Психология преступной деятельности

  Главная      Учебники - Криминология     ПСИХОЛОГИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ И СЛЕДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (Ю.В. Чуфаровский) - 2006 год

 поиск по сайту

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  1  2  3   ..

 

 


ПСИХОЛОГИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ И СЛЕДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (Ю.В. Чуфаровский) - 2006 год


УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ
 

 

В книге доктора юридических наук, кандидата психологических наук Ю. В. Чуфаровского впервые в объединенном виде дана развернутая психологи-ческая характеристика преступной деятельности и личности преступника, а так-же психология оперативно-розыскной и следственной деятельности. Подробно раскрыты психологические основы применения этих знаний в повседневной дея-тельности сотрудников правоохранительных органов.

Для специалистов правоохранительных органов, студентов, аспирантов и преподавателей юридических и психологических вузов, в том числе ведущих подготовку специалистов по оперативно-розыскной деятельности, психологов.


 


 

Введение


 

В последние годы наметился устойчивый интерес к психологическим аспектам преступления и преступности. Это определяется с одной стороны, расширя-ющимся спектром научных исследований, а с другой — практическими потребно-стями правоохранительных органов, активно ведущих работу по расследованию и судебному разбирательству уголовных дел и профилактике преступлений.

Понять любое поведение, преступное в том числе, невозможно без подлин-ного знания психологии личности, психологических механизмов и мотивов, со-циально-психологических явлений и процессов. А такие знания ни в коем слу-чае не могут быть получены только путем изучения научных работ и уголовных дел, при игнорировании «живого» преступника со всеми его страстями и нуж-дами, с его сложным и неповторимым жизненным путем, подчас трагической судьбой, спецификой индивидуального облика.

Знание психических закономерностей, применение в процессе оперативно- розыскной деятельности определенных психологических методов облегчает труд сотрудника, помогает ему регулировать и строить взаимоотношения с за-интересованными людьми, глубже понимать мотивы поступков людей, позна-вать объективную действительность, правильно оценивать ее и использовать результаты познания в практической оперативно-розыскной и следственной деятельности.

Все больше осознается, что психология — не отвлеченная наука, посвя-щенная решению тонких и сложных теоретических вопросов, а важное и необ-ходимое звено в образовании всякого культурного специалиста1. Практически нет вида деятельности человека, где вмешательство психологической науки не привело бы к его облегчению и упорядочению.

Без знания психических закономерностей нельзя руководить людьми. По-этому среди наук, оказывающих помощь правоохранительной деятельности в стране, немаловажное место занимает и психологическая наука. Она вскрыва-ет закономерности, знание которых необходимо каждому, кто призван воздей-ствовать на людей, направлять их усилия, воспитывать их и т. д.

Знание психологии исключительно важно для установления истины. Для того чтобы познать истину, сделать соответствующие выводы, необходимо знать и соблюдать законы психологии. Кроме того, знание психологии дает воз-можность контролировать собственные познавательные, волевые, эмоцио-нальные процессы, проверять и направлять эти процессы у других лиц, пра-вильно принимать решения.

В деятельности сотрудников оперативных подразделений правоохрани-тельных органов2 главное — работа с людьми, в которую входит ряд достаточ-но взаимосвязанных аспектов: изучение и оценка людей, установление и раз­


 

image

1 См.: Мясищев В. Н. Основы общей и медицинской психологии. - М., 1968. - С. 3.

2 Здесь и далее под «сотрудниками правоохранительных органов» понимаются опера-тивные работники этих органов, для краткости мы будем употреблять термины «со-трудник» и «оперативный сотрудник».


 

image

витие с ними психологических контактов, оказание на них своего влияния и т. д. Приобретение психологических знаний становится необходимостью для опе-ративного состава и следственного подразделения правоохранительных орга-нов, и в частности в оперативно-розыскной деятельности и расследовании пре-ступлений.

Постоянное общение с людьми, являющимися носителями отрицательных психических качеств, необходимость выяснять факты и обстоятельства, вызы-вающие отрицательные эмоции, — все это существенно затрудняет процесс познания и может привести к ошибкам.

Закономерности психологической науки облегчают разработку мер, устра-няющих или существенно снижающих действие отрицательных условий позна-ния, создание таких условий деятельности, которые будут гарантировать от ошибок при восприятии, оценке фактов со стороны сотрудников.

Для установления истины необходимо не только знать, какие изменения происходят в психике указанных лиц, но и уметь правильно воздействовать на них, с тем чтобы получить от них свидетельства, объективно отражающие со-бытия, воспринимавшиеся ими.

Для осуществления такого воздействия необходимы значительные психо-логические знания. Без этого нельзя определить способ воздействия, оценить его результаты, добиться изменения направленности психических процессов, состояния лиц, через которых устанавливается объективная истина.

Мы рассмотрим причины не совокупности всех преступлений, а отдельных преступлений и преступного поведения. При этом из всего причинного комплек-са будут выделены лишь факторы, которые «находятся» в самой личности, а не во внешних обстоятельствах, как бы они важны ни были. Для практики борь-бы с преступностью, особенно для индивидуальной профилактики и расследо-вания преступлений, это чрезвычайно важно, поскольку основным объектом предупредительных усилий является человек. Это справедливо, поскольку причины всегда в личности, а внешние обстоятельства могут лишь играть роль условий, способствующих или препятствующих совершению преступлений ли-бо нейтральных по отношению к ним.

Знания психологических особенностей правонарушителей и причин совер-шения ими правонарушений имеет большое значение для совершенствования оперативно-розыскной деятельности и расследования преступлений, а также повышения их эффективности.


 

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ И ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА


 

 


 

Глава 1

Психология преступной деятельности


 

В

 

настоящее время исследования психоло-гии личности идут в трех направлениях:

  1. путем анализа результатов и продуктов ее деятельности (этим занимаются все отрасли психологии, в т. ч. и юридическая психология);

  2. изучение формирования психики личности в процессе ее воспитания и обучения (педагогиче-ская и - отчасти - криминальная психология);

  3. исследование патологических изменений психо-логической деятельности (это предмет судебной психиатрии). Изучение психики личности через ее деятельность, в т. ч. преступную, является ос-новным способом психологической информации по любому делу в период дознания, предварительно-го следствия и судебного разбирательства.

Начиная изучение психологического аспекта преступной деятельности, следует сразу же оп-ределить понятие психологии правонарушения. Прежде всего, это характеристика внутренней, непосредственно ненаблюдаемой стороны пре-ступного поведения. Любое преступное событие как поведение личности имеет две стороны: внешнюю (предметно-физическую) и внутреннюю (психологическую). Иначе говоря, любое правона-рушение включает в себя две группы обстоя-тельств: объективные, которые почти всегда поддаются непосредственному восприятию и на-блюдению, и психологические (субъективные), кото-рые не могут быть непосредственно восприняты и увидены человеком.


 

image

Отметим, что к объективным обстоятельствам любого дела относят-ся место, время, способ, предмет посягательства, орудия совершения пре-ступления, сами действия лица, а также наступивший преступный резуль-тат. К психологическим обстоятельствам дела относятся мотивы и цели совершения преступления, психическое отношение лица к преступному дей-ствию и наступившему результату в форме умысла или неосторожности, иные психологические факты поведения. Чтобы получить и разобраться в психологической информации, необходимой для установления истины по конкретному делу, каждому дознавателю и следователю надо овладеть ос-новами психологического анализа преступного поведения. Этим вопросам и посвящена настоящая глава.


 

§ 1. Преступное поведение и его отражение в уголовном законе


 

В

 

литературе нередко встречается употребление терминов «преступ-ное поведение» и «преступление» в качестве синонимов. Однако такое словоупотребление будет не точным, поскольку преступное поведение —

понятие более широкое, включающее не только само преступление как обще-ственно опасное противоправное деяние, но и его истоки: возникновение моти-вов, постановку целей, выбор средств, принятие субъектом будущего преступ-ления различных решений и т. д.1

Своеобразие индивидуального преступного поведения состоит в том, что наряду с факторами внешней среды (причины и условия), его обусловливают и внутренние факторы (мотивы, цели и форма вины). Факторы внешней среды становятся побуждающими силами поведения, только преломившись в созна-нии личности. Для более четкого установления и понимания психологического содержания необходимо вскрыть внутренние пружины, которые привели в дей-ствие конкретную личность. При проведении оперативно-розыскной деятель-ности, предварительном расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел оперативный сотрудник, следователь и судья постоянно сталкиваются с этими вопросами и обязаны установить, какова была форма вины, мотивы и цели совершенного конкретного преступления.

По нашему мнению, вина, мотив и цель всегда входят в структуру преступ-ного действия лица. Под структурой преступного поведения понимается внут-реннее (психологическое) строение этих форм преступного поведения и взаи-мосвязь их составных частей. Это положение необходимо особенно подчеркнуть, так как вина, мотив и цель нередко рассматриваются сами по се-бе, в качестве самостоятельных явлений, вне структуры преступного поведе-ния, элементами которого они являются. Так, например, одними авторами они

рассматриваются только с точки зрения их выражения в норме закона,2 други-ми же они рассматриваются лишь как признаки личности обвиняемого3.


 

image

Механизм преступного поведения / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. — M., 1981. — С. 31.

2 См.: Викторов Б.А. Цель и мотив в тяжких преступлениях. — M., 1963; Волков Б.С. Про-блема воли и уголовная ответственность. — Казань, 1965; Наумов А.В. Мотивы убий-ства. — Волгоград, 1970.


 

3 См.: Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии. — М., 1969; Лейкина Н. С. Личность преступника и уголовная ответствен-ность. — Л., 1968.


 

image

Между тем определяющим положением при характеристике названных пси-хологических фактов является их рассмотрение как структурных элементов преступного поведения. Подобный подход позволяет анализировать их как элементы деятельности лица, выяснить место вины, мотива и цели в структу-ре различных форм преступного поведения и функции, осуществляемые ими в период подготовки (мотивации) и осуществления преступления.

Психологическая сущность преступного поведения состоит в активном стремлении лица добиться осуществления поставленной цели. Оно находит свое выражение в сознательно мотивированных действиях, направленных на достижение определенной цели, независимо от того совпадает она или не сов-падает с наступившими общественно опасными последствиями. Таким обра-зом, психика всегда включена в преступную деятельность. Как правило, она выступает как центральное связующее звено отдельных действий этого кон-кретного лица, через нее достигается единство в регуляции этих действий и по-ведения в целом.

Будучи по своему содержанию антиобщественным, преступное поведение с точки зрения его строения отвечает всем признакам волевой деятельности в общепсихологическом ее значении. С субъективной стороны оно характеризу-ется волей, мотивированностью и целенаправленностью, а с объективной — физическими действиями или воздержанием от них1. Если в совершенном пре-ступлении воля лица не нашла своего выражения в силу внутренних причин (расстройство сознания, психическая болезнь и т. п.), то лицо не подлежит уго-ловной ответственности. Если же в преступлении воля лица не нашла своего выражения в силу внешних причин (принуждение, насилие и т. п.), то это явля-ется обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность2.

Учет волевого характера преступного поведения находит свое выражение в уголовном законодательстве. Так, законодательное понятие преступления непосредственно исходит из волевого характера преступного поведения и из того, что «преступлением признается предусмотренное законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на личность, обще-ственный и государственный строй, систему хозяйства, собственность, полити-ческие, трудовые, имущественные и другие права граждан, а равно иное, пося-гающее на правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом»3. Это положение подчеркивается и в теории уголовного права, в частности, волевое действие человека, лежащее в основе построения понятия преступления, можно определить как сознательное целенаправлен-ное воздействие человека на окружающий мир4. Таким образом, когда речь идет о психологии правонарушения, это означает, что речь идет только об од-ном виде человеческого поведения, а именно о волевом поведении. Между тем наряду с волевым человеку свойственны и другие виды действий, на кото-рых хотя бы кратко следует остановиться.


 

image

Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. — М., 1969. — С. 49.

2 См. соответствующие статьи Общей части УК РФ.

3 Понятие «деяние» дословно означает в переводе со старославянского «действие, по-ступок, дело»; существительное от глагола «делать» («деять»), означает уже совер-шенное действие, совершившийся факт. См.: Горшкова K.B., Шенский H.M. Современ-ный русский язык. — М., 1957. — С. 238.

4 См.: Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. — М., 1963. — С. 13-14.


 

image


 

§ 2. Психологические основы человеческих действий

В

 

зависимости от наличия или отсут-ствия психологического механизма различают рефлекторные, импульсив-ные, инстинктивные и волевые дейст­

вия. Рефлекторные действия явля­

ются действиями-реакциями. Они не требуют цели и регуляции в соответствии с ней, а совершаются автоматически. Инстинктивные действия исходят из ор-ганических импульсов, в них отсутствует осознание лица и предвидение резуль-тата действия. Импульсивное действие — это, как правило, действие-вспыш-ка, действие-разрядка, когда исходное побуждение (раздражение, недовольство и т. п.), созданное ситуацией, без взвешивания и оценки его в качестве мотива непосредственно переходит в действие. Импульсивные действия чаще всего на-блюдаются в патологических случаях, когда лицо в силу душевной болезни не-способно совершить волевые действия.

Что же такое волевое действие? Волевое действие — это действие, от-личающееся сознательным актом поведения человека. От рефлекторных, ин-стинктивных и импульсивных действий оно отличается по содержанию и струк-

*туре и является разумным: то есть имеет свое смысловое содержание, которое определяется целью и мотивом. Совершению волевого действия предшеству-ет внутренний процесс его мотивации и выработки цели. При этом побуждение, прежде чем перейти,в действие, осознается лицом как мотив действия, а ис-полнение волевого действия регулируется лицом в соответствии с его целью. Таким образом, психологический механизм имеет место в волевых действиях и отсутствует в рефлекторных, инстинктивных и импульсивных действиях1.

Когда речь идет о психологии правонарушения, то это значит, что речь идет только о сознательных волевых действиях психически здорового лица. Разру-шение психической деятельности под влиянием болезни прежде всего изменя-ет психологические компоненты поведения. Мотивация личности становится патологической в силу того, что она формируется в условиях нарушенной ней- родинамики мозга. У психически больной личности нарушаются социальные установки и мотивы поведения, внешние (социальные) раздражители попада-ют в больной мозг, в силу чего происходит нарушение смысловой регуляции поведения в личности.

Поэтому сотруднику при проведении оперативно-розыскной деятельности во всех случаях следует обращать внимание на поведение лица (правильное ли оно или неправильное), на его высказывания и интересы. Как правило, внешняя форма поведения у психически больных лиц бывает неправильная, однако в отдельных случаях внешняя форма их поведения может быть пра-вильной, сохраняется даже профессиональная пригодность. Но объяснения своего поведения, в частности своих мотивов, иногда уже вызывают сомнение в психическом здоровье лица. Так, например, инженер-кибернетик, совершив-ший убийство своей жены (труп ее нашли в шкафу квартиры), был удивлен тем, что органы дознания и следствия вмешиваются в его взаимоотношения с же-ной. При допросе он был совершенно спокоен, тактичен и заявил, что уничто-жил жену как «второстепенную личность».

В другом случае сотрудник, занимавший достаточно видное положение в учреждении, дома постоянно расхаживал в голом виде и работал над темой об уничтожении фабрик, производящих одежду, ибо это дает, по его словам, большую экономию.


 


 

image

См.: Чуфаровский Ю. В. Юридическая психология. — М., 1995. — С. 50-52.


 

image

На практике, кроме личного, действие становится социально значимым и приобретает характер общественного действия всегда, когда оно затрагивает интересы личности, определенных общественных групп, общества в целом. В зависимости от своего социально-психологического значения действие при этом выступает в форме поступка или проступка. Поступком называется со-циально полезное действие, т. е. действие, имеющее положительное, мораль-ное, юридическое и общественное значение. Проступком является социаль-но вредное действие, т. е. действие, которое имеет отрицательное моральное, юридическое или общественное значение.

Для сотрудника в оперативно-розыскной деятельности всегда важно понять поступок лица и его социально-психологическое значение. Обдумывая челове-ческие поступки, следует всегда их осмыслить и понять.

На основании изложенного можно сделать следующие выводы: 1) в каждом преступном поведении наряду с физическими и наблюдаемыми имеются и пси-хологические (ненаблюдаемые) элементы; 2) когда мы говорим о психологии правонарушения, то мы имеем в виду только один вид человеческого поведе-ния — волевое поведение; 3) волевое действие лица может иметь положитель-ное или отрицательное социально-психологическое значение. Правонаруше-ние всегда является социально-вредным проступком.

 

 

 

 

 

§ 3. Понятие правонарушения и анализ преступного поведения

 

Конкретные преступления как

 

волевые акты по своей структу-ре могут быть простыми и сложными. Простым волевым актом, имею-щим психологический механизм, явля­

ется преступное действие. Сложным волевым актом является преступная де-ятельность, которая складывается из совокупности ряда действий, т. е. эпизодов состава преступления.

Понятия «преступное действие» и «преступная деятельность» как единицы психологического анализа не следует смешивать с соответствующими уголовно- правовыми понятиями. С психологической точки зрения преступным действием считается только одноразовый волевой акт, которым достигается цель, не раз-лагаемая на более простые. В уголовном праве под преступным действием по-нимается как одноразовый волевой акт, так и совокупность нескольких волевых актов.

К одноразовым преступным действиям, как правило, относятся неосторож-ные преступления, совершенные при превышении пределов необходимой обо-роны, а также в состоянии сильного душевного волнения. Примерами однора-зового преступного действия могут служить единичные акты хищения, изнасилования, хулиганства и т. д.

Ряд статей УК РФ говорит только о преступной деятельности. Примером преступной деятельности, т. е. формы волевого акта, являются продолжае-мые хищения, рэкет и т. п., складывающиеся из ряда тождественных преступ-ных действий. Они охватываются единым умыслом виновного и составляют в своей совокупности одно преступление.

Характер действий, входящих в деятельность, зависит от вида преступле-ния. Так, преступная деятельность при умышленном убийстве и умышленном причинении тяжких телесных повреждений, как правило, состоит из четырех и более эпизодов: 1) из непреступных действий; 2) конфликтных ситуаций и дей-ствий; 3) подготовительных (не всегда) и 4) исполнительных действий. Само-вольное оставление воинской части (как длящееся преступление) проявляется


 

image

только в форме преступной деятельности, состоящей, однако, из ряда дейст-вий, колебание которых может быть от трех до восьми.

Из выше изложенного видно, что при установлении психологического со-держания правонарушения необходимо всегда проводить психологический анализ поведения, чтобы установить, к какому виду преступного поведения — действия или деятельности — оно относится.

Значение психологического анализа можно проиллюстрировать на следую-щем примере. Некто И., обвиняемый в совершении убийства из хулиганских по-буждений, показал что убил г-на Е., не из хулиганских побуждений, а по моти-вам самообороны, потому что Е. было якобы совершено на него нападение. Версия И. в ходе дознания, следствия и суда была опровергнута. При этом был применен метод рассмотрения противоправных действий обвиняемого «в их единстве», т. е. в структуре его общей деятельности. Оказалось, что в день убийства И., находясь в служебной командировке и имея при себе пистолет, неоднократно из хулиганских побуждений угрожал им гражданам. В вестибюле кафе около 15.00 он оскорбил работницу кафе, демонстративно вынул писто-лет и угрожал ей. Познакомившись с двумя гражданами, около 17.00 часов И. распил с ними 3 бутылки вина. Затем достал заряженный пистолет и заявил:

«Ну, что! Сделать" Вам что-нибудь?» Испугавшись угроз, те убежали от него. Около 21.00 И. зашел в буфет гостиницы, где продолжил распитие спиртных напитков. По предложению сотрудников гостиницы г-н 3, вывел его на улицу, чтобы проводить домой. По пути они зашли в спортивный тир, где И. вновь вы-нул пистолет и направил его в сторону мишеней. Однако сотруднику тира и 3. удалось предотвратить стрельбу из боевого оружия. По их требованию И. уб-рал пистолет и ушел из тира.

Зайдя в вестибюль ресторана, И. поссорился там с неустановленным граж-данином. При этом он пытался достать пистолет и заявлял: «Я ему сейчас по-кажу, салаге», однако 3. увел его из ресторана. На улице И. вновь достал пис-толет и пытался произвести стрельбу по уличным фонарям. 3. и в этом случае удалось уговорить И. и предотвратить стрельбу, после чего он оставил послед-него и ушел в гостиницу. Через несколько минут И. встретил шедшую по улице г-ку У. и пошел вместе с ней. Когда У. потребовала, чтобы И. оставил ее, по-следний вынул пистолет и стал держать его в руках. Испугавшись, У. убежала. Продолжая свои хулиганские действия, в 23.20, И. подошел к направляющему-ся домой гр-ну Е., достал из кармана заряженный пистолет и направил его на него. Пытаясь защищаться, тот схватил И. за предплечье правой руки. В это время последний нажал на спусковой крючок и произвел выстрел в лицо Е., от-чего тот скончался на месте происшествия. Рассматривая 7 эпизодов описан-ных действий И., дознание и следствие, а затем и суд обоснованно пришли к выводу о совершении им убийства из хулиганских побуждений.

Однако следует учитывать, что несоблюдение правил психологического анализа преступного поведения нередко приводит к серьезным ошибкам. Так, А. за умышленное причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть г-на Л., был осужден к 5 годам лишения свободы. По протесту прокуро-ра судом второй инстанции приговор в отношении А. был отменен за мягкос-тью наказания. При новом судебном разбирательстве было установлено, что А. применил перочинный нож для отражения нападения, т. е. действовал в со-стоянии необходимой обороны, ввиду чего суд оправдал его. Кассационной ин-станцией оправдательный приговор оставлен в силе.

В чем же причина судебной ошибки? Причина состоит в том, что органами дознания и следствия, а затем и судом, был нарушен вышеуказанный принцип психического анализа преступного поведения, ввиду чего разные по своему ха-


 

image

рактеру действия А. в фойе кинотеатра и при нанесении ранения Л. рассмат-ривались как единая деятельность, что нашло свое отражение в обвинитель-ном заключении и приговоре. Фактически же действия А. представляли два до-статочно самостоятельных эпизода. Первый эпизод произошел в фойе кинотеатра, когда между А. и г-ном И. возникла ссора из-за знакомой им девуш-ки, во время которой А. рукой ударил И. по лицу. Второй эпизод произошел спу-стя некоторое время, когда И. с целью мести А. подговорил своих друзей из-бить последнего. Вызвав А. из кино, он предложил ему «поговорить» за углом дома, где на А. напали трое, стали его избивать, повалили на землю, пинали ногами и не давали возможности подняться с земли. В этих условиях, опасаясь за свою жизнь, А. вынул из кармана имевшийся у него перочинный нож, кото-рым стал наносить удары избивавшим его лицам, в результате чего ранил од-ного из нападавших, который впоследствии скончался. Из этого примера сле-дует, что четкий психологический анализ, проведенный при вторичном судебном разбирательстве, помог выявить смысловую самостоятельность каждого из эпизодов-действий А., и на этом основании вскрыть подлинные мо-тивы его поведения и психического отношения к содеянному.


 

§ 4. Психологическая структура преступного действия


 

 

 

 Следует сразу же отметить, что преступное действие — это моти-вированный, целенаправленный, со-знательный и управляемый акт про-тивоправного поведения, которым

достигается определенная цель и этот акт не разлагается на более простые. Каждое действие имеет смысловое содержание и направлено на достижение относительно близких целей, которыми оно регулируется в период его осуще-ствления. Мотивы, побуждающие определенное лицо к действию, удовлетво-ряются при осуществлении поставленной цели. В силу этого преступное дей-ствие приобретает определенный смысл и носит характер законченного волевого акта.

Кроме содержания, преступное действие имеет внутреннюю структуру, главными компонентами которой являются:

  1. мотив, цель действия и форма вины лица (психологические компоненты);

  2. предмет действия, способ, средства и условия его реализации (физиче-ские и вещественные компоненты);

  3. результат действия, т. е. те последствия, которые наступили от дейст-вия.

Цель как компонент преступного действия выполняет в нем определенные функции. Первая ее функция состоит в осознании действующим лицом объек-та, предмета или лица, на которое направляется его действие. Вторая функция выражается в желании достигнуть определенного результата этого действия. Благодаря цели лицо регулирует свои действия и направляет их на достиже-ние того результата, который содержится в ней.

Прямой результат — это тот, который входит в субъективную цель лица. Он является реализацией и непосредственным выражением цели. При вмеша-тельстве объективных, не зависящих от воли действующего лица сил прямой результат может не совпадать по своему объему с целью лица. При этом цель реализуется не до конца и результат оказывается меньше, чем намечавшаяся цель действия. Несовпадение цели и результата выступает в этом случае в форме «невыполнения цели». Примером «невыполнения» цели является поку-шение на совершение преступления, когда цель преступления не осуществля-ется до конца по причинам, не зависящим от воли виновного.


 

image

Отношения между результатом и целью могут выступать в форме «перевы-полнения» цели. В этом случае результат действия превосходит предполагае-мую цель и содержит сверх ожидаемого неожиданный результат, что не входи-ло в субъективную цель данного лица. Примером перевыполнения цели является умышленное причинение тяжких телесных повреждений, которые по-влекли за собой смерть потерпевшего, хотя это и не входило в субъективную цель действовавшего лица.

На практике, в частности в процессе оперативно-розыскной деятельности, для смысловой характеристики преступного действия недостаточно знать толь-ко его цель. Кроме цели, каждое действие имеет свой мотив. Совершая кон-кретное действие, лицо может руководствоваться различными побуждениями. Для правильного понимания волевого действия очень важно уяснить себе истин-ное соотношение между побуждениями и целью волевого действия. Осознанная цель, несомненно, играет очень существенную роль в волевом действии, она должна определять весь его ход. Но цель, которая детерминирует волевой про-цесс, сама причинно детерминируется побуждениями, мотивами, которые явля-ются отражением в психике потребностей, интересов и т. п.1. Всеми поступками людей руководят их побуждения, т. е. определенные мотивы.

Возникновению мотива любой, в том числе противоправной деятельности, как правило, предшествует появление определенной потребности. Вначале эта потребность может существовать безотносительно к тем объектам, с помо-щью которых она может быть удовлетворена. В последующем происходит «оп-редмечивание» данной потребности под воздействием тех объектов внешнего мира, которые воспринимаются лицом и отражаются в его сознании. «До сво-его первого удовлетворения, — отмечает А. Н. Леонтьев, — потребность «не знает» своего предмета, он еще должен быть обнаружен. Только в результате такого обнаружения потребность приобретает свою предметность, а восприни-маемый (представляемый, мыслимый) предмет — свою побудительную и на-правляющую деятельность функцию, т. е. становится мотивом».2 Сфера по-требностей большинства правонарушителей характеризуется нарушением равновесия между различными видами потребностей и способами их удовле-творения, преобладанием в ее структуре духовно обедненных, асоциальных потребностей, которые существенно превосходят нормальные потребности этих лиц и в случае борьбы мотивов могут «перевесить», отрицательно повли-ять на выбор целей и средств деятельности.3

В оперативно-розыскной деятельности сотруднику важно всегда своевре-менно выявить и понять действенные мотивы лица и на этой базе постарать-ся убедить и переубедить его. Установление мотива действия ведет к раскры-тию смыслового содержания действия и является основой для установления психологического контакта и соответствующего воздействия на личность.

Следует отметить, что преступное действие имеет свою динамику, свое на-чало и свой конец. Изучение оперативно-розыскной и следственной практики показывает, что, как правило, преступное действие имеет два этапа: мотива- ционный (подготовительный) и этап его практического осуществления. Здесь нам следует, однако, отличать этапы преступного действия от стадий совер-шения преступления в виде приготовления и покушения. Стадии совершения преступления имеют место на этапе его практического осуществления, в то


 

image

1 См.: Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. — М., 1976. — С. 508.

См.: Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М., 1975. — С. 190.

Романов В.В. Юридическая психология. — М., 1998. — С. 256.


 

image

время как подготовительный этап предшествует практическому осуществле-нию преступного поведения и происходит только в сознании данного лица.

Как правило, приступая к действию, лицо мысленно создает его модель в своем уме. Подготовка преступного действия в сознании лица (его мотивация) составляет первый подготовительный этап, который состоит из осознания мо-тива и цели действия, борьбы мотивов и принятия решения действовать. По-буждения сами по себе не могут явиться источником действия. Чтобы стать та-ким источником, они должны быть осознаны лицом в качестве мотива. Лишь став мотивом, психическая энергия побуждения превращается в волевую энергию и порождает определенные действия. В этом смысле мотив является

«двигателем» поведения и активно стимулирует волевую активность лица1.

На стадии мотивации преступного действия может обнаружиться расхож-дение между целью действия и его нежелательными последствиями, между намеченной целью и трудностями ее осуществления в данных условиях и т. д. На этом основании нередко возникает внутренний контакт противоречивых по-буждений, называемый борьбой мотивов, который состоит в столкновении не-скольких, достаточно несовместимых между собой побуждений лица. Как пра-вило, конкурирующие мотивы являются побуждениями разного психологического и социального уровня. Ими могут быть, например, низмен-ные чувства и доводы разума, чувство мести и интересы дела, органическая потребность и служебный долг, корыстный интерес и должностная обязан-ность и т. д.

В содержание борьбы мотивов входит не просто борьба двух несовмести-мых побудителей к действию, а борьба мотивов должного социально полезно-го поведения и мотива, противоречащего праву, мотива антиобщественного, преступного поведения. Иногда борьба мотивов идет довольно длительное время, вызывая у лица определенные психические состояния (замкнутость, подавленность, неразговорчивость, скрытность и т. д.). Так, подозреваемый М. показал: «С конца августа и до 18 сентября я все никак не мог окончательно на что-нибудь решиться. Мне нужны были деньги, чтобы расплатиться с долгами, которые я имел. Деньги я решил украсть. С другой стороны, я боялся, что по-падусь. Я не спал ночами, обдумывая как быть. Надо было отдавать долги. И это все же пересилило меня. Я понимал, что иду на преступление. 18 сентяб-ря меня направили делать уборку в учебных классах. Воспользовавшись, что в помещении классов в это время никого не было, я обшарил всю висевшую там одежду, из которой похитил около ста тысяч рублей. Кроме того, из другой комнаты (дверь в нее была открыта) я похитил фотоаппарат». На этом приме-ре достаточно хорошо видно, как в результате борьбы мотивов рождается мо-тив преступного действия. Победивший мотив формирует волю лица, а также характер предстоящего действия.

Роль мотива в подготовке действия и формировании воли лица подчерки-вал знаменитый русский ученый И. М. Сеченов. В частности, он писал, что не может быть воли, которая бы действовала «сама по себе». Рядом с ней все-гда стоит, определяя ее, какой-нибудь нравственный мотив, в форме ли стра-стной мысли или чувства. Значит, даже в самых сильных нравственных кризи-сах, когда по учению обыденной психологии воле следовало бы выступить


 

image

1 См.: Чуфаровский Ю. В. Юридическая психология. — М., 1995. — С. 34-35.


 

image

всего ярче, она одна, сама по себе действовать не может, а действует лишь во имя разума или чувства1.

Этап мотивации завершается принятием лицом решения о совершении преступления или воздержания от него. Лицо кладет конец своим сомнениям и колебаниям и решает: буду действовать вот так или воздержусь от действия. Принятие решения о совершении преступления может осуществляться в раз-личных формах. Оно может выделяться в сознании действующего лица как особая фаза и сводиться в этом случае к осознанию цели преступления. Оно может наступить в стадии борьбы мотивов само по себе, как ее разрешение. Как особый этап в подготовке преступления принятие решения выступает тог-да, когда каждый из мотивов сохраняет для лица свою силу и значимость. Ре-шение в пользу одного мотива принимается потому, что остальные мотивы по-давляются и лишаются роли побудителей действия. Мотив-победитель становится доминирующим и определяет содержание предстоящего действия.

Лицу, совершающему преступление, приходится принимать решение в раз-личных психологических условиях: 1) это могут быть простые условия без стрессов2 и возбужденного состояния, при достаточности времени на его обду-мывание, что характерно, например, для принятия решений расхитителями собственности, совершения актов терроризма и т. д. Оно порождает, как пра-вило, расчетливое преступное поведение; 2) сложные психологические усло-вия в виде сильного возбуждения, недостатка времени на продумывание реше-ния, наличия конфликтной ситуации, когда одному лицу противостоит воля другого лица — ведут к принятию недостаточно продуманных решений, вызы-вающих т. н. нетрензитивное преступное поведение, т. е. поведение, основан-ное не столько на строгом расчете, сколько на порыве, что характерно для при-нятия решений, например при совершении преступлений против личности (в частности, при совершении убийств на эмоциональной основе, причинения умышленных телесных повреждений, изнасилований и т. п.).

Как правило, после принятия решения нас упает главный этап: реализация сформированной мотивом и целью воли лица в действиях. Практически же на стадии мотивации осуществляется, образно говоря, проектирование преступ-ного поведения. На стадии исполнительной этот проект воплощается в реаль-ные действия и их результаты. Исполнение преступления требует волевых усилий, которые «питаются» силой мотива и цели действующего лица. На этой стадии психическая деятельность лица проявляется в регулировании осуще-ствляемого действия в соответствии с его целью. Затраченная лицом психиче-ская и физическая энергия воплощается в результате действия. Поэтому со-держание преступного действия должно рассматриваться прежде всего с результативной стороны, т. е. как процесс реализации цели в результатах дей-ствия. Достижение цели означает окончание действия как волевого акта. Лицо оценивает достигнутый результат, сопоставляя его с намеченной целью. При этом оно констатирует его удачу или неудачу, успех или неуспех.

Таким образом, следует различать функции, выполняемые мотивом и целью, на стадиях подготовки (мотивации) и исполнения преступного действия. На под-готовительной стадии мотив и цель формируют решение и порождают волю ли-ца. В стадии исполнения преступления они определяют содержание уже сфор-


 

image

1 См.: Сеченов И. М. Избранные философские и психологические произведения. — М., 1947.— С. 308.


 

2 Стресс (от англ. stress) — состояние «напряжения», специфическая психофизиологи-ческая реакция организма в ответ на воздействие различных неблагоприятных факто-ров внешней или внутренней среды.


 

image

мированной воли лица, выступая ее смысловой стороной. Свою функцию мотив и цель в дальнейшем выполняют путем корректировки направленности соверша-емых действий. Благодаря этому обеспечивается их претворение в действие и через него в реальных фактах действительности.

В ходе деятельности мотив (1)может остаться неизменным и стать дейст-вующим мотивом; иногда мотив, сформировавший действие, в ходе исполне-ния исчезает, (2) заменяется другим или осложняется добавлением нового, до-полнительного. Изменение мотива может происходить путем его отпадения и прекращения преступной деятельности лица. В стадии исполнения может про-изойти также (3) переосмысление мотива путем замены его социально-положи-тельным мотивом поведения. Примером подобного переосмысления мотива может служить добровольный отказ от дальнейшего совершения преступле-ния, явка с повинной (когда преступление уже окончено), способствование пре-дупреждению наступления вредных последствий, а также самооценка преступ-ления в ходе расследования, чистосердечное раскаяние в содеянном и активное способствование его раскрытию.

Важно понять, что между мотивом и целью лица и его преступным поведе-нием существуют два вида связей — прямая и обратная. Прямая связь выра-жается в том, что мотив и цель преступления порождают преступное поведе-ние. Обратная связь между ними заключается в том, что преступное поведение в соответствии с конкретными ситуациями и условиями оказывает обратное влияние на мотив и цель как путем корректировки их самих в ходе со-вершения преступления, так и путем применения лицом определенной тактики и отдельных приемов по их реализации.

Хочется проиллюстрировать это следующим примером. Вор с целью совер-шения хищения идет в ночное время в магазин, чтобы проникнуть туда путем взлома висячего замка на двери служебного входа. Прибыв к магазину, он ви-дит, что дверь служебного входа закрыта не на висячий замок, а изнутри. Здесь преступник изменяет свое решение, корректируя его в соответствии с постав-ленной целью, и проникает в магазин с центрального входа. Здесь он видит спящего сторожа. Поскольку цель его может быть достигнута лишь осложнен-ным путем, т. е. путем убийства сторожа, лицо вновь в соответствии с постав-ленной целью корректирует свое преступное поведение и решает проникнуть в магазин с чердака. Реализуя свой план, он проникает в магазин с чердака, сде-лав пролом в потолке, и совершает хищение товаров.

Заметное место в мотивации преступных действии может принадлежать состоянию опьянения лица. Роль алкоголя в мотивации преступления состоит в том, что он снимает процессы торможения. Под влиянием алкоголя человек перестает смотреть на себя глазами других. Вначале создается иллюзия внут-ренней легкости и желания общения. Потом возникает нарушение обычной мо-тивации поведения. Пьяному человеку кажется, что он ведет себя весьма ло-гично. Фактически же у него нарушается привычная мотивация и организация поступков и поведения.

Следует отметить, что роль мотива и цели как структурных и функциональ-ных компонентов преступного поведения наглядно выступает в патологических случаях, когда один из них или они оба бывают нарушены. При патологических аффектах и импульсивных состояниях, когда побуждение непосредственно да-ет стремительную, неосознанную разрядку в преступном действии, последнее теряет характер волевого поведения и выступает как акт поведения душевно-больного человека, что имеет место при клептомании (импульсивное воровст-


 

image

во), пиромании (импульсивное поджигательство), дромомании (импульсивное бродяжничество) и т. д.1.

Существенным звеном исполнения действия являются его предметно-ве-щественные компоненты, т. е. орудия, средства и условия, благодаря кото-рым достигается цель действия. Внешние условия могут благоприятствовать или препятствовать достижению цели. В качестве средств совершения пре-ступления выступают предметы, вещи, орудия, инструменты, механизмы, при-боры, устройства и т. п., потому, что они могут «служить цели лица». Предмет-но-вещественные элементы преступного поведения выбираются лицом в соответствии с их субъективной значимостью. Их назначение в том, что они ис-пользуются и управляются субъектом как средства достижения своей цели. Средства есть способность предмета служить цели2.

Особо следует указать на документы как средства совершения преступле-ний. Сюда относятся фиктивные, поддельные и разорванные служебные доку-менты и другие записи о преступных комбинациях. Являясь средством совер-шения или «прикрытия» преступления, они выступают объективными показателями мотивационной стороны преступления. Обнаружение подобных документов, а также выявление повода, назначения, автора и обстоятельств их изготовления проливают свет на мотив и цель совершения преступления.

 

 

 

§ 5. Психологическая характеристика и анализ преступной деятельности

 

При совершении преступления от­

дельное действие может высту-пать в качестве самостоятельного, ав-тономного акта поведения или являться частью более обширного це-лого, т. е. преступной деятельности. Преступная деятельность как структур­

ная форма преступного поведения представляет собой совокупность действий, объединенных единством мотивов и цели. В преступной деятельности проявля-ется характерная для человека способность к действиям дальнего прицела, да-лекой мотивации и целенаправленности, характерной для преступного действия. Как деятельности, так и входящим в ее состав отдельным действиям присущи свои мотивы и цели. Таким образом, при анализе преступной деятельности сле-дует различать мотивы и цели отдельного действия и преступной деятельности в целом. Указанные виды мотивов и целей не могут заменяться один другим: мо-тивы отдельных действий, входящих в деятельность, не равнозначны мотивам деятельности в целом, и наоборот, так как они являются структурными элемен-тами различных актов преступного поведения.

По своему содержанию мотивы и цели действия и деятельности могут сов-падать. Лишь при этом условии можно говорить о единой преступной деятель-ности лица. Однако мотивы и цели действия и деятельности по своему содер-жанию могут и не совпадать. В этом случае единой преступной деятельности не будет, так как нарушается смысловое единство деятельности и действия, в силу чего действие выпадает из структуры данной деятельности и становится самостоятельным актом поведения. Между конечной целью преступной дея-тельности и целью каждого входящего в нее действия складываются отноше-ния зависимости и подчиненности последней первой. Результат каждого дей-ствия по отношению к конечной цели преступной деятельности выступает в качестве средства ее достижения и вместе с тем является целью данного дей-


 

image

См.: Судебная психиатрия. М., — 1987. — С. 162-164.

См.: Трубников Н.Н. О категориях «цель», «средство», «результат». - М., 1968. - С. 84.


 

image

ствия. Цель, непосредственно достигаемая этим действием, и общая цель де-ятельности, ради которой в конечном счете лицом совершаются все входящие в нее действия. Общая цель определяет направленность, ход и построение всей преступной деятельности и подчиняет себе цели входящих в нее отдель-ных действий. В соответствии с ней происходит прогнозирование действую-щим лицом конечных результатов преступной деятельности и результатов каж-дого действия, входящего в него.

Мотивы отдельных действий также находятся в подчинении в зависимости от общего мотива преступной деятельности. По отношению к отдельному дей-ствию общий мотив выступает в качестве силы, детерминирующей их на осу-ществление конечной цели деятельности.

При осуществлении дознания и расследовании преступной деятельности по данным поведения, как правило, можно собрать достаточно сведений о психоло-гии правонарушения, так как в ней мотивы и цели выявляются во всей своей пол-ноте и определенности. При расследовании преступлений в виде отдельных действий часто бывает недостаточно материала, чтобы по данным поведения достоверно установить психологический механизм его совершения. На этом ос-новании иногда делается вывод о невозможности установления психологии пра-вонарушения по данным поведения. И основной упор переносится на получение данных о нем от подозреваемого или обвиняемого. Между тем структурно любое фактически совершенное действие всегда выступает в качестве эпизода единой смысловой деятельности данного лица.

Структурно-психологический анализ, т. е. рассмотрение совершенного пре-ступного акта поведения в единстве с предшествующей деятельностью этого лица (как правило, до преступления) дает возможность выявить всю деятель-ность в целом и входящие в нее непреступные действия, в которых, в большин-стве случаев, четко выражены мотивы и цели их совершения. Это помогает в оперативно-розыскной деятельности выявить весь психологический механизм деятельности лица, в котором преступный акт поведения, выступает в качест-ве последнего завершающего действия, являясь по закону самостоятельным актом поведения. Приведем в качестве примера, дело об убийстве мужем г-ки К-вой. Сам К., будучи в нетрезвом состоянии, в квартире своих знакомых нанес своей жене — К-вой ножом ранение, в результате чего она на следующий день скончалась. Сам по себе факт причинения К. ножевого ранения жене не давал достаточного материала, чтобы по данным поведения установить его мотив и цель. К., признавая факт ножевого ранения и свою вину в этом, показал, что це-ли убить жену у него не было, а ножевое ранение он наносил ей с целью «по-пугать», «пошутить», или как он стал показывать в дальнейшем, «уколоть» ее. И вот здесь от установления мотива и цели зависела квалификация преступ-ления: как умышленного или неосторожного убийства, или как умышленного причинения тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшей.

В процессе дознания и следствия выяснялись предшествующие взаимоотно-шения К. с женой, в частности не было ли случаев покушения на ее убийство и по каким именно мотивам. Выехав по месту постоянного жительства К-вых, пу-тем проведения допросов и очных ставок между свидетелями, близко знавшими К-вых, а также в результате обнаружения и исследования переписки Каичева бы-ло установлено, что совершенное преступление не является изолированным ак-том поведения, а входит в имевшую двухлетнюю историю деятельность, в ходе которой Каичев не раз угрожал жене убийством по определенным мотивам. Так, родители Каичевой показали, что в ответ на их нежелание, чтобы дочь выходи-ла замуж за Каичева, последний пришел к ним и заявил, что если они не разре-


 

image image

шат дочери выйти за него замуж, он убьет ее, чтобы она «не досталась больше никому».

Путем изучения переписки К. выяснилось, что его родители сообщили ему,

что жена «гуляет». На почве ревности К. в письмах неоднократно угрожал же-не и обещал «разделаться» с ней. Путем допроса сослуживцев, родных, осмо-тра медицинской документации и личной переписки было выявлено, что К. в последнее время стал считать себя импотентом. На этой почве у него вновь обострились отношения с женой, и он в переписке снова угрожал ей убийст-вом, чтобы она «не досталась никому».

В результате собранных данных стало очевидным, что совершенное К. ра-нение жены является преднамеренным убийством, мотивы к которому давно уже созрели у него и неоднократно проявлялись в других (непреступных самих по себе) действиях. Следственные органы квалифицировали действия К. как умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, так как его жена бы-ла беременна. Суд осудил К. по статье закона об умышленном убийстве. Вы-шестоящая судебная инстанция согласилась с правильностью установления мотивов преступления и его квалификацией, несмотря на то, что К. продолжал и в дальнейшем давать свои первоначальные показания.

Следует отметить, что преступление во всех случаях есть сознательное действие лица. Эти действия в большинстве случаев прогнозируются, плани-руются, подготавливаются, наконец, для их совершения используются знания, опыт, навыки и т. д. Даже в том случае, если совершено преступление без за-ранее обдуманного плана, когда преступное решение действовать возникло под влиянием сложившейся ситуации, полностью проявляют себя эти сложив-шиеся психические изменения личности1.

Социально-психологические дефекты всегда входят элементом даже в пси-хологическую структуру преступлений, совершенных по небрежности, самона-деянности. Элементами психологической структуры преступления, как уже на-ми отмечалось, выступают также наличие цели на удовлетворение противоправной потребности (или способа для ее удовлетворения), знания, мыслительная деятельность по прогнозированию, подготовке, совершению преступных действий, сокрытию следов преступления и т. д.2

Выявление психологической структуры преступления позволяет полнее ус-танавливать истину, определять пути перевоспитания лиц, совершивших пре-ступления. Только в том случае, если досконально изучена психологическая структура преступления, элементы каждого преступного действия, представит-ся возможность более целенаправленно осуществлять деятельность по ликви-дации этой структуры.

Каждое преступление оказывает определенное психическое воздействие не только на потерпевших или очевидцев, но и на само лицо, совершившее это преступление. Это воздействие бывает различным в зависимости от степени изменения психических качеств личности, совершившей преступление, от осо-бенностей психологической структуры конкретного преступления. Нельзя под-вергать психологическому анализу преступную деятельность в ее развитии, не исследуя и этот обязательный этап развития и изменения психологии лица, со-вершившего преступление.

Разработка достаточно эффективных мероприятий по изменению психики лиц, совершивших преступления по перевоспитанию и исправлению их, может


 

image

См.: Игошев К.Е. Психология преступных проявлений среди молодежи. — М., 1971. — С. 21.


 

См.: Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии. — M., 1968. — С. 42-56.


 

image

быть осуществлена только на основе выявленных закономерностей преступно-го поведения. С другой стороны, психологический анализ преступного поведе-ния обязательно должен завершаться выявлением закономерностей и средств ликвидации социально-психологических причин преступления, психологичес-кой структуры преступного действия, нахождением более оптимальных путей перевоспитания лиц, совершивших преступления.

Все изложенное нами и определяет содержание психологического анализа преступной деятельности. Этот анализ включает в себя: исследование причин появления социально-психологических дефектов в личности, психологической структуры преступления, психологических последствий совершения преступле-ния и, наконец, выявление основных путей ликвидации психологических причин, структуры преступления, определение закономерностей в исправлении и пере-воспитании преступников.

Совершенное преступление в

большинстве случаев связано с достижением заранее планируемого результата. Он оценивается преступ-ником с позиций его исходных побуж-дений. Удовлетворение результатом

 

 

 

 

 

 

 

 

 

§ 6. Психологические последствия совершенного преступления

 

 

 

закрепляет образ данного акта преступного поведения, облегчает его поведение в дальнейшем. Возможно и отрицательное отношение к результату, которого хо-тел достичь и достиг преступник. Достигнутый результат может вызвать отрица-тельные чувства, и в связи с этим раскаяние в содеянном.

Следует также отметить, что совершенное преступление всегда порождает психические изменения в личности преступника. Преступление представляет собой внешний акт. Но этот акт является преступным потому, что он нарушает не только внешне форму поведения, но и те индивидуальные внутренние дан-ные человека, которые обеспечивают осуществление этих внешних норм1. Во всех случаях не только преступник оставляет следы на месте происшествия, но и само преступление оставляет следы, изменения в его сознании, поведе-нии, в психических состояниях приводит к более стойким изменениям в его личности.

Одной из специфических особенностей психики лица после совершения преступления, является то, что психическое напряжение не спадает, а как пра-вило, наоборот усиливается. При этом закономерное появление и развитие психического напряжения обусловлено целым рядом факторов. Прежде всего это связано с восприятием и эмоциональным воздействием самого результата преступных действий. Совершение преступления возбуждает мнительную де-ятельность по оценке совершенных действий, по определению своего отноше-ния к ним.

При совершении ситуативных преступлений в подавляющем большинстве случаев, наступает осознание относимости своих действий к последствиям. Связь этих результатов со своими действиями приводит человека к выводу о том, что им совершено преступление. Это, безусловно, не может не усиливать состояние внутреннего психического напряжения. В частности, оценка совер-шенных действий, восприятие последствий нередко влекут изменение отноше-ния к мотивам совершенного преступления, умыслу, планируемому и завершен-ному преступлению.


 

image

1 См.: Мясищев В.Н. Основная задача судебной деятельности / В кн..: Человек перед су-дом. - Л., 1965. - С. 170-171.


 

image image

Под влиянием восприятия результатов преступных действий, сильного эмо-ционального воздействия последствий достаточно часто наступает резкое из-менение в понимании социальной ценности тех или иных обстоятельств или объектов, подвергшихся преступлению. Под впечатлением от этого преступле-ния человек начинает понимать, что он недооценивал, принижал социальную ценность действий, объектов, обстоятельств, которые изменились в результа-те совершенного им преступного деяния. Такое измененное отношение к соци-альным ценностям способствует появлению состояния виновности, усиливает общее состояние психической напряженности. Сознание конфликта с общест-вом, который наступает в результате совершения преступления, во всех слу-чаях порождает у человека осознанное, а иногда и не полностью осознанное, выступающее в виде непонятного беспокойства, чувство своей неполноценно-сти по сравнению с остальными людьми.

У человека, совершившего преступление, определение своего отношения к нему порождают и планы его поведения в будущем. Они связаны не только с совершенным преступлением, но и обязательно со всей структурой его лично-стных качеств. В частности, они могут быть направлены на сокрытие следов преступления, на выработку такой линии поведения, которая бы убеждала ок-ружающих в полной его непричастности к преступлению и т. д. Почти всегда имеет место и состояние тревоги, беспокойства, страха, связанного с ожидани-ем возможного разоблачения и наказания за совершенное преступление. В ря-де случаев наступление состояния виновности приводит к сознанию необходи-мости нести ответственность за совершенные действия. Сознание своей вины, наличие причастности к вреду, нанесенному конкретной личности, группе лиц или обществу может порождать у лица, совершившего преступление, активную деятельность, направленную на ликвидацию вредных последствий. Пережива-ние преступления, связанное с этим психическое напряжение находит свою разрядку в активной деятельности по оказанию помощи следствию и правосу-дию, по возмещению нанесенного вреда.

Следует отметить, что психические изменения в личности преступника по-сле совершения преступления, в значительной степени зависят от психологи-ческой структуры преступления: являлось ли оно сознательно планируемым или ситуативным, была ли реализована в нем осознаваемая потребность или преступление явилось результатом дефекта социальной роли при отсутствии прямого умысла на совершение преступления.

Если профессиональными преступниками было совершено заранее плани-руемое преступление, то эмоциональное воздействие конкретных результатов на них, как правило, значительно ниже. Хорошо планируемое, тщательно под-готавливаемое (подчас - длительное время) преступление приводит к тому, что человек вырабатывает в себе определенную подготовленность к тем отри-цательным эмоциям, которые появляются после совершения преступления, однако, в тех случаях, когда при совершении преступления неожиданно появ-ляются новые условия, возникает необходимость производства действий, ко-торые раньше не планировались, наступают последствия, которые не ожида-лись, — сила эмоционального воздействия преступления естественно существенно увеличивается. Чем в большей степени имело место изменение условий, действий, последствий преступных действий по сравнению с планиру-емыми, тем в большей степени проявляется сила эмоционального воздействия преступления.

Сознание противоправности и общественной опасности, совершенных дей-ствий, появление отрицательных эмоций при совершении преступления и вос-приятии его результатов усиливается боязнью разоблачения и страхом перед


 

image

ответственностью. Этот страх перед разоблачением, а затем перед предстоя-щим наказанием, и связанная с этим потеря планов на будущее в настоящих ус-ловиях жизни очень часто приводит к появлению и других психических измене-ний личности: снижается самокритичность своих действий, самоконтроль, увеличивается внушаемость, существенно затрудняется логическая мыслитель-ная деятельность. Эмоциональность при этом часто преобладает над логикой при принятии решений. Переживание события преступления, своего отношения к нему, сознание своей виновности, боязнь уголовной ответственности — все это взаимно усиливает друг друга и создают тот комплекс психических состояний, ко-торые присущи преступнику после совершения преступления.

В ряде случаев этот комплекс психических состояний может создавать до-вольно сильную доминанту, которая существенно снижает психическую актив-ность личности преступника во всех сферах жизни, во всех ее отношениях. Пси-хические состояния, связанные с переживанием преступления, неминуемо приводят к тому, что появляются изменения в обычном поведении лица, совер-шившего преступление. Это проявляется в его интересе, отношении, активнос-ти, изменении комплекса психических состояний, вызываемого обычно этой де-ятельностью. Как правило, появляется заторможенность мыслительных процессов, пассивность, теряется автоматизм в выработанных рабочих навыках, меняется сущность в привычном общении. В них появляются раздражитель-ность, грубость, изменение направленности отношений. Однако может иметь ме-сто и внешняя повышенная активность в деятельности, которая чаще всего но-сит характер суетливости и недостаточной продуманности действий. Поведение лица, совершившего преступление, может характеризоваться и резкими смена-ми настроений, неадекватными реакциями на ситуацию.

Следует отметить, что наличие напряжения, связанного с совершенным преступлением, в большинстве своем осознается преступниками. Это, безус-ловно, приводит к тому, что преступники стремятся скрыть свое состояние от окружающих, что в свою очередь связано с еще большим усложнением планов поведения, с усилением напряжения, а это приводит к постоянным срывам в поведении и общении.

У отдельных категорий профессиональных преступников, особенно у реци-дивистов, сознание противоправности своих действий, отрицательного отноше-ния общества к их деятельности приводит к стремлению внутренне компенсиро-вать это отрицательное отношение к себе попыткой внушения к окружающим собственной исключительности, дающей им право нарушать общие нормы пове-дения и законы. Совершенное преступление в таких случаях порождает внутрен-нюю браваду, сознательный негативизм по отношению к окружающим, усилен-ное противопоставление себя окружающим во всех действиях и поступках. Подобный негативизм опять же является результатом, последствием внутренне-го стремления снять напряжение, возникшее в результате совершения преступ-ления, переключить его на другую деятельность.

Возникшее повышенное психическое напряжение, усугубляющееся ком-плексом других отрицательных психических состояний, во всех случаях созда-ет потребность в разрядке, в других активных действиях, при помощи которых может быть снято это состояние. Именно по этой причине преступники часто прибегают к различным средствам снятия этого психического напряжения. Ча-ще всего в качестве такого средства снятия напряжения использует усиленное принятие алкоголя или наркотика, что обеспечивает стремление «забыться», заглушить развивающееся состояние тревоги и беспокойства. Чтобы ликвиди-ровать напряжение после совершения преступления, иногда резко меняют темп жизни, стремятся к получению каких-то необычайных ощущений.


 

image

Активная психологическая деятельность преступника после совершения преступления нередко есть результат его осознанного, а иногда даже и не осо-знанного стремления снять гнетущее напряжение, образовавшееся в результа-те совершения преступления. В частности, состояние страха, напряженности преступник стремится снять и активными действиями, направленными на со-крытие следов преступления и на противодействие органам следствия. Актив-ные действия по сбору информации и по противодействию правоохранитель-ным органам является одним из путей снятия напряжения, всего комплекса отрицательных психических состояний, которые порождаются совершением преступления1.

Под воздействием имеющейся постоянной напряженности преступник час-то преувеличивает значимость тех или иных фактов, конкретных своих дейст-вий, оставленных следов для разоблачения. Эмоциональное воздействие са-мого факта совершения преступления приводит и к тому, что некоторые детали его сохраняются в памяти очень ярко, а некоторые исчезают из памяти. Имею-щееся напряжение преступника иногда приводит также к тому, что многие об-стоятельства он сразу вспомнить и не может. Безусловно, у него появляется стремление к выявлению и к воспоминанию забытого. Но это стремление раз-вивается на указанном выше фоне сложившегося психического напряжения, что способствует только его усилению.

После совершения преступления на преступника, как правило, в большей степени начинает воздействовать фактор неопределенности своего положе-ния. Это обусловливается, с одной стороны, сознанием виновности и боязнью наказания, а с другой - недостатком информации о тех действиях, которые предпринимаются правоохранительными органами для расследования пре-ступления и изобличения виновного.

Преступник стремится не только полностью восстановить в своей памяти все детали совершенного преступления, но и собрать и обобщить информацию о тех действиях, которые проводятся органами предварительного расследова-ния. Это часто проявляется в том, что при общении с окружающими его людь-ми он постоянно касается темы, связанной с совершенным преступлением. Как правило, в разговорах с окружающими с его стороны проявляется стремление затрагивать те или иные вопросы, внутренне связанные для него с совершен-ным преступлением. С другой стороны, в подобного рода разговорах реализу-ется его стремление к получению новой информации, выявлению отношения тех или иных лиц к совершенным преступным действиям. Стремление к инфор-мированности, в мысленном восстановлении забытых деталей преступления нередко приводит к активным действиям преступника, направленным на полу-чение этой недостающей информации. С этим бывают связаны случаи, когда преступник вновь, даже под угрозой разоблачения, появляется на месте пре-ступления, когда он начинает расспрашивать других лиц и стремится собрать недостающую информацию другими путями.

Следует отметить, что возвращение на место совершения преступления может объясняться и другими причинами. В отдельных случаях у преступника возникает желание вновь пережить, почувствовать эмоциональное состояние, которое было у него в момент совершения преступления. В том случае, если после совершения преступления не наступает ответственности, могут разви-ваться определенные психические свойства личности; например, появляется сознание безнаказанности, возможности совершить подобные преступления в будущем. Поэтому преступник более свободно, то есть с меньшей борьбой мо-тивов, идет на новое преступление; происходит как бы упрощение путей дости-


 

image

1 Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. —М., 1998. — С. 295.


 

image

жения цели преступной деятельности. Нередко новое преступление соверша-ется с большим цинизмом и с меньшим соблюдением предосторожности. По-является явное пренебрежение к выполнению действий по сокрытию следов преступления. Преступник, как правило, менее внимательно контролирует свое поведение после совершения преступления.

Психические изменения в личности преступника наступают не только в ре-зультате совершения им преступления, но и на всех стадиях деятельности пра-воохранительных органов по осуществлению расследования и правосудия. Причем на каждой из стадий с учетом различных процессуальных форм, усло-вий деятельности, способов воздействия, степени информированности пре-ступника о сущности процессуальной деятельности, эти психические измене-ния имеют различное содержание.

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  1  2  3   ..