия на обвиня-емого невозможно перечислить1. Важно только отметить, что следователь не должен прибегать к запугиванию, унижению человеческого достоинства, нео-боснованным обещаниям и т.д. Задача юридической психологии как науки за-ключается в подведении теоретической базы к творческим находкам следова-телей.


     

 

 

 

 

 

содержание   ..  10  11