ИЗУЧЕНИЕ СЛЕДОВАТЕЛЕМ ПСИХОЛОГИИ ОБВИНЯЕМОГО (М.М.Коченов, Н.И.Ефимова, А.С.Кривошеев, О.Д.Ситковская) - 1987 год

 

  Главная       Учебники - Криминалистика      ИЗУЧЕНИЕ СЛЕДОВАТЕЛЕМ ПСИХОЛОГИИ ОБВИНЯЕМОГО (М.М.Коченов, Н.И.Ефимова, А.С.Кривошеев, О.Д.Ситковская) - 1987 год

 поиск по сайту

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ИЗУЧЕНИЕ СЛЕДОВАТЕЛЕМ ПСИХОЛОГИИ ОБВИНЯЕМОГО (М.М.Коченов, Н.И.Ефимова, А.С.Кривошеев, О.Д.Ситковская) - 1987 год


 

 


 

Москва, 1987.


 

  1. ЦЕЛИ, СОДЕРЖАНИЕ И ПРИЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ СЛЕДОВАТЕЛЕМ ПСИХОЛОГИИ ОБВИНЯЕМОГО


     

    Состояние практики изучения психологии обвиняемых на предварительном следствии

    Изучение уголовных дел о преступлениях различных категорий (умышленные убийства, изнасилование, разбойные нападения, хищения государственного имущества, злостное хулиганство, взяточничество) и специальной литературы, отражающей опыт работы следователей, позволяет указать на некоторые трудности и типичные недостатки в собирании, анализе, использовании данных о психологических особенностях обвиняемых на предварительном следствии.

    Психология обвиняемых в совершении тяжких насильственных преступлений изучается следователем полнее и глубже, чем обвиняемых в совершении преступлений других категорий.

    При изучении психологии обвиняемых недостаточно учитывается специфика совершенных ими преступлений, не выявляются психологические черты, которые могли сыграть наиболее существенную роль в преступлении.

    Преимущественно изучается поведение обвиняемых, а не их личностная позиция, взгляды, отношение к различным сторонам действительности.

    Не изучается психология обвиняемых в тех случаях, когда факт преступления не вызывает сомнений, или обвиняемый дает чистосердечные показания, или явился с повинной.

    Недостаточно внимания при изучении личности несовершеннолетних обвиняемых уделяется сбору и анализу фактов, относящихся к школьному периоду развития личности обвиняемого, в частности данных о моральной атмосфере в семье, применявшихся родителями методах воспитания и воздействия на обвиняемого, об отношениях между обвиняемым и его одноклассниками, учителями, о трудностях в учении и адаптации к школьному режиму, участии обвиняемого в неформальных группах, об интересах и увлечениях в школьные годы. Как правило, основным источником сведений об этом периоде развития личности чаще всего выступает сам обвиняемый.

    При изучении состояния здоровья обвиняемого в детстве и юности следователь, как правило, ограничивается установлением данных о наличии психических заболеваний у него и его ближайших родственников. В редких случаях устанавливается: когда обвиняемый начал курить, употреблять спиртные напитки, наркотики; имеются ли у него хронические соматические заболевания, физические недостатки; каково их влияние на развитие личности обвиняемого.

    Не в полной мере используются заключения судебно-психиатрической экспертизы (в частности, сведения, содержащиеся в исследовательской части, в описании психического статуса) как источник сведений об индивидуально- психологических особенностях обвиняемого.

    При допросе свидетелей, близко знающих обвиняемого, редко ставятся вопросы о присущих ему индивидуально-психологических особенностях, если они прямо и непосредственно не связаны с фактом преступления.

    Характеристики с места работы, учебы и жительства обвиняемого носят формальный характер: «дисциплинирован» — «не дисциплинирован»,

    «выполняет норму» — «не выполняет норму» и т. д. В них не находят отражения сведения об отношении к профессиональной и общественной деятельности, степени овладения специальностью, взаимоотношениях с коллективом, с коллегами и т. д.

    Имеются случаи, когда в материалах дела вообще отсутствуют характеристики, преимущественно в делах о кражах, разбойных нападениях и хулиганстве.

    Мотивы преступления не всегда исследуются достаточно глубоко, нередко изучаются в отрыве от наиболее устойчивых мотивов поведения обвиняемого. Имеют место случаи подмены мотивов преступления поводами или условиями совершения преступления.

    Эмоциональное состояние в момент совершения преступления, как правило, не изучается.

    Многие обвинительные заключения составлены без учета требования о всестороннем и полном исследовании личности, не содержат данных о психологических особенностях обвиняемого, которые могли бы быть учтены в качестве смягчающих ответственность обстоятельств. Социально- психологическая характеристика обвиняемого, подчас сводится к определениям типа: «Личность отрицательно характеризуется по месту работы и жительства, преступление совершено в состоянии алкогольного опьянения» или «Личность положительно характеризуется, преступление совершено впервые».

    Таким образом, изучение уголовных дел показало, что основными недостатками в изучении психологии обвиняемых являются неполнота собирания следователями необходимых сведений и поверхностный анализ имеющихся материалов.

    Указанные недостатки обусловлены недооценкой значения психологических данных для решения задач расследования. По делам об убийствах, например, одна из распространенных причин, приводящих к

    неполноте следствия, заключается в недооценке следователем роли установления мотивов убийства в процессе доказывания.

    В приговорах и заключительных выводах 12% изученных уголовных дел мотивы деяния вообще не указывались, приблизительно в половине из них упоминалось о совершении преступления «на почве драки, ссоры», что является не мотивом, а лишь внешним обстоятельством преступления. Во многих случаях ключ к правильному установлению мотивов и целей преступления дает выяснение психологических особенностей обвиняемого и характера взаимоотношений обвиняемого и потерпевшего.

    Проведенный анализ судебной практики показал, что неверное установление мотивов преступления может быть причиной судебных ошибок, влекущих изменение квалификации преступных действий судом следующей инстанции. Наиболее часто изменение приговоров было связано с необоснованной квалификацией убийств:

    • убийства, совершенные на почве неприязненных личных отношений, квалифицировались как совершенные из хулиганских побуждений;

    • убийства, совершенные из хулиганских побуждений, квалифицировались как убийства, совершенные без отягчающих вину обстоятельств,

    • убийства, совершенные по неосторожности, ошибочно квалифицировались как совершенные из хулиганских побуждений;

    • хулиганские побуждения приписывались действиям, мотивы которых не удалось выяснить; отсутствие ясного повода к убийству расценивалось как наличие хулиганских побуждений.

    Установление хулиганских побуждений в действиях обвиняемого и соответствующая квалификация преступных действий предполагают нравственно-этическую оценку поведения. Для этого требуется знать такие особенности психологии обвиняемого, как его отношение к обществу, моральным ценностям, человеческому достоинству и др.

    Значительные трудности в установлении мотивов преступления возникают также при расследовании дел об убийствах, совершенных из корыстных побуждений, и в тех случаях, когда мотивы преступления представляются странными, необъяснимыми с житейской точки зрения. Даже самое тщательное изучение внешней стороны противоправных действий не позволяет в полной мере преодолеть эти трудности. Ключом к пониманию побуждений, руководивших обвиняемым при совершении преступлений, может служить анализ психологической стороны противоправных действий.

    Таким образом, неполное выявление обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, в соответствии со ст. 68 УПК РСФСР может быть результатом поверхностного и формального изучения следователем психологии обвиняемого.

    Типичным недостатком является также неполное использование имеющихся доказательственных источников информации.

    На практике изучение психологии обвиняемого в процессе расследования по большинству уголовных дел ограничивается заполнением анкетных данных на бланке протокола допроса, приобщением к делу характеристики (как

    указывалось, далеко не полной) с последнего места работы или учебы, справки о судимости. В подавляющем большинстве случаев характеристики — единственный источник сведений о служебной деятельности обвиняемого; свидетели с места работы или учебы, как правило, не допрашиваются. Обычно в характеристиках не указываются конкретные факты, обосновывающие высказанные в документах мнения и оценки.

    Полнота изучения психологических особенностей обвиняемых на предварительном следствии во многом зависит от того, какие методы используют следователи.

    По результатам изучения практики расследования преступлений, к числу наиболее распространенных приемов установления психологических свойств обвиняемого следует отнести:

    1. Изучение образа жизни обвиняемого. Чаще всего проводится по делам о хищении и спекуляции (живет не по средствам). Используются эти сведения для выдвижения версии о том, что источник нетрудового дохода — преступление. Значительно реже встречаются данные об изучении образа жизни по делам об убийствах, изнасилованиях и других преступлениях против личности.

    2. Изучение криминальной ситуации Исходя из оценки фактической стороны ситуации, причин ее возникновения и значения для обвиняемого, поведения потерпевшего, отношений между ним и обвиняемым, выдвигаются гипотезы о мотивах противоправных действий обвиняемого, их внутренней обусловленности. Изучаются связи между событием преступления и установками, взглядами, потребностями и мотивами находящихся в поле зрения следственных органов людей с целью поиска и установления причастных к преступлению лиц. В тех же целях следователи иногда изучают криминальную ситуацию с точки зрения тех требований, которые она предъявляет к интеллектуальным возможностям преступника, его эмоциональности, стилю поведения.

    3. Изучение на основе житейского и профессионального опыта следователя (путем наблюдения за обвиняемым) эмоциональных, интеллектуальных и иных особенностей обвиняемого, влияющих на поведение в острых и конфликтных ситуациях, на принятие решений, устойчивость к психическому напряжению, реагирование на новые и неожиданные обстоятельства и пр.

      Цели, содержание и пределы изучения психологии обвиняемых

      Изучение личности на предварительном следствии должно быть подчинено решению вопросов, возникающих в процессе расследования конкретного преступления, т. е. личность обвиняемого должна изучаться в целях раскрытия преступления, избрания меры пресечения, выбора тактики проведения следственных действий, в том числе правильной тактики допроса обвиняемого, правильной оценки и проверки полученных доказательств, оказания воспитательного воздействия, избрания меры наказания, определения причин преступления и внесения предложений по их предупреждению.

      Психологическое изучение личности обвиняемого включает в себя исследование его внутреннего мира: потребностей, побуждений, лежащих в

      основе поступков (мотивов поведения), общей структуры и отдельных черт характера, эмоционально-волевой сферы, способностей, индивидуальных особенностей интеллектуальной деятельности (восприятия, мышления, памяти и других познавательных процессов).

      Разумеется, в рамках уголовного процесса могут и должны изучаться не все психологические особенности обвиняемого, но только имеющие принципиальное значение для уголовного дела и выделяемые по двум основным критериям: содержанию уголовного дела и ситуации расследования.

      Поэтому следователь, изучая личность обвиняемого, должен ограничиваться исследованием только тех вопросов, которые характеризуют субъекта преступления как обвиняемого, совершившего конкретное преступление. Именно это и должно определять объем и содержание изучения личности обвиняемого.

      Основное содержание изучения психологии обвиняемого представлено в виде схемы (приложение 1). Ее использование может помочь следователю в определении объема и направленности изучения психологии обвиняемого с учетом особенностей расследуемого уголовного дела.

      Схема рассчитана не на специалистов в области психологии, этим объясняется ее несколько упрощенный характер, включение разделов, которые психологи обычно не относят к области психологии личности (например, интеллектуальные особенности). Не выделяются в специальные разделы мотивы и потребности. Данные об основных мотивах поступков и их источниках могут быть получены в результате изучения направленности личности, характера и некоторых других сторон психического облика обвиняемого.

      Предлагаемая схема не является исчерпывающей и может быть дополнена или расширена в зависимости от содержания уголовного дела или ситуации расследования. Вместе с тем при расследовании уголовных дел нет необходимости изучать психологию обвиняемого в объеме, полностью соответствующем приведенной схеме. Как правило, следователь может ограничиться установлением психологических особенностей обвиняемого, имеющих наиболее важное значение для установления истины по конкретному уголовному делу.

      Изучение психологии обвиняемого — не самоцель: его результаты, наряду и в совокупности с другими данными о личности обвиняемого, требуются для успешного решения задач уголовно-правового, уголовно-процессуального, криминалистического, криминологического, исправительного содержания. Необходимо отметить, что выявление некоторых психологических особенностей обвиняемого может иметь значение для решения разнородных задач.

      Объем и содержание психологического изучения обвиняемого, необходимого для успешного расследования, определяются целями социалистического правосудия и ограничиваются конкретными задачами соответствующей стадии уголовного процесса.

      Изучение психологических особенностей обвиняемого должно быть составной частью расследования преступления, и в каждом конкретном случае диапазон этих сведений должен конкретизироваться в зависимости от категории и характера уголовного дела, а также от особенностей личности обвиняемого.

      Например, при расследовании тяжкого преступления, совершенного группой, большое значение имеет криминалистический аспект изучения личности каждого обвиняемого. Его содержание и объем могут быть различными в зависимости от положения обвиняемого в преступной группе, его позиции на следствии. В отношении «трудного» обвиняемого, дающего ложные показания, требуется изучение более широкого круга психологических особенностей для определения правильной тактики работы с ним (для выбора тактики допроса, проведения очных ставок, получения признания и т. д.), чем в отношении обвиняемого, дающего правдивые показания и стремящегося оказать содействие расследованию. Разумеется, совсем отказаться от криминалистического изучения такого обвиняемого нельзя, поскольку знание его психологических особенностей позволяет дать правильную оценку его показаниям и поведению на следствии, убедиться или усомниться в его искренности.

      Границы изучения. Формальных границ изучения психологии личности обвиняемого установить нельзя. Чем шире осведомленность следователя, тем более эффективна и гибка следственная тактика, тем более точны и результативны приемы и методы работы с ним.

      Предмет расследования шире предмета доказывания. Следователя интересуют не только обстоятельства, подлежащие доказыванию, и процессуальные средства, с помощью которых эти искомые факты устанавливаются. Было бы принципиально неверным при изучении личности обвиняемого ограничиться сбором сведений, необходимых для выявления причин и условий совершения преступления, характеризующих общественную опасность правонарушителя, играющих роль доказательств по делу.

      Определяемые с процессуальной точки зрения границы изучения психологии обвиняемого иногда бывают узки для решения тактических вопросов. Следователь должен знать об обвиняемом намного больше того, что Может иметь доказательственное значение и что в силу этого обычно отражается в следственном производстве.

      Некоторые данные, не имеющие процессуального значения, очень важны в тактическом отношении. Они служат непроцессуальными средствами решения процессуальных задач. Так, мягкосердечие и отзывчивость обвиняемого безразличны с правовой точки зрения, но знание этих свойств необходимо для построения правильной тактики допроса, направленной на получение правдивых показаний. Поэтому изучение личности в криминалистическом плане выходит за процессуальные рамки как по объему собираемых сведений, так и по средствам, с помощью которых эти сведения устанавливаются. Большую роль в этом деле играют оперативно-розыскные мероприятия.

      В порядке иллюстрации правильного использования данных о личности преступника сошлемся на некоторые моменты розыскной работы следователя. Разыскиваемый вор-рецидивист, судя по найденным в его доме программам и старым билетам на ипподром, имел пристрастие к игре на тотализаторе. Он был задержан работниками милиции, когда явился на бега. Другой преступник, судя по найденной у него коллекции, Собирал марки. Его задержали в филателистическом магазине.

      Таким образом, психологию личности обвиняемого следует изучать в тех пределах, которые позволяют следователю обеспечить решение уголовно- правовых, уголовно-процессуальных, криминалистических, криминологических, исправительных задач по конкретному делу.

      Приемы изучения следователем психологии обвиняемых

      При определении источников информации о личности обвиняемого следует исходить из того, что они должны обеспечить получение сведений, во- первых, относящихся к прошлому обвиняемого (условия жизни, формирование характера, жизненный путь и т. п.), во-вторых, характеризующих его на момент совершения преступления и в период расследования преступления.

      Естественно, что такой широкий круг сведений о психологии обвиняемого предполагает использование большого числа источников информации процессуального и непроцессуального характера.

      К числу процессуальных источников следует отнести все источники, содержащие сведения о событии преступления, предусмотренные уголовно- процессуальным законодательством (ч. 2 ст. 69 УПК РСФСР), т. е. показания свидетелей, потерпевших, подозреваемого, обвиняемого, заключения экспертов, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы.

      К непроцессуальным источникам относятся остальные, не перечисленные в ст. 69 УПК источники. Таковыми являются данные оперативно-розыскной деятельности, сведения, содержащиеся в различных материалах и документах, не приобщенных к делу, данные наблюдения за обвиняемым, изучения его быта, условий жизни и окружения.

      Как правило, психология обвиняемых изучается следователем в широких границах, но объем используемых при расследовании преступлений сведений больше по сравнению с информацией, фиксируемой в материалах уголовных дел. Некоторые сведения требуются только для «вспомогательных» целей (например, для установления контакта с обвиняемым) и необязательно должны отражаться в официальных документах.

      Из всего многообразия используемых в следственной практике приемов изучения психологии обвиняемого можно выделить наиболее важные и информативные.


       

      1. Анализ следов преступления

        Изучению и анализу подлежат способ, место и время совершения преступления.

        Эти признаки преступления устанавливаются в результате осмотра места происшествия, изучения протокола осмотра места происшествия (в тех случаях, когда следователь, производящий расследование, в осмотре не участвовал), кино- и фотоизображений, планов и схем места происшествия, заключений экспертов, допросов обвиняемого, подозреваемого, потерпевших, свидетелей- очевидцев.

        Оценка способа, места и времени совершения преступления в отдельных случаях позволяет установить некоторые черты

        характера преступника (жестокость, расчетливость, легкомыслие и др.). Например, при расследовании одного из дел следователь сделал заключение об исключительной жестокости обвиняемого на основании того, что все жертвы были задушены руками преступника. Расчленение трупа или попытки его уничтожения путем сожжения могут свидетельствовать об эмоциональной холодности преступника (иногда это признак психического заболевания).

        По способу совершения преступления могут быть установлены некоторые профессиональные навыки или умения, характеризующие уровень интеллектуального развития, знаний, способностей обвиняемого. Изготовление, например, поддельных штампов, печатей под силу далеко не каждому человеку; выпиливание замков свидетельствует об умении обращаться со слесарными и столярными инструментами; применение специальных отмычек говорит об опытности в совершении подобных преступлений; вскрытие сложных запоров требует сообразительности. По способу совершения преступления иногда можно судить, было ли оно специально подготовлено или носило ситуативный характер. ,

        Анализ способа совершения преступления может дать информацию об эмоциональном состоянии преступника Большое количество телесных повреждений у потерпевшего может указывать иногда на то, что преступник находился в состоянии аффекта или сильного нервно-психического напряжения.

        Выбор преступником места и времени совершения преступления свидетельствует о том, насколько оно было подготовлено, предусматривались ли возможности сокрытия следов. Иногда совершение преступления в многолюдном месте свидетельствует об изощренности преступника (расчет на то, что в толпе легче всего скрыться) или его дерзости, уверенности в себе.


         

      2. Наблюдение

        Проводится во время допросов, очных ставок и других следственных действий с участием обвиняемого.

        Наблюдение позволяет получить данные о причастности обвиняемого к преступлению, отношении к содеянному, чертах характера, культурном уровне и принадлежности к определенному социальному слою, умении контролировать свои действия, эмоциональной устойчивости, психическом состоянии во время следственного действия, привычках, специфическом жизненном опыте и пр.

        Использование этого метода, как правило, не включается в письменные планы, но является необходимой частью работы следователя на всем протяжении расследования. Результаты наблюдений большей частью не отражаются в материалах уголовных дел, а фиксируются в личных рабочих материалах. Некоторые следователи ведут «дневники поведения» наиболее

        «трудных» обвиняемых, где систематически фиксируют особенности их поведения, характер и т.д.

        Предметом наблюдения могут быть поведение (действия) обвиняемого, его высказывания, внешний вид во время следственного действия.

        Наблюдение должно быть целенаправленным и организованным, т. е. проводиться по заранее продуманной программе. Программа наблюдения составляется в зависимости от опыта и умения следователя, «в уме» или в виде краткой письменной памятки.

        Наблюдение может иметь узкую направленность, если следователя интересуют конкретные, заранее определенные психологические особенности обвиняемого. Например, следователь может сделать предметом .наблюдения эмоциональную устойчивость обвиняемого и фиксировать только реакции, указывающие на эмоциональное состояние обвиняемого в различные моменты следственного действия, изменения состояния и пр.

        Однако на первых допросах следователю, как правило, необходимо вести более широкое, ориентировочное наблюдение, позволяющее выявить самые различные психологические свойства обвиняемого. Для организации подобного наблюдения требуется определить основные объекты наблюдения.

        А. Внешний облик. Выражение лица, мимика (выразительные движения) с большей или меньшей полнотой передают как временные психические состояния, так и устойчивые отношения к действительности. Поэтому лицо обвиняемого должно быть одним из главных объектов наблюдения. Мимика в каждый отдельный момент выражает одно из четырех главных психических состояний: удовольствие, неудовольствие (огорчение, досаду, стыд и др.), гнев и страх.

        Напряженность, неестественность мимики, покраснение лица или чрезмерная бледность, дрожание губ могут указывать на сильное эмоциональное напряжение. Неадекватность мимики (например, улыбка при рассказе о печальных событиях) бывает вызвана неуверенностью, отсутствием твердой внутренней позиции или желанием скрыть свое подлинное отношение к происходящему. Аффектированная, демонстративная мимика обычно свидетельствует о желании обратить на себя внимание собеседника, создать у него определенное впечатление. Бедность, невыразительность мимики часто наблюдается при депрессивных состояниях, подавленности.

        Оформление внешности (прическа, одежда, украшения) отражает образ жизни человека, некоторые мотивы его поведения, отношение к себе, эстетические представления.

        Чрезмерное внимание к оформлению внешности (например, наличие у мужчин таких украшений, как перстни, браслеты, цепочки) указывает нередко

        на склонность к рисовке, позерство, повышенный интерес к лицам противоположного пола.

        Некоторые признаки оформления внешности указывают на солидаризацию с традициями, вкусами, моралью определенных

        социальных групп. Например, татуировки в виде колец, женских головок, некоторых надписей могут свидетельствовать о принадлежности к преступному миру; подчеркнутое следование последней моде в одежде, обилие украшений из золота и драгоценных камней — о связях со спекулянтами и расхитителями.

        Б. Поведение (действия). По содержанию все действия обвиняемого, наблюдаемые следователем, являются способствующими или препятствующими установлению истины по уголовному делу. В большинстве случаев препятствование, сопротивление вызывает у обвиняемого внутреннее напряжение, связанное с повышенным самоконтролем, что внешне выражается в неестественности, скованности действий. Полностью преодолеть эти проявления напряженности почти никому из обвиняемых не удается. В целях маскировки своего состояния обвиняемые иногда пытаются вести себя подчеркнуто беззаботно или прибегают к грубости, агрессивности. Если обвиняемый до конца допроса не может избавиться от сильного внутреннего напряжения, это, как правило, свидетельствует о том, что обвиняемый что-то скрывает или чего-то боится.

        Внешние признаки действий, доступные наблюдению, обусловлены врожденными свойствами человека (типологическими свойствами высшей нервной деятельности), воспитанием, временными психическими состояниями. Так, большая двигательная активность, резкость движений, частое изменение позы могут свидетельствовать о легкой возбудимости, недостаточном умении сдерживать желания, склонности к раздражительности, эмоциональным вспышкам. Скупость, сдержанность движений нередко указывают на врожденную уравновешенность, хорошее самообладание.

        Особой выразительностью отличаются движения рук. Именно поэтому многие люди, испытывая смущение, неуверенность, робость, сознательно или непроизвольно прячут руки. Тремор рук, ошибки при выполнении мелких движений могут указывать на внутреннее напряжение человека. Необходимо, однако, учитывать, что одинаковые моторные проявления наблюдаются при переживании совершенно различных состояний. Поэтому их следует оценивать только как указание на нарушение равновесия во внутреннем состоянии.

        Ситуативно обусловленные изменения в психическом состоянии обвиняемого — важный показатель его отношения к вопросам. Наблюдения за этими изменениями следует вести непосредственно в процессе постановки вопросов, так как внешние проявления психического состояния подчиняются сознательному контролю. Уравновешенным и хорошо умеющим владеть собой людям бывает достаточно несколько секунд, а иногда и долей секунды, чтобы подавить моторные проявления переживаемого состояния.

        Общее впечатление от образующих «манеру» держаться устойчивых способов поведения, привычных для человека жестов может быть интуитивно правильным, но рациональной психологической интерпретации поддается с

        большим трудом Требуются житейский опыт и наблюдательность, чтобы по манере поведения правильно определить психологические особенности наблюдаемого человека.

        Например, предупредительность, мягкость, корректность обвиняемого во время допроса еще не говорят о том, что эти черты свойственны ему на самом деле. Поэтому впечатление о манере обвиняемого держаться нуждается в тщательной проверке.

        В. Высказывания (речевое поведение). В речевом поведении содержание и форма высказывания неразрывно связаны. В процессе речевого общения информация передается не только в словесной форме, но и с помощью жестов, интонации, пауз, мимики. Объектами наблюдения в речевом поведении должны быть словарный запас, грамматический строй речи, виды речи (монологическая и диалогическая), интонация, темп речи, артикуляция.

        По индивидуальным особенностям речевого поведения в общих чертах можно судить о некоторых психологических свойствах обвиняемого.

        Так, бедность словарного запаса, частое употребление жаргонных слов и выражений, недостаточное овладение навыками монологической речи могут служить показателями низкого культурного уровня, принадлежности к лицам с асоциальным поведением. Примитивность грамматических конструкций речи,

        «смазанность» артикуляции, невыразительность, монотонность интонаций могут свидетельствовать об умственной отсталости или интеллектуальной ограниченности.

        Некоторые признаки речевого поведения могут служить показателями эмоционального состояния обвиняемого: эмоциональные вспышки (гнев, страх, возмущение и др.) часто сопровождаются изменениями темпа речи, ее затрудненностью, удлинением или сокращением пауз. Сильное нервно- психическое напряжение иногда вызывает заторможенность речевой деятельности, внешне выражающуюся в забывании хорошо известных слов, навязчивом повторении одних и тех же выражений, ошибках в произношении и пр.

        В следственной практике иногда применяется метод двойного наблюдения, состоящий в том, что один следователь допрашивает обвиняемого и наблюдает за ним, а второй — только наблюдает, после чего результаты допроса соотносятся с отмеченными при наблюдении эмоциональными реакциями обвиняемого, его мимикой, жестами, паузами, интонацией.

        Результаты наблюдения обычно используются следователем для определения тактики следственных действий, в первую очередь допроса, для установления психологического контакта, снятия барьеров в общении.

        Например, следователь, имевший классный чин юриста 3-го класса, допрашивая бывшего работника прокуратуры, в прошлом советника юстиции, в результате наблюдения отметил у обвиняемого такие качества, как тщеславие, высокомерие и т. п. Когда обвиняемый психологически был готов дать правдивые показания, следователь, учитывая особенности характера обвиняемого, предложил провести допрос руководителю следственной

        бригады, имевшему классный чин выше, чем в прошлом у обвиняемого. Это дало положительный результат.

      3. Метод обобщения независимых характеристик

        Этот метод заключается в собирании сведений о психологии обвиняемого со слов знающих его людей, из письменных показаний, характеристик с места работы или учебы и обобщении полученной информации с целью выделения устойчиво повторяющихся в сообщениях разных людей указаний на одни и те же свойства обвиняемого. Те психологические особенности, на которые опрашиваемые указывают чаще, как правило, и являются действительно присущими обвиняемому. Целесообразно для сбора информации использовать единый план опроса, ориентированный на получение сведений о психологических особенностях обвиняемого, представляющих наибольший интерес для следователя.

        Метод обобщения независимых характеристик позволяет выявить у обвиняемого черты его характера, в том числе определяющие способы достижения целей (рискованность, осторожность, настырность, изобретательность, настойчивость и т.д.), мотивы и стиль деятельности, место обвиняемого в иерархии групп в семье, на работе, среди друзей, особенности его поведения в условиях групповой деятельности и др.

        Важнейшими официальными документами, сведения из которых могут быть использованы для обобщения независимых характеристик, являются:

        а) характеристика с места работы, учебы, жительства;

        б) старые уголовные дела, если обвиняемый был ранее судим. Многие следователи отмечают, что большую пользу приносит анализ протокола судебного заседания (если он записан хорошим секретарем). В судебном заседании наиболее ярко проявляются некоторые психологические особенности личности (способ защиты, отношение к соучастникам, чувство товарищества или эгоизм и т. д.);

        в) личное дело заключенного (если обвиняемый отбывал наказание за ранее совершенное преступление). Из него можно получить информацию о поведении в колонии, круге приятелей в колонии, отношении к близким (требовал ли свидания с родственниками, интенсивность переписки и т. д.);

        г) медицинские карты, истории болезни;

        д) акты судебно-психиатрических экспертиз, в особенности разделы, содержащие сведения о психическом развитии и психологических особенностях обвиняемого.

        Запрашивая характеристики, следователь может указать, какие сведения о личности обвиняемого должны в них содержаться. Дать исчерпывающий перечень вопросов для включения в характеристики невозможно, поскольку их содержание определяется особенностями дела и видом характеристики (производственная, бытовая и др.). Поэтому мы приводим только примерный перечень сведений, которые должны содержаться в различных характеристиках (приложение 2).

      4. Изучение жизненного пути

        Один из главных методов психологического изучения личности — анализ жизненного пути, биографии человека. Этот метод заключается в систематизированном сборе сведений биографического характера и рассмотрении фактов жизни человека под углом зрения установления их внутренней (психологической) обусловленности мотивами поведения, целями действий; фиксации проявляющихся в поступках человека особенностей его интеллекта, черт характера, воли и других психических свойств.

        Применительно к условиям и требованиям уголовного процесса, в частности расследования уголовных дел, анализ жизненного пути можно оценить как наиболее эффективный из числа доступных следователю методов изучения психологии обвиняемого. Источниками сведений биографического характера могут служить сообщения самого обвиняемого о различных периодах его жизни, поведении в тех или иных ситуациях; свидетельства родственников, знакомых, сослуживцев; документы (переписка обвиняемого — не только его письма, но и корреспонденция, адресованная ему; дневниковые записи; характеристики с места работы, учебы, жительства; материалы уголовных дел, если обвиняемый ранее уже привлекался к уголовной ответственности). Психологическое изучение жизненного пути обвиняемых при расследовании уголовных дел не требует применения специальных познаний в области психологии и использования методов научной психологии. Оно может быть осуществлено в пределах профессиональных знаний (в том числе в области общей и юридической психологии) и умений следователя при производстве таких следственных действий, как допрос, очная ставка, истребование документов и др.

      5. Использование специальных познаний для изучения психологии обвиняемых

      а) Судебно-психологическая экспертиза

      В отдельных случаях при расследовании преступлений возникают вопросы, для разрешения которых недостаточно профессиональных знаний следователя, требуются специальные познания в области психологии.

      Предметом судебно-психологической экспертизы могут быть: интеллектуальные особенности обвиняемого (уровень развития, структура

      и качество познавательной деятельности, специфические черты психических функций — мышления, памяти, восприятия и др);

      психические свойства личности обвиняемого (устойчивые мотивы поведения, структура и симптомокомплексы черт), установление

      которых невозможно путем допросов, использования личных впечатлений и т. п.;

      психические состояния (аффект, нервно-психическое напряжение и др.), диагностика которых требует знания их диагностических признаков и владения методикой ретроспективного анализа психических состояний.

      Судебно-психологическая экспертиза в отношении взрослых обвиняемых чаще всего назначается в двух случаях (в связи с предположением, что преступление — убийство, нанесение тяжких телесных повреждений — совершено в состоянии аффекта; по делам о происшествиях и авариях,

      связанных с управлением техническими устройствами в авиации, на водном и наземном транспорте, с работой операторов автоматизированных систем на производстве и т. п.) для проверки предположения о возникновении у обвиняемого в момент аварии психического состояния, делающего невозможным, затрудняющего выполнение профессиональных функций, или о несоответствии индивидуально-психологических и профессиональных возможностей обвиняемого требованиям ситуации.

      Поводами для предположения о совершении преступления в состоянии аффекта и решения вопроса о целесообразности назначения судебно- психологической экспертизы могут служить сведения о накоплении у обвиняемого отрицательных эмоциональных переживаний, возникновении у него стойких состояний нервно-психической напряженности (стресса), хронической неудовлетворенности потребностей (фрустрации) и т. п., данные о склонности обвиняемого к образованию «застойных» эмоциональных комплексов, о конфликтности ситуации, в которой было совершено преступление.

      Решение о целесообразности назначения судебно-психологической экспертизы по делам о происшествиях, связанных с управлением техникой, может быть основано на данных о том, что обвиняемый находился в ситуации повышенной сложности, способной вызвать сильное эмоциональное напряжение, растерянность. Кроме того, следователю необходимо располагать сведениями о степени профессиональной подготовленности обвиняемого, его эмоциональной устойчивости, самообладании, смелости, сообразительности, умении быстро принимать самостоятельные решения, правильно реагировать на неожиданные изменения обстановки, устойчивости к помехам в деятельности.

      Помощь специалиста может иметь эпизодический или систематический характер.

      В ходе расследования уголовного дела об убийстве К. обвиняемый Н. утверждал, что К. покончила жизнь самоубийством, бросившись с девятого этажа. В дальнейшем Н. заявил, что во время объяснения с К. он был потрясен ее словами, схватил К. за горло и «в порыве гнева, не отдавая себе отчета в своих действиях», сдавил горло руками. Увидев, что К. не подает признаков жизни, Н. сбросил ее труп вниз. Противоречивость своих показаний Н. объяснил тем, что «после убийства, быстро дойдя до своего дома, лег в постель, заснул и случившееся ему представилось кошмарным сном». Кроме того, Н. утверждал, что неоднократно видел во сне сцены убийства и перепутал, что видел во сне и что было в действительности.

      Противоречивость и некоторая фантастичность показаний Н., сомнения в том, что обвиняемый мог впасть в состояние, которое существенно затрудняло бы контроль за поведением, побудили следователя назначить комиссионную судебно-психологическую экспертизу.

      На разрешение экспертизы были поставлены вопросы:

      1. Соответствует ли описание обвиняемым Н. своего состояния непосредственно перед совершением инкриминируемого ему деяния, в момент

        его совершения и после него данным научной психологии о механизмах возникновения и протекании аффекта?

      2. Находился ли обвиняемый Н. в момент совершения инкриминируемого ему деяния в состоянии аффекта?

      3. Возможны ли, по данным научной психологии, явления памяти, о которых сообщает в своих показаниях Н., с учетом психологических особенностей его личности и характера инкриминируемого ему деяния?

      В результате многостороннего исследования психологических особенностей обвиняемого, в котором были использованы специальные психологические методы, анализа накопленных следствием материалов эксперты пришли к заключению, что в поведении Н. в момент совершения им преступления признаков аффекта не усматривается, а его заявление о запамятовании обстоятельств, относящихся к убийству, не соответствует данным научной психологии; эти заявления не могли быть обусловлены установленными у Н. психологическими свойствами.

      б) Участие специалиста-психолога

      Для оказания помощи следователю в изучении психологии обвиняемого к участию в расследовании может быть привлечен специалист-психолог. В соответствии со ст. 133' УПК РСФСР специалист обязан, в частности,

      «обращать внимание следователя на обстоятельства, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств».

      Помощь специалиста может иметь эпизодический или систематический характер.

      В первом случае деятельность специалиста ограничивается участием в единичном следственном действии. Например, специалист-психолог в процессе подготовки обсуждает со следователем: изучение каких психологических особенностей обвиняемого имеет значение, учитывая содержание уголовного дела и ситуацию расследования; какими способами при проведении следственного действия они могут быть выявлены; какие вопросы и в какой форме целесообразно поставить перед участниками следственного действия. В ходе самого следственного действия специалист может рекомендовать следователю внести коррективы в ранее намеченный план, обратить внимание на обстоятельства, имеющие значение для изучения психологии обвиняемого, вести наблюдение за поведением участников следственного действия. В дальнейшем специалист может высказать мнение о том, как следует, с психологической точки зрения, интерпретировать факты, сообщить о результатах своих наблюдений.

      Для более детального изучения психологии обвиняемых, решения комплекса психологических вопросов, в особенности по делам о групповых преступлениях, иногда возникает необходимость в систематическом участии специалиста-психолога а расследовании преступлений.

      В следственной практике имеются примеры и такой формы деятельности специалиста-психолога. Следствием было установлено, что К., житель одного из сел Саратовской области, организовал вооруженную банду из односельчан в возрасте от 15 до 18 лет. Под его руководством в течение нескольких месяцев

      было совершено большое количество краж, грабежей, разбойных нападений, а также семь убийств и несколько покушений на убийства.

      К моменту включения специалиста-психолога в работу в деле имелось много материалов, характеризующих личность обвиняемых. Однако мотивы вступления некоторых несовершеннолетних в банду и участия в преступлениях, взаимоотношения внутри преступной группы и ее структура представлялись недостаточно ясными. Все это указывало на необходимость глубокого и всестороннего изучения психологии каждого участника банды.

      Перед специалистом-психологом была поставлена задача оказать помощь в решении следующих вопросов:

      1. Какие социально-психологические факторы могли способствовать зарождению и функционированию преступной группы?

      2. Какие индивидуально-психологические особенности каждого из участников банды способствовали вступлению в банду и участию в преступлениях, в частности в убийствах?

      3. Какое влияние оказывали участники преступной группы друг на друга и на деятельность группы в целом?

      На первом этапе работы специалист-психолог рекомендовал некоторые новые направления поиска информации психологического содержания и приемы ее получения. Например, по рекомендации специалиста-психолога для получения сведений о личности участников банды был применен метод независимых характеристик: каждому обвиняемому предложили охарактеризовать своих соучастников. С этой целью специалистом была разработана специальная схема характеристики, которой обвиняемым надлежало придерживаться.

      С участием специалиста были также сформулированы вопросы, направленные на выяснение содержания правовых и нравственных представлений участников банды, их морально-этических принципов.

      Второй этап деятельности специалиста-психолога был посвящен составлению письменной консультации по указанным выше вопросам, которые были рассмотрены с психологической точки зрения и в понятиях научной психологии.

      В консультации указывалось, что в селе сложилась крайне неблагоприятная обстановка. Среди жителей, в том числе несовершеннолетних, процветало пьянство; родители, как правило, не уделяли достаточного внимания воспитанию детей; клуб практически не работал, превратившись в место сборищ хулиганствующей части молодежи; спортивных секций и кружков в селе не было. Милиция не реагировала на многочисленные случаи драк, мелких краж и других противоправных действий. Участковый инспектор на глазах у односельчан вел аморальный образ жизни.

      В этих условиях организатор банды К., превративший свой дом в неофициальный молодежный клуб, куда стекались подростки, которым больше некуда было деться, легко приобрел почти неограниченное влияние на них. Влияние К. на несовершеннолетних выражалось в последовательном формировании у них мотивов, побуждающих к участию в преступлениях.

      В психологических характеристиках участников банды отмечалось, что среди них преобладали несовершеннолетние, по разным причинам оторванные от семей, не имевшие ясных целей и перспектив в жизни, с ограниченными интересами и потребностями. К. активно использовал в своих целях такие психологические особенности несовершеннолетних, как тяга к общению, стремление к самоутверждению, желание проявить смелость, прослыть

      «настоящим мужчиной» и т. п. Он романтизировал традиции и нравы преступного мира и подчеркивал, что участие в преступлениях возвышает человека над окружающими.

      На допросах участники банды старались подчеркнуть, что каждый из них находился в полной зависимости от К., слепо выполнял его приказания и собственной инициативы не проявлял.

      Подобные утверждения не согласовывались с данными, полученными при анализе психологических особенностей личности отдельных участников банды. Среди них выделялись, например, подростки, отличавшиеся большой активностью, тщеславием, желанием заслужить особое расположение главаря банды. Кроме того, ядро преступной группы составляли семь человек, а при таком количестве членов малая группа редко функционирует по упрощенной схеме «лидер — равные по положению исполнители».

      Специалистом-психологом было высказано предположение, что реальная структура группы и распределение ролей между ее участниками были сложнее, чем казалось на первый взгляд. В процессе проверки этого предположения были получены доказательства, позволившие уточнить роль каждого участника банды в формировании преступных планов и их реализации.

      Консультация специалиста-психолога способствовала раскрытию психологических механизмов поведения несовершеннолетних, в первую очередь мотивов совершения ими преступлений.

      Отдельные положения, высказанные в психологической консультации, были использованы следователем при составлении обвинительного заключения и при подготовке представлений в Министерство просвещения, Министерство культуры, информации для ЦК ВЛКСМ и некоторых других организаций.


       

  2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИЗУЧЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ ОБВИНЯЕМОГО ДЛЯ РЕШЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ЗАДАЧ РАССЛЕДОВАНИЯ

    Криминалистическое изучение личности обвиняемого осуществляется следователем главным образом в целях выбора тех или иных тактических приемов при производстве следственных действий в том объеме, который следователь считает необходимым. Установление целого ряда сведений о личности обвиняемого для правильного решения уголовно-правовых и уголовно-процессуальных задач является строго обязательным, так как непосредственно вытекает из требований закона.

    На необходимость изучения психологических особенностей личности обвиняемого в этих целях обращал внимание видный русский юрист А. Ф.

    Кони: «Изучение его (т. е. обвиняемого. — Автор) на суде может быть только полезно для правосудия, если им разъясняются такие свойства обвиняемого, которыми вызваны движущие побуждения его преступного деяния, или наоборот, с которыми это деяние находится в прямом противоречии».

    Решение уголовно-правовых вопросов на основе данных о психологических особенностях личности обвиняемого

    К числу уголовно-правовых задач, для решения которых особенно необходимы данные о психологии обвиняемого, относится в первую очередь установление вменяемости (т. е. способности быть виновным), формы вины (умысел или неосторожность), мотивов преступления, эмоционального состояния обвиняемого в момент совершения преступления, обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности.

    Вопрос о вменяемости решается с помощью судебно-психиатрической экспертизы. Основанием для ее назначения является сомнение следователя в психической полноценности обвиняемого.

    Поэтому следователю необходимо с самого начала расследования уголовного дела обращать внимание на факты, свидетельствующие о наличии странностей в поведении обвиняемого.

    Анализ характера и способа совершения преступления, целей, которые оно преследовало, сведений о поведении обвиняемого до и после совершения преступления, отношении обвиняемого к людям, его образе жизни способствует формированию представления о степени психической полноценности субъекта.

    Иногда странными представляются действия обвиняемых, составляющие содержание уголовного дела. Например, при расследовании уголовного дела о многочисленных мелких кражах, совершенных у сослуживцев лаборанткой одного из высших учебных заведений, было установлено, что обвиняемая похищала не только попадавшиеся на глаза предметы, имеющие некоторую материальную ценность (губную помаду, пудреницы и т. п.), но и старые почтовые открытки, сломанные шариковые ручки и другие предметы, которые никак не могли быть ею использованы. Эти факты вызвали у следователя предположение, что обвиняемая страдает психическим заболеванием и невменяема. Предположение следователя нашло подтверждение в заключении судебно-психиатрической экспертизы.

    Другой обвиняемый нанес телесные повреждения незнакомому человеку, пытавшемуся вслед за ним войти в кабину лифта. Следователь узнал от свидетелей, что с некоторых пор они стали замечать странности в поведении этого человека. Он никогда не входил в лифт, если там уже находились люди, подолгу ждал, когда ему представится возможность подниматься или опускаться в лифте одному, старался ни с кем не встречаться на лестницах, возвращался с половины пути, если слышал, что кто-то идет по лестнице ему навстречу. При судебно-психиатрическом обследовании было установлено, что обвиняемый страдает манией преследования: считает, что именно на лестнице или в лифте на него могут напасть.

    Основаниями для сомнения в психической полноценности обвиняемого могут служить сведения о том, что его родители или близкие родственники страдали психическими заболеваниями, сам он с детства отставал в развитии от сверстников, плохо усваивал учебную программу, с трудом адаптировался к школьному режиму, не мог овладеть специальностью, а также некоторые факты, относящиеся к образу жизни: бездумное отношение к будущему, склонность к бродяжничеству, аномалии в сексуальном поведении и др. Признаками психического заболевания могут быть такие интеллектуальные особенности, как несоответствие запаса знаний возрасту, полученному образованию, низкий уровень обобщения, замедленность, поверхностность мышления, трудности в понимании относительно простых ситуаций.

    Форма вины (умысел или неосторожность) определяется путем выявления психического отношения обвиняемого к деянию в момент его совершения.

    Для констатации таких признаков умысла в преступлении, как осознание человеком общественной опасности своих действий и предвидение наступления их общественно опасных последствий, необходимо иметь представление об уровне и особенностях интеллектуального развития обвиняемого. Используя эти данные, можно ограничить умышленные, злостные действия от поступков, совершенных в силу непонимания сложившейся ситуации или заблуждения.

    Желание или сознательное допущение наступления общественно опасных последствий деяния связано с некоторыми особенностями направленности личности и чертами характера.

    Мотивы преступления, т. е. побуждения, которыми руководствовался обвиняемый при его совершении, должны устанавливаться при расследовании каждого уголовного дела.

    Мотив — это признак, характеризующий субъективную сторону преступления. Его установление необходимо для разграничения составов, имеющих сходные признаки (например, хулиганство и причинение легких телесных повреждений). В ряде случаев выяснение мотива имеет значение для доказывания виновности. Кроме того, мотив преступления может учитываться как отягчающее или смягчающее ответственность обстоятельство, свидетельствовать об отсутствии в действиях обвиняемого общественной опасности.

    Представления о том, что такое мотив поведения, в юридических науках и психологии совпадают не полностью.

    В психологии под мотивом понимается побуждение к деятельности, направленной на удовлетворение потребностей субъекта, предмет (материальный или идеальный), ради которого деятельность осуществляется.

    Уголовное право для обозначения мотивов поведения оперирует такими обобщенными понятиями, как месть, корысть, хулиганские побуждения, низменные побуждения, ревность, неприязненные отношения и др. Некоторые из этих понятий могут включать в себя самые различные психологические мотивы. Например, корыстные действия с психологической точки зрения могут быть мотивированы стремлением к обогащению, потребностью к

    самоутверждению, завистью, желанием вести праздный образ жизни, страстью к развлечениям или азартным играм, потребностью в удовлетворении труднопреодолимых влечений (например, к алкоголю или наркотикам). Исследование психологических мотивов деяния углубляет познание юридически значимых побуждений, лежащих в основе правонарушения.

    При расследовании уголовного дела о нескольких ограблениях и разбойных нападениях, совершенных группой взрослых и несовершеннолетних преступников, было установлено, что мотивы участия в преступлениях были у членов группы весьма различны. Одни из них стремились завладеть имуществом и деньгами, другие — показать свою смелость, наконец, третьи боялись, что с ними расправятся, если они не будут помогать совершать преступления.

    Изучение психологических мотивов совершения преступлений каждым участником группы позволило точно квалифицировать их деяния, оценить степень их общественной опасности и роль каждого преступника в функционировании преступной группы.

    Все психологические мотивы можно разделить на устойчивые, превратившиеся в силу этого в свойство характера, и ситуативно возникающие. Для установления мотивов, относящихся к первой категории, требуется детальное изучение условий жизни обвиняемого, его образа жизни, направленности его личности, свойств и черт характера. Ситуативно возникающие мотивы чаще всего связаны с устойчивыми, являются как бы производными от них. В отдельных же случаях ситуативные мотивы не совпадают с устойчивыми и даже противоречат им. На возникновение подобных мотивов в сильной степени влияет, как правило, эмоциональное состояние человека. Поэтому для установления ситуативно возникающих мотивов следует располагать данными о некоторых особенностях эмоциональности обвиняемого.

    Сложность установления мотива преступления иногда приводит к утверждению о безмотивности, немотивированности преступления (что принципиально неверно, поскольку всякое сознательное поведение побуждается осознанными или неосознанными мотивами) или подмене мотива мотивировкой события обвиняемым, т. е. его ретроспективными словесными объяснениями совершенного. Поэтому попытки установления мотива преступления только со слов обвиняемого, без учета его основных психологических особенностей, анализа поведения могут приводить к серьезным ошибкам.

    Установление эмоционального состояния обвиняемого в момент преступления необходимо для квалификации преступлений, совершенных в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (ст.ст. 104, ПО УК РСФСР). Диагностика аффекта, необходимая для решения вопроса о том, находился ли обвиняемый в момент совершения преступления в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, составляет специальную задачу, решаемую часто с помощью судебно-психологической экспертизы. Результаты изучения психологических особенностей обвиняемого не могут

    служить прямым ответом на вопрос, находился ли обвиняемый в момент преступления в состоянии аффекта.

    Известно, однако, что предрасполагающими к возникновению аффекта являются такие особенности человека, как высокая, но неустойчивая самооценка, легкая возбудимость, повышенная чувствительность, малая выносливость к сильным раздражителям, склонность к длительному переживанию отрицательных эмоций. Установление у обвиняемого названных особенностей может служить основанием для назначения судебно- психологической экспертизы и оказать помощь экспертам.

    Знание психологии обвиняемого, в частности особенностей направленности личности, самооценки, эмоциональной устойчивости, иногда необходимо для оценки действий потерпевшего, признания их тяжким оскорблением, насилием над личностью обвиняемого.

    Особенности эмоциональности обвиняемого могут быть учтены при оценке действия на обвиняемого угрозы или принуждения, а также при расследовании уголовных дел о транспортных и иных происшествиях, связанных с управлением техникой.

    Особенности психологии обвиняемого могут и должны рассматриваться в числе обстоятельств, влияющих на степень и характер его ответственности. Говоря об основаниях освобождения от уголовной ответственности, закон (ст.ст. 50, 50', 51, 52 УПК РСФСР) оперирует понятием общественной опасности лица, совершившего преступление. В это понятие включаются прежде всего особенности направленности личности обвиняемого и наиболее устойчивые черты характера, повлиявшие на совершение преступления и способствующие или препятствующие совершению новых общественно опасных действий

    Например, о высокой общественной опасности могут свидетельствовать такие психологические особенности обвиняемого, как нежелание трудиться, стремление к обогащению путем получения нетрудовых доходов, агрессивность, жестокость, убежденность в правильности избранного преступного образа жизни и др.

    О снижении общественной опасности виновного можно судить по тем изменениям в его психологии, которые произошли после совершения преступления.

    Развитие у обвиняемого неудовлетворенности прожитой жизнью, убежденности в неправильности прежнего образа жизни, возникновение планов на будущее, связанных с нормальной трудовой деятельностью, пересмотр системы ценностей, стремление приобрести профессию или повысить квалификацию, заботливое отношение к близким, желание порвать отношения с людьми, повлиявшими на совершение преступления, оказать помощь правоохранительным органам в расследовании — все это может служить признаком снижения общественной опасности обвиняемого.

    Оценка изменения степени общественной опасности обвиняемого должна основываться на фактических данных о поступках, конкретных действиях, а не на декларативных заявлениях.

    В числе смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств закон (ст.ст. 38, 39 УК РСФСР) называет жизненные ситуации, побуждения и признаки действий, для правильной оценки которых требуется учитывать психологические качества обвиняемого.

    К числу смягчающих ответственность обстоятельств закон относит влияние на обвиняемого угрозы, стечение тяжелых личных или семейных обстоятельств, различного рода зависимость.

    Ни одно из этих обстоятельств не может быть установлено только по объективным признакам без учета субъективных особенностей обвиняемого

    Влияние угрозы на обвиняемого зависит не только от ее содержания, реальности, направленности, но и от психологических качеств того, кому угрожают: твердости его характера, смелости, эмоциональной устойчивости, уверенности в своих силах, отношения к запретам и правоохраняемым ценностям.

    Обвиняемый по одному из уголовных дел, объясняя причины совершенных им преступлений, ссылался на то, что его соучастники оказывали на него давление, угрожали расправой. Было установлено также, что обвиняемый обладал большой физической силой, много раз участвовал в драках и действовал в этих ситуациях хладнокровно и расчетливо, в общественных местах провоцировал ссоры и столкновения, как правило, первым наносил удары, постоянно имел при себе нож. При наличии таких данных нельзя было признать, что угроза, исходившая от людей, которых обвиняемый привык держать в подчинении, могла полностью подавить его волю, лишить возможности самостоятельно принимать решения.

    В другом случае группа преступников требовала от восемнадцатилетнего молодого человека его участия в совершаемых ими преступлениях, угрожая в случае отказа убить его мать и сестру. Обвиняемому было известно, что участниками преступной группы уже совершено несколько тяжких насильственных преступлений, поэтому он воспринимал угрозу как вполне реальную. Сам обвиняемый был слабоволен, труслив, в семье и среди товарищей всегда занимал подчиненное положение, быстро терял самообладание и впадал в состояние растерянности, при возникновении внутреннего напряжения становился пассивным, трудности вызывали у него ощущение безвыходности из создавшегося положения. С учетом объективных признаков ситуации (реальность и тяжесть угрозы) и субъективных особенностей обвиняемого следствие пришло к выводу, что обвиняемый действовал под влиянием угрозы.

    В зависимости от психологических свойств людей одинаково трудные личные или семейные обстоятельства могут восприниматься одними как терпимые, другими как непереносимые.

    Как на смягчающие ответственность обстоятельства Закон прямо указывает на психические состояния — сильное душевное волнение, чистосердечное раскаяние (ст. 38 УК РСФСР).

    Среди отягчающих ответственность обстоятельств закон называет корыстные и низменные побуждения, особую жестокость или издевательство,

    проявившиеся при совершении преступления, т. е. диктует необходимость исследования такой важной стороны психологии человека, как содержание побуждений и целей поступков (ст. 39 УК РСФСР).

    Закон не раскрывает и не ограничивает содержание понятия низменных побуждений, подразумевая, очевидно, что к этой категории, могут быть отнесены любые побуждения, противоречащие социалистической морали, например зависть, месть, корысть и др. Таким образом, перед следователем стоит задача не только установить содержание побуждения, но и дать ему морально-этическую оценку.

    Одна из особенностей психической деятельности людей заключается в том, что мотивы (побуждения) и цели действий (поступки) далеко не всегда совпадают. Это положение определяет важный методический прием в установлении содержания мотивов: каждое действие должно изучаться поэтапно от определения его цели к установлению мотива.

    Цель умышленного преступного действия всегда представлена в криминальной ситуации и устанавливается в результате ее анализа. Например, целями преступления могут быть завладение материальными ценностями, лишение жизни, нанесение телесных повреждений и др.

    Содержание мотива (побуждения) преступления составляет то, ради чего достигается цель. Поэтому мотив преступления следует искать не только в ситуации его совершения, но чаще всего за пределами криминальной ситуации. Иными словами, после того, как выявлена цель преступления, должен быть поставлен вопрос, ради чего обвиняемый стремился к достижению этой цели.

    Ответить на вопрос об истинных мотивах преступления помогает изучение круга интересов, увлечений обвиняемого, его жизненных планов и других особенностей направленности личности и характера.

    Следует иметь в виду, что мотивами преступлений часто являются побуждения, сформировавшиеся задолго до совершения противоправного действия и проявлявшиеся в других преступных или правомерных действиях обвиняемого, т. е. вошедшие в число наиболее упрочившихся мотивов поведения. Например, данные о том, что обвиняемый в прошлом руководствовался корыстными побуждениями, постоянно отыскивал возможности получения дополнительных доходов (занимался с этой целью огородничеством, ремонтом в частном порядке автомобилей, квартир, мелкой спекуляцией и т. п.), хотя и не являются прямым указанием на корыстные побуждения преступника, но могут быть использованы для выдвижения и проверки предположения об их наличии в инкриминируемых обвиняемому действиях.

    Особая жестокость и издевательство над потерпевшим характеризуют способ совершения преступления, обусловленный отношением обвиняемого к жизни, здоровью, человеческому достоинству потерпевшего. В Комментарии к УК РСФСР к объективным признакам особой жестокости и издевательства относят: «...применение при совершении преступления способа, особо мучительного для потерпевшего, либо хладнокровное доведение преступного замысла до конца, несмотря на просьбы потерпевшего пожалеть его, либо

    длительное изощренное издевательство над человеком и т. п. ...глумление над потерпевшим во время совершения преступления или причинение ему каких- либо дополнительных физических и моральных страданий».

    Главными субъективными признаками особой жестокости и издевательства следует считать способность обвиняемого в момент совершения преступления понимать, что его действия причиняют потерпевшему особые моральные или физические мучения, желание или допущение их наступления, пренебрежение страданиями потерпевшего при их осознании или способности осознавать, если даже обвиняемый не стремился специально к их причинению.

    Преступление может быть квалифицировано как совершенное с особой жестокостью или издевательством над потерпевшим только в результате исследования обеих сторон (объективной и субъективной) отягчающих ответственность обстоятельств.

    Например, множественность нанесенных потерпевшему ранений, применение для совершения преступления орудий, увеличивающих длительность и тяжесть физических страданий, и подобные объективные признаки особой жестокости не дают достаточных оснований для признания преступления совершенным с особой жестокостью. В состояниях физиологического аффекта, сильного нервно-психического напряжения, вызывающих сужение сознания и снижение способности контролировать свои действия, обвиняемый может быть лишен способности оценивать страдания потерпевшего, осознавать, что ему причиняются особые мучения, выбирать способы и орудия действий. В подобных случаях даже при наличии формальных внешних признаков, особой жестокости преступление не может считаться совершенным с особой жестокостью, так как отсутствуют ее субъективные признаки.

    Особая жестокость и издевательство над потерпевшим могут иметь две функции: служить только способом совершения преступления или дополнительной целью преступления. В первом случае в отягчающих ответственность обстоятельствах находят выражение такие черты обвиняемого, как безразличие, нечувствительность к чужим страданиям; во втором — причиняемые потерпевшему страдания доставляют обвиняемому удовлетворение, входят в его планы. Эта вторая функция особой жестокости порождается низменными побуждениями и поэтому представляет повышенную общественную опасность.

    Для понимания происхождения особой жестокости и издевательства над потерпевшим, их функций в конкретном преступлении необходимо исследование таких психологических особенностей обвиняемого, как отношение к другим людям, способность к сопереживанию и состраданию, эмоциональная возбудимость, мстительность, злобность, враждебность к окружающим, и других свойств направленности личности, эмоциональности, характера обвиняемого.

    Решение уголовно-процессуальных вопросов на основе изучения психологии обвиняемого

    Данные о психологических особенностях обвиняемого требуются для решения следующих уголовно-процессуальных задач: избрания меры пресечения; определения момента допуска к участию в деле защитника; определения целесообразности проведения судебно-психиатрической или судебно-психологической экспертизы; получения информации, имеющей доказательственное значение.

    Меры пресечения (ст. 89 УПК РСФСР) преследуют цели воспрепятствовать обвиняемому: а) скрыться от следствия и суда; б) помешать установлению истины по уголовному делу; в) продолжать преступную деятельность. Других оснований для применения мер пресечения не существует.

    Для избрания меры пресечения наиболее важны сведения, характеризующие направленность личности обвиняемого и его образ жизни. Эти сведения могут быть использованы при выборе конкретной меры пресечения.

    Например, такая мера пресечения, как поручительство коллектива трудящихся, может быть применена, если известно, что обвиняемый добросовестно относится к труду, привязан к семье, не имеет антиобщественных склонностей и привычек, не находится под влиянием людей, ведущих аморальный образ жизни.

    Определение момента допуска к участию в деле защитника связано с оценкой способности обвиняемого самостоятельно осуществлять свое право на защиту.

    Пункт 3 ст. 49 УПК РСФСР и соответствующие статьи УПК других союзных республик предусматривают обязательное участие защитника с момента предъявления обвинения по делам немых, глухих, слепых, а также лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту.

    Психическими недостатками, препятствующими осуществлению права на защиту, нужно считать: все психические заболевания, так как любое из них отрицательно влияет на полноту отражения действительности в сознании человека; такие особенности психической деятельности, как быстрая утомляемость, расстройства внимания, ослабление памяти.

    В подавляющем большинстве случаев вопрос о допуске защитника с момента предъявления обвинения может и должен решаться следователем на основании материалов, имеющихся в деле, или необходимых документов (справок) из медицинских и иных учреждений, компетентных в установлении психических недостатков и оценке их тяжести.

    Защитник может быть допущен к участию в деле с момента предъявления обвинения, если: есть документально подтвержденные факты, что подозреваемый или обвиняемый страдает психическим заболеванием, является инвалидом любой группы, установленной по поводу психического заболевания или психических недостатков, обусловленных дефектами зрения, речи, слуха; есть решение суда в отношении подозреваемого или обвиняемого, признающее его недееспособным в связи с душевным заболеванием или слабоумием; он

    стоит на учете в психоневрологическом диспансере; обучался в школе для умственно отсталых детей; признан медицинским учреждением хроническим алкоголиком; у подозреваемого или обвиняемого обнаружены такие явно выраженные физические недостатки, как ослабление зрения или слуха, недостаточно восполненное очками, слуховым аппаратом, дефекты речи, создающие помехи в установлении контактов с окружающими и изложении своих мыслей.

    В исключительных случаях, например при настойчивых жалобах обвиняемого на быструю утомляемость, расстройство внимания, при наличии свидетельских показаний о низком интеллектуальном уровне обвиняемого, различных недостатках его познавательной деятельности, может быть назначена комплексная психолого-психиатрическая или судебно- психиатрическая экспертиза для определения способности самостоятельно осуществлять свое право на защиту.

    На разрешение экспертизы могут быть поставлены вопросы:

    1. Есть ли у обвиняемого психические недостатки, препятствующие полноценному осуществлению познавательной деятельности?

    2. Ограничивают ли особенности психики обвиняемого его возможности в осуществлении своего права на защиту?

    Данные о психических особенностях обвиняемого могут иметь доказательственное значение. На практике они нередко играют роль косвенных доказательств.

    Хорошая репутация человека еще не служит бесспорным свидетельством невозможности совершения преступления, равно как дурная слава не доказывает того, что подозреваемый это преступление совершил. Но установленные и доказанные сведения о личности обвиняемого имеют значение для оценки того или иного факта как улики, надежности доказательств. Нравственно-психологические особенности личности, взятые изолированно, ничего доказать не могут; они приобретают вес лишь в системе доказательств, как любые иные фактические данные.

    Так, установленный ранее вынесенным приговором факт совершения преступных действий определенным способом, в котором проявились специальные знания, привычки, умения, вкусы, наклонности, образ жизни, отношение к охраняемым правом ценностям, может служить доказательством по новому делу. Например, совершение в прошлом подделки денежных знаков и наличие необходимых для этого преступных навыков сыграет роль улики в случае задержания того же лица при сбыте фальшивых денег. И напротив, отсутствие таких способностей может противоречить обвинению в непосредственном изготовлении фальшивых денег.

    Известно также, что ценность и вес доказательства тем выше, чем специфичнее и определеннее его связь с доказываемым, фактом. Это общее правило распространяется и на оценку доказательственного значения сведений о психическом облике обвиняемого.

    Доказательственное значение имеют те данные о личности, которые проявились или могут проявиться в совершенном преступлении (например,

    злобность, жестокость, жадность, вспыльчивость, подчиняемость и т. д.). С учетом этих особенностей производится предварительная оценка и других доказательств. В процессе расследования такая оперативная оценка стимулирует поиск новых доказательств.

  3. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДАННЫХ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОСТИ ОБВИНЯЕМОГО ДЛЯ РЕШЕНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ЗАДАЧ РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

    Как известно, общей тенденцией развития криминалистики является все более широкое применение современных научных достижений. Среди других наук, используемых в криминалистике, важное место занимает психология. Например, для выбора и применения многих тактических приемов при проведении таких следственных действий, как допрос и очная ставка, обыск и задержание, большое значение имеют данные о психических состояниях и психологических особенностях обвиняемого.

    Использование данных психологии при выдвижении следственных версий о личности преступника

    Изучение лица, совершившего преступление, в том числе и его психологических особенностей, начинается еще до установления его личности. Такое изучение крайне необходимо на начальном этапе расследования в целях установления причастности конкретных лиц к совершенному преступлению.

    На необходимость психологического подхода в целях выдвижения следственных версий при осмотре места происшествия указывал известный чешский криминалист и судебный медик Э. Кноблох. Он приводит случай, когда при осмотре места убийства была выдвинута версия о том, что преступление совершено женщиной. Обоснованием ее послужило то, что труп был закрыт подушками. Причем подушки не были брошены в беспорядке, а правильно уложены одна возле другой, т. е. так, как это обычно делают женщины. В ходе проверки эта версия подтвердилась.

    «Другим интересным явлением при убийствах, совершенных женщинами,

    — пишет Э. Кноблох, — является то обстоятельство, что при них бывает большее число повреждений, чем нужно для того, чтобы убить человека... При убийстве тупым орудием женщина наносит большое количество ран в голову, причем значительная часть этих повреждений наносится тогда, когда жертва уже мертва».

    Для построения версий о личности вероятного преступника важное значение могут иметь обнаруженные при осмотре места происшествия материальные объекты. Такими объектами являются окурки (привычка курения), бутылки из-под спиртного (склонность к употреблению алкоголя) и др.

    Не менее важно учитывать, что многие преступники, особенно ранее судимые, хорошо знают значение осмотра места происшествия для установления личности и в целях сокрытия преступления прибегают ко всякого рода уловкам. Для этого чаще всего используются такие приемы, как инсценирование совершения других преступлений, непреступного события, фальсификация отдельных доказательств. Умышленно изменяя обстановку

    события, фабрикуя отдельные доказательства, преступник стремится направить следствие по ложному пути.

    Особое криминалистическое значение для построения следственных версий о личности преступника имеют тщательное исследование способа совершения преступления и установление его мотива.

    Обстановка места происшествия позволяет с большей или меньшей степенью вероятности судить о психических особенностях преступника.

    Материальные объекты, находящиеся на месте происшествия, как правило, сохраняют признаки, по которым можно выдвинуть предположения о свойственных преступнику способах действий, его потребностях, мотивах и целях поведения, некоторых чертах характера, привычках, навыках и умениях.

    Убедительной иллюстрацией правильного построения следственных версий, основанных на изучении способа совершения преступления, сопряженного с наличием у преступника определенных умений, навыков и склонностей, а также установления мотива преступления является раскрытие тяжкого преступления, имевшего место в бытовом помещении ТЭЦ, где произошел сильный взрыв. Находившийся там электросварщик Б. был убит взрывом, а другой рабочий М. с тяжелыми ранениями доставлен в больницу. Никто из присутствовавших в бытовом помещении рабочих не мог объяснить происшедшего, и только допрошенный в больнице М. рассказал, что произошло. Они с Б. переодевались в бытовке. В кармане куртки Б. обнаружил подложенный ему неизвестным лицом предмет цилиндрической формы и произвел с ним какие-то действия. В этот момент раздался оглушительный взрыв.

    Сразу же после поступления сообщения о происшествии в прокуратуру стало ясно, что необходимо выявить круг лиц, обладающих определенными познаниями в области взрывной техники и практическими навыками ее изготовления. Наряду с другими предположениями о личности преступника (возможность свободного доступа в бытовое помещение, неприязненное отношение к погибшему и др.) эти данные были положены в основу выдвижения следственной версии и ее проверки.

    В результате первоначальных следственных действий в числе лиц, причастных к убийству Б., был определен рабочий того же комбината С. Основанием для этого явилось то, что за три для до гибели между ними возникла ссора, перешедшая в драку. В целях изучения личности С. были допрошены все лица, имевшие с ним контакт по месту работы и жительства. Первые же допросы придали следователю уверенность в правильности выдвинутой версии. Отец и брат С. пояснили, что подозреваемый давно проявлял интерес к изготовлению взрывных устройств и по его просьбе брат выслал ему порох марки «Сокол». Бывший сосед С. по общежитию показал, что С. имел склонность к конструированию, навыки слесарной обработки материалов, был хорошим сварщиком. Было также установлено, что ранее С. на почве ссоры с мастером подложил в его шкаф с инструментами взрывное устройство, в котором в качестве заряда использовал бездымный порох типа

    «Сокол».

    Все знакомые подозреваемого отмечали его вспыльчивость, злобность, мстительность, скрытность, некоммуникабельность и крайний эгоизм.

    Дальнейшим расследованием было установлено, что именно С. изготовил и подложил в куртку Б. взрывное устройство в целях убийства последнего.

    Таким образом, следственная версия о преступнике, построенная с учетом способа совершения преступления и его мотива, в совокупности с данными о некоторых психологических особенностях личности преступника способствовала раскрытию тяжкого преступления.

    Обстановка места происшествия и обстоятельства4дела могут указать на некоторые черты характера преступника (решительность, робость, осторожность, смелость, настойчивость, жестокость) .

    На окраине города Т. на берегу ручья в зарослях негустого кустарника в

    120 м от продовольственного магазина был обнаружен труп мужчины. По заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшему, находившемуся в состоянии опьянения и употребившему спиртные напитки непосредственно перед смертью, было нанесено три удара по голове камнем, обнаруженным рядом е трупом. Отсутствие следов волочения и характерных нарушений одежды у потерпевшего указывало на то, что убийство было совершено там же, где найден труп. На месте происшествия в 1 м от трупа была найдена бутылка из-под дешевого вина с многочисленными отпечатками пальцев и ладони потерпевшего. По расположению следов на горлышке и верхней части бутылки можно было заключить, что потерпевший пытался использовать бутылку как орудие нападения или обороны. В карманах одежды потерпевшего были обнаружены деньги и документы. По следам обуви было установлено, что кроме потерпевшего на месте происшествия находился еще один человек. Предполагалось, что он и совершил преступление.

    Одна из версий, выдвинутых следователем, состояла в том, что преступник был знаком с потерпевшим, принадлежал, как и он, к числу завсегдатаев отдела спиртных напитков ближайшего магазина, любивших собираться на берегу ручья; отношения у преступника с потерпевшим были хорошие, убийство совершено, скорее всего, в результате ситуативно возникшей ссоры. Преступник корыстных мотивов не имел, к преступлению специально не готовился, совершением преступления был напуган, поэтому и не предпринял никаких действий для сокрытия следов преступления. Предполагалось, что по характеру преступник эмоционально возбудим, плохо контролирует свои действия, нерасчетлив, опыта совершения преступлений не имеет.

    Результаты расследования показали, что эта версия оказалась правильной.

    Создав приблизительную «модель» преступника, которая в процессе расследования преступления должна постоянно обогащаться и уточняться, следователь может использовать ее, во-первых, для поиска преступника среди лиц, обладающих качествами, соответствующими «модели», во-вторых, для сопоставления качеств конкретного подозреваемого со свойствами, отразившимися в «модели» преступника.

    Использование данных психологического изучения личности обвиняемого в целях выбора тактических приемов допроса и очной ставки

    Психические состояния и психологические особенности людей в значительной степени определяют характер их межличностных отношений и поэтому должны учитываться при выборе тактических приемов допроса.

    Для обвиняемых характерны такие переживания, как: боязнь изобличения и наказания; душевное потрясение, стыд, страх, что о случившемся узнают родные, близкие, знакомые; боязнь утраты достигнутого социального, служебного, материального

    положения; страх перед лишением свободы, привычного образа жизни; подавленность от разлуки с близкими людьми; жалость, сострадание к потерпевшему, его семье; тревожность в связи с неопределенностью перспективы, невозможностью точно предвидеть будущее; раскаяние; враждебность к соучастникам, свидетелям, представителям правоохранительных органов и др.

    Многие переживания и психические состояния обвиняемого могут быть использованы следователем для укрепления тех мотивов, которые побуждают обвиняемого к правдивым показаниям. Наиболее значимыми для выбора тактических приемов допроса психологическими особенностями обвиняемого являются его интеллектуальные, характерологические и эмоционально-волевые качества.

    К моменту предъявления обвинения следователь, как правило, не имеет исчерпывающих сведений о психологии обвиняемого. Поэтому следователь, готовясь к допросу обвиняемого (как и к другим следственным действиям), заранее планирует, какие стороны его психологии могут быть изучены в процессе производства следственного действия.

    Одна из важнейших криминалистических задач, возникающих перед следователем на первых этапах уголовного дела и сохраняющаяся до его окончания, — установление и поддержание психологического контакта с обвиняемым. Такой контакт необходим для превращения взаимодействия с обвиняемым в отношения сотрудничества, основанного на полном или частичном совпадении, согласовании целей следствия и целей обвиняемого.

    Обязательное условие контакта между следователем и обвиняемым — понятность происходящего обвиняемому. Все, что следователь хочет довести до сознания обвиняемого, должно соответствовать его интеллектуальным возможностям.

    На первом допросе обвиняемого, выясняя анкетные данные, следователь может поставить вопросы об условиях жизни обвиняемого, его профессии и образовании, основных интересах, планах на будущее, наиболее важных, с точки зрения обвиняемого, событиях его прошлой жизни, отношениях с семьей, окружающими на работе, в часы досуга. Даже беглая беседа на эти темы может быть полезной для приблизительного определения уровня общего развития обвиняемого, принадлежности его к определенной социальной среде, степени принятия и усвоения традиций этой среды. С учетом полученных сведений следователю легче найти приемы общения, доступные пониманию обвиняемого.

    Знание психологии обвиняемого необходимо для правильного распознания его внутренней позиции, понимания, чем она обусловлена, какими средствами ее можно изменить.

    Отношение обвиняемого к совершенному преступлению, предъявленному обвинению, возможному наказанию зависит от мотивов, которыми обвиняемый руководствуется в период расследования уголовного дела. Изучению и анализу должны подвергаться не только мотивы, обусловленные ситуацией расследования (желание избежать ответственности, смягчить предстоящее наказание; озлобленность против соучастников; стремление быстрее освободиться от внутреннего напряжения, облегчить себе условия содержания под стражей и т.п.), но и сформировавшиеся в течение жизни обвиняемого направленность личности, нравственно-этические представления, сохраняющие и в условиях расследования свою мотивирующую роль.

    В зависимости от позиции обвиняемого криминалисты подразделяют ситуации допроса на бесконфликтные и конфликтные. Бесконфликтная ситуация допроса характеризуется признанием обвиняемым объективно установленных фактов и его готовностью давать правдивые показания. Бесконфликтность ситуации, разумеется, не гарантирует полной объективной правдивости обвиняемого. Он может добросовестно заблуждаться, ошибаться, неправильно понимать сущность тех или иных событий, наконец, обвиняемый, чистосердечно признавая свою вину, может подсознательно стремиться к ее преуменьшению. Таким образом, подготовка к допросу даже в бесконфликтной ситуации в некоторых случаях должна включать элементы основанного на знании психологии обвиняемого прогнозирования ошибок. Например, данные о поверхностности мышления обвиняемого, неумении анализировать явления действительности, слабой памяти позволяют следователю предвидеть возможность ошибок в истолковании внутреннего содержания событий, мотивов и целей поведения других людей и собственных побуждений, в описании деталей событий. Учет таких особенностей обвиняемого, как завышенная самооценка, некритичность к собственной личности, недоброжелательное отношение к окружающим, позволяет предвидеть вольное или невольное стремление обвиняемого к смягчению своей вины.

    Мнимая бесконфликтность ситуации допроса возникает в случае самооговора обвиняемого. Вероятность самооговора повышается, если обвиняемый отличается повышенной внушаемостью, податливостью к внешнему воздействию, неумением отстаивать свою позицию, слабоволием, склонностью к развитию депрессии, апатии, недостаточной выносливостью к психическому напряжению.

    В конфликтной ситуации, когда обвиняемый отказывается давать показания или дает ложные показания, задача следователя состоит в принципиальном изменении позиции обвиняемого.

    Например, использование фактора внезапности более пригодно для работы с эмоционально возбудимыми, непосредственными в своих проявлениях обвиняемыми, чем с лицами рационалистического склада, умеющими

    контролировать и сдерживать себя, сохранять в напряженных ситуациях способность анализировать и взвешивать свои и чужие поступки.

    На обвиняемых с хорошо развитой способностью к логическому отвлеченному мышлению более сильное воздействие, чем предъявление неизвестных им доказательств, может оказать последовательность, логическая взаимосвязанность в установлении обстоятельств, формирующая у них представление о том, что логически безошибочные действия следователя неизбежно приведут к установлению истины по уголовному делу.

    Каждый человек имеет более или менее устойчивую самооценку. Вместе с тем самооценка — не застывшее психологическое качество: она находится в постоянном развитии, изменяется под воздействием внешних обстоятельств и отношений окружающих людей.

    Воздействие следователя на самооценку обвиняемого, осуществляемое через выражение отношения к его поступкам, высказываниям, психологическим качествам, можно рассматривать как один из тактических приемов. Для обвиняемого не должно быть секретом, какие его свойства, поступки, проявления характера, убеждения и. принципы вызывают у следователя уважение или могли бы его вызвать и какие качества личности осуждаются следователем не только с правовой, но и с нравственно-этической точки зрения. Для многих людей желание сохранить самоуважение и выглядеть в глазах других людей не хуже, чем они хотели бы выглядеть, относится к числу наиболее действенных и важных мотивов поведения. Чтобы эффективно воздействовать на самооценку обвиняемого, следователю нужно изучить ее, узнать, как обвиняемый оценивает себя, какие свои качества считает достоинствами и какие недостатками.

    Невозможно перечислить все доступные следователю и допустимые приемы воздействия на обвиняемого. Важно отметить только, что следователь не должен прибегать к запугиванию, унижению человеческого достоинства, необоснованным обещаниям и т. п.

    При подготовке и проведении очной ставки с участием обвиняемого целесообразно изучить обычные для него приемы и способы общения с другими людьми. Следователю, например, нужно быть готовым к попыткам обвиняемого подавить волю второго участника очной ставки, если известно, что обвиняемый по характеру властен, агрессивен, стремится к лидерству в отношениях с людьми. Поэтому большое значение имеет выяснение позиций обвиняемого в межличностных отношениях в семье, на работе, в кругу друзей, а также характера прежних отношений со вторым участником очной ставки (не находился ли, например, обвиняемый в моральной зависимости от него, не испытывает ли слепого доверия, страха и т. п.)

    Использование психологических особенностей личности обвиняемого при проведении иных следственных действий

    Знания психологических особенностей обвиняемого могут успешно быть использованы и при проведении других следственных действий.

    Изучение некоторых особенностей психологии обвиняемого может оказать существенную роль при подготовке и проведении обыска. В этой связи следует

    иметь в виду, что любое действие совершается человеком в пределах имеющихся у него навыков, умений, знаний. В выборе места и способа сокрытия предметов проявляются такие качества обвиняемого, как навыки, привычки, сообразительность, а также некоторые черты характера: терпимость, педантизм, легкомыслие, осторожность, трудолюбие или лень и др.

    Располагая достаточными сведениями о психологических особенностях обыскиваемого, следователь должен представить себе, какие возможности для прячущего таятся в данной обстановке и как эти возможности могли быть реализованы именно данным лицом, как должен был действовать обыскиваемый.

    Нередко преступники придумывают настолько хитроумные способы оборудования тайников, что следователям не удается их обнаружить. В этом отношении примечательным является интересный (хотя и не имеющий прямого криминалистического значения) случай, связанный с пребыванием Наполеона на о. Святой Елены. Бывший император Франции, пожизненно сосланный на этот остров, получил в качестве подарка от своего близкого друга шахматы из слоновой кости и нефрита. Наполеон ежедневно брал в руки изящные фигурки и любовался ими как произведением искусства, но до самой смерти так и не догадался, что в одной из фигурок был оборудован тайник, в котором находился план побега с острова. Шахматы знаменитого узника неоднократно и за огромные суммы продавались на аукционах. И лишь недавно последний их владелец обнаружил, что донышко одной из фигур отвинчивается. Так один, видимо высокого интеллектуального развития человек, отправивший план побега в столь хитроумно изобретенном .тайнике, остался непонятым другим высокоинтеллектуальным человеком. Психологически это можно объяснить тем, что установка человека, прятавшего план побега, была направлена прежде всего на то, чтобы исключить возможность обнаружения тайника в пути следования подарка к Наполеону. Возможно, что одновременно по другим каналам Наполеону было направлено сообщение о том, что в шахматах спрятан план побега, но это сообщение в силу ряда обстоятельств не дошло до узника. С другой стороны, видимо, у Наполеона уже не было установки на побег, и он воспринял подарок, руководствуясь иными соображениями

    Следует отметить и такое, имеющее значение для психологии поиска обстоятельство. Как известно, многие лица, совершившие преступления, увлекаются чтением художественной литературы и просмотром кинофильмов детективного жанра, некоторые читают юридические, преимущественно криминалистического содержания, работы, в которых, как правило, приводятся ставшие уже традиционными способы устройства тайников, т. е. связанные с наличием профессиональных навыков преступника, привычным для него образом жизни и т. п. Зная об этом, преступники при оборудовании тайников стремятся избежать использования профессиональных навыков. Практике известно, например, немало случаев, когда похищенные ценности обнаруживались: у штукатура — спрятанными в шкафу на работе; у слесаря — зарытыми в землю в подвале собственного дома; у электросварщика — спрятанными под бревнами во дворе.

    Явно устарело представление о том, что в сельской местности тайники чаще всего устраиваются в земле, надворных постройках, подвалах, погребах, у колодца и т. д.

    Одним из требований, предъявляемых к тактическим приемам обыска, является наблюдение за психическими состояниями обыскиваемого или членов его семьи (если обыск происходит в жилом помещении, а они знают место укрытых предметов). Постоянно наблюдая за их поведением, следователь может заметить определенные реакции со стороны обыскиваемых в тех случаях, когда поисковая группа приближается к укрытым тайникам.

    Следственная практика знает случаи попыток спровоцировать следователя на нарушение установленных процессуальных и этических норм производства обыска. В этих целях обвиняемый или члены его семьи симулируют резкое ухудшение состояния здоровья, затевают ссоры, даже пытаются применить силу. Участники поисковой группы должны заранее быть готовыми предупредить возникновение конфликтной ситуации или своевременно ее пресечь.

    Особое значение приобретают данные о психологических особенностях обвиняемого для личной безопасности следователя и других участников поисковой группы. Поэтому при подготовке к производству любого обыска, и прежде всего обыска в том случае, когда следователь располагает данными о возможности хранения обвиняемым оружия, необходимо, по возможности, выяснить, не отличается ли обвиняемый агрессивностью и иными качествами, способствующими проявлению активных форм сопротивления, в том числе и вооруженного нападения.

    Установление некоторых психологических качеств обвиняемого, связанных преимущественно с наличием или отсутствием у него определенных способностей и навыков, имеет значение и для проведения следственного эксперимента.

    Проведение этого следственного действия требует тщательной психологической подготовки обвиняемого, в результате которой он смог бы обрести внутреннюю готовность воспроизвести действия теми же средствами (инструменты, приспособления и т. п.), с помощью которых им было совершено преступление, в тех же условиях.

    Первоочередной задачей для следователя является установление с обвиняемым надлежащего психологического контакта (если он к этому моменту не был установлен).

    Если обвиняемому предстоит демонстрация таких действий, которые требуют от него высокого мастерства (например, изготовление фальшивых денег, вскрытие сложных запирающихся устройств), то в этих случаях следователю не запрещается несколько «подогреть» тщеславие обвиняемого, естественно, не забывая при этом о воспитательном на него воздействии.

    При расследовании одного из уголовных дел был заподозрен в изготовлении поддельных штампов и печатей М., учащийся профтехучилища. Во время обыска на дому у М. были обнаружены несколько поддельных

    штампов и печатей медицинских учреждений, материалы и орудия, с помощью которых они могли быть изготовлены.

    Следователь выразил сомнение в том, что такие сложные печати и штампы могли быть так искусно подделаны совсем молодым человеком, не имеющим необходимых способностей и умений.

    Самолюбие М. было задето, и он взялся доказать, что способен изготовить штампы и печати. В ходе следственного эксперимента М., используя обнаруженные у него при обыске материалы и инструменты, за короткое время изготовил печати и штампы, аналогичные найденным при обыске.

  4. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДАННЫХ ИЗУЧЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ ОБВИНЯЕМОГО В ЦЕЛЯХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

В соответствии с законодательством (ст. 21 УПК РСФСР) органы дознания, следователь, прокурор и суд при производстве дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства уголовного дела обязаны выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и принимать меры к их устранению.

Кроме того, уголовное судопроизводство должно способствовать укреплению социалистической законности, предупреждению и искоренению преступлений, а также воспитанию граждан в духе неуклонного исполнения советских законов и уважения правил социалистического общежития (ст. 2 УПК).

Реализация воспитательной функции следователя на основе результатов изучения психологических особенностей обвиняемого

Осуществление воспитательной функции следователем по отношению к обвиняемому необходимо считать самостоятельной задачей на протяжении всего процесса расследования. Осуществление воспитательной функции — многообразный и сложный процесс, требующий от следователя большого напряжения сил, использования знаний в области психологии, педагогики, этики и других смежных наук.

Одним из важных условий осуществления воспитательной функции следователя является неукоснительное соблюдение следующих основных принципов предварительного следствия: социалистической законности; полноты, всесторонности и объективности расследования; обеспечения обвиняемому права на защиту; недопустимости разглашения тех данных предварительного следствия, которые могут нанести моральный ущерб обвиняемому или его семье, родственникам, друзьям, сослуживцам.

Важное значение для воспитательного воздействия на обвиняемого имеет соблюдение нравственных начал предварительного расследования.

В целях осуществления эффективного влияния на обвиняемого следователь может использовать те средства, которые, по его мнению, в конкретно сложившейся ситуации должны способствовать достижению желаемых результатов. К числу таких средств (помимо собранных по делу доказательств) можно отнести:

  • использование положительных черт личности обвиняемого;

  • использование отдельных фактов из жизни обвиняемого, имевших для него важное значение;

  • опровержение расчета обвиняемого на безнаказанность;

  • опровержение ошибочных представлений обвиняемого о причинах привлечения его к уголовной ответственности;

  • убеждение обвиняемого в том, что чистосердечное раскаяние в совершенном преступлении на основании закона будет учтено судом как смягчающее ответственность обстоятельство;

  • привлечение к участию в расследовании авторитетных лиц для обвиняемого, могущих оказать на него положительное влияние (родственников, знакомых, руководителей предприятий, учреждений, где учился или работал обвиняемый, тренеров или руководителей коллективов художественной самодеятельности и т. п.);

  • использование общественного мнения.

    Рассмотрим эти средства. Использование положительных черт личности обвиняемого может служить важным психологическим средством воздействия в восстановлении утраченных или формировании новых взглядов, убеждений обвиняемого, соответствующих правовым и моральным требованиям советского общества. В процессе воспитательного воздействия на обвиняемого необходимо стремиться, чтобы соблюдение моральных принципов стало его внутренней потребностью.

    Использование отдельных фактов из жизни обвиняемого, имевших для него важное значение, допустимо, в частности, в тех случаях, когда это не только не наносит ему морального ущерба, а, наоборот, стимулирует его положительное самоутверждение. В этих целях допустимо использование таких фактов из его жизни, как награждение и иные меры поощрения за хорошие производственные показатели, активное участие в общественной жизни, достижения в спорте и т. п.

    Опровержение расчета обвиняемого на безнаказанность за совершенное им преступление также является сильным средством воспитательного воздействия, используемым следователем в процессе расследования. Основаниями расчета обвиняемого на безнаказанность могут быть различные обстоятельства: ложная убежденность в том, что следователь лишен возможности собрать необходимые доказательства по делу; необоснованная надежда на прошлые заслуги или на помощь родственников, знакомых, друзей и др. Вполне очевидно, что такой расчет никак не способствует разрушению антиобщественной установки личности, изменению ценностных ориентации, а, скорее, углубляет их. Выбор тактических приемов психологического воздействия на обвиняемого в данном случае будет зависеть от тех мотивов, в силу которых у обвиняемого сложился расчет на безнаказанность. В одном случае надо показать, что расследованием собраны необходимые доказательства, полностью изобличающие обвиняемого в совершенном им преступлении, в другом — разъяснить ему законные основания смягчения ответственности, в третьем — развеять иллюзорность надежд на чью-то помощь извне и т. п.

    Обвиняемые нередко в ходе допроса или при проведении других следственных действий заявляют о случайном характере своего разоблачения. Следователь в таких случаях должен убедительно доказать, что непримиримое отношение советских людей к преступности, современное состояние науки, опыт и умение оперативных работников и следователей не дают никаких оснований надеяться, что можно скрываться от справедливого наказания за совершенное преступление. Основная задача следователя — убедить обвиняемого в том, что не случайность, а сам факт преступного поведения является причиной того, что обвиняемый привлекается к уголовной ответственности.

    Следователь должен убедить обвиняемого и в том, что чистосердечное раскаяние в совершенном преступлении на основании закона будет учтено как смягчающее ответственность обстоятельство. Чистосердечное раскаяние, явка с повинной, а также активное способствование раскрытию преступления свидетельствуют о том, что обвиняемый осознал неправомерность своего поведения, о стремлении искупить свою вину.

    Привлечение к участию в расследовании авторитетных для обвиняемого лиц особенно в тех случаях, когда обвиняемый является несовершеннолетним.

    Использование общественного мнения может быть эффективным средством воспитательного воздействия на обвиняемого. Сила его проявляется в том, что личность постоянно ощущает на себе совокупность моральных и правовых требований, выработанных обществом. Нередко сила общественного мнения проявляется через мнение коллектива, в котором работал (учился) обвиняемый. Однако следует отметить, что мнение коллектива как определенной группы людей не всегда в полной мере совпадает с общественным мнением, в этом случае его нельзя использовать как средство воспитательного воздействия.

    Эффективность использования общественного мнения зависит также от того, насколько оно авторитетно для обвиняемого. Решение о целесообразности воздействия общественным мнением на обвиняемого должно приниматься только тогда, когда следователь убежден в небезразличном отношении обвиняемого к этому мнению.

    Выявление причин и условийспособствующих совершению преступленийи принятие следователем предусмотренных законом мер по их устранению на основе изучения психологических особенностей личности обвиняемого

    Выявление причин и условий, способствующих совершению преступлений, — составная часть всей работы следователя по уголовному делу. Психологические особенности обвиняемого могут быть по-разному связаны с совершенным им преступлением. Одни из них могут сыграть ведущую роль в выборе преступного способа удовлетворения потребностей или разрешения конфликта (эгоистическая, корыстная направленность личности, нежелание трудиться, неуважение к человеческой жизни и человеческому

    достоинству, сексуальная распущенность и пр.).

    Другие психологические особенности чаще только способствуют совершению преступления при наличии внешней неблагоприятной ситуации

    (слабоволие, подчиняемость, легкомыслие, низкий уровень интеллектуального развития, болезненное самолюбие, эмоциональная возбудимость, недоброжелательное отношение к людям, трусость и пр.). Наконец, многие психологические особенности обвиняемого остаются нейтральными по отношению к факту преступления (например, увлечения, интересы, трудолюбие человека, совершившего преступление в состоянии аффекта), но важны для понимания степени общественной опасности обвиняемого и перспектив его исправления и перевоспитания.

    В криминалистическом плане особое значение имеет изучение условий нравственного формирования личности, в частности ее направленности, развития характера и тех ее черт, которые наиболее тесно связаны с совершением преступления.

    Известно, что отрицательные психологические качества нередко начинают развиваться в детстве и юности под влиянием неблагоприятной нравственной атмосферы в семье, ближайшем окружении, в результате педагогической запущенности. Сказанное определяет необходимость изучения хотя бы в самом общем виде условий жизни обвиняемого в детстве и юности и особенностей его психического развития в эти периоды, условий жизни обвиняемого перед совершением преступления.

    Сведения о психологических особенностях обвиняемого в целях выявления причин и условий, способствующих совершению конкретного преступления, могут быть использованы в различных формах. Как известно, процессуальной формой такого использования является представление, составляемое следователем в порядке ст. 140 УПК РСФСР.

    Изучение следственной практики показывает, что в представлениях следователей в качестве причин преступлений, как правило, называются лишь внешние обстоятельства (плохая охрана объектов, запущенность бухгалтерского учета, отсутствие надлежащего контроля и т. п.), что, по существу, относится не к причине преступного деяния, а к условиям, способствующим совершению преступления.

    Что же касается обстоятельств, которые оказывали существенное влияние на формирование антиобщественной установки личности обвиняемого, то информация о них в представлениях или чрезвычайно скудная, или вовсе отсутствует.

    Практика знает немало других, кроме представлений, форм использования информации о личности обвиняемого в предупредительных целях. Нередко после окончания расследования и рассмотрения дел в суде сведения об обвиняемом широко используются в целях воспитательной работы среди населения. Наибольшего эффекта это достигает в той аудитории, где обвиняемого хорошо знали (по месту его работы, учебы, проживания).


     

    Приложение 1

    Примерная схема изучения психологии обвиняемого

    1. Условия жизни обвиняемого перед совершением преступления:

  • место жительства,

  • жилищные условия,

  • социальное положение, профессия,

  • состав семьи (женат, имеет детей),

  • материальное положение семьи,

  • физическое здоровье,

  • психическое здоровье,

  • физическое здоровье членов семьи,

  • психическое здоровье членов семьи,

  • отношения в семье,

  • отрицательные наклонности членов семьи (злоупотребление алкоголем, наркотиками, совершение противоправных действий, сексуальная распущенность и др. )

    1. Образ жизни обвиняемого перед совершением преступления:

  • занят квалифицированным трудом,

  • занят неквалифицированным трудом,

  • имеет постоянную работу, редко меняет место работы,

  • часто меняет места работы,

  • жил на заработанные деньги,

  • жил случайным заработком,

  • жил на нетрудовые доходы,

  • жил на иждивении,

  • занимался попрошайничеством,

  • совершал преступления (один или в группе),

  • занимался домашним хозяйством (сад, огород и пр ),

  • имел побочные заработки (ремонтировал машины, квартиры, уезжал на стройки и пр ),

  • вел праздный образ жизни,

  • бродяжничал,

  • предпочитал проводить время в семье,

  • предпочитал проводить время с друзьями,

  • проводил время со случайными знакомыми,

  • любил развлечения (какие),

  • отношение к алкоголю,

  • сексуальное поведение.

    1. Направленность личности:

  • отношение к работе (учебе), отношение к семье,

  • стремился обрести профессию, специальность (интересную, выгодную, престижную),

  • хотел повысить квалификацию,

  • хотел занять высокую должность,

  • стремился к материальному благополучию,

  • стремился к обогащению,

  • основные интересы (получение знаний, спорт, развлечения, искусство и

пр.),


 

  • планы на будущее,

    • оценка прожитой жизни (удовлетворен, во многом ошибся и пр.)

      1. Интеллектуальные особенности:

    • уровень образования,

    • запас знаний (общих и специальных),

    • качества ума (способность к анализу, гибкость, быстрота, замедленность, изворотливость и пр. ),

    • свойства памяти (точность, легкость запоминания, прочность запоминания и пр. ),

    • свойства воображения (склонность к вымыслу, фантазированию, реалистичность, оторванность от реальных условий и т.д. )

      1. Характер:

        а) отношение к собственной личности

    • самооценка (считает себя лучше других, хуже других, таким, как все),

    • уровень притязаний (считает, что способен добиться многого, большего, чем есть, принимает существующее положение),

    • уверенность в своих силах,

    • самолюбие,

    • эгоизм,

    • склонность к самообвинению,

    • обидчивость,

      б) отношение к людям

    • уважение к человеческой жизни,

    • уважение к личности,

    • доброжелательность,

    • способность к сопереживанию,

    • общительность, легкость установления отношений,

    • отношение к тем, кто сильнее, и к тем, кто слабее (в физическом, интеллектуальном, социальном плане),

    • застенчивость (в каких ситуациях),

    • грубость (по отношению к кому)

    • лживость,

    • агрессивность,

    • жестокость,

    • умение подчинить себе,

    • подчиняемость,

    • внушаемость,

    • конфликтность (причины возникновения, легкость разрешения, способы раз решения),

      в) отношение к вещам, материальным ценностям бережливость,

    • расточительность,

    • жадность,

    • склонность к накопительству,

    • стяжательство,

      г) принятие решений самостоятельность, смелость,

    • продуманность (обоснованность),

    • быстрота,

    • склонность к колебаниям,

    • импульсивность,

    • легкомыслие.

      1. Эмоциональность:

    • сила эмоциональных реакций, глубина переживаний,

    • склонность к образованию «застойных» эмоциональных комплексов

      (мстительность, злопамятность),

    • склонность к аффективным взрывам,

    • устойчивость настроения,

    • преобладающее настроение (бодрое, унылое, мрачное, злобное и пр. ),

    • способность контролировать, сдерживать проявления эмоций.

      1. Положение в группе (лидер, подчиненный, отвергаемый):

    • в семье,

    • на работе,

    • в неформальных группах.

      1. Странности в поведении.


       

      image


       

      Приложение 2

      Примерные схемы характеристик на обвиняемого Производственная характеристика:

    • с какого времени работает в данной организации,

    • как часто в прошлом менял места работы,

    • профессия, специальность,

    • квалификация, соответствие занимаемой должности,

    • стремится ли к повышению квалификации,

    • общий культурный уровень (круг интересов),

    • отношение к работе (заинтересованное, равнодушное, халатное и т п ),

    • удовлетворен ли профессией, занимаемым на работе положением,

    • имел ли поощрения или взыскания, когда и за что,

    • участие в общественной работе,

    • отношения с сослуживцами (пользуется ли авторитетом, были ли конфликты, чем они вызывались),

    • особенности поведения в напряженных, конфликтных ситуациях,

    • имеет ли близких приятелей по месту работы, как они характеризуются,

    • злоупотребляет ли спиртными напитками,

    • какие черты характера наиболее выражены. Характеристика с места учебы:

    • с какого времени учится в данном учебном заведении,

    • почему выбрал именно это учебное заведение,

    • успеваемость,

    • отношение к учебе,

    • способности, общее развитие,

    • круг интересов (кроме учебы),

    • к каким учебным дисциплинам проявляет интерес,

    • имел ли поощрения или взыскания, когда и за что,

    • участие в общественной жизни,

    • отношение к соучастникам, были ли конфликты,

    • особенности поведения в напряженных, конфликтных ситуациях,

    • имеет ли близких приятелей по месту учебы, как они характеризуются,

    • употребляет ли спиртные напитки,

    • какие черты характера наиболее выражены. Характеристика с места жительства:

    • с какого времени проживает,

    • состав семьи,

    • жилищные условия,

    • отношения с женой (мужем),

    • отношение к детям, участие в их воспитании,

    • отношение к соседям, были ли ссоры, чем они вызывались,

    • интересы, увлечения, как проводит свободное время,

    • участие в общественных делах,

    • нарушал ли общественный порядок,

    • имеет ли близких приятелей по месту жительства, как они характеризуются,

    • отношение к спиртным напиткам,

    • какие черты характера наиболее выражены.


       

      image


       

      Приложение 3

      Использование результатов изучения психологии обвиняемого по конкретному уголовному делу

      По плану, в основном соответствующему приведенной схеме (приложение 1), следователь Б Е Свидерский проводил психологическое изучение личности обвиняемого по уголовному делу о тяжком насильственном преступлении.

      Обстоятельства дела таковы. Следствием было установлено, что Т , двадцатипятилетний инженер, живший и работавший в поселке городского типа, часто в одиночестве ходил в лес в окрестностях поселка и при встречах с мальчиками, жителями того же поселка, стремился вступить с ними в контакт Обычно Т спрашивал у детей, есть ли у них спички, не они ли разжигают в лесу костры Был случай, когда Т, встретив трех восьмилетних мальчиков, отвел их в лес, привязал к деревьям, обыскал карманы в поисках спичек, брал за горло, поднимал мальчикам головы, смотрел в глаза и угрожал оставить в лесу на ночь В другой раз Т. встретил недалеко от поселка одиннадцатилетнего мальчика,

      спросил, есть ли у него спички и, похлопав по карманам, отпустил Через несколько минут Т. встретил другого мальчика, десяти лет, увел его в лес, где убил.

      На следствии обвиняемый Т. не мог объяснить свои действия, указать, что побуждало его издеваться над детьми, совершить убийство.

      Данные психологического изучения личности, проведенного следователем. Обвиняемый вырос в городе, в семье служащих, материальное положение семьи было хорошим, никто из членов семьи к уголовной ответственности не привлекался. Родители с детства предъявляли к Т. строгие требования, были придирчивы в мелочах, добивались безоговорочного повиновения. Эти требования сохранились до окончания Т. школы. Обвиняемый в пререкания с родителями не вступал, но если контроль ослабевал, запреты нарушал. Например, про пускал уроки, когда чувствовал, что не подготовлен к ним, часто не ходил на занятия по физкультуре, поскольку физически был развит плохо. Легкую подчиняемость Т. отмечали в показаниях его школьные учителя, преподаватели института.

      С товарищами, сверстниками Т. держался иначе часто возражал им, разговаривал с ними свысока.

      Успеваемость в школе была слабой, удовлетворительной оценки иногда не мог получить, даже если готовился к уроку. По мнению учителей, общее развитие было плохим, читал мало, знания имел очень ограниченные Много раз давал обещания подтянуться, но держать обещания не мог — не хватало настойчивости.

      На неудачи внешне почти не реагировал, но внутренне переживал их тяжело. Стеснялся отвечать на уроках, боясь неудачи, постоянно стремился уклониться, избегать ситуаций, в которых могла обнаружиться его несостоятельность.

      До пятнадцати-шестнадцати лет друзей среди сверстников не имел, проводил время с детьми, младшими по возрасту. Пытался командовать ими. В подростковом возрасте увлечения часто менялись. Под влиянием приятелей пытался заниматься спортом, коллекционированием, но быстро оставлял эти занятия. В старших классах стал заниматься в школьном драмкружке, где быстро добился успеха. По словам обвиняемого, он, конечно, бросил бы и драмкружок, если бы не было успеха. Выступления на сцене нравились тем, что он мог влиять на людей, на их настроение, быть в центре внимания.

      Однако глубокого интереса к театру не сформировалось. Суждения о драматическом искусстве, пьесах оставались очень поверхностными. Тем, что отец перед экзаменами перестал пускать обвиняемого на занятия кружка, огорчен не был, принял это равнодушно.

      В подростковом возрасте в драках участия не принимал, был, по словам свидетелей, трусливым. Любил стрелять из рогатки, что-нибудь разбить, испортить. Чаще делал это не сам, а подбивал на шалости других ребят, указывал им, например, что разбить, сломать. Ему доставляло удовольствие чувствовать свою осведомленность, когда начинали искать виновных.

      Пытался участвовать в общественной работе, но ко всему быстро остывал, настойчиво ничего не добивался.

      Держался замкнуто, был стеснителен, но не упускал случая высмеять товарища, злорадно усмехался, когда кто-нибудь плохо отвечал на уроке. В общении с одноклассниками держался высокомерно, но в конфликтных ситуациях вел себя трусливо.

      На будущее обвиняемый планов не имел, полностью предоставив родителям решить вопрос о его дальнейшем жизненном пути. Выбрал институт по указанию отца Когда поступил в институт, был очень горд этим, стал держаться с прежними знакомыми свободнее. К новым условиям и требованиям адаптировался, но с трудом. Как и в школе, был в числе слабейших по успеваемости и усердия или желания повысить знания не проявлял, по словам свидетелей, «плыл по течению». По-прежнему был замкнут, держался высокомерно Товарищи считали, что он очень высоко оценивает свою личность и свои возможности, хотя объективных оснований для этого не было.

      Инициативы Т. в студенческие годы ни в чем не проявлял, но отличался педантичной аккуратностью

      Вне института Т. держался менее скованно, любил поговорить с девушками о литературе, театре, танцевал. Свидетели сообщают, что суждения Т. о прочитанном были поверхностны, он чаще пересказывал содержание книги, чем давал ей оценку.

      После окончания института уехал на работу. С самого начала самостоятельной деятельности Т. стали преследовать неудачи Выяснилось, что он плохо подготовлен к профессиональной деятельности, пополнять знания самостоятельно не умел Интереса к своей профессии не проявлял, хотя и говорил, что любит технику

      С подчиненными Т. правильных отношений установить не умел то держался фамильярно, то начинал предъявлять чрезмерные требования, становился мелочно придирчив На замечания руководителей обижался, реакция была оборонительной говорил, что вообще не будет ничего делать, потому что к нему несправедливы, не ценят его

      Дружеских отношений ни с кем в поселке не установил, с сослуживцами не сближался. Все наблюдавшие Т. в этот период отмечают его крайнюю замкнутость, настороженность, временами грубость, раздражительность, злобность. Время проводил преимущественно в одиночестве, сидел в своей комнате и решал кроссворды, играл сам с собой в шашки. Читал только те книги, в которых говорилось об убийствах, преступлениях и т.п.

      О своих неудачах на работе Т. никому не рассказывал. Знакомым и родителям сообщал, что у него все хорошо, руководители им довольны, увлекается охотой и подружился с егерем. Знакомым в поселке Т. рассказывал, что у него есть невеста, в прошлом было много девушек, что он якобы привык вести веселый образ жизни. Эти сообщения подтверждения не имели.

      Совершенно иначе Т. держался с малознакомыми людьми. При случайных встречах легко завязывал знакомства, был разговорчив, старался показать себя

      эрудированным, внутренне содержательным, рисовался, по словам одного из свидетелей, «хорошо играл на публику».

      В общении со следователем был хвастлив, лжив, пытался держаться свободно и дружелюбно, однако чувствовалась настороженность, напряженность. Часто без видимых причин его настроение менялось он делался раздражительным, озлобленным, агрессивным, грубым.

      В заключении сексопатологической экспертизы указано, что он обнаруживает специфические черты сексуальности садистического и гомосексуального типа.

      По заключению судебно-психиатрической экспертизы, психическими заболеваниями не страдал и не страдает.

      Выводы. В результате анализа полученных данных следователь пришел к заключению, что обвиняемый, учитывая его образование и профессию, имеет относительно низкий уровень интеллектуального развития, малый запас знаний, как общих, так и специальных. Мышление конкретное, негибкое, замедленное, уровень обобщения и абстракции низкий. Суждения поверхностные. Проницательности не проявляет, к длительному интеллектуальному напряжению не способен. Память формальная, запоминание происходит без глубокого понимания запоминаемого. Воображение живое, обвиняемый склонен к наивному, незрелому фантазированию, оторванному от реальных условий жизни Среди других психологических особенностей личности Т. важное место занимают

    • высокий уровень притязаний, несоответствие способностей притязаниям,

    • завышенная самооценка, некритичность, неумение учитывать жизненный опыт,

    • отсутствие склонности к самоанализу и анализу поведения окружающих,

    • стремление быть в центре внимания, демонстративность в поведении,

    • замкнутость, стремление скрывать свои переживания,

    • поверхностность межличностных связей,

    • трудности при длительных контактах с людьми,

    • злопамятность, агрессивность,

    • тенденция переносить ответственность за решения, вину на других людей.

      Можно было предполагать, что совершенные Т. преступления и их психологические механизмы наиболее обусловлены такими чертами личности обвиняемого, как:

    • сильно выраженное стремление к самоутверждению,

    • некритичность в выборе средств самоутверждения,

    • субъективные трудности в установлении нормальных межличностных контактов,

    • агрессивность,

    • злобность,

    • жестокость,

    • склонность к неконтролируемым эмоциональным вспышкам,

    • специфические черты сексуальности.

Использование результатов психологического изучения личности обвиняемого выразилось в том, что в период расследования они постоянно учитывались при проведении следственных действий, выборе приемов воздействия на обвиняемого, для разработки версии о возможности совершения преступления по мотивам, связанным с гипертрофированным стремлением к самоутверждению, озлобленностью, агрессивностью, жестокостью, а также со специфическими особенностями сексуальности обвиняемого.

Кроме того, сведения о психологии обвиняемого были использованы для квалификации преступления (особая жестокость, низменные побуждения), выявления причин и условий, способствовавших совершению преступления (недостатки семейного воспитания, слабое влияние на обвиняемого производственного коллектива и др. ).

В приведенном случае вся информация о психологических особенностях обвиняемого была собрана следователем в результате большой работы с обвиняемым и свидетелями.

Были тщательно изучены заключения судебно-медицинской, судебно- психиатрической и сексопатологической экспертиз, отмечены все содержащиеся в них (не только в заключительной, но и в исследовательской части) сведения, имеющие отношение к психологии обвиняемого.


 

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА


 

  1. Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого и подсудимого. Томск, 1978.

  2. Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого ч тактика следственных действий Свердловск, 1973.

  1. Игошев К.Е. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения Горький, 1974.

  2. Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии. М., 1969.

б. Курашвили Г. К. Изучение следователем личности обвиняемого М, 1982.

  1. Общая психология/Под ред. проф. А В Петровского М, 1977.

  2. Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей М, 1967.

  3. Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого М, 1973.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

/////////////////////////////////////////////